Вверх

Соединенные Штаты, Европейский Союз и Россия продолжают заниматься перетягиванием каната в обсуждениях о введении новых санкций относительно последней. Промежуточный результат этого соревнования не может пока радовать украинских болельщиков. Две первых стороны предпринимают явные попытки сдаться и выйти из игры.

«Когда во вторник на востоке Украины возобновились тяжелые бои, стало очевидно, что президент Росии Владимир Путин проигнорировал требования Соединенных Штатов и Европейского Союза остановить вмешательство России. Поддерживаемые Москвой бунтовщики не вернули пограничные пункты, военная поддержка не прекратила поступать через границу, Путин не вынудил повстанцев соблюдать перемирие, не оставив украинскому правительству другого выбора, кроме как возобновить военные операции. Как отметил главнокомандующий войсками НАТО Филип Бридлав, «то, что мы видим, это продолжающийся конфликт, продолжающаяся поддержка конфликта с востока от границы», - говорится в редакционной статье The Washington Post.

«Неспособность Запада действовать, следуя такой недвусмысленной риторике, могла бы стать трусливой уступкой, которая только спровоцировала бы еще более сильную российскую агрессию, - продолжается статья. - Уже сейчас есть не очень хорошие сигналы. Несмотря на обещания ответить «незамедлительно», если их ультиматум не будет учтен, лидеры ЕС во вторник в очередной раз отложили свою реакцию до следующей недели. Администрация Обамы, в свою очередь, прячется за европейцами, заявляя, что она не может делать движения без них и до них. Это делает надежность США зависимой от согласия среди 28 государств, включая Кипр, Грецию и некоторые другие, дружественные России».

«Чиновники администрации говорят, что до сих пор надеются на достижение соглашения с Европой о пакете санкций, и что объединенные действия США и ЕС были бы, конечно, предпочтительны. Путин не хотел бы ничего большего, чем вбить клин между союзниками в отношении Украины. Однако наихудшим результатом было бы бездействие, даже когда украинская армия отчаянно пытается сдержать укрепляющиеся силы мятежников, включающих много россиян, экипированных и направляемых Москвой. Относительно хорошей новостью за последние недели было сдерживание путинской агрессии в опасении перед санкциями. Если ответа не будет, он избавится от этого опасения», - предупреждают в американском издании.

Оправдания для Путина

Самая распространенная на сегодня точка зрения на российскую позицию - это еще одна версия сказки о хорошем царе и плохих боярах. Во многочисленных публикациях речь идет о том, что Владимир Путин запустил маховик войны, который уже сам не может остановить, не вызвав яростного противодействия внутрироссийских радикальных националистов, многие из которых занимают высокое положение в российском государстве.

В это трудно поверить, зная, что речь идет об авторитарном государстве с марионеточными правительством и парламентом, и читая заявления внешнеполитического ведомства этого государства, в которых прослеживается явная поддержка террористов на востоке Украины. В это также сложно поверить, отслеживая сообщения российского государственного или прокремлевского ТВ. Как раз сейчас западные обозреватели начали констатировать смягчение тона этих сообщений относительно Украины - как раз тогда, когда этот непредсказуемый флюгер сделал еще один резкий разворот и снова заговорил о «фашистах» и «хунте» в Киеве, демонстрируя, солидарно с российским МИДом, абсолютную симпатию «ополченцам», перешедшим из Славянска «защищать» Донецк.

В британском The Guardian  появилась даже статья, автор которой убеждает, что Россия аннексировала Крым… из-за страха перед Украиной - опасаясь, что новая власть отнимет у нее военно-морскую базу в Севастополе и волей-неволей экспортирует революцию в Москву. Автор статьи делает вывод, что Западу не стоит продолжать пугать закомплексованную Россию еще и санкциями - они сделают ее еще более закомплексованной и непредсказуемой.

«Когда в середине апреля на востоке начался бунт, последовавший за аннексией Крыма, некоторые стратеги Кремля могли думать, что смогут держать фитиль медленно горящим, чтобы вынудить на уступки киевское правительство. Но когда бои усилились и количество смертей дошло до сотен, вызванный этим гнев сделал исключительно сложной деэскалацию кризиса», - говорится, например, в статье The Associated Press, которую опубликовала The Washington Post.

«Воинствующие члены окружения Путина стали чрезвычайно настойчивы, и появляется все больше признаков разногласия среди верхушки российского руководства, - продолжает AP. - Даже если Путин пытался смягчить свою позицию, нет уверенности, что его лейтенанты выполнят его приказы. Экономический советник Путина Сергей Глазьев сделал серию агрессивных заявлений, включая недавнее предложение отправить российские военные самолеты на защиту мятежников на востоке Украины от правительственных воздушных налетов. Кремль отмежевался от его слов, заявив, что Глазьев выражал свое частное мнение. Другие российские радикалы могли тихо работать за кулисами, дирижируя скрытой помощью бунтовщикам. В среду на границе журналисты Associated Press видели свежие гусеничные следы - знак того, что боевые машины пересекли границу в сторону Украины».

«Путин стал заложником собственной игры поднятия ставок и пламенной риторики, и ему будет сложно смягчить позицию в отношении Украины без разрушения своей власти», - подытоживает автор статьи.

С похожим по смыслу текстом выступил немецкий Der Spiegel: «После занятия цитадели Славянска в выходные глава повстанцев Денис Пушилин пожаловался в Твиттере на «предательство» Путина. Затем он, очевидно, подумал иначе: Пушилин удалил аккаунт и заявил, что его аккаунт - другой. Внутриполитически Путин - как показывают социологические опросы - имеет за собой большую часть населения. Нападки грозят ему только со стороны российских националистов, которые после присоединения Крыма понадеялись на похожий сценарий на востоке Украины. Теперь они ощущают измену Путина в пользу экономических интересов. «Кремль, почему ты умолк?» - Спрашивал недавно Эдуард Лимонов, культовый писатель и глава запрещенной «Национал-большевистской партии». Путину не простили бы молчание, он должен понимать, что в смертях женщин и детей на Донбассе в конце концов обвинят его. Прогноз Лимонова: «В стране произойдут беспорядки, и притом большие».

А вот в The New York Times  отметили другое явление. Надо, прежде всего, сказать, что иностранных обозревателей очень впечатлила опубликованная две недели назад статья The Guardian  о том, как украинцы массово снабжают свою армию всем необходимым, от продуктов до экипировки, и, в частности, собрали деньги на один беспилотник, который должен помочь наблюдению за границами, которые регулярно пересекают российские диверсанты на боевых машинах.

«Отрицая право украинцев выбирать их собственный экономический и политический путь, Путин демонстрирует, насколько он глуп и умен одновременно, - написала The New York Times. - Он глуп, потому что верит, что в этом взаимосвязанном мире по-новому мобилизованных граждан он может пользоваться такой же «сферой влияния», какую имела Россия в Центральной Европе во времена царей. Увы. Если лидер хочет иметь сферу влияния сегодня, в этот век «людей влияния», он должен заслужить ее либо своим поведением, или взять силой. В Украине Путин неспособен к первому и до сих пор не решился на второе. Цари никогда не имели дела с людьми влияния, которые могли бы собрать деньги на собственный беспилотник».

«Но Путин также умен. Как отметил в The Moscow Times российский аналитик Владимир Фролов, «президент Владимир Путин может быть не в состоянии добиться своей цели расстроить соглашение об ассоциации Украины с ЕС, но дома он уже получает выгоду от своей украинской политической стратегии, полностью перенаправив российский национальный дискурс. Его принципиальное достижение заключается в устранении какого-либо осмысленного спора об альтернативном будущем России. Менее года назад там еще было политическое пространство для продвижения демократических альтернатив путинской системе». Однако захват Россией Крыма и ее опосредованная война в Украине, добавил Фролов, «трансформировали национальный диалог от здоровых споров о президентском правлении Путина в ядовитую дискуссию о войне и врагах России. Московская пропаганда успешно успешно раскрасила массовый украинский протест против захвата государства коррумпированной кликой как «спонсированный США фашистский переворот». Следовательно, если Путин «борется с нацистами в Украине, само собой, любой, кто не согласен с ним может быть нацистским коллаборационистом и врагом России. Это закрывает политическое пространство для всех альтернативных взглядов на Россию, кроме как на ревизионистскую империю, враждебную Западу».

«Анархия и беззаконие»

Тем временем на востоке Украины происходит частичное отрезвление и разочарование в путинских идеях среди их бывших адептов. «Несмотря на то, что многие жители давали повстанцам деньги и кое-кто присоединился к ним, когда те впервые заняли город, некоторые уже явно сыты по горло этим восстанием. Ольга, бывшая сотрудница рекламного агентства, говорит, что повстанцы привлекали огонь государственной армии на территории мирных жителей, размещая свои минометы среди жилых домов. Она больше не считает их своими защитниками от украинских властей в Киеве. «Кажется, будто боевики намеренно разрушают город, - говорит она. - У нас была цель - мы хотели быть независимыми. Мы помогали повстанцам. Но сейчас мы не видим этой цели, мы видим только хаос. Это анархия и беззаконие», - говорится в репортаже информационного агентства Reuters.

В давно захваченном боевиками Донецке, куда переместилась еще и основная масса террористов из Славянска, The Guardian наблюдает такие картины: «Это выглядело как один из запрещенных квартирных концертов советских времен, только с более качественными коктейлями. Десятки молодых людей, заполнивших подвальную комнату, подпевают классическим российским и украинским мелодиям, исходящим от двойного состава гитаристов. Они собрались, чтобы сказать «до свидания» «Избе-читальне», самому модному кафе-бару в Донецке, которые закрывается из-за неблагополучных дел в связи с продолжающимся конфликтом на востоке Украины. Когда они распевали во все горло первые строки любимой «Никто не услышит» русской группы «Чайф» - «От старых друзей весточки нет, грустно, А на душе от свежих газет пусто» - это было почти так же, как если бы они пели о волнениях в их собственном городе».

«Итог для Донецка - ранее города с миллионом жителей - как психологический, так и физический, - продолжается этот репортаж. - Десятки тысяч уехали и сотни компаний закрылись. Сюрреалистическая атмосфера заполнила центр города, где банкоматы стоят без наличных, магазины рано закрываются, и не вызывает удивления встреча с мужчинами с автоматами, стоящими постом у суши-ресторана или за машиной городской «скорой помощи». Люди стараются жить настолько нормально, насколько это возможно: в один из памятных случаев этого месяца, когда несколько часов велась перестрелка возле штаб-квартиры региональной полиции, местные жители беспечно шли по своим делам в ближайших районах, как если бы они не слышали стрельбы».

«Владелец «Избы-читальни», просивший не называть его имени, рассказал, что был вынужден закрыть кафе, поскольку он больше не может платить за аренду. Его главные клиенты - молодежь среднего класса, в большинстве - проукраинская, - были первыми, кто покинул Донецк. «У нас намного больше бывших клиентов во Львове и Киеве, чем в Донецке»… Аня, продавец цветов возле офиса министерства внутренних дел, где в понедельник в перестрелке был убит один полицейский, сказала, что люди едва покупают теперь цветы. Женщина, зашедшая в магазин во время интервью - как сказала Аня, первый клиент за день, - пыталась скрыть факт, что они что-то празднуют в такое кризисное время. «Положите их в сумку, чтобы люди не видели», - попросила она».

«Донецк был однажды очагом конкурирующих мнений, со столкновениями между пророссийскими и проукраинскими протестующими, в которых в марте погиб один человек, - рассказывает дальше британское издание. - Однако проукраинские активисты и местные футбольные ультрас, которые вместе с харьковскими ультрас создали песню «Путин ху@ло», ставшую с тех пор общенациональным культурным мемом, бежали ради собственность безопасности. Член донецких ультрас, который идентифицировал себя только как Дима, уехал во Львов в середине мая. Он сказал, что люди в Донецке становятся все более «резкими и злыми» в ходе конфликта, и стало опасным даже говорить на его родном украинском языке на улицах. «У нас есть товарищи, которые пропали, и мы до сих пор не знаем, где они, - сказал он. - Наши адреса, адреса тех, кто поддерживал революцию в Донецке, адреса футбольных фанов, включая мой, оказались в свободном доступе в Интернете, с нашими домашними номерами телефонов и именами родителей».

«Иностранные студенты из бедных стран, которые приезжают в Донецк в огромном количестве с советских времен, также покидают город. Мердан, студент из Туркменистана, отказавшийся назвать свою фамилию, прикидывает, что больше половины жителей общежития, преимущественно иностранные студенты, уехали в связи с конфликтом. Но многие остаются, включая Абдуллу Ранга, студента из Ирака, который говорит, что не планирует уезжать. «Почему я должен бояться? Я видел намного худшее», - говорит он».

Ожиданий насчет скорого освобождения региона тут никто не демонстрирует. «Последовавший на востоке мятеж представил собой совершенно другой, и даже более сбивающий с толку, вызов: тип скрытой войны с участием повстанцев в масках, которые выглядят и действуют, как террористы, но имеют доступ к оружию и разведке из России, являющейся одной из самых продвинутых военных сил в мире, - замечает корреспондент The New York Times. - Когда украинские лидеры обсуждают, как сложно будет их разбить, они должны учитывать опасность для гражданских лиц от боев в густонаселенных городах, а также риск спровоцировать полномасштабное вторжение традиционных российских вооруженных сил, сосредоточившихся вдоль границы. Это война, которая, по словам экспертов, должна вестись преимущественно специальными подразделениями, осторожно координирующимися с традиционными вооруженными силами, включая артиллерию и подразделения военно-воздушных сил, которые, в конечном счете, должны иметь ограниченную роль».

Далее он цитирует интервью с сектетарем Совета национальной безопасности и обороны Андреем Парубием, который рассказывает, что «ключевая тактика российских диверсантов заключается в захвате зданий, размещения там военных гарнизонов и выстраивания пикетов вокруг них, преимущественно из коммунистов, которые выступают живым щитом. Они сделали так в Луганске. Там есть пятиэтажное здание, в котором каждое окно - это огневая точка, и прямо рядом со зданием - 500 человек, пикет. Когда мы говорим «Альфе», специальному подразделению СБУ, чья задача - борьба с терроризмом, войти в здание и провести операцию, они отвечают нам «уберите людей, потому что операцию можно провести, только если мы способны войти без столкновения с гражданскими». Когда мы говорим внутренним войскам создать коридор и отвести гражданских, они отвечают, «как мы можем это сделать, если на нас направлены дула террористов из окон? Мы не в состоянии выполнить это задание».

При этом в самой «Донецкой народной республике», вопреки пафосным заявлениям объявившегося в Донецке после оставления измученного Славянска «министра обороны» Игоря Гиркина о том, что «Донецк легче защищать, чем маленький Славянск», называют вещи своими именами: «Они почти полностью окружили Донецк и Луганск всей своей армией, - сказала Клавдия Кульбацкая, пресс-секретарь сепаратистского движения, по телефону из Донецка. - Я не знаю, как дела будут идти дальше. Но в одном я уверена: мы будем защищать себя», - цитирует The Financial Times.

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: