Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Недавно, лидер "Айдара" Валентин Лихолит ("Батя") заявил в интервью, что по подсчетам Штаба освобождения патриотов, в Украине сидят 10 тысяч добровольцев. И такую же цифру - 10 тысяч - назвал лидер других "добровольцев", - российских, - Александр Бородай, говоря о членах возглавляемого им Союза Добровольцев Донбасса. На съезде последних в Ростове, говорили о том, что они еще вернутся на Донбасс – чуйка у них такая. А наши, - те, кто им противостоял, - в тюрьмах отпраздновали День защитников Украины... Так складываются судьбы военных в наше НЕвоенное время…

Власть Украины патриотов сажает. Кого - за дело, кого - за компанию. Зато сотрудничает с террористами. И речь уже не о многомиллиардном торговом обороте с ними, не о "коридорах" из котлов, в которых враг, как в тире, расстреливает наших бойцов…

"Согласно пояснений прокурора установлено, что в ходе досудебного расследования не было установлено ни одного факта совершения Корсунским С.О других преступлений, кроме участия в террористической организации. При этом Корсунский С.О. добровольно сообщил правоохранительным органам о деятельности террористической организации "ЛНР" и способствовал раскрытию преступлений организации "ЛНР".

Это фрагмент решения Троицкого районного суда (Луганская обл.), который, по ходатайству прокурора, освободил "лидера Армии Юго-Востока" Сергея Корсунского из-под стражи. На минуточку – с подачи прокурора суд не нашел "ни одного факта совершения Корсунским С.О других преступлений, кроме участия в террористической организации". То есть, участие в террористической организации суд все-таки установил! Но, его, тем не менее, отпускают…

До этого, Корсунский неоднократно заявлял о своих контактах с Парубием, Турчиновым, Пашинским, народными депутатами от Оппозиционного блока, председателем СБУ Грицаком…

А вот, ушедший на фронт с Майдана, боец "Айдара" Роман Щуров (позывной "Спикер"), с террористами не сотрудничал, связями в политическом бомонде Украины похвастаться не может, поэтому сидит в Бахмутском СИЗО. Сидит и вспоминает Сережу Корсунского, который, по его словам, допрашивал его в июле 2014 года в Перевальске и отдал команду расстрелять…

"Этот товарищ, когда нас заводили на допрос, в контрразведку, в Перевальске, он меня допрашивал. Он лично отдавал приказ расстрелять. Нас до этого два раза уже водили на расстрел. И теперь повезли третий раз, но кинули в яму. Так вот вчера этого товарища, он 8 месяцев просидел, его освободили. СБУ его взяла, но потом пояснили, что он пошел на угоду со следствием, рассказал очень много о "ЛНР", поэтому его освободили. С его подачи при мне двух парней с "Правого сектора" расстреляли. Нам просто щелкнули в затылок…", - рассказывает Роман.

Потом в камере начинается какое-то движение, шум. Телефоны в СИЗО запрещены… При следующем сеансе связи Роман рассказывает подробнее.

- В июле 2014 года я своей группой попал в плен в городе Красный Луч. Сначала нас привезли в Краснолучское СБУ, но утром, около 5 часов, началась бомбежка и они в панике переправили нас в Перевальск, к полевому командиру "Батя" ("Батискаф"), - такой ушастый, маленький, сейчас его уже прибили.

Там нас привезли сначала в ДК, держали там трое суток, и после этого повели на допрос в контрразведку. Это было здание недалеко от ДК. Кстати, ноги мне связали флагом Партии регионов. Там ноги освободили, глаза тоже, а руки остались связаны. Стали задавать вопросы: кто-что? У нас легенда жесткая была, что я забираю тещу, тестя с Первомайского…

Рядом с контрразведчиком, что меня допрашивал, - то ли Петрович, то ли Палыч, - сидел этот товарищ, Сергей Корсунский. Почему запомнил? – Потому что у него на шее висел, - не поверишь, – бейдж. Я тогда еще подумал, что интересно: вот помню, какая-то битва при Корсуне была, а кто победил, наши или нет – не помню. Вот такие мысли у меня были в тот момент. Почему и ассоциация с этой фамилией резко у меня в голову впала. Почему с бейджем? – у них тогда комендантский час ввели, всех кто без бейджа ночью - задерживали.

 С. Корсунский и первый лидер "ЛНР" В. Болотов. На обоих - бейджи

По телеку в этот момент что-то шло, типа "Раша-тудей", передавали что-то насчет военных действий. Он начал орать: вот вы, укропы, что вы делаете с мирным населением! видишь, что вы творите! Потом этот Палыч-Петрович допрашивал, а этот ему указания давал постоянно, что спрашивать. И в конце он говорит, что мы его заморили, - короче, ведите их на расстрел. Нас вывели. Сначала меня вывели. Потом завели нашего третьего. Он недолго там был, - вывели. И типа, не хотите по-хорошему – все, поехали! До этого нас выводили на здание СБУ, типа расстреливать, один раз вывели, щелкнули сзади. И второй раз уже в самом Перевальске.

При нас расстреляли двух ребят, сняли повязки, я увидел, как двух пацанов…, они сказали, что это "Правый сектор", - пацаны были изуродованы полностью. Там, где нас держали, на полу ДК в Первомайском, там крики были слышны прям с подвала. В подвале на цепях держали пацанов с "Правого сектора". Именно в подвале, на цепях. Так вот, короче, они расстреляли при нас двух человек.

То, что этот Сережа Корсунский у них там главный – он постоянно говорил, что спрашивать, матом орал на этого Петровича-Палыча, когда он допрашивал, говорил, что делать, тот его слушался, как собачка. Поэтому я сделал вывод, что он там главный.

Эти ребята, из "Правого сектора", один был "Бизон", а у второго, по-моему, "Чех" позывной. Третьего, которого с ними взяли, "Анаболика" (Анатолий зовут, он с Майдана был, в группе "Слона". Там был такой "Слон" - одиозная личность, в сотне Парасюка) его расстреляли. Ему стрельнули в голову, в затылок, пуля проломила череп, срикошетила и его парализовало. Он его, этот мудила, не стал достреливать, перепугался, медиков позвал. И есть видео в Интернете, как он дает показания прикованный к батарее.

И вот от него и еще от одного человека, который там со мной был в подвале, некий Сева, (он подполковником был Главного управления разведки, его контузило и взяли в плен. Он там уже в пределах месяца находился). Вот он сказал, что эти двое ребят, позывные, точно помню, один "Бизон", а второй, по-моему, "Чех"…

И вот, насчет этого Серёни Корсунского… Получается его взяли тогда же, когда и нас, 8 месяцев назад. И его вчера отпустили, потому что он пошел на угоду со слидством. Получается, что можно убивать, грабить… Мы нигде себя не запятнали: ни мародерством, ни воровством, ни убийством бессмысленным, ничем таким. Мы с самого Майдана себя не запятнали. А эта тварь… Все знают, что он давал команды убивать и его выпускают…

После публикации поста в ФБ, анонсирующего данную публикацию, автору звонили разные люди, "знающие ситуацию". Одни утверждали, что Корсунский трус и не мог отдавать приказы о расстреле, другие заявляли, что захват власти в Луганске осуществлялся по сценарию СБУ и Корсунский выполнял чьи-то указания, третьи, - что мой источник мог ошибиться...

В принципе, мог, наверное. Но, оказалось, что айдаровец Роман Щуров не единственный, кто обвинял Корсунского в причастности к убийствам. Ранее с таким же заявлением выступил известный луганский адвокат Игорь Чудовский. В интервью Громадському ТБ он заявил:

"Что касается Корсунского, то я дал следователю подробные свидетельства о том, как все происходило и по чьему приказу действовали боевики, которые впритык расстреляли меня в центре Луганска. Фактически, 29 апреля, во время захвата здания областной прокуратуры, областной администрации, Луганского областного телевидения, четверо боевиков приехали ко мне в офис. Они действовали по телефонному указанию Корсунского, который тогда, как мне показалось, находился в автобусе, где было шестеро боевиков…".

Странно, но по словам Чудовского, прокуратура попыталась тупо проигнорировать факт покушения на его жизнь. То есть, уголовное производство завели, но оно осталось в "ЛНР" поэтому его не расследуют. А новое прокуроры открывать не хотели, пока не посыпались запросы от народных депутатов. По словам Чудовского, в мае этого года, производство все-таки открыли, о чем ему сообщили по телефону, но ни одного следственного действия с ним произведено так и не было...

Так что, возможность ошибки Романа Щурова, конечно отрицать нельзя, но вероятность того, что ошиблись два человека, причем, никак не связанных друг с другом (даже не знакомых) уже вдвое меньше. Зато вдвое более странной выглядят позиции СБУ и прокуратуры, прямо выгораживающих Корсунского от уголовного преследования. 

Если украинская власть действительно обменяла свободу Корсунского на его молчание, об истинной роли наших политиков в раздувании сепаратизма в Луганске, то и Роман Щуров и сам Корсунский становятся опасными для этих политиков свидетелями. Первый - как источник скандала, второй, - как человек, который много знает. Но у Корсунского есть возможность скрыться. А вот Щуров становится мишенью. Я спросил его, не опасается ли он этого.

- Мне терять нечего. Я сам с Донбасса, шахтер, у меня 8 лет подземного стажа. В шахте на копчик упал и с тех пор у меня постоянно в районе крестца вскакивает с кулак размером шишка, там гной с кровью, - гнойная киста копчика. Это время от времени нужно разрезать, потом дренаж ставят – в общем, это оперируют. Уже полгода такое состояние. Я говорю в суде, что мне нужна операция, они отвечают: тебе никто не будет делать никакую операцию, пока не осудят. Это так по правилам надо. Хотя судья сказала, что даст запрос, но так никакого запроса и не было. Судят судьи Белостоцкая, Мироседи. Этот Мироседи судил и оправдал мэра Дебальцево. Сейчас я на суды не езжу, медсанчасть тюрьмы написала мне справку, что я не транспортабельный, в том плане, что постоянно открытая рана. Когда вспухает, ноги отнимаются, пацаны меня тягают…

- Пройдя Майдан, плен, как Вы оказались в украинском СИЗО?

- Мы стояли в поселке Новгородское, сектор Б, напротив Горловки. Я был старший поста. То есть, по всей линии разграничения идут посты, огневые точки. Я был старшим на точке номер 1. У нас людей не хватало, мы и жили на посту. Каждую ночь, или через ночь, как только начинало темнеть, начиналась стрельба. Нас обстреливали со спины, с подствольника, в основном. И постоянно растяжки появлялись новые. Это длилось недели две-три. Потом дошла информация, - местные нам помогали, - что часто видят в нашем районе некую красную машину. За два дня до этого снайпер еще моего бойца подстрелил, и после этого у меня была параноидальная идея этого козла поймать. Я считай, там постоянно бродил: ночью, днем… Короче, мы увидели эту красную машину. Подошли к ней. Она стояла внизу, в ярку, метров 800 от линии (разграничения – ред.). Мы где-то около часа ждали, кто выйдет к той машине. И со стороны нуля, с кустов выходит товарищ, гражданский. Он подходит к машине, мы ему: кто такой, что здесь делаешь? Он говорит: я майор милиции. – Документы? – У меня сейчас с собой нет. Короче, я его обыскиваю, он сам пистолет достал. При нем был пистолет, Макаров, и смартфон с камерой хорошей. Я залажу в телефон: пропущенные, набранные, и вижу там +7. Это российский оператор. Я спрашиваю – это кто? Он говорит у меня там родственники. Дальше я залажу в видео, и последнее видео, которое у него было, это панорамная сьемка наших позиций. Он это не смог объяснить. Я говорю: что ты здесь делал? Он говорит: я разрабатывал наркомана. Я говорю: мы тут на идиотов похожи? Какого наркомана? Покажи мне здесь, на нуле наркомана. Здесь все друг друга не то что в лицо знают, здесь если передвижение между постами идет, то это сначала предупредят. А он там лазил, его никто не знает. И он не смог этого объяснить.

Мы вообще стояли в поселке Заря, там находится наше командование. А мы прикомандированы к передовой к первому посту, пулеметному взводу. Мы сели в машину, ехать туда. И тут сзади, - там пачки из под сигарет и такое…, - смотрю, что-то блестит. Достаю - "таблетка". Это прибор точечного наведения при стрельбе из закрытых огневых позиций, радиомаячек. Он мне начинает рассказывать, что это ему подарили, что это "фигня". А нам как раз о таких таблетках на учениях летом рассказывали. Тогда он нам начинает предлагать штуку баксов, мол давайте заедем сейчас в Дзержинск. А мне эта тысяча… Она что, батю мне вернет, вернет семью?...

Меня это еще больше разъярило, я эту суку хотел там же и порвать. Все-таки мы его доставили в Зарю. И там один из наших, - этот му…ла надавил на жалость, - и он ему дал телефон. И тот отмаячил своим операм с Дзержинского горотдела. И туда как прилетела банда, человек 20. Все с автоматами. Мы его на штабе держали, а я пошел к своим пушкам, это метров 400 оттуда. Прихожу, - там уже исполняющий обязанности комбата, и нету ни Ямы, ни Рекса, ни этого ублюдка.

Пока я ходил, они отбили этого диверсанта, забрали телефон, пистолет, машину, все что мы у него взяли, и уехали. Потом меня взяли отдельно, накинулись, начали человек 8, и прикладами, и ногами… и забрали в горотдел в Константиновку.

Оказалось, что в самом горотделе, много людей меня узнали. По Майдану. Они стояли напротив, в Мариинском парке. А я никогда не одевал "балаклаву". Они меня узнали, я их узнал. Они мне там рисовали картину, как они будут над укропами издеваться. Но пацаны наши приехали, сказали, что не надо никого бить, и после этого они боятся нас и пальцем тронуть. Здесь, на тюрьме, приехал – тоже сразу узнал очень многих. Короче, здесь 70% пророссийски настроены менты. На суде судья может сказать: "укроп, рот закрой". Дали нам троим по адвокату, из них троих один только здоровается с нами и разговаривает. Мой адвокат и "Ямын" – они даже не разговаривают и не здороваются. Мой сразу на первой встрече сказал: ты не тот человек, которого я хотел бы защищать, потому что у меня и там-то и там-то погибли и т.д., короче, я вас не перевариваю.

- А в чем конкретно вас обвиняют?

- "Вы остановили человека, - неважно где, на нуле, не на нуле, - забрали у него пистолет и телефон. Пистолет стоит столько-то, телефон стоит столько-то, сим-карточка столько-то. И сколько было на сим-карте – столько-то. Все это суммируем. Так как вы были с оружием и так как вас было несколько, то есть, это группа лиц, и того, вы получаете часть третью 187 ст. – это разбой. Далее, то, что вы сели с ним в машину и поехали – это заложник и угон автотранспорта. С отягчением, потому что группа лиц, да еще и с оружием. Далее. Он говорит, что в него стреляли (мы отошли, а Яма остался с ним. Он хотел сбежать, а Яма достал свой табельный и сделал два выстрела в воздух) - статья "покушение на жизнь работника милиции". Светит от 15 до пожизненного"…

И сейчас, по закону мирного времени, они правы. Был бы закон военного времени все бы совершенно иначе было. Даже если он правда наркомана отрабатывал, этого мента на нуле и быть бы не могло. А в мирное время мы преступники…

А за две недели до этого, к нам Муженко приезжал, медали вручал. Ему там целое шоу устраивали по захвату диверсантов. И тут, через две недели, за то же самое, нас судят...

Нет законодательства военного. Если бы было военное время была бы совсем другая картина.

В Торецком горотделе (бывш. Дзержинский) ситуацию описывают иначе. По словам милиционеров, их сотрудник ОБНОН действительно должен был опросить свидетеля, который проживал буквально на линии соприкосновения. Там его встретили вдребезги пьяные военнослужащие, которым он предъявил милицейское удостоверение. Однако айдаровцы (это были они), узнав что он милиционер и, имея предвзятое отношение к местным сотрудникам милиции, начали буквально издеваться над ним, обвиняя в сепаратизме, в том числе, выстрелив в голову из пневматического пистолета…

По словам одного из руководителей горотдела, сотрудник, о котором идет речь, проверялся на предмет сепаратизма и улик, подтверждающих его противозаконную деятельность – нет.

Айдаровцам светит пожизненное. Хотя их "жертва" жива и продолжает работать в полиции. Вот если бы они были членами террористической организации, как Корсунский, уже, наверное, гуляли бы на свободе. 

Сергей Гармаш, "ОстроВ"


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: