Вверх

Уже больше полугода в тюрьме в Италии содержится гражданин этой страны украинского происхождения, боец Нацгвардии Виталий Маркив. Итальянские следователи выдвинули Маркиву абсурдные обвинения в убийстве итальянского фотографа под осажденным Славянском, основанные на спорных и противоречивых публикациях в СМИ и показаниях журналистов. Несмотря на громкие заявления, украинская сторона, похоже, не предприняла до сих пор никаких существенных усилий ради его освобождения. Корреспондент "ОстроВа", побывав на месте происшествия, попыталась изучить обстоятельства гибели фотографа Андреа Рокелли и его российского переводчика Андрея Миронова

Перестрелки в Славянске начинались рано утром, как по расписанию, в районе четырех-пяти часов. Местные жители говорили: "Как фашисты", имея в виду "вероломное" нападение Германии на Советский Союз на рассвете 22 июня 1941 года. Самоходная артиллерийская установка "Нона" начинала палить с густо застроенной многоэтажками возвышенности— микрорайона Артема, — после чего быстро ретировалась. "Ответка" прилетала в предрассветные жилые кварталы.

В Славянске и его ближайших окрестностях всего две таких высоты. Микрорайон Артема, на северной окраине города, контролировала банда Игоря Гиркина. Гору Карачун под Славянском на юге — украинские войска. Обстрел из микрорайона велся именно по Карачуну — и отвечал тоже Карачун.



Вид с микрорайона Артема. Телевышка на Карачуне едва виднеется на фоне неба слева от центра фото

Венок в микрорайоне Артема над местом гибели от минометного обстрела мирного жителя. За деревом, на котором он висит, — жилая многоэтажка

Дорогу с Карачуна в Славянск пересекают рельсы: весной 2014 года сразу за ними стоял блок-пост боевиков. Затем, через несколько десятков метров, дорога делает развилку. Второй блок-пост стоял сразу у поворота налево, третий — за поворотом направо, у завода "Зевс Керамика". В начале мая на переезде перед первым блок-постом появился "бронепоезд" — несколько товарных составов, которые пригнали туда боевики, чтобы отгородиться от Карачуна. Через несколько дней он уже превратился в решето.

Улица Гончарная делает развилку, по обе стороны которой в мае 2014 года стояли блок-посты боевиков. Первый блок пост находился у того места ниже, где Гончарную пересекает дуга, на которой угадываются рельсы


Тот самый переезд в августе 2017 года. За крайним справа столбом на первом фото видна телевышка на Карачуне. На втором фото справа видна часть того рва, в котором прятались от обстрела иностранные фотографы, и сбитая электроопора

Свидетель противоречил и себе, и фактам

Утром 24 мая французский фотограф Уильям Рогелон позвонил одному жителю Славянска, который в то время работал таксистом, и, зная всего несколько слов по-русски, дал понять, что хочет ехать к "бронепоезду".

Француз работал за компанию с итальянским фотографом Андреа Рокелли и его российским переводчиком, известным правозащитником Андреем Мироновым. По словам того горожанина — человека, без содействия которого не появился бы этот текст, но который пожелал сохранить анонимность — именно Рогелон все время искал себе приключений.

Дмитрий — так в этом тексте будет назван помощник корреспондента "ОстроВа" — был одним из нескольких таксистов, выполнявших заказы этой компании. В тот день он ответил на просьбу француза отказом: у него не завелась машина. Около 17 часов дня у гостиницы, где жили Миронов и Рокелли (Рогелон жил в другом отеле, но к тому времени, очевидно, пришел к товарищам), троица взяла другое авто и все-таки отправилась под Карачун.

Как следует из показаний Уильяма Рогелона итальянским следователям, которые опубликовал в 2017 году ТСН, когда они приехали к "бронепоезду", на той территории никого не было. Это подтверждает и один из собеседников "ОстроВа": блок-посты в то время были оставлены. Внезапно появившийся у переезда местный житель предупредил Миронова, что надо прятаться, так как должен начаться обстрел, рассказал французский фотограф.

Дорога от одного из блок-постов на развилке ул. Гончарной в сторону переезда и Карачуна. На асфальте до сих пор виден след от работавшей там некогда "Ноны"

След от "Ноны" на асфальте, где стоял блок-пост боевиков на дороге к Карачуну

Фото сделано с места блок-поста, где отметилась "Нона", в направлении, где стоял еще один блок-пост. Именно там, у "Зевс Керамики", раненый французский фотограф Уильям Рогелон, убегая от обстрела, наткнулся, по его словам, на приблизительно три десятка боевиков

Для тогдашнего Славянска это обычная история — местных часто предупреждали о предстоящих боях. Рогелон в своих показаниях тоже говорит, что раньше до тех пор он и его спутники получали такие предупреждения. И если отмести версию, что украинские военные с Карачуна регулярно звонили вниз, чтобы сказать: "Иду на вы", надо думать, что боевики готовились таким образом к "ответкам" на запланированные нападения.

"Мистика" истории с незнакомым "пророком" поэтому не в якобы переданном им предупреждении, а в том, что, давая комментарии российским телевизионщикам сразу после происшествия, француз ни разу не упомянул конкретно кого-то пятого, помимо его с напарниками и таксиста. Речь вскользь заходила только о том, что в ров на обочине, куда вся компания прыгнула, спасаясь от обстрела, как показалось Рогелону, в какой-то момент прыгнул кто-то еще.

Местные "ополченцы" впоследствии, опираясь на его слова, даже искали третьего погибшего, помимо Миронова и Рокелли, но так никого и не нашли. Не помнит никакого местного вещуна и таксист, который привез иностранцев под Карачун, о чем "ОстроВу" известно из самых достоверных местных источников.

К тому же в комментарии одному из российских телеканалов сразу после происшествия, описывая его гораздо менее эмоционально и более обстоятельно, чем француз, этот человек, изначально отказавшийся показать лицо и назвать имя, тоже не сказал ни слова ни о каком пятом участнике сцены. Россиянин и его спутник погибли на глазах у таксиста. Опасность гибели во рву оказалась ровно такой же, как опасность гибели в машине, поэтому водитель решил попробовать все же уехать. Рогелон, выскочивший из рва вслед за ним, упал на дорогу после очередного выстрела, поэтому таксист подумал, что второй фотограф тоже убит. Стрельба не утихала, ему не оставалось ничего другого, как поскорее уехать.

Ров, в котором попытались спрятаться от обстрела Уильям Рогелон, Андреа Рокелли, Андрей Миронов и их водитель. Как видно по фото с переезда и спутниковым снимкам, часть рва у железной дороги — совершенно голая, однако большая его часть покрыта густым кустарником. Рокелли и другие, вероятно, прятались именно в этой второй его части

Таинственный гражданский появляется в комментарии Рогелона для Radio France Internationale. Там фотограф и вовсе утверждает, что этот мужчина был вместе с водителем и был убит. В мае 2017 года итальянское издание La Repubblica цитировало Рогелона, который на этот раз утверждал, что видел того никем не опознанного незнакомца не только живым, но и выбиравшимся из рва и уезжавшим вместе с таксистом, а в ров к нему и Рокелли с Мироновым прыгнул после того уже как будто кто-то шестой.

Итальянский суд говорит о "двоих (раненых) лицах украинской национальности, которых нет возможности идентифицировать", хотя таксист, которому действительно ранило кисть, был не только идентифицирован, но и как на работу ходил к украинским следователям давать показания. La Repubblica цитировала адвоката, которую наняла семья Андреа Рокелли, утверждавшую, что водитель путается в показаниях. На деле же это не он, а Уильям Рогелон в своих многочисленных комментариях выдавал все новые и новые противоречивые детали.

В первых комментариях российским телеканалам французский фотограф также констатировал, что не знает, велись ли обстрелы конкретно по приехавшим к железнодорожному переезду иностранцам. Направление выстрелов он и позже определял только тем, что они ударяли по забору "Зевс Керамики". При этом стрельба, как зафиксировало показания Рогелона следствие, велась изначально из автоматов. Однако с Карачуна сложно было бы попасть из автомата на территорию переезда и "Зевс Керамики" — слишком длинная дистанция.

Расстояние от Карачуна до переезда, как показывает спутниковая карта Google, — 1,64 км

В своих показаниях Рогелон почему-то утверждает, что жил в одной гостинице с Мироновым и Рокелли, хотя на самом деле это неправда. Сотрудники гостиницы подтвердили "ОстроВу", что их постояльцами были только итальянец и россиянин. Таксист Дмитрий подтверждает, что француз жил в другом отеле.

Из показаний Рогелона также следует, что все трое уже с утра намеревались ехать в Краматорск, и у "Зевс Керамики", оказавшись там по пути, вышли, чтобы пофотографировать "бронепоезд". Однако дорога на Краматорск не проходит у "Зевс Керамики", а сам Рогелон, как уже упоминалось выше, с утра просил Дмитрия отвезти его именно к железнодорожному переезду под Карачуном. Таксист, который поехал в итоге с иностранцами, в комментарии российскому телеканалу тоже четко указывал, что получил заказ отвезти их к "Зевс Керамике", а не в Краматорск.

Дальше в своих показаниях Рогелон говорит о пулемете, путая его с минометом. При этом, по его словам, выстрелы начинались издалека, а затем стали приближаться к людям у переезда. Их направление он определил тем, что, убегая в сторону, противоположную от выстрелов, натолкнулся на группу из приблизительно трех десятков боевиков.

Судьба рядового Маркива

В конце июня 2017 года в Италии по подозрению в особо жестоком убийстве Андреа Рокелли был задержан гражданин этой страны украинского происхождения Виталий Маркив.

Маркив родился в Тернопольской области, подростком уехал жить с мамой в Италию — вполне типичная история для семей украинских "заробитчан". До конца 2013 года парень работал в деревообрабатывающей промышленности, подрабатывал диджеем и фитнес-инструктором, увлекался парашютным спортом. Когда начались протесты на Майдане, Маркив отправился в Киев, оттуда позже — добровольцем на фронт. В составе батальона Нацгвардии, позже названного в честь генерала Сергея Кульчицкого, он попал на Карачун, где также располагалась одна рота 95-й бригады Вооруженных сил Украины.

Обвинения против Виталия Маркива основывались на показаниях и публикациях трех итальянских журналистов. Вычислить беседовавшего с ними военного было несложно — он был единственным на Карачуне, кто владел итальянским языком. Следствие, сопоставив данные, нашло Маркива среди "друзей" журналистов в Facebook. Затем началось прослушивание телефонных разговоров его матери и отчима. Под арест украинец попал, когда приехал домой проведать родителей.

На основании публикаций и показаний журналистов суд пришел к заключению, что Маркив, будучи неустановленного ранга командиром, 24 мая 2014 года отдал приказ стрелять по людям за переездом, на территории, контролируемой боевиками Гиркина, поскольку с Карачуна тогда стреляли "по всему, что шевелится, в радиусе 2 км". На самом же деле, что подтверждается не только позицией украинской стороны, но и независимыми авторитетными свидетельствами, у бойцов Нацгвардии на Карачуне вообще не было минометов, а Маркив был простым солдатом и не мог отдать приказ открыть стрельбу. Кроме того, его рота располагалась на этой возвышенности так, что переезд был едва виден.

Защищая Виталия Маркива, украинская сторона старается при этом не педалировать факта наличия минометов у 95-й бригады, которая как раз способна была вести тот обстрел. Математические расчеты подтверждают, что дорога от переезда и до развилки могла просматриваться с Карачуна. По украинской версии, минометный обстрел вели незаконные вооруженные формирования из Славянска. Однако пока никаких доказательств этой версии представлено не было, единственным вероятным местом, откуда могли стрелять по фотографам из миномета, остается Карачун.

В момент приезда Рокелли, Миронова, Рогелона и их водителя, на блок-постах у переезда и "Зевс Керамики", как уже отмечалось, никого не было. На самом деле это место с самого начала боевых действий считалось опасным. Фотограф Василий Максимов в опубликованной им фотохронике событий апреля-мая в Славянске под фотографией от 7 мая писал: "С Карачуна в район завода "Зевс-Керамик" стали падать 120 мм мины. Андреевский переезд стал стремноватым. Когда мы приезжали, даже уже знакомые сепаратисты нам говорили: "Вы что, бессмертные, что ли?""

Таким образом, итальянец, француз и россиянин проехали к переезду как бы никем не замеченными. Вполне вероятно, что стрелять начали из автоматов боевики — либо увидев вдруг у "бронепоезда" непрошенных гостей и желая их припугнуть, чтобы те убрались, либо и вовсе о них не зная и попросту провоцируя Карачун на ответ. По этой версии, пальба из минометов с Карачуна началась в ответ на автоматные очереди, когда на горе решили, что стрельбу, как случалось уже не раз, боевики открыли по горе. Как видно по следам от снарядов, территорию сразу за переездом просто поливали из минометов. Однако суд исключил, что стрельба имела политическую мотивацию — убийство журналистов, — на чем спекулировали итальянские СМИ.

Забор вокруг территории "Зевс Керамики" со следами обстрела. Ров, где прятались иностранные фотографы — по другую сторону дороги

Со дня ареста Виталия Маркива прошло уже больше полугода. Обосновывая необходимость содержания его под стражей, суд утверждал, что в ином случае парень вернется в Украину и вряд ли будет сотрудничать со следствием. Наверняка понимая всю абсурдность выдвинутых против украинца обвинений, итальянское следствие, очевидно, продолжает удерживать его как ценного свидетеля — не доверяя тем материалам, которые предоставило следствие украинское. И это на самом деле провал украинского государства, какую бы мину ни делали при этом публичные защитники Виталия из МВД, Минобороны и МИД. Маркива могут держать под стражей до тех пор, пока украинская сторона не проведет полноценного расследования и не выложит на стол все карты.

Юлия Абибок, "ОстроВ"


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: