Вторник, 14 августа 2018, 13:541534244067 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Беспрецедентная операция Краматорского ОБОПа

Накануне Пасхи в Санкт-Петербурге пропал топ-менеджер крупной российской энергетической компании «Ленэнерго». Он только что подписал крупный контракт с французами, через два часа должен был вылетать в Канаду, но исчез, не явившись на совещание к генеральному директору компании… На минувшей неделе «Остров» сообщал о предотвращении Краматорским ОБОПом заказного убийства управляющего директора российской энергетической компании. Сегодня мы предлагаем нашим читателям интервью с руководителем этого подразделения майором Михаилом Сербиным.

- Михаил, мы ранее давали информацию о предотвращении сотрудниками Краматорского ОБОПа убийства крупного Санкт-Петербургского предпринимателя, руководителя энергетической компании «Ленэнерго». Но хотелось бы узнать подробнее, как, собственно, краматорские обоповцы оказались причастными к событиям в северной столице России?

Что такое заказное убийство? - Это заказчик убийства и, как правило, один или несколько посредников до непосредственного исполнителя. В нашем случае, один из посредников в данном деле оказался родом из города Дружковка Донецкой области, а это территория обслуживания Краматорского ОБОПа. Он уже десять лет живет в Краснодаре, но здесь у него остались родственники и друзья, поэтому периодически он приезжает на родину. Вот в один из таких визитов он и обратился к своим давним товарищам с просьбой найти исполнителя убийства. Один из них согласился. Изначально ему пообещали 5 тысяч долларов, и хотя это смешная цена для такого преступления, из корыстных интересов он согласился найти такого человека за такие деньги. В январе этого года, посредник передал ему ксерокопию фотографии объекта убийства, и схему его проживания, передвижений и т.д. Тогда же ему были переданы 1,5 тысячи долларов из 5 в виде задатка.

- Как Вам стало об этом известно?

Оперативная информация. Плюс, этот человек, к которому обратился посредник, узнав о моем назначении начальником ОБОПа и не желая совершать преступления сам во всем сознался. Дело в том, что ранее я по роду своей деятельности в краматорском ОБПЕ еще в 1998 году пересекался с ним. Поэтому, естественно, когда меня восстановили в органах ( в 1999 году М. Сербин был уволен из органов МВД, после того, как стал расследовать причастность руководителя Краматорского ОБОПа к преступной группировке, затем, он вместе с О. Солодуном стал героем резонансных программ тележурналиста Игоря Александрова, из-за которых журналист был убит – «Остров») и назначили в ОБОП, он пришел ко мне и все рассказал. Ранее он не хотел приходить, потому что боялся утечки информации из милиции. Естественно, мы начали проверять эту информацию. В ее правдивости нас убедил факт разговора между этим гражданином и краснодарским посредником. Впоследствии нам удалось внедрить в эту цепочку, в качестве основного звена – исполнителей - двух сотрудников 7 отдела (УБОП) и запускать необходимую нам дезинформацию. Была организована встреча «исполнителей» с посредником, где «официально» был сделан заказ. На встрече цена, по нашей инициативе, возросла с 5 до 30 тысяч. Это более реальная цена за подобные преступления. Мы сделали это для того, чтоб человек почувствовал, что за дело взялись серьезные люди. Когда все это было задокументировано, я обратился в прокуратуру области и без бюрократических проволочек сразу было возбужден уголовное дело по факту приготовления к покушению на убийство. Нужно сказать, что это редкий случай, в том плане, что обычно можно носить 3-4 тома материалов месяцами и дела не возбуждают...

- Личность «заказанного» сыграла свою роль?

Я думаю, отчасти, да. Конечно, мы понимали, что если бы это убийство было совершено, то в России оно имело бы большой резонанс. Тем более, что незадолго до этого было покушение на Чубайса, а «Ленэнерго» входит в РАО ЕЭС…

- Учитывая неоднозначность милицейской репутации, кто-то еще в области был посвящен в это дело?

Естественно, обо всем было доложено начальнику областного УМВД Клюеву, который оказал необходимую помощь. Без него вообще ничего могло не получиться. Потом доложили замминистра Москалю. Он созвонился с Санкт-Петербургом и я вылетел в Питер.

- За счет государства?

С государства мы сейчас пытаемся вернуть хоть что-то, но это сложно. Тем более, учитывая оперативность наших действий.

- Как сработали российские коллеги?

«Ленэнерго» влиятельная в Санкт-Петербурге структура, поэтому там все завертелось очень быстро. Сразу же полетели оперативники в Краснодар, и там и в Питере начали искать возможные мотивы «заказа». Работали до глубокой ночи ежедневно…

- А «жертва» уже знал, что он объект готовящегося преступления?

Нет, он не знал. Постепенно в процессе расследования мы поняли, кто может быть заказчиком. Потом я вернулся в Украину и началась работа, так сказать «он-лайн». То есть, мы постоянно созванивались с россиянами, координировали наши действия. Нужно сказать, что вообще таких операций между Россией и Украиной еще не было. Это было, пожалуй, самым ценным – такое взаимопонимание между сотрудниками. Затем нам поступила информация из Краснодара, что возможный заказчик продает дом. После этого посредник привозит 5 тысяч задатка. «Киллеры» договорились с ним по деталям преступления и об условном знаке для отчета об убийстве. Это должен был быть звонок с Украины и фотографии с трупом жертвы.

- Сам «жертва» не мешал вам, он все-таки фигура публичная?

Это отдельный момент. «Заказанный» является топ-менеджером крупной бизнес-структуры. У него постоянные командировки за границу, крупные контракты, нам приходилось учитывать все это, и даже через службу безопасности «Ленэнерго» несколько корректировать. К тому же, нужно было учитывать и такой момент, как близкие и родственники «жертвы». Они с одной стороны не должны были ничего знать, а с другой – представьте какая психологическая травма, когда тебе говорят, что твой родственник пропал или убит.

- Когда «жертва» узнал о том, что он «заказан»?

В понедельник, 25 апреля, «жертва» подписывает контракт с французами на 100 миллионов долларов. Его вызывает к себе генеральный директор этой фирмы, его заместитель и начальник службы безопасности. Приглашают меня, я показываю доказательства «заказа». Потом мы выводим его из фирмы, усаживаем в машину и увозим. Затем в лесу, с помощью сотрудника Ленфильма, накладывается необходимый для инсценировки убийства грим. Все это снимается на фотопленку. Через некоторое время я даю команду, чтоб с Украины позвонили посреднику в Краснодар…

- Насколько я понял, родственники знали, что «жертва» пропал. А в средства массовой информации это не сообщалось?

Нет, в СМИ сообщений не было, поскольку такая информация могла ударить по биржевой стоимости компании и ее сделкам. Он просто пропал. Обычно, менеджер такого уровня если даже на 20 минут исчезает из поля зрения, то его сразу начинают искать. Тем более что он только подписал договор с французами, через полчаса должен был быть на совещании, но не явился, и через два часа должен был вместе с генеральным директором вылетать в Канаду. Естественно, сразу были подняты на ноги милиция, ФСБ… Нам важно было, чтоб в случае, если заказчик захочет проконтролировать исполнение заказа, а он имел такую возможность, поскольку знал людей из близкого окружения «жертвы», чтоб ему сказали, что человек действительно пропал. Все так и получилось. После этого посредник приехал в Украину и передал оставшиеся деньги. При этом он скастил на 5 тысяч цену, хотя как потом выяснилось, с заказчика взял все 30 тысяч.

- А когда заказчик узнал, что преступление лишь инсценировано?

Все это происходило накануне Пасхи, 30 апреля. После передачи денег здесь, мы выехали вслед за посредником в Краснодар. Когда мы увидели, что к посреднику приехал заказчик, что они сели в машину и начали рассматривать доказательства «убийства», мы их задержали. В настоящее время они арестованы.

- Каков был мотив преступления?

Месть, на почве ревности.

- В чем собственно уникальность данной операции? Мне, например, всегда казалось, что так все и должно происходить.

Это вы фильмов насмотрелись. Во-первых, есть масса материальных вопросов: поездки, проживание… - никто же ничего не финансирует. Во-вторых, есть технические сложности. А самое главное - процессуальные. Это бандитам разрешений не надо: приехал, деньги передал и все. А у нас такая бюрократическая система, что работать крайне сложно. Это проблема, наверное, даже большая, чем материальное обеспечение правоохранительных органов.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: