Четверг, 18 октября 2018, 21:051539885900 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спаси мою жизнь!

Диагноз «раковая опухоль» мы привыкли воспринимать как приговор. Но ведь каждый по собственному опыту может привести примеры, когда люди, которые были обречены, остались жить. Даже в тяжелейших случаях есть смысл спасать жизни, отвоевывать у смерти годы, часы, секунды... Каждый год в Украине врачи обнаруживают онкологические новообразования более чем у 1000 детей. 70 % из них могут быть спасены…

Онко. Онкологические заболевания. Рак. - Страшно... Люди стараются даже не употреблять таких слов, чтобы хоть на слово быть дальше от этой беды. Существует даже такое поверье: во время, когда отходит душа болящего, рядом никого не должно быть, так как эта страшная болезнь может таким образом передаться. А еще отворяют настежь окна, чтобы она ушла дальше от дома. И закрываются от нее люди «глухотой», «слепотой», «равнодушием», «философией», пока она не шарахнет по мозгам, да так сильно, что достанет вплоть до души, до самого ее дна, туда, где интеллект бессилен. И ты стоишь перед этим фактом беспомощный как маленький ребенок, и единое, что ты можешь бесконечно, к одурению, прокручивать в своей главе – «Этого не может быть!»

Детское отделение Института онкологии. Первая детская палата, вторая, третья... Интеллект ждал черно-белых картин, но... Неправда, что можно забрать детство. У ребенка можно забрать лишь жизнь.

Когда на тебя направлено пять пар детских глаз, тяжело рассмотреть стены, которые давно уже требуют ремонта, переполненность палаты разнообразными стаканами, бутылочками, шприцами (для сохранения которых необходимы специальные шкафы, тумбочки и т.п. — их в больнице катастрофически не хватает), то, что за окном открывается ужасный вид — строительная площадка, превращенная в мусорник, который родители стараются прикрывать занавесками, жертвуя тем драгоценным солнечным светом, который эти дети видят лишь через окно.

Детство остается детством при любых обстоятельствах, так как оно есть, а не планирует быть. И от взрослых зависит, какое оно. В этих тяжелых обстоятельствах дети становятся чрезвычайно чувствительными и требуют особого как психологического, так и эстетичного окружения.

Дети здесь воспринимаются как единый мир, а мамы несут в себе каждая собственную историю. Они как тени – неотступные, неутомимые, готовые вечно сопровождать и поддерживать своих детей. Подавляющее большинство из них провели в этих стенах много дней и месяцев, но и до сих пор не имеют уверенности в выздоровлении своих детей. И они готовы продолжать этот бег на длинную дистанцию ради победы над страшной болезнью. Где только у них берутся силы, покой и терпение, когда боль проедает душу, а ум отказывается служить? Материнское сердце продолжает любить и верить.

Еще тяжелее смотреть на тех, кто попал сюда совсем недавно. В их глазах читается: «этого не может быть». Они даже на минуту боятся отойти от ребенка — вдруг сейчас придут и скажут, что все это ошибка... Высокий крепкий мужчина, готовый вызвать на поединок кого угодно, кто замахнется на счастье его семьи, раздавлен невидимым врагом - страшной болезнью, которая коварно завладела ценнейшим в его жизни — единственным сыном.

Тихой радостью брезжат глаза мам, дети которых выздоравливают. Кажется, все счастье материнства собралось в одном сердце, а любовь и нежность, сдерживаемые до недавнего времени страхом и хлопотами, щедро выливаются в этот мир, давая надежду тем, кто уже перестал верить.

Чем дольше я находилась среди этих детей, тем более понятными становились слова Сергея Владимировича Павлика, заведующего детского отделения: «Поверьте, все не так трагически». Лишь тот, кто стремится оградиться от этой проблемы, прикрывается трагизмом. Те же, кто каждый день ценой невероятных усилий спасают жизни наших детей, не без причин излучают оптимизм.

Дети ощущают это. Вопреки тому, что судьба научила их жить над пропастью, они не закрывают глаза на мир, в котором могут осуществляться мечты. Танечка, Сонечка, Влад, Саша, Иванка... В их взглядах возникают картины будущего, весьма «профессиональные» для такого возраста.

Диагноз «раковая опухоль» мы привыкли воспринимать как приговор. Говоря, ну что сделаешь, такая судьба. Но ведь каждый по собственному опыту может привести ряд примеров, когда люди, которые были обречены, остались жить. Даже в тяжелейших случаях есть смысл спасать жизни, отвоевывать у смерти года, часы, секунды...

Каждый год в Украине врачи обнаруживают онкологические новообразования более чем у 1000 детей. 70 % из них могут быть спасены, и при качественном лечении стать полноценными здоровыми людьми. 70 % – это много, это большая часть, за которую следует бороться.

К сожалению, практически лишь детское отделение Института онкологии АМН Украины может осуществлять полноценную диагностику, лечение и реабилитацию больной детворы. Здесь, за год диагностируют и консультируют около 3,5 тысяч детей из разных уголков Украины, около 300 человек каждый год проходят стационарное лечение.

По словам заведующего отделением Сергея Павлика, поток больных превышает возможности больницы. В современной медицине химиотерапия наиболее эффективна в лечении раковых опухолей, и в ней применяются наиболее токсичные препараты, которые вызовут многочисленные осложнения. Для их преодоления необходимы особые клинические условия. И в детском отделении Института онкологии, несмотря на самоотверженную работу врачей, из-за недостаточного финансирования и отсутствия современного медицинского оборудования много детей теряют свой шанс на выздоровление.

Государственного финансирования хватает лишь на 70 % «химии» и 50 % сопроводительных препаратов, а о медицинском оборудовании и слов нет. Потребности детского отделения для Института онкологии всегда на первом месте, и институт тоже не может обеспечить всем необходимым за счет собственных средств. «В детском отделении происходит намного на много более интенсивнее лечение, чем в других, — рассказывает Сергей Владимирович. — Мы в день только лишь шприцев используем как 10 отделений для взрослых. Если взрослые получают после операции 1-2 укола, то дети — 10-20, это без учета введения лекарства через катетеры (при этом количество шприцев, бинтов, перчаток и других сопроводительных материалов очень большое). Также существует острая необходимость в реактивах для анализатора кислотно-щелочного равновесия, который используется после операций и в кризисных ситуациях».

Еще одна проблема – в отделении не хватает медсестер. За ставку в 500 гривен киевляне работать не хотят, а иногородним негде жить. По подсчетам сотрудников отделения, медсестра в день должна сделать 300 уколов, а еще заправить 20 капельниц с химиопрепаратами. Это просто физически невозможно. Мамы, которые постоянно находятся с детьми, многое делают сами: меняют бутылочки в капельницах, осуществляют текущую уборку. Работники отделения ищут выход из ситуации своими силами, так как сейчас вакансии медсестер заняты лишь на 40%.

Конечно, и в этом можно увидеть только повод еще раз обругать правительство, Президента, государство. Но ведь государство — это мы, и наши дети ждут от нас спасения. Не следует совать голову в песок и прятаться от жестокой реальности, намного лучше подумать и сделать что-то ради этих детей.

Татьяна Ковтунович, для «Острова».

P.S. Группой инициативных людей, небезразличных к гуманитарным проблемам современного украинского общества, при содействии Благотворительного фонда «Сияние» начат социальный проект «ВРЯТУЙ МОЄ ЖИТТЯ». Проект предусматривает сбор благотворительных средств на приобретение необходимого медицинского оборудования и препаратов для детского отделения Института онкологии АМНУ в г. Киеве, ул. М. Ломоносова, 33/43.

Желающие могут перечислить деньги на счет № 26004052708339 Благотворительного фонда «Сияние» (код ЕДРПОУ 34294522) в Печерском отделении Приватбанка (МФО 300711, код ОКПО 21705696).

Контактный телефон в Киеве: (044) 233-55-77.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: