Воскресенье, 20 мая 2018, 13:171526811456 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Кто убил Брагина? Ахметов в списке свидетелей

22 февраля в Донецком апелляционном суде началось слушание дела по обвинению бывшего майора милиции Вячеслава Синенко в убийстве нескольких человек и покушении на убийство с использованием взрывного устройства на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года. Как известно, в результате взрыва на стадионе погиб президент футбольного клуба "Шахтер" Александр Брагин, а также люди из его охраны.

В зал судебных заседаний 56-летнего В. Синенко вносят на носилках – у него парализованы ноги. Конвой помогает подсудимому сесть, и все заседание он проводит сидя. Как утверждает сам В. Синенко, причиной паралича ног стало жестокое физическое воздействие со стороны работников УБОП Луганской области.

В ходе процесса В. Синенко говорит на украинском языке.

Во время первого заседания 22 февраля В. Синенко зачитал суду свое заявление, в котором, в частности утверждает:

- дана справа є фальсифікованою і історія начебто моєї причетності до справи почалася ще в 1997 році, коли я дав інтерв’ю журналісту І. Александрову, про корупцію серед працівників Донецької міліції та прокуратури. За такі мої дії, вже тоді мене хотіли вбити, про що свідчить збройний напад на мене 5.08.98 року на моє життя;

- моя смерть потрібна була Ахметову, бо я як працівник міліції затримав та мав всі підстави пред’явити обвинувачення одному з його бойовиків Рухманову. Затриманий Рухманов був відпущений на волю по вказівці прокурора Донецької області Васильєва;

- під час перебування в лікарні про деталі цього злочину та осіб, причетних до інших злочинів в Донецьку високопосадовців на обласному рівні, я розповів журналісту І.Александрову, той опублікував матеріал, через що, як я вважаю, і загинув;

- я був попереджений про загрозу моєму життю та членам моєї сім’ї, приймаючи ці погрози як реальні, знаючи, як розправлялися з іншими неугодними Ахметову людьми, з допомогою тодішнього прокурора Донецької області Васильєва, я змушений був з сім’єю залишити країну.

В заявлении В. Синенко также утверждает, что после его экстрадиции в Украину и ареста он находился в СИЗО №17 г. Луганска. В этом СИЗО к В. Синенко якобы летом 2005 года пришли два сотрудника УБОП и предложили дать показания о встречах бывшего премьер-министра Украины П.Лазаренко с некими Кушниром и Алиевым. В. Синенко отказался дать такие показания, поскольку информацией об этом не располагал.

В своем заявлении суду В. Синенко официально заявляет:

- я не приймав та не міг приймати участі в підготовці та здійсненні вибуху на стадіоні "Шахтар";

- справа проти мене фальсифікована в угоду спочатку Генерального прокурора Василєву, а пізніше за мою відмову свідчити проти інших осіб;

- ніяких стосунків з Кушніром я не мав;

- намагання витребувати від мене свідчення проти П. Лазаренка є додатковим підтвердженням фактів застосування недопустимих методів при розслідувані справ, про фальсифікацію доказів не тільки в моїй справі.

Во время второго заседания 23 февраля суд попросил В. Синенко рассказать о себе, работе, а также о дне 15 октября 1995 года, когда на стадионе "Шахтер" произошел взрыв.

В. Синенко коротко рассказал суду свою биографию – родился в Старобешевском районе Донецкой области, после школы пошел работать, затем была служба в армии, а после этого – работа в милиции г. Донецка на разных должностях вплоть до увольнения на пенсию в 1997 году.

Говоря о дне 15 октября, В. Синенко в качестве предыстории коснулся своих взаимоотношений с криминальным миром Донецка, который, по словам подсудимого, он хорошо знал.

Так, он подтвердил, что хорошо знал Ахатя Брагина и бывал в его магазине. В. Синенко считает, что Брагин был человеком "очень порядочным, логичным" и В. Синенко его "по- своему ценил". Однако при этом В. Синенко вспомнил случай, когда люди Брагина мошенническим способом завладели автомобилем "Волга", В. Синенко "решал вопрос", в результате чего машина была возвращена владельцу.

В. Синенко также рассказал суду о некоем Евгении Кушнире, которого он назвал "известным мошенником" и осведомителем ОБХСС. При этом В. Синенко упомянул случай подмены бриллиантов, в котором якобы был замешан Е. Кушнир.

В. Синенко также вспомнил, что знал Гиви Немсадзе (Г. Немсадзе – лидер преступной группировки, на счету которой несколько десятков убийств и других тяжких преступлений – "Остров").

Подсудимый подробно, в деталях, рассказал о том, как провел день 15 октября 1995 года и назвал суду фамилии людей, которые видели его в тот день на концерте Любови Успенской в киноконцертном комплексе "Донецк" и могут подтвердить алиби В. Синенко.

В. Синенко также рассказал суду о некоторых эпизодах своей работы в милиции, в частности, о задержании некого Рухманова, которого он в своем заявлении называет «боевиком Ахметова».

Со слов В. Синенко, задержание Рухманова произошло фактически случайно. Выехав по вызову к одному из домов в Калининском районе Донецка, В. Синенко вместе со своим сотрудником по фамилии Шепелев увидели подозрительно, не по сезону тепло одетого мужчину с сумкой. В. Синенко достал пистолет и приказал мужчине открыть сумку. В сумке оказался автомат Калашникова с перевязанными вместе двумя магазинами. Мужчину посадили в машину и обыскали. В этот момент послышались выстрелы из автоматического оружия и пистолетов. Вскоре из-за дома вышли двое молодых с автоматами, подошли к мусорному контейнеру и бросили в него автоматы. Парни достали пистолеты "ТТ", передернули затворы, сели в машину и быстро уехали.

В. Синенко, Шепелев и задержанный ими Рухманов сидели в "Москвиче" с тонированными стеклами, и все видели. После этого объехали дом, за которым увидели уткнувшийся в дерево джип, в котором находился расстрелянный мужчина, еще один мужчина лежал в луже крови рядом с машиной. Шепелев якобы опознал в убитых Фролова и его зятя Фурсова.

По словам подсудимого, после этого они доставили в райотдел Рухманова. Вскоре, утверждает В. Синенко, в его адрес пошли телефонные угрозы, резко изменилось отношение начальства, и В. Синенко стали вынуждать уйти на пенсию. При этом В. Синенко отметил, что угрозы поступали только в его адрес, а Шепелеву никто не угрожал.

Рассказывая все это, В. Синенко акцентировал, что он "пожалел, что задержал Рухманова" и "на тот момент милиция не была самостоятельной, она приспосабливалась под криминальный мир"…

Опасаясь за свою жизнь, В. Синенко установил в своей квартире металлическую дверь, а на окна – решетки.

Вспоминая встречи в этот период, В. Синенко упомянул некого Али Мирзоевича Омарова, мастера спорта международного класса по борьбе, который, по словам В. Синенко, приходил к нему домой и говорил, что "ты неправильно себя ведешь".

В. Синенко стал еще больше опасаться за свою жизнь, вспомнив, что А. Омаров якобы убил кинжалом участкового инспектора Ворошиловского района Донецка, когда тот пришел к А. Омарову с проверкой. В. Синенко при этом указал, что А. Омаров не понес заслуженного наказания за убийство.

В. Синенко написал рапорт руководству УВД Донецкой области с просьбой обеспечить его безопасность из-за угрозы жизни.

В. Синенко также сообщил суду, что однажды имел в этот период короткую беседу с Владимиром Степановичем Малышевым, которого "тогда уважал" (В.С. Малышев - бывший начальник УМВД Украины в Донецкой области, после добровольного ухода с должности в 2005 году занял пост начальника службы безопасности компании Систем Кэпитал Менеджмент). "Он первый мне сказал: куда ты, дурак, лезешь", - вспоминает В. Синенко.

В. Синенко также подробно рассказал, что в конце февраля - начале марта 1997 года его вызвал заместитель начальника УВД области Анатолий Волощук и сообщил, что взрыв на стадионе "Шахтер" организовал Е. Кушнир, и теперь его надо выкрасть, потому что "Кушнир никому не нужен".

А. Волощук, по словам В. Синенко, уточнил, что "все готово, его нужно выкрасть, а потом он исчезнет". В. Синенко предложил А. Волощуку не похищать Е. Кушнира, а просто задержать. В конечном итоге, В. Синенко отказался реализовывать предложение А. Волощука, на что тот ему якобы ответил: "Дурак, я думал, ты понимаешь". При этом А. Волощук якобы предупредил В. Синенко:"Ты со мной не встречался, не видел, если что-то случится – вини себя".

После этого, по утверждению В. Синенко, в течение нескольких недель его уволили из органов внутренних дел, и вскоре он заметил, что за ним следят.

Далее В. Синенко подробно рассказал о том, как 5 мая 1998 года у больницы Калинина в Донецке он был расстрелян из автоматического оружия, в результате чего получил ранение в бедро и чудом остался жив.

По словам В. Синенко, он ждал покушения. Он шел по улице, в руках у него были пакет и ведро, и когда ему навстречу вышли два молодых человека. Не доходя до В. Синенко, один из парней выхватил короткоствольный автомат с глушителем, но прицельных выстрелов произвести не успел – В. Синенко бросил в его сторону ведро и пакет, а сам прыгнул за обочину дороги. Стрелявшие ему вслед нанесли лишь одно ранение – пуля попала в бедро В. Синенко. Пострадавший пытался уехать с места происшествия на первой попавшейся машине, но его вытолкали, и он сразу спрятался в кустах. Оттуда, по словам В. Синенко, он наблюдал, как к месту происшествия спустя несколько минут на "Мерседесе" приехал А. Волощук. По мнению В. Синенко, не увидев трупа на месте покушения, А. Волощук быстро уехал.

В. Синенко также рассказал, что после лечения в больнице УВД он дал интервью нескольким донецким журналистам, а также рассказал о А. Волощуке славянскому журналисту Игорю Александрову.

И. Александров якобы успокоил В. Синенко, что "тебя никто не убьет", пообещав, что попросит в СБУ взять ситуацию на контроль. "Я ему все подробности рассказал о Рубане, о Ляшко, о преступлениях, кто был уничтожен…", - сказал В. Синенко.

Однако вскоре И. Александров предупредил В. Синенко, что его жизнь находится в опасности и В. Синенко нужно скрыться.

В. Синенко рассказал, что он после этого выехал из Донецка, прятался у родственников, а в августе 1999 года выехал с семьей в Грецию, где прожил до 2004 года.

На вопрос суда, каким образом он выехал за границу, В. Синенко пояснил, что загранпаспорт он получил благодаря усилиям жены, и в Грецию выехал легально.

В Греции В. Синенко, по его словам, легально жил и работал в Афинах, пока не узнал, что объявлен в розыск. После этого он сразу через Интернет обратился в одну из правозащитных организаций в Англии с просьбой предоставить убежище. На следующий день, 29 марта 2004 года, к В. Синенко прибыла полиция и его задержали, а затем экстрадировали в Украину.

В. Синенко также сообщил, что после его бегства у его родителей был произведен незаконный, по его мнению, обыск, в ходе которого была изъята его коллекция кинжалов, икон, а также картина И. Айвазовского "Вечер на море". При этом В. Синенко уточнил, что часть изъятого потом вернули, но картину не вернули, а коллекцию икон подменили.

На уточняющие вопросы суда В. Синенко ответил, что знал всю охрану Брагина, но внеслужебных отношений с этими людьми не поддерживал.

В. Синенко подчеркнул, что его дело сфальсифицировано. На вопрос представителя обвинения, кому было выгодно фальсифицировать дело, В. Синенко заявил: "Все сделано по заказу Геннадия Васильева, бывшего прокурора Донецкой области".

В судебном заседании объявлен перерыв до 6 марта 2006 года. Судья попросил сторону обвинения обеспечить к следующему заседанию явку свидетелей и потерпевших.

По делу проходит семь потерпевших и несколько десятков свидетелей, в том числе Ринат Ахметов. Никто из потерпевших и свидетелей в судебное заседание 23 февраля не явились.

Ярослав Колгушев, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: