Вверх

Заложники провинциальных божков

Эта статья о том, как конкретный человек, по недавно модному выражению – маленький украинец, оказался заложником тех, кто считает себя «большими украинцами», в борьбе за власть. Борясь за право безраздельного хозяйничанья в городе, который, почему-то считают своей вотчиной, они используют «маленьких» всего лишь как оружие, ломая при этом судьбы…

В конце апреля прошлого года сотрудник Краматорского ГО УМВД Украины в Донецкой области Александр Дыкань, идя по улице, обратил внимание на двух женщин, куривших сигареты, издающие специфический запах марихуаны. Довериться своему нюху опера заставило и то, что одна из дам уже фигурировала в нескольких уголовных делах. Милиционер решил задержать и досмотреть любительниц дурмана. Для соблюдения процедуры, он вызвал по мобильному своего напарника Валерия Шкарупу. Проблема с досмотром, который по закону должны осуществлять лица одного пола с досматриваемым, решилась благодаря тому, что как раз в этот момент мимо проходила сотрудница Краматорского ГОВД Наталья Ковтеба. Она в присутствии понятых (случайных людей) и провела досмотр.

В сумочке одной из дам было обнаружено и изъято наркотическое средство - каннабис (марихуана), в количестве 7,3 гр. Для легкости понимания неискушенного читателя, это примерно два спичечных коробка наркотика. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 309 УК Украины (незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка либо пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта).

Все казалось понятно и очевидно. Дело, как говорится, яйца выеденного не стоило бы, если бы… не изменение политической ситуации в стране. 7 июля в Киеве создана Антикризисная коалиция, вернувшая к власти Партию регионов…

А 17 июля 2006 года прокурор г. Краматорска советник юстиции Григорий Коршун, рассмотрев материалы уголовного дела против одной из вышеупомянутых дам, возбудил уголовное дело в отношении оперуполномоченного уголовного розыска Краматорского ГО Валерия Шкарупы. Милиционера обвинили в злоупотреблении служебным положением и сбыте наркотиков.

Интересно, что прокуратура сопровождала дело на досудебном следствии, передала это дело в суд, и после всего, уже в суде, вдруг, обнаружила основания для задержания милиционера. Что же произошло? Оказывается, основанием для ареста Шкарупы стало свидетельство подруги подсудимой, разделявшей с ней удовольствие в момент задержания. Она заявила, что марихуану, ей вручил милиционер Шкарупа, а она в свою очередь, выполняя его задание, передала наркотики подсудимой Пл.

Этих голословных обвинений оказалось достаточно, чтобы прокурор Краматорска сделал вывод, что «в неустановленном месте и времени Шкарупа В.С. с использованием предоставленных ему властных полномочий незаконно приобрел не менее 7,3 гр. особо опасного наркотического средства марихуана, которое стал хранить с целью сбыта гражданам для последующего незаконного документирования фактов оборота наркотических средств»… То есть, получается, что милиционер в «неустановленном месте и времени» якобы купил где-то наркотики, чтоб давать их людям, а потом задерживать последних с целью «незаконного документирования фактов оборота наркотических средств». Зачем? – чтобы показывать «успехи» милиции в борьбе с наркоторговцами. В данном случае – краматорской милиции.

Чуткости краматорского прокурора можно только умиляться. В Донецке уже почти год слушается дело по обвинению экс-майора милиции Вячеслава Синенко в причастности к организации взрыва на стадионе «Шахтер» в 1995 году. В ходе процесса Синенко заявил, что бывший начальник Донецкой милиции, а в первое пришествие Януковича – начальник киевской областной милиции, Анатолий Волощук лично предлагал ему «убрать» лидера ОПГ Кушнира. Но Волощука даже свидетелем в суд не вызвали. Более того, в последние дни его всерьез рассматривали как кандидата на начальника киевской милиции …

Возникает и еще одна аналогия - 1999 год, в Краматорске у экс-обоповца Сербина, обвинившего свое начальство в сотрудничестве с бандитами, тоже изъяли наркотики, которые он, тоже, «приобрел в неустановленном месте в неустановленное время у неизвестного лица». Через полгода отсидки в СИЗО Сербина освободили, а потом, промурыжив дело 2 года, прокуратура просто прекратила его за отсутствием состава преступления.

Но вернемся в год 2006, к задержанию Валерия Шкарупы. В постановлении прокурора Коршуна указывается, что «в порядке претворения своего преступного замысла Шкарупа В.С. вовлек в свой план знакомую П., которая должна была в обусловленном месте взять приготовленное Шкарупой В.С. наркотическое средство и передать его Пл. и после этого Шкарупа В.С. должен был провести документирование факта обнаружения и хранения наркотического средства у Пл.»…

Вообще-то, в правовом государстве, каковым называет Украину ее руководство, уголовное дело возбуждается только при наличии достаточных оснований. В нашем случае, кроме слов свидетельницы у прокурора не было ничего. Но дело возбудили. Шкарупа сразу был задержан, а в дальнейшем арестован. Прокурор и слушать ничего не хотел о существенных не стыковках между изобличительными показаниями П. и объективными обстоятельствами документирования факта хранения наркотиков гр-кой Пл.

Первое - двух дам, покуривающих марихуану, застал не Шкарупа, а его коллега Дыкань, который в дальнейшем вызвал Шкарупу по мобильному телефону. То есть, «документирование» инициировал не Шкарупа, следовательно, он не мог его планировать.

Второе - личный досмотр дам и их вещей проводила случайно проходившая к себе домой помощник следователя Наталья Ковтеба. Понятые – лица женского пола – в присутствии которых проводился досмотр, также утверждали, что не знают и ранее не знали никого из милиционеров. А при «незаконном документировании» наверняка использовались бы не случайные люди.

Два последних момента крайне важны, поскольку все милиционеры прекрасно знают, что «опера» никогда «не работают» со следователями и на серьезных мероприятиях стараются иметь под рукой «своих» надежных понятых, а не привлекать к этому случайных прохожих.

Прокурора это не интересовало. Также как и то, что уголовное дело по обвинению гр-ки Пл. в хранении наркотиков было в полном объеме расследовано следствием Краматорского горотдела и направлено в суд после проверки прокуратурой Краматорска.

У авторов есть все основания говорить о заказном характере обвинения против милиционера уже потому, что, судя по материалам, озвученным в суде, прокуратуру интересовали не столько наркотики, сколько возможность обвинить Шкарупу в различных фальсификациях и озвучить это в средствах массовой информации. Прокуратуре зачем-то очень понадобился витринный милиционер-фальсификатор в Краматорской милиции… Надо сказать, что сизифов труд окончился ничем. Против милиционера ничего не нашли и уголовное дело по обвинению самого Шкарупы и гр-ки П., находящейся под подпиской о невыезде, было передано в суд с единственным фактом о 7,3 граммах марихуаны, якобы «переданных» гр-ке Пл. для улучшения статистических показателей работы Краматорского городского отдела милиции.

Но в суде случилось то, чего прокуратура не ожидала - гражданка П. изменила показания.

По ее словам, следователь прокуратуры записал в протокол вовсе не то, что она говорила на самом деле. Когда она заметила следователю, что записано не верно, он ответил, что так надо, что он ничего переписывать не будет и, что ей ничего не грозит. На вопрос судьи, почему в таком случае она не рассказала все на суде, когда рассматривалось дело её подруги Пл., свидетельница ответила, что в тот день к ней домой приехал все тот же следователь, отвез в прокуратуру и проинструктировал, что ей необходимо говорить в суде. После этого, по ее словам, следователь позвонил в суд и сообщил, что свидетеля уже привезли, и она готова давать показания. Поэтому в дальнейшем она всегда давала показания так, как нужно следователю. При этом гр-ка П. называла одну единственную фамилию – Андрей Шиянь, - сотрудник прокуратуры, который (как это не странно) даже не был включен прокурором Коршуном в следственную группу по этому делу.

Эту же фамилию назвала и сотрудница милиции, которая проводила личный досмотр обеих девушек. Она подтвердила, что на нее также оказывалось давление со стороны этого работника прокуратуры, который не стеснялся в выражениях и говорил очень оскорбительные вещи, не соответствующие действительности.

Версию прокурорской «натяжки» милицейского дела подтверждает и тот факт, что свидетельница П еще до описываемых нами событий проходила по делу о вымогательстве. Но когда она оговорила милиционера Шкарупу в суде, прокуратура это дело просто прекратила, хотя предварительное расследование проводила милиция…

Однако закрытие одного дела в обмен на оговор милиционера по другому оказалось не честным обменом. Заявив по научению прокуратуры о том что передала по поручению Шкарупы наркотики Пл, гражданка П фактически назвала себя соучастницей преступления милиционера. Суд сразу же арестовал ее и посадил вместе с оговоренным милиционером на скамью подсудимых. После этого она поняла, что ее просто использовали и начала говорить правду…

В связи с этим, суд направил материалы в прокуратуру Донецкой области для проведения проверки в отношении сотрудника прокуратуры Краматорска А. Шиянь, а милиционеру В. Шкарупе была изменена мера пресечения на подписку о невыезде и освобождение из-под стражи. В СИЗО он просидел более 5 месяцев…

Эта история еще не окончена, судебные слушания продолжаются, но, мягко говоря, странность действий прокуратуры Краматорска вызывает вопросы. Главный из которых – ради чего все это?

Мы не зря обращали внимание читателя на тот факт, что витринным милиционером-фальсификатором прокуратура начала делать Шкарупу после создания Антикризисной коалиции. Возвращение к власти Партии регионов изменило в Краматорске (впрочем, как и в других городах) многое: кроме политической ориентации нашей «неполитизированной» прокуратуры, изменилось и поведение тех, кто когда-то решил, что город является их вотчиной.

Назначенный на должность прокурора Краматорска летом 2005 года Григорий Коршун сразу бросил себя на амбразуру борьбы с преступностью, озвучивая милицейские материалы об уже возбужденных уголовных делах в отношении высокопоставленных лиц…. Тут и дело «изготовителя» избирательных урн «Термика», должностные лица которого умыкнули несколько миллионов бюджетных средств во время президентских выборов; и уголовное дело в отношении сотрудников налоговой инспекции; и дело в отношении местного депутата, «покупавшего» за бюджетные деньги несуществующие трамвайные вагоны для Краматорска; и по фактам хищений в Краматорском горводоканале… Естественно, что по всем делам проходили ярые приверженцы «Партии Регионов».

Но прокурорский пыл иссяк летом 2006 года, сразу после создания Антикризисной коалиции. Резонансные дела тихо сошли на нет, прокурор о них уже не упоминал. Зато городской отдел милиции Краматорска, возглавляемый героем резонансных телепрограм убитого Игоря Александрова, опальным в кучмовские часы экс-обоповцем Олегом Солодуном, тут-же начал подвергаться неустанному прокурорскому реагированию. Эту статистику проследить не сложно. С мая резко увеличилось количество уголовных дел, возвращенных прокуратурой Краматорска на дополнительное следствие, возросло количество отмененных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Ни для кого не секрет, что в последние годы Краматорск являлся сферой влияния трех, известных даже за его пределами, семейств: Скударей, Пшонок и Близнюков. Главой первого является руководитель Новокраматорского машиностроительного завода, нардеп от ПР Георгий Скударь, второго - нынешний заместитель генпрокурора Украины Виктор Пшонка; третье возглавляет председатель Донецкого облсовета Анатолий Близнюк.

В нашем случае милиция стала помехой всем троим семействам, поскольку возглавил ее после оранжевой революции, человек не подконтрольный ни одному из них – Олег Солодун. Естественно, «хозяевам города» не выгодно иметь в городе неподконтрольного силовика. Но поскольку против него лично накопать ничего не смогли, бить начали по тем, за кого он нес должностную и моральную ответственность – по простым милиционерам. Сначала регионал Скударь лишил горотдел дополнительного финансирования в виде ежемесячынх 25 тысяч гривен. Причин нардеп не скрывал: после того, как начали расследоваться дела по фальсификации президентских выборов сотрудниками НКМЗ, Скударь заявил, что прекращает финансирование горотдела из за преследований Солодуном простых членов избирательных комиссий. Потом новоизбранный мэр Геннадий Костюков открыто призвал чуть ли не байкотировать милицию по политическим мотивам. «Теплосеть подала на краматорский отдел милиции в суд. Городской голова Краматорска Геннадий Костюков поддержал такие действия работников Теплосети. В частности, он сказал:" Отключайте в этом году. Нормальный процесс будет. У них министр такой говорливый, прямо не наслушаешься, его б устами мед пить…» - цитирует мэра сайт Kramatorsk.info .

Если учесть, что О. Солодун был еще и соперником Костюкова на выборах мэра, то понятно, что его судьба, как начальника милиции была предрешена. После избрания нового мэра, местные газеты, контролируемые исполкомом и семейством Близнюков начали откровенную кампанию против местной милиции. Доходило до абсурда, когда СМИ цитировали мэра, заявлявшего, что чуть ли не милиция виновна в поджогах лифтов и что ее нужно отключить от воды, электричества, канализации В общем, судя по всему, арест милиционера Шкарупы, был одним из ударов по милиции, которую возглавлял неконтролируемый «отцами города» Солодун. Инструментом такого удара стала прокуратура…

Специфика Краматорской прокуратуры известна далеко за пределами Краматорска. Именно здесь начинал свою деятельность на прокурорской стезе нынешний заместитель Генерального прокурора Украины Виктор Пшонка. Именно во времена, когда Виктор Павлович был прокурором Краматорска, здесь сформировалась устойчивая организованная преступная группировка «17 Участок», печально прославившая Краматорск. Именно в Краматорске вспыхнул скандал, связанный с обвинениями в коррупции высшего правоохранительного звена Донецкой области со стороны экс-сотрудников УБОП Солодуна и Сербина. И именно этот конфликт, «незамеченный» прокуратурой, привел к убийству тележурналиста Игоря Александрова…

Там же, в Краматорске, семейное дело продолжил сын Виктора Павловича – Артем Пшонка. За мало кому известные «заслуги» в свои 26 лет он получил чин советника юстиции, что, в соответствии с воинским, соответствует званию подполковника. Видимо не случайно прокурорский подполковник должен был стать одним из главных героев четвертой, не вышедшей на экран, передачи Александрова…

Почему мы вспомнили об Артеме Викторовиче Пшонке? Потому, что вышеупомянутый следователь прокуратуры А. Шиянь, инструктировавший свидетелей давать «правильные» показания, представляется в Краматорске помощником сего славного народного депутата…

Елена Згурская, Сергей Гармаш, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: