Вверх

Неспортивное поведение

Президент донецкого Шахтера Ринат Ахметов предъявляет претензии своему киевскому визави Григорию Суркису. Честь брата защищает младший брат Игорь, президент киевского Динамо

Мирное обсуждение футбольных проблем президентом Федерации футбола Украины (ФФУ) Григорием Суркисом и президентом донецкого Шахтера Ринатом Ахметовым в VIP-ложе давно стало привычной картиной для отечественных болельщиков. Однако скоро иллюстрация такого соседства может стать архивным кадром, а сами представители киевского и донецкого футбола – заклятыми врагами. Ранее крайне корректные по отношению друг к другу, Суркис и Ахметов уже несколько недель находятся на грани войны. Перейти эту грань им могут помочь родственники и бизнес-партнеры – президент Динамо (Киев) Игорь Суркис и донецкий предприниматель, по совместительству друг детства Ахметова, Борис Колесников.

Особо не выбирая выражений, последний предъявил Суркису обвинение в коррупции. Начало же скандалу положил Ахметов, прямо обвинив президента ФФУ в проигрыше своей команды извечному сопернику киевскому Динамо со счетом 0:1. После матча Ахметов заявил, что Динамо, по сути, играет в 12 игроков, поскольку иностранного судью на матч приглашает ФФУ, возглавляемая человеком, тесно связанным с Динамо. На этом Ахметов не остановился, добавив, что у отечественного футбола есть системная проблема, и ее имя – Григорий Суркис. По словам Ахметова, президент ФФУ поразительным образом совмещает руководство регулирующим органом и одним из игроков рынка, который этот орган регулирует.

О том, что братья Суркис и Ринат Ахметов в начале 2000-х олицетворяли собой два противоборствующих лагеря в украинском футболе, знали все. Но о том, что киевско-донецкое противостояние может не только вернуться, но и принять более жесткие формы, не догадывался никто. Пытаясь объяснить причины новой конфронтации, эксперты сходятся во мнении, что ситуация, которая сегодня сложилась в футболе – логичное продолжение прихода донецких к власти.

Ахметов решил детализировать претензии к Суркису в своем интервью Корреспонденту. Сам Григорий Суркис после некоторых колебаний от комментариев отказался. По его словам, чтобы не обострять ситуацию. Честь семьи Суркис защитил младший брат Игорь. Хранивший до этого молчание президент Динамо, в эксклюзивном интервью Корреспонденту не стал сдерживать эмоции.

РИНАТ АХМЕТОВ

– Начало новому противостоянию между Вами и братьями Суркис положил проигрыш Шахтера Динамо 6 ноября. В чем именно заключаются Ваши претензии к Суркисам?

– Ситуация с Динамо и Шахтером – лишь частный случай, следствие системной проблемы нашего футбола. Она заключается в том, что владелец клуба и президент федерации – одно лицо. Это конфликт интересов, такого нет ни в одной стране мира. Мы боремся за то, чтобы все клубы, которые принимают участие в украинском чемпионате, имели равные права. Ответьте сами на вопрос – разве президент клуба и федерации в одном лице – это равноправие?

– Давайте рассуждать логично. Официально владельцем Динамо является Игорь Суркис, президент федерации – Григорий Суркис. Это точно не одно лицо, правда, одна фамилия.

– Информация о том, кто является владельцем Шахтера, открыта. Мне бы хотелось, чтобы все было также прозрачно и в отношении Динамо.

– По-моему, тут секретов нет. Когда Константин Григоришин пытался отобрать у братьев клуб, информация об акционерах стала достоянием общественности. Официально Григория Суркиса среди них нет, только младший брат.

– Тогда нужно публично ответить на вопрос – является ли конфликтом интересов то, что родной брат владельца клуба – президент федерации. Я действительно хочу получить ответ на этот вопрос. Убежден, если завтра, к примеру, владелец Реала (Мадрид) передаст акции своей жене, а сам станет во главе федерации, разразится скандал.

– Вы говорите о Суркисах, а сами не замечаете такого же конфликта интересов и с Вашей стороны. Равиль Сафиуллин, Ваш друг и экс-вице-президент Шахтера – президент Профессиональной футбольной лиги.

– Я Вам официально заявляю, причем, первой: если мне скажут, что Сафиуллин – это конфликт интересов, я за то, чтобы он немедленно покинул этот пост. Я за честную конкуренцию.

– Почему заявления о конфликте интересов звучат только от Вас? Другие президенты с Вами солидарны?

– Шесть лет назад высказывался только я один. Сейчас же меня поддержали уже пять президентов. Проблема не в том, что судья не так свистнул. Это есть и будет, причем не только у нас, но и в Италии, Испании или Англии. Вопрос в другом – я хочу, чтобы все клубы имели равные права.

– Долгое время острые вопросы между Вами и братьями Суркис решались за закрытыми дверями. Бытует мнение, что после прихода к власти Вы решили укрепить свои позиции не только в бизнесе или политике, но и в футболе, что и стало причиной противостояния.

– Меня удивляют подобные изречения. Ни о какой политике речь не идет, только о конфликте интересов. Причем я высказывался о существовании такой проблемы еще шесть лет назад.

– Вы сделали одно заявление, затем тему начал развивать Борис Колесников. Почему именно он сегодня стал фактически Вашим спикером?

– Он не посторонний человек в футболе. Если абстрагироваться от того, кто и к чему имеет отношение, мы должны только приветствовать, что люди, которые не равнодушны к футболу, высказываются по тем или иным вопросам.

– Вы обсуждали сложившуюся ситуацию в частном порядке с Григорием Суркисом?

– Он прекрасно знает мою позицию. Я с уважением отношусь к нему, но есть системная проблема и ее необходимо решать.

– Во время конфликта прозвучали намеки на то, что Суркис должен досрочно покинуть пост президента ФФУ. Вы попытаетесь поднять этот вопрос на ближайшем Конгрессе?

– Во-первых, в Конгрессе я не буду принимать участия, и у меня нет права голоса.

– Это может сделать Колесников, как глава Донецкой областной федерации.

– Это уже его право.

– Но Вы лично будете каким-либо образом инициировать снятие Суркиса с должности?

– Я против суеты и за то, чтобы Григорий Михайлович доработал свой срок. Нужно просто ответить на вопрос – существует ли в украинском футболе сегодня конфликт интересов. Я хочу вести дискуссии только вокруг этой проблемы. Если он есть, то нужно решать. Если нет, то заявить об этом. В качестве третьей стороны можно пригласить экспертов из УЕФА или ФИФА, чтобы они нас рассудили. Мы же видим, как сегодня УЕФА борется с подобными проявлениями в Европе. К примеру, Роман Абрамович должен был подтвердить, что он не имеет никакого отношения к ЦСКА (Москва), потому что два клуба, которые выступают в Еврокубках, не могут иметь одного владельца. Если бы он не сделал это, один из клубов могли просто дисквалифицировать. Я всегда говорил Григорию Михайловичу о том, что подобное совмещение недопустимо. Сегодня он делает невинное лицо и говорит, что владелец клуба – не я, а мой брат, мол, мы с ним все четко разделили – он финансирует Динамо, я – федерацию.

– Но его аргументы логичны, Вы не находите?

– Звучат они логично, но это меня еще больше тревожит. Ситуация ведь не меняется. Я хочу услышать нормальные аргументы.

– Вы на самом деле планируете привлечь экспертов УЕФА или ФИФА для разрешения ситуации?

– Очень бы хотелось, но не думаю, что это удастся. Эксперты, скорее всего, расценят это как внутренние проблемы. Но, к примеру, несколько лет назад в Италии, когда Сильвио Берлускони был премьер-министром, его заставили уйти с поста президента Милана.

– Кого Вы сегодня видите на посту президента ФФУ вместо Суркиса?

– Если вы намекаете, что я лично претендую на эту должность, я вас сразу разочарую. У меня нет таких планов. Скажу более, для меня это был бы позор.

– Но все же, как добиться незаангажированности президента ФФУ. Это факт, что сегодня футбольные функционеры априори имеют отношение к определенным клубам. Вы знаете такого человека, который влиятелен, но в то же время равноудален от всех сил?

– Вот говорят ПФЛ – у Донецка, ФФУ – у Киева, а что другим клубам делать? Поэтому я убежден, пусть оставят должности и Сафиуллин, и Суркис, чтобы – ни вам, ни нам. А организации возглавят люди из других регионов. Мне все равно – кто, главное, чтобы они были нейтральными и независимыми. Что касается личностей, то еще 2004-м, когда избирали Суркиса, обсуждалась альтернативная кандидатура Олега Блохина.

– По-моему, это не совсем удачный пример. Симпатии Блохина к братьям Суркисам общеизвестны.

– Главное, что он не владелец клуба. Ведь очень трудно с одной стороны быть акционером, а с другой – возглавлять ФФУ. Знаете, я сегодня меньше всего хочу заниматься склоками, но несправедливость налицо. К примеру, решающий матч между Динамо и Шахтером за чемпионские медали сезона 2005-2006. Я узнал, что судить игру должен был Михаил Гадулян, который известен своими неоднозначными решениями в пользу Динамо. Вы представляете мое состояние, когда я услышал эту фамилию. А чем он это заслужил? Тем, что голы не засчитывал в ворота Динамо. Тогда я добился того, чтобы нас судил иностранный судья с безупречной репутацией, который входит в десятку лучших. Мы [Ахметов и Суркисы] долго определялись с кандидатурой и немало крови попортили друг другу. Но в итоге к судье не было никаких претензий. К судье же последнего матча [6 ноября], который, по сути, был главным в этом круге, у меня были те же требования. Мы не обсуждали кандидатуру настолько скрупулезно, но реноме и позиция в десятке лучших должны были гарантировать, что такой судья ради Григория и Игоря Суркисов не положит свое честное имя на стол. В итоге, мы увидели то, что увидели. Я не знаю, ошибся он, или это были эмоции. Я не хочу это обсуждать. Суть в том, что приглашает судей ФФУ.

– Примирение возможно?

– Во-первых, мы не враги, а соперники. Причем Динамо, безусловно, для нас достойный оппонент. Во-вторых, мы выступаем не против Динамо, а против конфликта интересов. Вот и все. У меня всего одна претензия.

– Но Вы не успокоитесь, пока ситуация не разрешится?

– Конечно, я буду продолжать публично говорить об этом. Правда, я опасаюсь, что затягивание конфликта отрицательно скажется на развитии украинского футбола. Но, по сути, моя задача не сместить кого-то, а сделать все, чтобы футбол стал лучше. Я тут почитал, что они [Игорь и Григорий Суркисы] не хотят ничего комментировать, но считают, кто и сколько сделал [для футбола]. Но суть же не в этом.

– Каковы Ваши дальнейшие действия. Вы ограничитесь лишь заявлениями или будете инициировать какие-то дискуссии?

– Я готов принимать участие во всех заседаниях, но также убежден, что дать оценку ситуации должны компетентные эксперты. В целом нужно стремиться к тому, чтобы наш чемпионат стал более конкурентоспособным. Если сегодня российская Премьер-Лига получает $ 50 млн от продажи ТВ-прав, во Франции эта сумма в десять раз больше, а в Украине – это просто копейки.

– Вы за объединенный чемпионат по футболу России и Украины агитируете?

– Да, поскольку такое объединение обеспечит большие возможности для команд, повысит конкуренцию и увеличит прибыль. А если мы будем молчать, то ничего этого не будет. И самое главное, нужно спокойно относиться к конструктивной критике, нельзя воспринимать ее как личную обиду.

ИГОРЬ СУРКИС

– В последнее время украинский футбол просто погряз в скандалах. Борис Колесников делает одно резонансное заявление за другим. Вы с братом не слишком спешите отвечать ему. Вам нечего сказать?

– Дело не в этом. Ни одно обвинение не имеет реальных оснований. К примеру, Ахметов говорит, что Динамо не очень хочет, чтобы тренером Шахтера был Мирча Луческу. Но мне абсолютно безразлично это. Я, наоборот, всегда признавал заслуги и талант этого тренера. Что касается заявлений Колесникова, то он через 11 лет вспомнил про шубы, к которым мой брат вообще не имел никакого отношения. В скандале фигурировал я. И об этом знает вся страна. Вообще, моя невиновность была доказана. Он может отправить факс в УЕФА, если, конечно, знает телефон и адрес, и убедиться в правоте моих слов. Я ничего не боюсь. Я даже советую Колесникову написать заявление в прокуратуру. Нужно идти до конца, и если ты что-то утверждаешь, у тебя должны быть доказательства. Что касается моего брата, то я не буду его адвокатом. Пускай он сам ответит, причем, делами. Я знаю одно – если хотят переизбрать человека, то сор из избы не выносят. Нужно прийти на Конгресс ФФУ, кстати, а не на конференцию, как Колесников говорит, и заявить, что он лучший кандидат, у него программа лучше и средств больше. А потом путем демократического голосования разрешить ситуацию.

– Я не совсем поняла, по Вашим словам, представителям донецкого футбола по силам заменить Григория Суркиса на посту президента ФФУ?

– Такими методами, как они действуют сейчас, нет. Вообще, мой брат должен быть очень благодарен Колесникову – он создал ему новый имидж и увеличил популярность.

– Так Ваш брат будет бороться за пост президента?

– Ему не надо бороться. В 2004 году он абсолютным числом голосов, в том числе при поддержке донецких, был избран президентом ФФУ, и до 2008 года будет им оставаться, я уверен в этом на 100%. Потому что сегодня люди, которые его выбрали, доверяют ему. А он в свою очередь не может предать их надежды. Перед ним большая цель – Евро-2012 в Украине. То, что впервые на постсоветском пространстве в 2008 году в Киеве пройдет Конгресс УЕФА, а в 2009-м в Донецк приедет Евро-2009, говорит о многом.

– Но складывается впечатление, что Ваш брат попросту отмалчивается или боится.

– Чего?

– Люди из Донецка сегодня у власти, они сильнее.

– Что значит сильнее. У них больше денег?

– Не только.

– Сила – понятие относительное.

– И все-таки...

– Все просто. На эти грязные заявления даже реагировать не хочется. То, что он не полемизирует, абсолютно правильно, иначе брат попросту опустился бы до уровня Колесникова. Суркис ничего не может предъявить Колесникову, потому что тот ничего не сделал в футболе, а в конфетном бизнесе Григорий Михайлович ничего не понимает [Колесникову принадлежит кондитерская компания Конти]. Поверьте мне, на любое обвинение Колесникова у Суркиса найдется ответ. Самое прискорбное, что скандал влияет на имидж нашего футбола в целом, причем это не ограничивается Украиной. Буквально сегодня я приезжаю в Румынию, и меня встречает 80 камер. Они все в шоке и не понимают, что происходит.

– И Европу наши события не оставили безразличной?

– В этом все и дело. У меня уже возникают опасения, что делается все это специально, именно сейчас, когда у нас есть реальный шанс выиграть Евро-2012. В контексте скандала Колесников заявил, что у Украины нет шансов получить Евро-2012. Одна фраза фактически перечеркивает усилия многих людей и лишает украинцев надежды на то, что чемпионат приедет к нам. Это, прежде всего, свидетельствует о том, что у него нет патриотизма.

– Вы не пытались пообщаться с Колесниковым, разрешить ситуацию тет-а-тет?

– Я говорил с ним на совещании президентов клубов. Суть разговора заключалась в том, что самим президентам нужно сначала очиститься от этой грязи в футболе, а уже потом требовать от федерации так сказать чистоты эксперимента. Колесников говорит о том, что просит Суркиса лоббировать создание единого с Россией чемпионата, и тут же апеллирует ко мне, что я этого не хочу. Потому что, мол, вы со своим бюджетом в $ 30-40 млн тогда выше пятого места не подниметесь. Ну я-то свой бюджет сам рассчитываю. А потом добавляет, что в объединенном чемпионате вы, мол, потеряете влияние на судей. Он вообще не имеет права делать такие заявления. Чтобы так говорить, нужно быть частью футбольного процесса, жить этим. Я готов дискутировать с Ахметовым, мы с братом так и делали. У нас много проблем было в начале 2000-х, но мы цивилизованно их решали. Я от него никогда подобного не слышал.

– То есть Вы считаете, что активное комментирование – это личная инициатива Колесникова, и Ахметов не имеет к этому никакого отношения?

– Мне бы очень хотелось верить, что это не больше чем экспромт Колесникова без согласования с Ахметовым. Потому что, если это не так, меня постигнет глубокое разочарование во многих вопросах.

Самое прискорбное, что когда Колесников сидел в тюрьме и его обвиняли в вымогательстве, я лично прикладывал максимальные усилия для его освобождения. Его заявления – это даже не нож в спину или запрещенный прием, это подлость. Он для меня лично как человек, который имеет честь, совесть и порядочность, больше не существует.

– Складывается впечатление, что причины происходящего несколько не футбольные. Просто передел, который происходит в бизнесе, добрался и до футбола.

– Я так скажу. Футбол – это спорт, в нем должны быть интриги, эпатажное поведение наставников. Это интересно людям, это шоу. Но нельзя выходить за рамки приличия. Я все что угодно мог ожидать, лоббирование снятия Суркиса с президентской должности, потому что, оказывается, он мешает Шахтеру выигрывать у Динамо. Но только не такую грязь.

– Но все же, в чем кроется реальная причина происходящего сегодня?

– Хорошо, я скажу вам правду. Это была четко спланированная акция. Если бы не этот матч, скандал бы разразился после следующего. Это давно планировалось, подговаривались определенные функционеры, которые должны были это инициировать. Все дело в том, что эти люди почувствовали власть. Я не был при власти, и мне, конечно же, сложно судить, но я бы никогда не опустился до такого, даже если бы у моей команды отобрали пять золотых медалей подряд.

– На чьей стороне сейчас футбольное большинство?

– Если в 2001 году, когда Шахтер ни разу не становился чемпионом, Ахметов дал большое эмоциональное интервью, в котором заявил, что нужно бороться с гегемонией Динамо, все его поддерживали. Сейчас же ситуация диаметрально противоположная. Когда нам, которые в футболе с начала 1990-х, говорят о том, что у нас два выхода – либо оставить ФФУ, либо продать клуб – это предел цинизма.

– Перемирие длилось несколько лет. Фактически пришли к компромиссу после того, как Профессиональную футбольную лигу (ПФЛ) отдали человеку Ахметова. Сейчас, согласно заявлениям Колесникова, речь уже идет и о ФФУ, то есть баланс будет нарушен.

– Да. Более того, в свое время, когда выбирали Равиля Сафиуллина [президент ПФЛ], была ведь другая кандидатура, но Ахметов объяснил, нужно, чтобы был какой-то противовес. Выбрали Сафиуллина, я за него голосовал тоже. Затем в 2004-м единогласно избрали Суркиса. Какие могут быть вопросы?

– Как Вы прогнозируете дальнейшее развитие событий. Стороны готовы идти на мировую?

– Необходимо умерить пыл и продолжить конструктивный диалог никого не оскорбляя, если мы хотим, чтобы наш футбол развивался. Нужно иметь цель и идти к ней. Но если в футболе доминируют грязь, склоки и скандалы, мне там интереса работать нет. Если ситуация не стабилизируется, я всерьез подумаю о том, нужно ли мне вообще этим заниматься. У меня в жизни все есть. Мне не нужна власть и популярность, как некоторым. Мне уже 48, уйду на пенсию, буду уделять внимание маленькой дочери и семье, буду жить и получать удовольствие просто от игры. Хотя сейчас представить жизнь без любимой команды не могу. Вот и все.

Интервью перепечатано из журнала "Корреспондент" №46 от 25 ноября 2006г. Перепечатка, копирование или воспроизведение интервью в каком-либо виде строго запрещено без письменного разрешения ООО "КП-Пабликейшнс".

Автор - Ирина Соломко



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: