Вторник, 24 октября 2017, 01:431508798592 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ставшее на прошедшей неделе видимым уже даже для многих слепых вторжение РФ в Украину всколыхнуло российское общество. Вместе с тем власти соседней страны усилили и без того тотальный прессинг на тех граждан России, кто осмеливался выяснять правду и заявлять о ней открыто.

В частности, репрессиям подверглась общественная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга», аккурат после того, как выступила с рядом заявлений о воюющих в Украине российских военных. Как сообщила «Газета.ru», «правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Основание — представления прокуратуры Петербурга. Такое сообщение появилось в пятницу на официальном сайте Министерства юстиции РФ».

При этом, как отмечается в статье, «сотрудники «Солдатских матерей» заявили «Газете.Ru», что организация сейчас финансируется из президентского фонда». Более того, аналогичные проверки неудобные режиму общественники, о которых идет речь, проходят в последние годы перманентно, и до сих пор, при всем старании, государственные органы РФ не находили у них никаких следов западных грантов.

Также на прошедшей неделе в Пскове был жестоко избит местный депутат Лев Шлосберг, занимавшийся выяснением обстоятельств «загадочной» гибели похороненных на одном из тамошних кладбищ псковских десантников, в реальности погибших на войне в Украине.

«Четырнадцать лет назад, в марте 2000 года, о гибели 6-й роты 104 полка 76-й десантно-штурмовой дивизии стало известно после того, как список погибших был тайно передан из дивизии журналисту Олегу Константинову и опубликован 6 марта частично (более 60 имен) в городской газете «Новости Пскова», а 14 марта, в день псковских похорон, на первой полосе издания были названы 83 имени из 84. После публикации 6 марта гибель десантников в разговоре с губернатором Псковской области Евгением Михайловым подтвердил 7 марта тогдашний командующий ВДВ Георгий Шпак, и губернатор не скрыл этой страшной правды от общества. Только спустя неделю после боя на высоте 776.0 о гибели 6-й роты было объявлено официально. Хоронил погибших 6-й роты 14 марта 2000 года буквально весь Псков. Кто был, тот помнит. В августе 2014 года политическое и военное руководство страны не признает ни факт участия российских военнослужащих в боевых действиях на территории Украины, ни факты заметных боевых потерь. Похороны погибших происходят в обстановке почти секретной, практически тайно», - написал он в статье, которую опубликовал «Ежедневный журнал».

«На какой войне и ради кого погибли эти молодые парни? Зачем российскому государству сейчас это молчание и как долго оно надеется скрывать то, что совершенно невозможно скрыть? 25 августа под Псковом, на погосте Выбуты похоронили двух военнослужащих: Леонида Юрьевича Кичаткина (30.09.1984 – 19.08.2014) и Александра Сергеевича Осипова (15.12.1993 – 20.08.2014), - Продолжается статья Шлосберга, лично присутствовавшего на тех похоронах. - Это не первые погибшие на российско-украинском фронте, похороненные в Пскове. Но о похоронах в Выбутах написала в социальной сети супруга Леонида, и печальное событие оказалось известно заранее. Министр обороны Сергей Шойгу и командующий ВДВ Владимир Шаманов утверждают, что 76-я дивизия не принимает участия в боевых действиях на территории Украины и, соответственно не понесла боевых потерь. Между тем все пришедшие на похороны могли убедиться, что хоронила погибших дивизия».

«Отставные военные, которые находятся в сильном шоке от происходящего («Нас подставили! Нас снова подставили!», – матерясь последними словами, говорят они, не разделяя себя и ныне служащих офицеров и контрактников) и, даже не будучи знакомы друг с другом, описывают одну и ту же схему происходящего. Это их версия, но другой нет. Дивизия формально прекращает по договоренности сторон контракт с человеком (или приглашает уже отслужившего) и тут же новый контракт заключает некая третья сторона. Это может быть и какая-то посредническая контора, и даже некие представители Донецкой и Луганской «народных республик». Люди становятся де юре добровольцами. Они на этой войне – не военнослужащие Российской Федерации, а частные лица, которые согласились на такой контракт. Свободные люди. Имеют право? Судя по всему, все переговоры де факто ведет само военное командование. Не исключено, что в этой цепочке участвуют военкоматы. Экипировка и вооружение людям выдаются из родной части. А боевые машины десанта – те самые БМД-2, из-за принадлежности которых разгорелись споры, очевидно, ранее списанные в «запас», но пригодные к использованию, идут на эту «неизвестную войну». Гнать туда БМД-4 никто не будет – новейшая техника, есть только в России, слишком легко опознается», - написал Шлосберг.

«В 2000 году псковских десантников открыто, с почестями, хоронила вся Россия – в 30 регионах находятся их могилы. Невозможно сказать точно, но уже понятно, что и сейчас не только в Пскове проходят похороны. Очевидно, проходят так же, как в Пскове – фактически тайно. Сколько погибших – неизвестно. Командование всё отрицает. Это недостойно. Семьи молчат, а короткие отчаянные фразы в социальных сетях немедленно уничтожаются. Это страшно. Кому нужно это молчание? Кого оно может спасти? Чью ложь скрыть? За что и во имя чего погибли эти люди на чужой земле, отдав себя в руки государства? Отвечать на эти вопросы российское государство не хочет… Всего несколько месяцев назад, на фоне эйфории «бескровного возвращения Крыма», все, у кого сохранилось разумное понимание происходящего на наших глазах, только начинавшегося тогда, кошмара говорили, кричали главное: «Остановитесь. Ещё не поздно. Пока все живы». Не услышали. Не хотели слышать и не услышали. А тогда, в начале марта 2014-го, все были ещё живы. Леонид Юрьевич Кичаткин и Александр Сергеевич Осипов в том числе. Кто убил этих людей? Общество, поражённое чумой великодержавной радости, поддержало эту войну, согласилось на неё, отдало жизни этих молодых парней в пекло войны. Страшный путь прошло российское общество вслед за российским государством за 14 лет, с 2000-го по 2014-й. И пока не останавливается. Более того – ускоряется. В 2000-м году ещё можно было открыто хоронить погибших солдат. В 2014-м – уже нельзя. Так изменились войны, которые ведет российское государство», - говорится также в его статье.

Шило в мешке

Скандал случился действительно не только в Пскове, но и в Костроме, откуда родом десантники, по словам Минобороны РФ, «заблудившиеся» в Украине, будучи «на учениях в Ростовской области», и попавшие в плен к украинским военным. Colta.ru  вместе с другими изданиями описывает атмосферу тотального молчания и случаи запугивания родственников военных российскими властями. «Нас пытались убедить в том, что то, что мы увидели в интернете, — это провокация и ложь, — рассказывает мать Почтоева (одного из пленных. - «ОстроВ») Ольга Горева. — Мы показываем военным фотографии пленных, а они говорят, что это фотошоп», - цитирует «Кольта».

«У родственников костромских десантников много вопросов, - продолжается ее статья. - Они не сомневаются в том, что власти пытаются их обмануть и замять конфликт. И если раньше они всецело поддерживали курс президента и, наверное, как и все, носили георгиевские ленточки, осуждая придуманный Кремлем украинский фашизм, то теперь их волнует только то, что их дети и мужья оказались втянуты в военный конфликт, которого, как им казалось, не существует. «Друзья не верят, что наши контрактники могли оказаться на территории Украины, — говорит Людмила Кочерова (тетка пленного Егора Почтоева. - «ОстроВ»). — Ведь российских войск там нет, нам так говорили президент и министр обороны, и мы им верили. Мы же любим нашего президента. Я-то, наивная, думала, что они ездят защищать границу… А теперь верю, что они там воюют, что это необъявленная война с Украиной. Мы бы и про псковских десантников не узнали, если бы это не случилось с нами. И теперь я понимаю, что наших ребят предали, использовали вслепую. Но мы не собираемся молчать».

В Пскове молчали. Самый вопиющий случай, связанный с этими позорными для России событиями, описала «Новая газета»:

«Трагическое сообщение о гибели старшего сержанта 76-ой Псковской дивизии ВДВ 29—летнего Леонида Кичаткина появилось 22 августа, в соцсети «ВКонтакте», на странице его жены Оксаны: «Дорогие друзья!!!!!!!!! Леня погиб похороны в понедельник в 10 часов утра отпевание в Выбутах. Кто хочет с ним попрощаться приезжайте». Для связи указывался номер мобильного телефона жены. 23 августа страница Леонида Кичаткина «ВКонтакте» была удалена (скриншот страницы имеется в редакции — Н.П.). А 24 августа корреспонденты «Новой» позвонили Оксане (есть аудиозапись разговора — Н.П.): «Вы жена Лени Кичаткина?» — «Да. А в чем проблема?» — «Есть информация, что Леня погиб». — «Нет! Мой муж рядом со мной стоит. Ему дать трубку?» — «А что за информация такая? Откуда?» — «Непонятно. Мой муж рядом со мной стоит. Дай Бог, ему здоровья и всего остального. И побольше, и получше. Я по-моему непохожа на вдову плачущую». — «Эта информация есть в Интернете…» — «Ну, во-первых, у нас взломали страницу «ВКонтакте». Оттуда пошла информация. Мы удалили страницу. Она не наша. Опровержение писать я не собираюсь. Чушь она и в Африке — чушь собачья. А Леня — рядом со мной. Слава Богу, жив и здоров!» — «Можно его услышать?» — «Да, без проблем». Трубку взял мужчина: «Але, здравствуйте». — «Здравствуйте. Вы никуда не уезжали? Ничего страшного с Вами не случилось?» — «Нет. Я вот с вами разговариваю — живой, здоровый. Как я могу куда-то уехать, когда у меня здесь жена беременная плюс еще трое детей. Как я могу уехать? Вот я с вами стою, разговариваю, живой, всё в порядке. Пусть мою страницу взламывают и что хотят пишут. А я вот с вами разговариваю. Я Вам могу еще песню какую-нибудь спеть и станцевать могу на видеокамеру…»

«Выслушав эти заверения «семьи Кичаткиных», в понедельник, 25 августа, мы приехали в деревню Выбуты (17 км от Пскова) на погост церкви Илии Пророка, - продолжает «Новая». - Прошли всё кладбище и на самой окраине заметили военную машину, крытую тентом. Метрах в десяти от нее стоял майор в полевой форме (о звании судим по погонам — Н.П.) и боец в форме ВДВ. Еще двое закапывали могилу. Больше — ни души. Мы направились к могиле… На табличке прочли: «Кичаткин Леонид Юрьевич 30.09.1984 — 19.08.2014». На фотографии в траурной рамке — Леонид (множество фотографий десантника на странице его жены Оксаны Кичаткиной «ВКонтакте» позволяют это установить — Н.П.). Подошли к майору. Он, наверное, должен нас прогнать или хотя бы выяснить: кто мы? Но ему откровенно не до этого. Взгляд нетрезвый и тяжелый. Спросили: «Давно закопали Леню?» — «Минут 15 как… Сегодня Леню, а вчера Саню…» Мы стоим перед второй свежей могилой. На табличке надпись: «Александр Сергеевич Осипов 15.12.1993 — 20.08.2014». «Мальчишки совсем», — вырывается при взгляде на даты. «Это у меня тут сын лежит, единственный, в моем полку служил, я сам его туда и отправил», — вдруг говорит майор. Я протянула руку: «Нина». Он пожал ее: «Сергей». — «Отец?» Кивнул. «Помянем?»

«На столике рядом — две открытых бутылки водки, хлеб, помидоры. Выпили, не чокаясь. Сергей Осипов повернулся к бойцу, стоящему рядом: «Саня, это что получается, я сам его убил?» Боец: «Но Вы же помните, мы ездили и в Калининград, и в Новороссийск. И тут он поехал. И что, если бы Вы его не пустили, Вы думаете, он сам бы не поехал?» Осипов: «Он хотел стать героем… У военных такая работа. Кто-то же должен долг Родине отдать». Я не сдержалась: «Жизнью?» Майор замолчал на несколько минут. Потом обратился к Сане: «Если тебя какая-то обезьяна куда-то будет записывать, ты сразу мне звони! Фиг ты у меня куда поедешь! Потому что если еще и ты здесь ляжешь — я не переживу. Суицид совершу. Причем совершу в той церкви, которую сам построил». «А был у них шанс выжить?» — задаем вопрос майору. «Вам честно сказать? Шанса у них не было. Когда с одной стороны минометный обстрел, а с другой — «Грады»…» — «Долго они там были?» — «Неделю». — «А сколько их там погибло?» Пожимает плечами: «Завтра еще хороним…» Рядом с могилами Кичаткина и Осипова на кладбище в Выбутах мы увидели еще одну. Десантник — Сергей Михайлович Волков, родившийся 30.11.1986, а погибший 11 июля 2014 года».

«После возвращения с кладбища не удалось дозвониться Оксане Кичаткиной: мобильник абонента выключен. Но мы поговорили с родственником Леонида — Даниилом Кичаткиным. По его словам, на прощании присутствовали отец и дядя Лени, но недолго. «О его гибели нам ничего не объяснили, — говорит Даниил. — Просто сказали, что он погиб под Луганском при исполнении воинских обязанностей. Это всё, что нам известно», - рассказывают также в «Новой газете».

Позже российские журналисты, включая автора этой статьи Нину Петлянову, фиксировали новые могилы военных в окрестностях Пскова. «Сегодня около часа дня мы приехали на Новое кладбище в районе Кресты, это в окрестностях Пскова, где в последнее время хоронили погибших десантников псковской дивизии и спецназ ГРУ, - рассказала Петлянова в «Новой газете». - Там довольно много свежих могил, сегодня там было пять разных похоронных процессий одновременно. Сегодня мы были там, когда поминали одного из погибших. Мы стояли с родственникам, разговаривали о том, как все случилось. Когда они отошли, я сделала один кадр могилы. После этого к нам подскочили двое мужчин. Они запихнули меня и коллегу из интернет-газеты «Фонтанка.Ру» Ирину Тумакову в «Газель», отобрали у меня фотоаппарат, удалили все фотографии. Сказали, что если они когда-нибудь увидят эти фотографии или какую-то информацию о себе в интернете, нас найдут где угодно, и жить мы не будем. Отобрали у нас паспорта, удостоверения и сфотографировали их. Отвезли нас на этой «Газели» куда-то в лес, высадили, сказали: «Чтобы мы больше вас не видели». Попутку мы поймать не смогли, вернулись на кладбище пешком, там была припаркована Иринина машина. Уехали с кладбища, решили, что вернемся вечером, когда не будет народу, просто посмотрим свежие могилы, кто там похоронен. Вечером приехали двое коллег, Владимир Роменский («Дождь») и Илья Васюнин («Русская планета»), и около шести мы вместе с ними поехали смотреть могилы. Мы только въехали на территорию кладбища, как с двух сторон на нас понеслись два амбала в куртках с капюшонами, лиц не видно. Мы пытались выехать, но они догнали автомобиль, один упал на капот, второй догнал сзади. Нам прокололи каким-то шилом или штопором два колеса, поцарапали лобовое стекло. На проколотых колесах мы проехали минут 5-7 до ближайшей заправки на Ленинградском шоссе. Тут мы остановились и вызвали наряд полиции».

Через время после похорон Кичаткина и Осипова российские журналисты также сообщили, что с их могил исчезли таблички.

Еще в одной своей статье «Новая газета»  с помощью жены российского солдата воспроизводит события, приведшие к гибели одних и плену других в Украине.

«Приказ двигаться в Ростов пришел в 331-й полк 98-й дивизии ВДВ в полпервого дня 16 августа, - говорится в этой статье. - Пришел неожиданно: 20 августа десантники должны были ехать в плановую, ежегодную командировку в город Лугу под Питером — полк ездил туда каждый год, командировка уже была оплачена. «Артем звонит: срочно собирай вещи. Едем на учения в Ростов. Куда, что — неизвестно. Сначала сказали на две недели, потом вдруг приказ — зимние бушлаты тоже брать». Провожать мужей «на учения» женам запретили: «Сказали, плохая примета, — без выражения говорит Елена. — Я все равно приехала к мужу на КПП, привезла вещи. Эшелоном уезжали, с техникой, много очень техники, намного больше, чем всегда. Уехал весь полк полностью». Также рассказывают, что перед «учениями» десантников спросили, кто из них не хочет ехать. Отказались около 40 человек, и немедленно были уволены. Куда уезжают, десантники не говорили, вроде бы сами не знали: «Учения сделали, чтобы проверить нашу военную подготовку», — объяснил Лене Артем. «Я знаю своего мужа, он знал, но скрывал, я по голосу понимаю, — говорит теперь Лена. — Вчера нам сказали, что перед отъездом они подписали неразглашение тайны. Потом он сказал мне, что у них забирают телефоны, это приказ, потому что по телефонам их эшелон могут найти».

«Я догадалась, я все поняла заранее, — говорит Лена. — Их так резко подорвали, ни с того ни с сего. 12 августа к ним приехал какой-то начальник, посмотрел, как они готовы, — и 16-го был приказ. Тогда им сказали, что на российскую сторону попадают украинские снаряды. Я уже запереживала: «Что, на войну собрались?» А Артем: «Нет, нет, учения»… А одной нашей девушке муж уже сказал, что едет в Украину».

Как отмечает корреспондент «Новой», «на четырех видеороликах сослуживцы Артема, десантники 331-го полка Алексей Генералов, Иван Мельчуков, Иван Романцев и Сергей Смирнов рассказывали, что не знали о том, что едут в Украину, перед отправкой сдали документы, мобильные телефоны и переоделись в камуфляж без опознавательных знаков, который сами купили в магазинах. Номера на машинах их заставили закрасить белыми кружками, после чего отправили в трехдневный марш по полям. Во вторник родные десантников бросились в полк. Заместитель командира дивизии, полковник Александр Хотулев зачитал списки потерь: два контрактника погибли, около десяти — ранены и находятся в госпиталях Ростова; девять — задержаны украинцами, один из пленных в реанимации. Версия полкового начальства ничем не отличалась от официальной версии Минобороны: десантники по ошибке въехали на территорию Украины во время патрулирования границы. На вопрос, зачем для патрулирования границы десантников понадобилось переодевать в маскхалаты, командир в сердцах закричал: «Пришел приказ, обращайтесь в Министерство обороны».

Дальше в статье описывается еще один вопиющий случай.

«Жены и матери десантников решили прийти к зданию командования полка в четверг. Днем в среду прийти туда с плакатами собирались больше тридцати человек. Но вечером началось странное. Одной из жен позвонили из прокуратуры и сообщили: 300 военнослужащих живы, все они находятся в разных городах и сейчас возвращаются назад, но это займет много времени, потому что они очень далеко. Информацию не разглашать, в розыск не подавать, на митинг не ходить. Начали поступать угрозы. Звонили, требовали отменить митинг, угрожали, что будут разгонять. Через соцсети неизвестные люди угрожали, что, если будут поднимать шум, не увидят мужей, что штраф за незаконные митинги 200 тысяч рублей, что всех — и десантников, и их жен — посадят за разглашение гостайны…»

«Идти на митинг решили без лозунгов и плакатов, чтобы не злить командование, - продолжает «Новая газета». - Собирались в двух местах: отдельно — у входа в полк артиллерии (его отправили «на учения» чуть раньше), отдельно — у десанта. У входа в артполк собрались десятка три девушек, все — лет 20–25, многие с детьми. Около двух часов к входу вышел только один человек в штатском, представился Альбертом Ахмеровым, заявил: раненых и убитых в полку нет, все выполняют учебное задание в Ростовской области, мобильной связи у них нет, но как появится, позвонят…

«Все у ваших мужей хорошо, из ранений только мозоли», — примиряюще твердил Ахмеров. Информации о раненых в артиллерийском полку действительно не было. О нем информации вообще не было. Женщины обступили Ахмерова: «Мне муж с воскресенья не звонил. Откуда я знаю, что он жив?» — «Тебя как зовут? — подошел вплотную Ахмеров. — Значит так, Галя. Муж в воскресенье позвонит. Это я тебе обещаю. У него все хорошо, там тепло, поят-кормят. Ну как я тебе докажу? Я же тебя с собой не возьму, правильно?..» — «Давайте так: если он мне не звонит, я лично вас нахожу — и вы мне за его голову отвечаете», — настаивала Галя. «Ну как я тебе могу обещать, я же не знаю, как к тебе муж относится…» — дал задний ход Ахмеров. Девушки зашумели».

«Скажите, это правда, что весь полк отправлен в Украину?» — вмешалась подошедшая корреспондент France Press. «Весь полк находится на территории Ростовской области». — «А вам не стыдно врать родственникам?» Ахмеров запнулся: «Вы вообще кто? Франс Пресс? У вас есть аккредитация? Аккредитация Минобороны у вас есть? Значит так: я, Альберт Ахмеров, объявляю вам санкции. Женщины, вы хотите, чтобы эти люди приезжали к нам в Россию и поливали вас грязью? Они делают пиар на вашем горе, они порочат нашу страну, они нерусские люди!» — «… (уходи), пока я тебя сама не порвала, — подскочила к журналистке одна из девушек. — Сука, на нашем горе зарабатывает». Толпа женщин стала наседать на журналистку. Всех, в ком опознали корреспондентов, грубо оттеснили от штаба. «Ваши мужья живы-здоровы! — кричал Ахмеров. — Честно выполняют свой воинский долг. Вы можете гордиться вашими мужьями. Они русские воины, это я вам как офицер русской армии заявляю. Они русские, русские, русские люди!»

Не объявленная - не война

В нынешнем обзоре не будет российских телеканалов и других прокремлевских СМИ. Там все так же, уже больше полугода, неизменно идет война, «хунта» мутит воду в Киеве, «каратели уничтожают Донбасс» и Россия, одна на весь мир, доблестно борется с фашизмом. Только одна, очередная, яркая иллюстрация того, с кем мы имеем дело. «Комсомольская правда» всерьез «доказывает», что малазийский самолет, предположительно сбитый пророссийскими боевиками из поставленной из России установки «Бук» в Донецкой области 17 июля, это на самом деле не борт с 298 пассажирами и членами экипажа, вылетевший из Нидерландов, а тот другой самолет «Малазийских авиалиний», который исчез в марте этого же года и до сих пор не был найден. «Вероятность идентичности самолёта Боинг777-200 (бортовой номер 9M-MRO), пропавшего в марте 2014 и самолёта Боинг777-200 (бортовой номер (9M-MRD) , сбитого над Украиной, равна практически 100%», - пишет «Комсомолка», ссылаясь на «одного из лучших московских экспертов», некоего Юрия Антипова.

То есть, мы живем рядом с государством, существующем в каком-то собственноручно выстроенном параллельном пространстве, где можно, ради собственной картины мира, «не заметить» страшные похороны в Нидерландах и Австралии собранных по кускам тел, слезы родственников погибших, среди которых было 80 детей, работу поисковых комиссий, расшифровку содержания «черных ящиков» и пр., и пр. Это жутко.

«Если кто-то не понял текста в силу юного возраста, поясним проще. Малазийский «Боинг», сбитый под Донецком, не похож на «Боинг», который вылетал из Голландии. Зато этот «Боинг», сбитый под Донецком, очень похож на «Боинг», который пропал еще в марте. Как такое могло случиться? На этот счет можно выдвинуть много версий, но мы предоставим это право читателям», - поясняет от себя редакция «Комсомольской правды».

А теперь снова о реальности. По мнению военного корреспондента «Новой газеты» Павла Фельгенгауэра, «основная битва сейчас, очевидно, будет происходить вокруг и внутри Мариуполя. Если не удастся откинуть украинцев назад, то начнется настоящая война. Причем авиационная война на всей территории Украины. Тогда туда войдут десятки тысяч российских военных. Они будут стремиться захватить превосходство в воздухе и выпихнуть украинцев. В развернутом варианте, может быть, и не только с территорий Донецка и Луганска. Осталось немного. Наступает осень. Короткий световой день и низкие облака затрудняют работу авиации. Ей будет сложно поддерживать войска на земле — летчикам в штурмовиках Су-25 нужно видеть цели на земле. Кроме того, с 1 октября нужно проводить новый призыв, начинать демобилизовывать тех призывников, которые стоят на границе в составе артиллерийских батальонных групп. Именно по этим причинам вопрос нужно решать сейчас».

При этом другой корреспондент «Новой», Юлия Латынина, анализируя ход и результат прошедших на прошлой неделе «мирных переговоров» с участием украинского и российского президента в Минске, отметила, что «встреча Путина и Порошенко в Минске (состоявшаяся взамен несостоявшейся их встречи в Берлине) кончилась абсолютным нулем. Владимир Путин заявил, что договариваться о мире в Украине надо не с ним, а с ДНР и ЛНР, а глава МИД Сергей Лавров заявил о скорой отправке нового гуманитарного конвоя. Постфактум идея конвоя становится ясной. Она заключалась не в том, чтобы привезти в «троянском конвое» оружие и солдат, — и те и другие и так беспрепятственно пересекают украинскую границу. Она заключалась прежде всего в создании безопасных плацдармов для российской бронетехники. Приходит конвой, выгружается, разбивает лагерь, рядом встает бронетехника, и если украинцы начинают стрелять, поднимается крик: «Киевские каратели уничтожают гуманитарный конвой». Именно поэтому украинские власти и не пускали конвой так долго. Неделю он стоял на границе, и в результате подготовленная под него бронетехника пересекла границу самостоятельно и частично была уничтожена. После чего взбешенный Кремль, как раз накануне приезда канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Украину, увеличил военное давление, и российские танки пошли уже косяком».

«И эти танки, и прямые намеки российских чиновников открыто дают понять Западу: «Заставьте Киев прекратить огонь, иначе мы начнем полномасштабную войну», - считает Латынина. - Блеф это или не блеф — не знает никто. Запад войны не хочет и давит на Украину, чтобы та прекратила огонь. Именно с этим и ездила в Киев Ангела Меркель. Логика тут понятна. На Западе обитают гуманные, демократические и мирные государства. Этим государствам очень не хочется что-то делать в результате открытой войны: вводить новые санкции, от которых пострадает их же экономика, и т.д. И так как ничего сделать с Путиным они не могут, они давят на Украину. Им было бы крайне комфортно, если бы Украина сдалась сама. Войны бы не было, а у Запада была бы чистая совесть».

По словам корреспондента «Новой газеты», «в Кремле совершенно искренне решили, что Майдан — это не спонтанное восстание народа, а коварная диверсия против России, устроенная США. Вам смешно, а вы поставьте себя на место правителя, который вдруг обнаруживает себя объектом спецопераций со стороны США. Во-первых, надо ответить, иначе сочтут слабаком. Во-вторых, понятно как отвечать. Если кто-то организовал Майдан и не признается, что это он, то давайте организуем «Новороссию» и не будем признаваться, что это мы! Вот эта-то проблема когнитивного диссонанса и является главной движущей силой конфликта до сих пор. Путин искренне убежден, что он воюет не с Украиной, а с Америкой. Все его действия последнего времени, которые как будто не объясняются логикой — снабжение сепаратистов все более серьезными видами оружия, включая злополучный «Бук», наращивание поставок оружия после сбитого «Боинга», переход к прямой посылке бронетехники и кадровых войск через границу, — как раз и объясняются этим убеждением, что ему надо заставить американцев с ним договариваться. Американцев, а не украинцев. А украинцы, как и было сказано в Минске Петру Порошенко, пусть договариваются с ЛНР и ДНР. Марионетки с марионетками, а хозяева — с хозяевами. Фундаментальная проблема заключается в том, что США не могут договориться с Путиным о том, чтобы вернуть ему Украину, потому что они ее не брали. А Путин никогда не поверит, что они ее не брали, и будет делать все, чтобы заставить-таки заокеанских сволочей понять, что его надо принимать всерьез».

«Тактика Запада… очень проста, - убеждена Латынина. - Если нельзя надавить на Путина, давайте надавим на Украину. Заставим ее прекратить огонь, отказаться от вступления в НАТО и ЕС и согласиться на собственное расчленение. После этого Запад сможет тонко намекнуть Путину, что он выполнил его требование и положил украденное взад, а своим избирателям честно объяснить, что на Западе-то готовы были защищать ценности демократии от взбесившегося диктатора, да только вот украинцы сами сдулись».

Газета «Ведомости», однако, дает понять, что «слив» Украины Западом, если он действительно имеет место, вина не только Запада, но и самой Украины.

«Режим необъявленной войны позволяет воюющей стороне уходить от ответственности за военные преступления перед международным сообществом (пока итоги такой войны не будут подвергнуты изучению и правовой оценке международным сообществом) и оставляет без защиты участников боевых действий, - поясняют в «Ведомостях». - Постановление Совета Федерации, разрешающее введение войск на территорию Украины, было аналогично введению военного положения, но оно отозвано президентом Путиным. Сообщения об участии в боях на юге Украины частей регулярной армии звучат в условиях, когда санкции на ее использование на чужой территории не существует. Получение Россией такой санкции или признание ее агрессии могло бы изменить политический расклад сил вокруг конфликта на Украине. Наличие двух воюющих сторон вынудило бы Украину ввести военное положение (Киев этого не делает, боясь лишиться финансовой поддержки Запада) и облегчило бы ООН введение миротворческих сил. Отсутствие желания определить статус происходящего с обеих сторон осложняет и без того запутанную ситуацию и мешает поиску выходов».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: