Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Командование войсковых частей зачем-то борется с гомосексуализмом «политинформациями», что не дает никакого эффекта, поскольку геи в АТО мобилизуются также как и гетеросексуалы. Об этом в интервью ресурсу  «Гей-альянс-Украина» рассказал участник боевых действий, артиллерист 93-й бригады Олег.


Олег попал в первую волну мобилизации, прослужил год и за это время успел пройти Иловайский котел, выйти из-под Дебальцево и обеспечивать арт-поддержку киборгам Донецкого аэропорта.


«В военкомате сказали, «ребята, это на 45 дней — постреляете и вернетесь домой». Если бы тогда кто-то знал, что половина оттуда не вернется уже никогда… Я занимал сержантскую должность, но при увольнении остался рядовым», - рассказал Олег.

«За три-четыре дня до окружения Иловайска мы четыре дня выходили на огневую позицию, но не стреляли, потому что не было команды. Сейчас Муженко (начальник Генштаба Виктор Муженко — прим. Ред.) говорит, что у артиллеристов не было боеприпасов, чтобы помочь пехоте. Так вот, это — ложь. У нас была куча боеприпасов, только у нашей батареи их было более 1500 снарядов. А таких подразделений, как мы, вокруг было батарей 20. Мы могли стрелять двое суток подряд без перерывов, но у нас не было команды на это», - заявил артиллерист.

«Из Дебальцево вышли без потерь, но с трудом, опять дали приказ оставаться на местах, но комбат послал их ко всем чертям собачим и дал команду в ускоренном темпе собираться к передислокации. Он пошел на риск, приказав нам уходить. После Дебальцево мы стояли в 6-7 км от Донецкого аэропорта, обеспечивали арт-поддержку нашим ребятам, «Киборгам» в Донецком аэропорту. Оттуда на нас часто выходили ДРГ (диверсионно-разведывательные группы) противника. А у нас из боекомплекта только 4 магазина патронов, не было ни гранат, ни гранатометов, ни пулемета, ничего, кроме АКС и жмени патронов на 20 секунд боя. Но ни одна из этих ДРГ до нас не добиралась, наша пехота их останавливала», - рассказал Олег.

Отвечая на вопрос о том, что на войне было самым страшным, Олег сказал: «Самое страшное — терять друзей, побратимов. Страшно было в Старобешево уже после того, как нас накрыли из РЗСО «Ураган». Мы еще дня три находились в Старобешево, но передислоцировались, и все эти 3 дня вокруг нас падали снаряды, обстрелы длились сутками, с небольшими передышками, снаряды к нам прилетали как с оккупированной территории, так и с территории России. Они летели через нас, падали в 1, 2, 5 километрах... Это было самое страшное, так как ты понимаешь, что сейчас он упал там, а потом упадет рядом. Это будто бы ожидание смерти. Еще страшно было в обстрел, в котором погиб наш комбат, а он был очень классным человеком и потрясающим артиллеристом. Но на войне так бывает часто, настоящие патриоты и люди гибнут…».


По словам военнослужащего, количество геев в АТО пропорционально их соотношению с гетеросексуалами "на гражданке".


«Таких, как я, там было довольно много. Да и глаз-то уже набитый, видно, кто есть кто… У нас, когда мы еще были в части, был большой скандал — разведка поймала в посадке танкистов, которые там занимались сексом. Скандал был большой, утром прошли по всем батальонам, рассказали, что поймали — без имен, правда, но предупреждали, что если еще кого-то поймают, то выгонят. А через неделю уже других поймали. Утром такой кипиш был, все командиры дивизионов чуть ли не по тревоге подняли, втюхивали какую-то политинформацию, зачем они это делали? Непонятно» - рассказывает Олег.

По его словам, действия командования не имели никакого смысла и последствий: «А что могут сделать в наказание — не отправить на войну?.. Их точно так же отправили в АТО, как и остальных».

Олег говорит, что отношение к геям в армии достаточно лояльное.

«Если б кто-то открыто заявил, что он гей, многие бы просто не поняли. Но когда своим видом парень показывает, что он гей…никакой реакции, всем пофиг», - говорит он.

«В АТО очень много геев, многие из них идут туда добровольно, многих призывают, и они не скрываются, не бегут, не откупаются и не прячутся. Они — не трусы. Многие из них отдают свою жизнь. В отличие от тех, кто нападает на «Марши Равенства» и выкрикивает что-то отрицательное о геях и об АТО. Я гей, я был в АТО год, я видел смерть, я терял друзей, я — патриот своей страны. Я больше Украинец, чем то быдло, которое выкрикивает всякие гадости об ЛГБТ», - резюмировал артиллерист.


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: