Вторник, 14 августа 2018, 12:091534237794 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

М.Клюев: Через два-три месяца милиция будет другая

В свете последних событий начальник Донецкой милиции Михаил Клюев – это тот человек, к которому накопилось, пожалуй, наибольшее количество вопросов. Вчера "Остров" попытался получить ответ на наиболее резонансные из них.

- Сейчас всплывают факты причастности милиции к фальсификации дела Александрова, убийству Вередюка, похищениям и убийству Жемова, братьев Карпенко Сложно представить, что такие вещи могли происходить, как минимум, без молчаливого согласия тех, кто сидел здесь в этом здании еще три месяца назад. У милиции есть к ним вопросы?

- Я понимаю логику этого вопроса. Но я на сегодня начальник УВД области и могу Вам сказать, что дела Александрова и Вередюка ведет Генеральная прокуратура. И все дела по убийствам ведут следователи прокуратуры. Я могу подтвердить факт, что два моих сотрудника, один из которых начальник Макеевского УВД, задержаны в порядке ст. 115, и на сегодня арестованы. Какие они дали показания – я не могу сказать, потому что мы не допущены к этому делу. Посему, говорить о причастности к этим делам прежнего руководства я пока не могу. Мы только можем, как и все нормальные граждане, догадываться: кто и что мог знать, потому что и начальник отдела, где работали на тот момент эти два опера, на сегодня тоже арестован.

- Следующий вопрос сопричастен с первым, но уже точно в Вашей компетенции. Скажите, тем, кто после «раскрытия» дела Александрова получили повышение по службе, звания, правительственные награды, премии, - им все это так и останется?

- Я не знаю об этом, не готов сказать. Я тогда не работал в Донецке. На это надо дать время… Я думаю, что если будет приговор суда, то суд имеет право лишить и наград и званий.

- Известно ли Вам местонахождение акционеров «Белого лебедя» Такташева, Ахметова, Кия?

- У нас нет сведений о том, что они объявлены в розыск.

- Что можно сказать о местонахождении Рината Ахметова, Александра Заца, Сергея Клюева? Насколько близки к истине сообщения СМИ, что Зац может скрываться из-за причастности к убийству?

- Во-первых, у меня таких сведений нет, что они к чему-то причастны. Если бы мы их разыскивали, мы бы их объявили в розыск и уже нашли. Мы их не ищем. Это я Вам говорю откровенно.

- Действительно ли допросы по делу Колесникова длятся по 14 часов?

- Не знаю. Это следователь допрашивает, нужно его спрашивать. Понимаете, какая ситуация, - надо немножко раскрыть нашу простую систему, которая установлена УПК (Уголовно процессуальный кодекс – «Остров»). Кто возбуждает уголовное дело? – Орган дознания, коим является Управление, которое я возглавляю, следователь и прокурор. И если смотреть по иерархии, то орган дознания стоит ниже, чем следователь. Любой следователь: прокуратуры, суда, милиции имеет право написать мне отдельное поручение и я обязан его выполнить, несмотря на то, что следователь может быть лейтенантом, а я могу быть полковником. Если я этого не сделаю, то следователь имеет полное основание, - законом предусмотрено, - привлечь меня к ответственности. То, что мне поручил следователь, я не имею права разглашать, - это будет разглашение тайны следствия. И если журналиста не привлекут к ответственности, то меня мгновенно привлекут к уголовной ответственности за разглашение тайны следствия. Поэтому, те, поручения, которые нам дает следствие, я не имею права комментировать.

- Я понимаю. Просто сейчас очень многие донецкие бизнесмены говорят, что их вызывают в Донецкий, все-таки, УБОП, и ищут доказательства под дело Колесникова просто наобум…

- Следователь может приезжать и работать в любом месте, даже в помещении поселкового совета, в любом помещении. Потому что следователь по закону сам определяет целесообразность работы в той или иной местности, того или иного фактора, предусмотренного законом. Например, не рекомендуется вести допросы после 22 часов.

- Хорошо, а Ваши субъективные оценки дела Колесникова? Каковы его перспективы, есть ли доказательства кроме свидетельств потерпевших?

- Я думаю, что, судя по тому, как работает следствие, там достаточно доказательств. Я так думаю. Работа идет обыкновенная, как по обыкновенному уголовному делу. Я бы не выделял и другим бы не рекомендовал учитывать положение того или иного лица, потому что мы тогда сразу будем жить по понятиям. Если совершил преступление – нужно отвечать по закону. Это моя позиция. И она распространяется не только на этих субъектах, о которых мы сегодня говорим. Она распространяется и на работников милиции. Ведь не секрет, что мы до недавнего времени жили по двойным стандартам: если совершает правонарушение какой-то гражданский человек – он несет ответственность, а если это совершает работник милиции, то мы его наказываем – объявляем выговор, но если он совершил преступление, то мы его просто увольняем. На сегодня всей своей деятельностью и прокуратура, и милиция, и внутренняя безопасность, которая при милиции работает, и СБУ доказывает, что на сегодня двойных стандартов нет. Мы видим, что арестовываются, задерживаются работники милиции за совершение преступления. Могли мы подумать раньше, что такое будет возможно, что начальник Управления крупного города может быть арестован? Его бы уволили еще четыре года назад, я имею ввиду, задним числом, но такого бы не было.

- Сегодня можно говорить, что это уже система, или это зависит от того, что Луценко - в Киеве, Клюев – в Донецке? Убрать вас и все будет по старому?

- Нет, почему? – Есть и Баганец (прокурор Донецкой области – "Остров") в Донецке. Есть постановка этого вопроса, наверное, уже на более высоком уровне. Это уже на уровне президента. Например, если раньше милиционер совершал преступление, - была братская могила - всему подразделению объявлялось взыскание. Но он один совершал преступление, он ни с кем не советовался. Почему 20 человек должны были нести ответственность за те действия, на которые они не могли воздействовать? Ведь не секрет, что не то начальник УВД и его заместители наказывались, - даже заместители министра наказывались за то, что какой-то милиционер совершал преступление. Это ж был полный бред. Но сегодня этого нет. Если заместитель начальника следствия взял взятку. Брал для себя, хоть и говорил, что отнесет ее "всем, кому надо". Так вот, сегодня по Краматорску арестовали такого начальника следствия, и он будет нести ответственность. Он уже сидит в камере Донецкого СИЗО. Сегодня идет вопрос и по следователю Мариупольского горуправления, который вместо того, чтоб отправить дело в суд, спрятал его. Идет нормальный процесс, - это так и должно быть. Вот, когда говорят об ОБНОНе – «милиция ловит сама себя». Да не ловим мы сами себя. Порядочные ребята, ловят милиционера, который, злоупотребляя положением, торгует наркотиками. Это фактически уже не милиционер, а преступник, пробравшийся в наши ряды. А все говорят: как же так, он же наш. Психология еще срабатывает старая: «Это ж наш человек, как же мы можем сажать его в тюрьму!». – Да не наш он человек! Он был бандитом, он преступник, он мыслил преступно, его задача, используя все, что вокруг него есть: административный кодекс, уголовный, приказы… добыть себе деньги, изъять это у граждан. Это касается любых: и МРЕО, ГАИ, всех прочих. Это не наши люди, это люди, которые пробрались в милицию, чтоб зарабатывать деньги, совершая преступления.

- Бытует мнение, что в последние годы, все нормальные люди, профессионалы, которые не хотели работать в той системе, из милиции ушли.

- На сегодня, с начала года в области возбуждено 18 с лишним тысяч уголовных дел. Больше 6 тысяч уже ушло в суды. – Система продолжает работать. Не профессионал раскрывать уголовное дело не может. Мы на сегодня имеем яркие примеры, когда, например, по городу Донецку десятилетиями не изымались крупные объемы наркотиков, а сегодня они изымаются. Лейтенанты, старшие лейтенанты изымают крупные объемы концентрата, маковой соломки, - это что, не профессионалы? Мы на сегодня с начала года взяли стрелкового оружия уже больше, чем в прошлом году за весь год. Так кто это делает, не профессионалы? – Никогда не поверю. Я думаю, что есть 2-3% сотрудников, от которых нам надо просто жестко избавиться, и тогда милиция будет на другом уровне. Нарушения будут, но уровень будет другой. Поверьте мне, что через два-три месяца милиция будет другая. Психология меняется.

- А стимул к этому есть? За что жить милиционеру с его нынешней смешной зарплатой?

- Есть некоторые подразделения, где бытует мнение, что лучше взять взятку, чем раскрыть дело и получить за это какое-то поощрение. Но поверьте мне, если положить на весы взятку в тысячу долларов и премию в тысячу гривен, но за исполненный долг, то у нас 99,9% выберут честную тысячу гривен. Это основа всей милиции – похвала, подведение итогов, оценка работы, грамоты, звания, знаки за честно исполненный долг. В любом случае, они в массовом порядке побеждают эту грязь, которую мы ловим, а теперь не просто выгоняем, но и возбуждаем, арестовываем, отправляем в прокуратуру. Но есть не только моральные стимулы. У нас на сегодня очень серьезные поощрения. Например, работники патрульно-постовой службы, задержавшие по горячим следам преступника, поощрены денежной премией в 5 тысяч гривен. Работники ОБНОН за изъятие крупных объемов наркотиков поощряются серьезными денежными премиями – 2, 3, 5 тысяч. Не секрет, что за изъятие особо крупных объемов наркотиков мы обещаем премию до 20 тысяч гривен.

- Это человеку, или подразделению?

- Человеку.

- Недавно я читал о разгоне "негробанка" ( место незаконного обмена валюты иностранными гражданами в Донецке – «Остров»), но на днях шел мимо – процесс продолжается.

- Я вам скажу, что в любом случае идет противостояние между начальником и теми преступниками, которые пробрались в милицию и пытаются «крышевать» этот "негробанк", не выполняют своих обязанностей. Там "работают" иностранные граждане, которые совершают правонарушения в нашей стране. Они должны быть выдворены за пределы Украины.

- Вы работаете над этим?

- За то, что кое-кто не выполнял свои обязанности ранее, ряд лиц уже привлечены к дисциплинарной ответственности. Если не будут предприниматься меры и дальше, то эти сотрудники будут уволены. И мы найдем туда людей, которые просто будут выполнять свою работу. Я сделал туда несколько контрольных выездов. Стоят два милиционера, и, в это же время, за углом совершенно спокойно обменивается валюта

- Действительно ли дело о покушении на Пенчука (основной свидетель по делу Колесникова – «Остров») не дошло из милиции до прокуратуры.

- Я не готов сказать.

- Вы сообщили «Зеркалу недели», что есть еще 8 свидетелей по делу Колесникова. Это связано с тем же «Белым лебедем» или это уже другие факты?

- Другие факты.

- Как они всплыли, эти люди сами пришли к вам, или их нашли?

- Они установлены оперативным путем.

- Можно назвать предприятия, об акциях которых идет речь?

- Пока нельзя.

- В Донецке было совершено несколько громких убийств руководителей определенных предприятий, после чего владельцем этих предприятий становился один известный человек. Вы проверяете эти факты?

- Конечно.

- К Ахметову есть претензии?

- Вы спрашиваете такие факты, которые относятся к служебной тайне. Чем мы сейчас занимаемся – это озвучивать в прессе просто не правильно.

- Оказывается ли на Вас или на Ваших сотрудников какое-либо давление по делу Колесникова?

- На наших сотрудников нет. Вот на следователя, который ведет дело, пытаются оказывать давление. Пытаются людям преподнести, что это политический заказ и все прочее.

- В чем выражается давление?

- Во-первых, через палатки. Люди же не понимают, за что они стоят там, в этих палатках. Это ж неправильно. Выборы прошли. Идет простая работа милиции, прокуратуры, следствия. Я думаю, что это давление. Это незаконное давление.

- Раскройте тайну Вашего назначения, почему именно Вы? Действительно ли к этому причастен Бойко (Владимир Бойко - народный депутат, руководитель Мариупольского меткомбината им. Ильича – «Остров»)?

- Меня вызвал министр на собеседование. Что этому предшествовало, я не могу знать. Возможно, сработало то, что раньше я работал в областном управлении, но после назначения Малышева меня отсюда удалили в Мариуполь. Я здесь работал исполняющим обязанности начальника следственного управления УМВД. Министр говорит: «Я о Вас узнал, я Вам предлагаю должность начальника УВД. Вы согласны?». Я говорю: «Можно попробовать». Не поработав, не узнаешь, способен ты к этому или нет.

- В чем отличие работы сотрудников ГАИ сейчас от той, что была до Вашего прихода в должность?

- В организации. Чтобы не было единого «крутого» начальника города, сегодня штатная структура изменена. Теперь в Донецке будет два независимых друг от друга отдела ГАИ. Для того, чтобы начальники не были, так сказать, монополистами. А вообще недооценивать работу ГАИ опасно. Ведь что, в ГАИ во времена СССР не брали взяток? Да это и взятками нельзя назвать – поборы. Но именно в период предыдущих наших правителей, ГАИ, почему-то, стала чуть ли не главным врагом населения. В результате чего последовало ограничение полномочий, ущемление прав и обязанностей работников ГАИ. Как следствие мы получили огромный всплеск погибших в дорожно-транспортных происшествиях. За той маленькой толикой злоупотреблений, которые, несомненно, были, мы получили такой рост аварийности. Посмотрите статистику – на сколько увеличилась смертность в годы правления предпоследнего президента. Я считаю, что работник ГАИ попал под такое колесо по одной причине – это единственный человек, который стоит на дороге и останавливает любую машину. В демократическом обществе это было бы нормально. А так как у нас был тоталитарный режим, то «как вы можете остановить такого великого человека?»… - это вне закона, это неконституционно. Сегодня министерство пытается найти выход из этой ситуации. Во-первых, сегодня не существует планов: ты должен составить 10 или 20 протоколов. Во вторых, - сегодня принимаются меры по повышению зарплаты работникам ГАИ. В третьих, если раньше попавшегося на взятке увольняли, то на сегодня, как и всех работников милиции, его отправят в прокуратуру и в суд. То есть, сейчас происходит улучшение условий труда и, одновременно, усиление ответственности. К тому же, работники ГАИ работают с такой прослойкой нашего населения, которая нашла себя в жизни: это умные люди, они смогли заработать себе машины, реализовали себя. Это грамотные люди. Посему работникам ГАИ очень сложно работать, поскольку основная их масса имеет среднее образование. Я давно считаю, что любой сотрудник милиции должен иметь хотя бы высшее образование.

- Ожидается какое-то сокращение или наоборот увеличение количества Ваших сотрудников?

- Нет. На сегодня ни сокращения, ни увеличения не ожидается.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: