Суббота, 20 октября 2018, 09:191540016362 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Президент донецкого «Шахтера» Ринат Ахметов рассказал корреспонденту журнала Total Football о своем клубе, Гинере, Тимощуке, едином российско-украинском чемпионате и многом другом...

Наш разговор состоялся в конце марта, после донецкого дерби «Шахтер» – «Металлург». Действующий чемпион Украины добился непростой победы 2:1, вновь почти вплотную приблизившись в турнирной таблице к киевлянам. Через час после финального свистка мы встретились в холле лучшего в Донецке отеля «Донбасс Палас», владельцем которого, кстати, является сам Ахметов. Уютные кресла, ароматный чай и звуки фортепиано создали превосходную атмосферу для откровенного разговора.

– Ринат Леонидович, как вы охарактеризовали бы сегодняшний «Шахтер»? Конкурентоспособный клуб европейского уровня?

– «Шахтер» – это клуб, который у меня в сердце. В прямом и переносном смысле. Вы видели, какую реанимацию мне сегодня устроили в последние 15 минут игры – заставили сидеть и массировать сердце. Европейского уровня клуб или нет? Я думаю, что да. Мы выступаем в групповом этапе Лиги чемпионов, регулярно играем в еврокубках весной. Наша цель – выиграть европейский Кубок. Десять с половиной лет назад я стал президентом ФК «Шахтер», ровно через год я поставил задачу выиграть золотые медали чемпионата Украины. Тогда все смеялись. Но весь наш коллектив 24 часа в сутки работал ради реализации поставленной цели. Прошли годы, мы взяли золото, и не один раз. Тогда я сказал игрокам и болельщикам, что наша задача – выиграть европейский кубок. С тех пор все сотрудники ФК «Шахтер» трудятся ради выполнения этой задачи. Пока не получается.

– Когда получится?

– Сказать легче, чем завоевать. Подобные задачи ставят перед собой амбициозные президенты многих клубов. Мы очень старались и в позапрошлом году, и в прошлом, в этом сезоне нам не хватило двадцати секунд в ответном матче с «Севильей» для выхода в 1/4 финала Кубка УЕФА. И для нас это трагедия. Думаю, у нас было все для достижения успеха. Увы, так получается, что нам труднее выйти в 1/4 финала, чем выиграть Кубок УЕФА. Но Бог дает испытания сильным. Поэтому я философски отношусь к трудностям – они порождают в человеке способности для их преодоления. Мы будем искать в себе силы для достижения цели и не свернем с этого пути ни на миллиметр.

– Надо полагать, следующей целью будет победа в Лиге чемпионов?

– Пока это нереально: наше первенство, как и российское, не в состоянии конкурировать с лучшими европейскими чемпионатами. Мы можем выиграть Кубок УЕФА и выйти в 1/4 финала Лиги чемпионов, даже дойти до полуфинала. Но дальше… Всегда надо ставить перед собой высокие, но вместе с тем реалистичные цели. И чемпиону Украины, и чемпиону России сегодня тяжело замахнуться на победу в главном клубном турнире Европы. Что касается Кубка УЕФА, то ЦСКА доказал всем: его можно выиграть. А те люди, которые говорят о везении, пусть докажут, что способны сделать то же самое.

– Всем известны ваши непростые отношения с руководством киевского «Динамо», президент которого Игорь Суркис является родным братом президента Федерации футбола Украины Григория Суркиса. Вы верите в хэппи-энд в этом долгом противостоянии?

– Я уважаю Григория Михайловича, равно как и Игоря Михайловича. Мы не враги – мы конкуренты. И я уважаю то, что они делают для киевского «Динамо», но вместе с тем выступаю за равные правила игры для всех. Убежден в том, что владелец клуба и президент Федерации футбола практически в одном лице – это не честная конкуренция, а конфликт интересов. Уверен, многие акционеры, президенты клубов разделяют мою точку зрения, понимают, что так долго продолжаться не может. В этой ситуации молчать – значит, скрывать правду от общественности. Мне кажется, и Игорь Михайлович, и Григорий Михайлович должны набраться мужества и принять-таки решение. Это пойдет на пользу всему украинскому футболу. Ни в коем случае не выступаю против футбольного клуба «Динамо» (Киев). Я лишь хочу честной конкуренции и равных правил для всех. Мне кажется, если бы в России президент клуба одновременно занимал пост президента Федерации, возник бы огромный конфликт. Потому что в России мощные президенты и акционеры команд – они не стали бы молчать и кому-то подыгрывать.

– Тем не менее, в России была похожая ситуация: президент ЦСКА Евгений Гинер одновременно возглавлял Российскую футбольную премьер-лигу.

– Во-первых, премьер-лигу, а не Федерацию. И его выбирали сами президенты клубов всего на один год. Во-вторых, Гинер снял свою кандидатуру на последних выборах – принял мудрое и честное решение. Я был одним из первых, кто его поздравил. Я набрал его номер и сказал: «Жень, это очень правильно. Ты остаешься президентом ЦСКА, у тебя очень сильная команда, способная выигрывать чемпионат, Кубок УЕФА и демонстрировать прекрасный футбол в Лиге чемпионов». Видите, Гинер набрался мужества. А что у нас? Мы говорим, но никто не слышит. Возможно, надо проверить у людей слух, сделать диагностику, найти необходимые лекарства – глядишь, тогда услышат. Я могу бороться лишь одним способом – говорить общественности, что никогда с этим не соглашусь. И я не одинок. Уверен, если у нас провести социологические опросы, то 99 процентов респондентов выскажутся отрицательно по отношению к нынешней ситуации.

– Как видно, у вас теплые отношения с Евгением Ленноровичем…

– Я бы сказал, очень уважительные отношения. Евгений Леннорович с большим уважением относится к нашей команде, точно так же, как мы уважаем Евгения Ленноровича и ЦСКА. Вообще в России у нас появляется все больше партнеров. Недавно сложились дружеские отношения с «Зенитом». В этот клуб перешел Толик Тимощук, капитан «Шахтера», символ команды, очень много для нее сделавший за девять лет. Помимо продажи, мы подписали договор о сотрудничестве с «Зенитом» во всех сферах деятельности. Это и развитие детско-юношеского футбола, и трансферная политика, и обмен опытом при строительстве стадиона, модернизации учебно-тренировочной базы.

– На этой теме хотелось бы остановиться подробнее. Переход Тимощука в «Зенит» вызвал в России неоднозначную реакцию.

– Сказали, что заплатили слишком много?

- Именно так.

- А я думаю, что мало. Напомню, мы продали Тимощука за 20 миллионов долларов, причем наши партнеры будут рассчитываться только деньгами, а не газом, как пишут некоторые. Хочется спросить: если завод по производству презервативов завтра приобретет футбольный клуб, а этот клуб купит у нас футболиста, то чем с нами будут рассчитываться – презервативами? Но шутки в сторону. Если кто-то считает, что 20 миллионов за Тимощука – дорого, пусть покажет мне того, кто купил бы его у меня за 19. Я хотел бы увидеть его лицо! Не думайте, что я в большом восторге от продажи Тимощука. Более того, услышав эту сумму, 20 миллионов, я позвонил самому Тимощуку: «Толик, «Зенит» предлагает такие-то условия. Я обещал тебе, что если поступит серьезное предложение, я предоставлю тебе право выбирать. В финансовом плане нас сделка устраивает. Но я хочу услышать, что скажешь ты». Он спросил: «Можно я подумаю?» Я сказал: «Пожалуйста». Толик Тимощук у нас получал заработную плату миллион долларов «чистыми». И я предложил ему очень хороший новый контракт для того, чтобы он остался здесь, такие деньги, которые даже в Западной Европе получают далеко не многие. При этом сказал ему: «Любое решение, какое бы ты ни принял, мы будем уважать». Тимощук изъявил желание сменить обстановку, попробовать себя в новом чемпионате. Я был не вправе его удерживать. Знаете, Толик – мужественный парень, который любит сам себе создавать трудности, а потом их преодолевать, получая от этого удовольствие. Он захотел поехать в Россию, выиграть там чемпионат, мы в «Шахтере» понимаем его решение и переживаем за футбольный клуб «Зенит», хотим, чтобы наш футболист помог питерцам взять золото и чтобы на стадионе «Петровский» зазвучал гимн Лиги чемпионов.

– Стало быть, вы теперь болельщик «Зенита»?

– Скажу так: победа «Зенита» в чемпионате пошла бы на пользу всему российскому футболу. Например, я мечтаю, чтобы чемпионом Украины стал харьковский «Металлист» или, скажем, «Днепр». Это не значит, что мы им дарственно оформим чемпионство – мы будем сражаться до последнего. Но для украинского футбола очень важно, чтобы не Киев с Донецком выясняли между собой отношения, а и другие клубы боролись бы за золото. То же самое в России. Можно только приветствовать то, что сегодня «Зенит» ставит перед собой столь серьезные цели, что президент клуба Сергей Александрович Фурсенко так хорошо поработал на трансферном рынке – теперь слово за тренером и футболистами. Думаю, сегодня у «Зенита» есть все для того, чтобы завоевать золото. По моему мнению, для достижения чемпионства важны три составляющих. Знаете, кого я всегда ставлю на первое место? Болельщиков! Если они есть – значит, это золото ждут, это золото нужно. Если их нет, то, как бы мы не работали, кто нас будет стимулировать? Посмотрите, мы проиграли «Севилье» и не вышли в четвертьфинал Кубка УЕФА, а через четыре дня следующая картина: рабочий день, 17.00, и 22 тысячи болельщиков по зову сердца пришли на стадион. Именно они, когда «Шахтер» сегодня пропустил и счет стал 2:1, заставили наших футболистов не пропустить снова. Так вот, на первое место я ставлю болельщиков, на второе – профессиональную команду, перед которой высокие цели, на третье – возможности для реализации этих целей. Если с этими составляющими все в порядке, результат не заставит себя долго ждать.

– Каков сегодня основной источник доходов ФК «Шахтер»?

– Сейчас складывается такое ощущение, что нам деньги уже и не нужны. Мы продали Тимощука, Плетикосу… Если серьезно, то акционер «Шахтера» – компания «СКМ», она финансирует команду. Впрочем, сегодня в нашей стране трудно из футбольного клуба построить бизнес. Мы взяли на себя эту ответственность, тратим свои деньги и получаем от этого огромное удовольствие. В последнее время мы получили 30 миллионов долларов от продажи футболистов, 10 миллионов – от участия в еврокубках. В сумме получается 40 миллионов. Бюджет же был 80 миллионов. Но вместе с тем раньше мы тратили 80 миллионов, а зарабатывали полтора. То есть положительная динамика налицо. И я убежден в том, что эта динамика будет улучшаться.

– Расшифруйте, пожалуйста, фразу «30 миллионов долларов от продажи футболистов». 20 – за Тимощука. Остальные?

– Мы продали Плетикосу в «Спартак» за 3 миллиона евро, Агахову в «Уиган» – тоже за три миллиона евро. Мы дорого покупаем и дорого продаем. Кто–то считает нас сумасшедшими. Но где критерий – дорого или дешево? Все видят: мы делаем покупки дорогие, но качественные. Это наша трансферная политика.

– Какова ваша роль в ней? Вы участвуете напрямую в работе селекционной службы?

– Нет, я не заведую селекцией и не определяю, кто нам нужен. Вместе с тем прекрасно понимаю, где наши слабые места. У нас идут постоянные дискуссии и с главным тренером, и с селекционерами, и с детско-юношеской школой. Допустим, нам нужен левый защитник. А директор нашей Академии Хенк фон Стей говорит, что у нас подрос талантливый мальчик. В таком случае покупать на эту позицию футболиста уже нет необходимости. Моя роль в трансферной политике – выделять бюджет на покупку того или иного игрока и не мешать профессионалам работать. Мирча Луческу очень осторожно относится к моим деньгам. Например, на двух классных нападающих я готов был выделить 30–40 миллионов евро. В результате мы просмотрели трех нападающих: двух очень дорогих и сравнительно недорогого Луиса Адриано. И Луческу сказал: «Мне нужен Адриано, а за двумя остальными давайте еще понаблюдаем, выясним, не принесут ли они нам проблемы, какие у них финансовые аппетиты». Словом, наш тренер к своим деньгам проще относится, чем к моим.

– Полгода назад здесь же, в отеле «Донбасс Палас», я беседовал с полузащитником донецкого «Металлурга» Йорди Кройфом. Он говорил: «Мы, футболисты, живем в центре города, в хороших условиях, но отходишь пять шагов от отеля – и видишь: люди борются за выживание». Вас не смущает то, как смотрится на фоне этой бедноты богатейший «Шахтер»?

– Это проблема не футбольного клуба. Это проблема государственная. А наш клуб, чтобы приносить радость болельщикам, инвестирует в футбол большие деньги. Что касается поднятия уровня жизни каждого гражданина Украины, то все мы обязаны непрерывно работать для выполнения этой задачи. Я хочу, чтобы качество жизни и инфраструктура страны были европейского уровня. Это моя мечта.

– Кстати, по некоторой информации, вы покровительствуете не только «Шахтеру», но и донецкому «Металлургу». Так ли это?

– Знаете, в чем заключается моя помощь «Металлургу»? Я всем сердцем и душой болею за этот клуб в матчах с киевским «Динамо»! Очень сильно переживаю за каждую команду, играющую против киевлян не на европейской арене, а в национальном чемпионате. Когда играет «Металлург» с «Динамо», он должен знать, что я у него самый главный болельщик. Вот вся моя помощь! У «Металлурга» мощные акционеры. Это очень богатые люди. Конечно, мне хотелось бы помочь им еще кое-чем – советом тратить больше денег на футбол и ставить самые высокие цели. Бороться не за зону УЕФА, а за зону Лиги чемпионов.

– «Шахтер» – в числе лидеров футбола Украины не только по результатам, но и по числу легионеров. Вас не беспокоит эта ситуация?

– Вы правильно подметили: мы в числе лидеров, но явный лидер – «Динамо». У киевлян в заявочных листах первой и второй команд – 20 легионеров. У нас – 13. Для меня все 25 игроков «Шахтера», будь то украинец или иностранец, – лучшие, все они в моем сердце. Вообще я убежден в том, что каждый футболист должен иметь равные права. При этом полагаю, что самые классные в нашей стране легионеры выступают у меня в команде. Ведь играй они в другом клубе, мы сделали бы все, чтобы они оказались у нас.

– В то же время футболисты-легионеры из дальнего зарубежья играют ключевую роль в «Шахтере». В клубе также работают специалисты из Румынии, Голландии, Испании. За счет чего удается достигать согласия при таком интернациональном составе?

– Во-первых, у нас в клубе собрались лучшие из лучших. Во-вторых, мы очень уважаем друг друга. В-третьих, перед нами одна большая цель – держать в руках европейский Кубок. Многие из этих ребят оставили родину, чтобы защищать цвета «Шахтера». И я очень им благодарен. Если же кому-то некомфортно в нашей команде, мы всегда говорим: «Пожалуйста. Мы не препятствуем переходу в другой клуб и благодарим за время, проведенное у нас». В этом плане у нас либеральный подход. Но те ребята, которые играют в «Шахтере», отдают команде всю душу. И не только игроки. Это касается всех сотрудников нашего клуба. Мы – дружная семья, которая работает на один результат.

– Вы по-прежнему сторонник образования единого чемпионата России и Украины?

– Прежде чем ответить на этот вопрос, нам нужно понять, реальна эта идея или нет. Если нереальна, нужно ее оставить. Если реальна, то лично я являюсь сторонником единого чемпионата. Мы не боимся сильной конкуренции – она сделает нас сильнее. Я глубоко убежден в том, что победитель такого чемпионата мог бы выиграть Лигу чемпионов – не случайно, а закономерно. Объединенное первенство наших стран сразу стало бы четвертым по силе в Европе после испанского, английского и итальянского. А в будущем мы поборолись бы и с этими тремя чемпионатами, к нам поехали бы сильные футболисты. Очень сильные! Клубы смогли бы зарабатывать очень большие деньги. Сейчас мы строим 50-тысячный стадион, но при едином первенстве вы приедете к нам в гости, а мы не будем знать, где найти вам место! Конечно, я противник того, чтобы лишь два украинских клуба вошли в российский чемпионат. Идеальный вариант – восемь команд от России и восемь от Украины. Не сомневаюсь, это пошло бы на пользу футболу обеих стран. Я не утверждаю, что моя точка зрения – истина. Просто привык искренне говорить о своих убеждениях.

Журнал "Total Football", Официальный сайт ФК "Шахтер"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: