Вверх

Западные СМИ констатируют постепенное замирание жизни в городах Донбасса, когда одни жители спешат уехать или уже уехали, другие напуганы и дезориентированы.

«В советское время Донецк был прозван «Городом миллиона роз» - по одной, как говорили, на каждого жителя восточноукраинской метрополии. Однако после весны сепаратистского насилия, включавшего смертельные бои в донецком международном аэропорту на прошлой неделе, десятки тысяч жителей собирают сейчас вещи и уезжают, - рассказывает The Financial Times. - Центральный бульвар Пушкина спокоен, рестораны пусты, некоторые магазины забиты, и люди избегают вечерних прогулок, опасаясь встречи с вооруженными мародерами или нарушения неофициального комендантского часа в 22:00. Город в центре усугубляющегося конфликта между востоком и западом чувствует себя все более отрезанным от остальной Украины и внешнего мира и под новой угрозой также, с вооруженными людьми, управляющими законом и порядком».

«Когда большинство независимых СМИ заставили замолчать, слухи и страшные истории, передаваемые в городских кафе, стали разменной монетой на территории Донецкой Народной Республики, - продолжается эта статья. - Климент  Говоров (фамилия изменена - ред.). , руководитель риелторской компании, отправил семью на лето в Крым и записал старшего ребенка в школу в Киеве, куда его семья переедет осенью. Он решил оставить город из-за того, что рынок недвижимости от описывает как «ужасный», а также после того, как двое его друзей подверглись вымогательствам со стороны вооруженных людей в камуфляже и с сепаратисткой георгиевской лентой. Один заплатил 25 тысяч долларов и уехал после того, как боевик вставил пистолет ему в рот. «Это бандитизм, чистый и обычный, - говорит Говоров собеседнику за кофе. - У меня нет ни одного друга, которому я могу оставить ключи от моего дома - все уехали».

«На двухполосной дороге из Донецка в Краматорск машин мало. Удивляться нечему - на этой трассе в последние недели пропало без вести несколько человек. На блокопстах люди с автоматами. Над ними на биллбордах портреты главнокомандующего Армии Донбасса Игоря Стрелкова. «Паспорта на проверку, - говорит вошедший в автобус вооруженный мужчина. - Извиняюсь за неудобства и счастливой дороги». По дороге в Краматорск мои документы проверяли два раза. На одном из постов один из боевиков внимательно присматривался к лицам людей в маршрутке, посматривая одновременно на экран телефона. Как будто кого-то искали», - рассказывает Gazeta Wyborcza.

«Жители знают уже, чего опасаться и чего остерегаться, - говорится в другой ее статье. - Знают целый список кодовых предупреждающих сигналов. Нужно избегать машин без регистрации и карточек техконтроля, потому что в них часто ездят повстанцы. Точно так же, как и бронированных банковских автомобилей. «На форумах есть группы жителей, которые слышат ночами взрывы и выстрелы, и сразу об этом сообщают», - говорит Катя. Часто это дезинформация, потому что у страха глаза велики».

«Дорогие граждане! Верховный Совет и все структуры Донецкой Народной Республики работают нормально!» - успокаивает телевидение Донецкой Народной Республики. Ночью с воскресенья на понедельник действительно было спокойно. Слишком спокойно, как говорит один из моих собеседников: «что-то подсказывает, что это только вопрос времени». Новый президент объявил в понедельник, что на этой неделе нужно прекратить огонь. Все удивляются, что это должно означать. Никто не верит в продолжительное спокойствие. В понедельник в поезде из Донецка в Днепропетровск выезжает множество детей. Там безопаснее», - написало польское издание.

«Там ад»

Одновременно западные СМИ констатируют падение популярности сепаратистов среди ранее лояльных к ним местных жителей, в то время, как изначально нелояльные, естественно, крепнут в своих убеждениях.

В Луганске, рассказывает Reuters, «вдалеке от центра города жители поселка Мирный также вышли из своих домов после приблизительно 16 часов перестрелки между сепаратистами и офицерами расположенной рядом пограничной заставы. Повстанцы, ворвавшиеся в несколько 10-этажных домов вокруг базы пограничников, заняли позиции на крышах, бросая гранаты и удерживая непрерывный поток автоматной стрельбы. На полях за базой соседи ожидали машину, чтобы забрать тело мужчины, внезапно убитого перестрелкой».

«Мать одного из пограничников, Зоя, стоит у ворот базы, обстрелянных автоматным огнем, надеясь мельком увидеть сына, который до сих пор внутри, среди приблизительно 100-150 других, говорит она. В нескольких телефонных разговорах ее 27-летний сын описывал «адский» обстрел с крыш и отказывался стрелять в ответ. «Первые часы были наихудшими, а затем, по его словам, он к этому привык. Сейчас всех офицеров развели по разным комнатам базы. Никто не знает, где находится другой, и командир говорит, что они не сдадутся», - рассказывает 54-летняя Зоя, стоя среди пустых гильз. По словам повстанцев, они потеряли в перестрелке пятерых людей, пограничники не сообщили о своих потерях. Одна из ее соседок, Жанна, живущая на верхнем этаже одного из домов, говорит, что хотела в конце концов покинуть дом еще до окончания боя, но ей некуда было идти. «Все, что я слышала на протяжении прошлого дня, были стрельба и голоса повстанцев, поздравлявших друг друга с попаданием в цели», - говорит она».

Как отмечает CNN  относительно украиснкой армии, «сейчас среди новых задействованных частей есть решительность и большая готовность использовать тяжелое оружие. На протяжении длительной поездки по территории Славянска периодически звучат удары артиллерии и танковый огонь. Однако нацеливание его время от времени озадачивает. Красный Лиман - это город на приблизительно 20 тысяч жителей и крупный железнодорожный узел. Но одна из двух его больниц лежит в руинах от неоднократных ударов, сделанных, похоже, минометными минами или гранатами. Есть также свидетельства бомбежки с воздуха. Медсестра в слезах подошла к нам, сказав, что тот, кто сделал это, - не человек. Она и другие считают, что ответственность лежит на украинских силах, но они не могут быть уверены. Пациенты были эвакуированы, но один мужчина средних лет апатично сидел на скамейке на улице. Ему некуда идти, сказал он нам; доктор проходил раз в день, чтобы сделать ему инъекцию».

«От создания безопасности, кажется, далеко, - отмечают также там. - В четверг автомобиль вырвался из Славянска и высадил женщину с тремя маленькими детьми на главной трассе, чтобы они перебрались в какое-нибудь более безопасное место. Доставая сигарету, водитель 30 лет с небольшим по имени Владимир сказал, что они не его родственники. Он только помог им бежать. «Там ад», - сказал он, прежде чем прыгнуть в свою машину, чтобы вернуться».

В Славянске «в больницу привезли окровавленного седого мужчину, раненого шрапнелью в районе, где кипел бой. Он был в гражданской одежде, а не камуфляже, который предпочитают пророссийские боевики. «Мы приняли сегодня около 15 человек. Все раненые шрапнелью», - сказала Нина Акурова, медсестра в белом халате. Несмотря на эхо артобстрела по соседству и полки, где отсутствуют свежие продукты, как молоко, яйца и мясо, продавцы стоят за своими стеклянными прилавками. «Ракеты и артобстрелы хорошо продают», - говорит 40-летняя Татьяна Хаврик, обслуживая двоих вооруженных боевиков. В центре города многие дома без воды с тех пор, как местное коммунальное предприятие сообщило, что водопровод был поврежден снарядами. Двое мужчин везут баллоны с водой домой в ручной тележке. «Наши семьи тут, наши могилы тут. Куда мы можем уйти? Страшно за детей, за стариков, но если мы уйдем, куда мы потом вернемся: в руины? - Спрашивает 55-летняя Антонина. - Я молюсь, чтобы политики договорились о мире», - говорится в еще одном репортаже Reuters.

«С боями у их дверей и многими без работы, некоторые дрогнули в их поддержке дела сепаратистов, - отмечает его автор. - «Банки звонят и требуют платежей, а когда мы говорим, «тут нет работы, тут война», им нет дела», - говорит 27-летний Александр Фрайс, водитель такси в Славянске. Даже несмотря на то, что она поддерживала референдум о самостоятельности, 50-летняя Лариса Акинчева говорит, что уже не уверена. «С каждый днем дела все хуже, - говорит она. - Если сначала я думала «Да, все прекрасно. Мы будем с Россией», то потом, когда они сказали, что будут нас «зачищать», я подумала, что, наверное, лучше мир».

«Однако непонятно, делает ли украинская армия, поддерживаемая авиацией, действительный прогресс против повстанцев, занявших стратегические точки в густонаселенных городах. Молодые украинские солдаты, досматривающие машины на плотно укомплектованном блок-посту в Билбасовке, которая ведет в Славянск, выглядят нервозными и изнуренными. 50 с лишним человек жили в восьми БТРах и палатках на обочине дороги. «В следующий раз я не пойду. Я сбегу. Это не стоит - рисковать жизнью за 600 гривен. Мы пешки в политических шахматах», - говорит нахальный солдат, который, как и другие на блокпосту, по его словам, прибыл из западного города Львова, цитадели украинского национализма в стране, все более разделяющейся на восток и запад… Другой солдат жалуется, что их миссия обречена до тех пор, пока продолжительную и дырявую границу с Россией остается легко пересечь тем, кто, он считает, являются добровольными бойцами, с оружием из России».

«Несмотря на то, что Киев обещал бороться с движением через украиснкие границы с Россией, никаких признаков дополнительного усиления не было видно на пограничном переходе Успенск в Донецкой области, - констатирует корреспондент Reuters. - Пограничник Сергей Пушкин отказался прокомментировать это, но сказал, что новоустановленное заграждение было только ради шоу. «Это то, что вы можете назвать имитацией», - сказал он».

«Мы помогаем воевать»

Иностранные журналисты продолжают находить доказательство участия России в войне на Донбассе. Так, рассказывает The New York Times, российские «добровольцы» продолжают беспрепятственно пересекать границу в сторону Украины: «Для ультранационалистов и других россиян, жаждущих присоединиться к сепаратисткой войне в восточной Украине, зарегистрироваться так же легко, как кликнуть на какой-либо из существующих вербовочных сайтов. «Мы помогаем людям, который хотят оказать военную помощь братским нациям и государствам, - сообщает один сайт, оказывающих такую услугу, dobrovolec.org. - Иными словами, мы помогаем вам помогать другим».

«Кэрол Сайвец, специалист по России из Программы изучения безопасности в Массачусетском институте технологий, говорит, что переход с опоры на местных восточноукраинских мужчин на силы, включающие преимущественно россиян, начался две недели назад и почти определенно проходит с благословения и при поддержке Кремля, «даже если россияне являются на самом деле добровольцами, чем военнослужащими», - цитирует американское издание. - Она добавляет, что «Путин настолько разжег русский национализм, при том, что поток пропаганды о том, что в Киеве управляют фашисты, - нет ничего удивительного в том, что некоторые потерянные души подпишутся на то, чтобы воевать. «Понятно также, что Россия помогала им в их усилиях, - говорит она, - и сейчас, когда это становится все более профессиональной силой, должны встать вопросы о том, как много поддержки оказывает Россия. Держу пари, что много».

«На границах между Россией и Украиной официальный российский след едва заметен. Но возможности для фриланса у россиян, желающих воевать вместе с сепаратистами в Украине, остаются почти неограниченными. Желающие стать добровольцами, пойманные российскими пограничниками в диких лесах пограничной зоны, говорит он, оштрафовываются, но не задерживаются. «По моему опыту, правительство не помогает, но и не препятствует нам в переходе», - рассказал Жучковский (координатор сайта по вербовке добровольцев. - «ОстроВ»)».

«Facebook-панегирик русскому националисту, погибшему в Украине, Александру Власову, приводит его посты, сделанные до поездки, и его планы. «Мы получим автоматы» на украинской стороны, говорил он. Он планировал купить камуфляж и рюкзак в России, затем перейти границу. «Конечно, я не хочу умереть и оставить моих детей и жену, и мать, - написал он. - Он будет хуже однажды услышать вопрос сына: «А что ты делал, когда нацисты убивали людей?», - цитирует The New York Times.

В другой своей статье  это американское издание отмечает, что «некоторые получают жалование 100 долларов в неделю, рассказывают они, однако утверждают, что являются добровольцами… Ходаковский (командир батальона «Восток», бывший глава спецподразделения «Альфа» СБУ в Донецкой области. - «ОстроВ») отказался предоставить больше информации о финансировании боевиков или источниках их оружия. Он опроверг слухи, что финансово его поддерживал Ринат Ахметов, донецкий олигарх, возможно, самый влиятельный человек в регионе, недавно выступивший резко против сепаратистов. Он сказал, что говорил Ахметову однажды, что у них есть «общие интересы» в защите порядка».

О 100 долларах в неделю «гонорара» для российских и пророссийских «добровольцев» пишет и The Guardian: «Некоторые участники батальона выглядят как профессиональные солдаты, но Мамай говорит, что не получает деньги, чтобы воевать. Другой россиянин, по прозвищу Варан, сказал, что получает 100 долларов в неделю на проживание, но утверждает, что они добровольцы, а не наемники на московской зарплате. Впрочем, российские власти как минимум негласно подбадривают добровольцев идти в Украину. Варан говорит, что военкомат сообщил ему о группе бойцов, формирующейся в Ростове-на-Дону, которая затем перейдет границу под видом гражданских лиц, и получит оружие в Донецке».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: