Вверх

Сорос как альтернатива Ахметову

Фонд Джорджа Сороса «Відродження» в Донецке не очень популярен. Объяснять почему, - не стоит. Избирательная кампания, построенная на противопоставлении регионов и раскрутке антизападных настроений, сделала свое дело. Сотрудники «Острова» тоже попадали в число врагов народа из-за того, что на нашей главной страничке висит ссылка на «Відродження». В минувшую среду в Донецк прилетел исполнительный директор этого фонда Евгений Быстрицкий в сопровождении руководителей некоторых программ фонда. После встреч с лидерами общественных организаций и журналистами Евгений Константинович ответил на несколько вопросов «Острова».

- Чем вызван визит в Донецк?

- Мы хотели увидеть настроение, тенденции деятельности и развития общественных организаций в Донбассе и, прежде всего, в Донецке после выборов. Мы были здесь в декабре 2003 года, и сейчас нам просто стало интересно. А еще мы хотели сориентироваться, каким организациям мы могли бы помочь, и какие инициативы стоит поддерживать. Это первое. Второе – нам ясно сейчас, что Донецк, как, кстати, и некоторые другие регионы Украины, - особенный регион. К нему нужно развивать особенный подход. И мы хотели бы сегодня услышать и услышали от представителей общественных организаций - в чем заключается эта специфика и какие тенденции мы могли бы поддержать.

- Сегодня прозвучала цифра, что за пять лет размер грантовой поддержки «Відродження» общественным организациям Донецкой области составил сумму в четыре раза меньшую, чем той же Львовской области. Как это можно объяснить?

- Не за пять, - за четыре с половиной года. Мы объясняем это низкой активностью общественных организаций. А сегодня один из журналистов на пресс-конференции высказал такую мысль, что «теперь у вас будет больше грантов для Донецка, потому что, наверное, Ахметов перестанет финансировать некоторые общественные организации, они будут обращаться к вам». Мы понимаем, что это шутка, но в каждой шутке есть доля шутки.

- Как вообще оценивается развитие гражданского общества в Донецком регионе по сравнению с другими областями?

- Трудно говорить о развитии гражданского общества вообще. Очевидно, что есть группа развитых и продвинутых общественных организаций, которые здесь работают, и которые мы будем, безусловно, поддерживать. А с другой стороны, (и мы сегодня это сформулировали вместе с представителями гражданского сектора) до определенной степени в Донбассе нужно все начинать сначала. Речь о том, что есть сильный разрыв между немногочисленными, но сильными, действительно работающими организациями, и всеми остальными, которые созданы либо политическими силами, либо админимстрациями разных уровней с прагматичными интересами. Мы считаем их искусственными общественными организациями. Так вот, есть большой разрыв между 10-15 ведущих ОО и тем, что нет новых организаций, не создаются активные, честные общественные организации. То есть говорят, что за последние 5 лет в Донецкой области есть определенный регресс в понимании граждан того, что они могут сделать, организовавшись в общественную организацию.

- Существует устоявшееся мнение, что после оранжевой революции, в финансировании которой, кстати, считают причастными иностранные фонды, они сворачивают свое финансирование в Украине. Это правда?

- Нет, это не так. Потому что, во-первых, революция делалась не на деньги фондов, - никаких фондов не хватило бы, чтоб поддержать все, что происходило в Украине, а именно борьбу граждан за свои демократические права. А второе - наоборот, я могу говорить об этом ответственно, иностранные доноры заинтересованы Украиной. Они просто не знают, как подойти сейчас к Украине. И чтоб помочь им, мы сейчас создали организацию «Украинский форум грантодателей», которая пригласила иностранных доноров, - более чем 200 тех европейских и международных доноров, которые работают в Европе и, скажем в Южной Америке, - в Киев, и тут в октябре состоится Ассамблея восточной группы грантодателей. Это ветка от европейского центра фондов, организации, которая координирует всемирные донорские организации. Таких сейчас больше 500 и их совместный капитал – это сотни миллиардов долларов и евро.

Здесь я хотел бы отметить, что мало кто понимает, что такое донорство вообще. Когда есть конкурентное общество, общество с рыночной экономикой, или как мы раньше сказали бы – капиталистическое, в таких обществах есть корпорации и отдельные люди, которые зарабатывают очень много денег. Это сверхприбыли. Так вот сейчас, в западном мире, благодаря донорским организациям, создан социальный институт для перераспределения этих сверхприбылей. Это то, о чем мечтали коммунисты, - чтоб все было справедливо распределено, - но у них ничего этого не вышло. А сейчас в демократических обществах эта сверхприбыль распределяется донорскими организациями с помощью общества. То есть, если упростить мое пояснение, это приблизительно выглядит так: общественность страны сама контролирует и распределяет сверхприбыль. Это примерно как в нашем фонде – часть сверхприбыли господина Сороса распределяется украинцами, которые на общественных началах работают в программных советах фонда «Відродження». Примерно так сейчас работают доноры.

- Почему так получилось, что почти все, кто получал иностранные гранты, так или иначе, на последних выборах были сторонниками Ющенко?

- Да, нас и во время избирательной компании обвиняли, что мы поддерживаем Ющенко. Нет, мы не поддерживали ни одну политическую силу. Дело в том, что в принципе, лозунги кампании Ющенко были за демократию, за демократические преобразования, против коррупции. Естественно эти лозунги не могли не быть близкими активистам гражданского общества. Фактически, фонд поддерживал честные, прозрачные выборы и общественные организации, которые борются за демократизацию общества. То есть, это совпадение намерений. Но сейчас, после выборов, когда начала работать новая власть, мы с такой же радостью будем давать и уже даем гранты общественным организациям, чтоб они контролировали новую власть, ставили ее под контроль гражданского общества.

- Вы сегодня говорили, что во время парламентских выборов будете финансировать экзит-полы.

- У нас есть планы во время выборов финансировать общеукраинский экзит-пол, потому что все равно выборы нужно контролировать. Это хороший способ контроля над результатами выборов – опрос на выходе избирателей. А с другой стороны мы возьмем два-три особенно интересных региона, где снова может быть использование админресурса, и там сделаем опрос избирателей на выходе, чтоб проконтролировать, был ли использован админресурс в той или иной области.

- Как Вы сами оцениваете эффективность использования средств фонда, каков КПД?

- Вы знаете, я, по крайней мере, верю, что финансовая отчетность, а мы требуем очень жесткую финансовую отчетность, не дает возможности злоупотреблять нашими средствами. Хотя, очевидно, некоторые проекты не являются эффективными, или, по крайней мере, их эффективность затянута во времени. Есть ощущение, что фонд в целом действует правильно, он нужен обществу. У нас все-таки благотворительный фонд, значит, мы должны работать на благотворительность. Кстати, один умный человек сказал: «благотворительность это когда даешь деньги и не спрашиваешь на что». То есть, мы все-таки фонд, который не чисто меценатские функции выполняет. Мы фонд, который хотел бы помочь развитию открытого демократического общества. Мы фонд развития общества. Чтоб себя обезопасить, мы публикуем все гранты которые мы дали, и тогда сосед может сказать: ага, вы дали деньги моему соседу, а он их потратил не туда. И это создаст гражданский самоконтроль в обществе. И вместе с тем, мы стараемся общаться с общественными организациями, чтоб знать кто они такие, чтоб не давать деньги случайным организациям. Ну и последнее, все-таки гранты у нас выдают украинцы, то есть эксперты в общественных советах программ, а они знают фактуру, знают общественные организации, и мы верим, что благодаря этому, в отличие от других фондов, у нас отдача от грантов больше.

ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: