Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Более года назад в зоне АТО, где на тот момент сохранялось относительное затишье, произошла ужасная трагедия: украинская мобильная группа по борьбе с контрабандой попала в засаду и подорвалась на мине. Это случилось в Луганской области. Событие вызвало большой резонанс в обществе. Во-первых, в результате инцидента погибли 2 человек, во-вторых, некоторые высокопоставленные лица без суда и следствия обвинили украинских военных в произошедшем.

И даже спустя год после начала следствия в этом деле остается больше вопросов, чем ответов.

С чего все началось

Рано утром 2 сентября между Счастьем и Славяносербском в засаду попала мобильная группа по борьбе с контрабандой "Счастье". В результате чего погибли волонтер Андрей Галущенко (позывной "Эндрю") и офицер налоговой милиции Государственной Фискальной Службы Дмитрий Жарук, 4 военнослужащих получили ранения.

Официальная версия этой трагедии была озвучена в тот же день. Спикер Администрации Президента по вопросам АТО полковник Андрей Лысенко заявил, что "во время выполнения задания по борьбе с незаконным перемещением товаров через линию разграничения, во вражескую засаду попала украинская мобильная группа в составе волонтеров, работников Государственной Фискальной Службы, СБУ, военнослужащих-десантников ВСУ". По его словам, на пути следования мобильной группы были заложены мины и работал вражеский снайпер.

"К месту боя оперативно прибыло подкрепление из состава военнослужащих Вооруженных Сил Украины. Вследствие успешно организованной обороны противник отступил за Северский Донец. В ходе боевого столкновения погиб волонтер и сотрудник Государственной Фискальной Службы, 4 бойцов получили ранения", - сказал спикер АП.

Казалось бы, прозвучало достаточно логичное и подробное объяснение произошедшего. Но "история" только начиналась.

Весь сыр-бор начался с поста главы Луганской военно-гражданской администрации Георгия Туки, который написал, что знает, кто совершил это преступление.

"Сейчас я не чиновник. Сейчас я - волонтер! Сейчас я - простой мужик. Расстреляна сводная мобильная группа. Погибли двое ребят и четверо раненых. Один из погибших - мой ДРУГ!!! МОЙ ЛИЧНЫЙ ДРУГ!!! Честнейших парень, патриот и настоящий Герой! Воин и волонтер. Андрея просили перейти в другой сектор, а я упросил его еще поработать в районе Счастья. Этот разговор был вчера. А сегодня утром Андрюху убили ... Я догадываюсь, чьих рук это дело. Я знаю - ты, мразь, читаешь меня и следишь за моей деятельностью. Знай, отныне ты не просто барыга. Ты - мой личный враг!", - написал он на своей странице в Facebook.

Затем последовали многочисленные эфиры и комментарии, где Тука рассказывал о том, что он знает фамилии организаторов этого убийства, но называть их отказывался. Зато "волотнтер" поспешил напрямую обвинить 92-ю бригаду, которая контролирует линию пересечения в том секторе.

Волонтер сообщества "Армия SOS" и активист Юрий Касьянов подтвердил, что мобильную группу расстреляли "свои" из-за контрабанды. В частности, он раскритиковал официальную версию произошедшего, которую озвучил спикер Администрации Президента по вопросам АТО Андрей Лысенко.

"Мобильная группа по борьбе с контрабандой попала в засаду. Работал вражеский снайпер... Так говорит уже Лысенко - вранье. На узкой проселочной дороге по пути следования группы поставили противотанковую мину. Не наехать было невозможно. Внедорожник разнесло. Далее бойцы с одного из постов, услышав грохот взрыва, бросились на выручку и были обстреляны своими же с другого поста. По другой версии поставили две МОНки (противопехотные мины, - "ОстроВ"), а машину зажгли выстрелом из гранатомета", - написал он в Facebook.

В комментарии "ОстроВу" он тогда сообщил, что считает странным также тот факт, что это все произошло в 10 километрах от линии фронта и всего в менее 1 километра от блокпоста 92-й бригады. И это в то время, когда противник полностью придерживается режима прекращения огня. Одновременно с этим он назвал и заказчиков этого происшествия. По его словам, их можно найти в штабе 92-й бригады, в штабе сектора А и в Генеральном штабе.

Однако после первых задержаний подозреваемых он резко сменил свою риторику по поводу расследования и заявил, что уже никого публично не обвиняет и выступает за объективный ход дела.

"У меня есть веские основания подозревать отдельных военнослужащих бригады, сотрудников СБУ, работников МВД. Но я никого публично не обвиняю, и никого не защищаю. С момента трагедии я выступал и выступаю за объективное расследование, с отстранением на время расследования от выполнения своих должностных обязанностей всех командиров, которые могут быть замешаны в этом деле, и могут влиять на ход следствия. Потому что в зоне ответственности бригады комбриг - царь и бог, прокурор и судья. Таковы суровые законы войны. И поэтому комбриг и его офицеры должны быть более других заинтересованы в создании необходимых условий для объективного расследования", - написал он в Facebook 14 февраля 2016 года…

Версия следствия

Военная прокуратура в тот же день, когда произошла трагедия, открыла уголовное производство и начала расследование. Более пяти месяцев следствие изучало различные версии. В феврале 2016 года начались первые задержания подозреваемых. Вечером 12 числа по подозрению в убийстве "группы Эндрю" был арестован демобилизованный старшина отдельной разведывательной роты 92-й бригады Александр Свидро (позывной "Змей"). Спустя два дня был задержан бывший боец 92-й бригады Павел Долженко (позывной "Крым"). Как видим, далеко не сотрудники Штаба 92-й бригады или Генерального штаба, - как заявлял Ю. Касьянов. Они были обвинены в умышленном убийстве с отягчающими обстоятельствами и помещены под стражу.

1 марта Апелляционный суд Донецкой области отпустил Александра Свидро, заменив содержание под стражей на круглосуточный домашний арест. А спустя месяц адвокаты добились такого же решения и в отношении Павла Долженко.

По мнению следствия, в конце августа 2015 года Свидро и Долженко вступили с другими лицами в преступный сговор, направленный на убийство членов 7-й сводной мобильной группы "Счастье" с целью помешать выполнению ими служебных обязанностей по контролю за перемещением лиц и грузов (контрабанды) на временно оккупированную территорию Луганской областей.

Обвинения в основном строились на том, что местность, где было совершено нападение на группу, находится под контролем 92-й бригады.

"Используя полученный опыт ведения боевых действий, подрывной деятельности и знакомство с расположением мест дислокации огневых опорных пунктов, патрулей и секретов 92-й отдельной механизированной бригады, путями их обхода, а также время и порядок реагирования военнослужащими на чрезвычайные события, разработали план вооруженного нападения на экипаж "Счастье" на перекрестке дорог между населенными пунктами Лопаскино и Лобачево Новоайдаривського района Луганской области с применением взрывчатых средств поражения - противопехотных мин МОН-50", - считают в военной прокуратуре.

Согласно версии следствия, Свидро и Долженко вместе с другими лицами установили на обочине проезжей части две мины МОН-50. Далее "другое лицо" по предварительному сговору с подозреваемыми "привело одновременно в действие две мины МОН-50", в результате чего произошел двойной взрыв.

В конце апреля появился еще один подозреваемый. Им оказался действующий военнослужащий, командир отдельной разведывательной роты 92-й бригады Андрей Асосов (позывной "Каскад"). Военная прокуратура сил АТО обвинила его в нарушении порядка пересечения линии разграничения и дачу заведомо ложных показаний по этому делу.

По версии следствия, в течение марта-июля 2015 года Асосов, действуя по предварительному сговору с прапорщиком Свидро А.Г. и другими лицами, обеспечил беспрепятственный проезд грузовиков с товарами через блокпосты в зоне ответственности указанной бригады, и более 15 раз способствовал незаконному перемещению грузов (товаров), в том числе наркотических средств — амфетамина, метадона и героина, в особо крупных размерах.

Со стороны обвинения все звучит складно, если бы не одно "но": никаких прямых улик или показаний свидетелей у следствия нет. В противном случае дело уже давно передали бы в суд.

Все, на что опирается следствие, это данные полиграфа (его результаты показали вину подозреваемых), то, что у этих бойцов есть достаточный уровень подготовки для совершения подобного подрыва и что они хорошо знали местность и несли там службу.

Также одной из главных причин для предъявления подозрений стало расхождение в показаниях относительно обстоятельств, которые предшествовали моменту убийства (где они пребывали за 8 часов до этого).

В общем, доказательства вины подозреваемых очень слабые. Поэтому, дело, что называется, зависло. Несмотря на весь его резонанс.

Даже главный военный прокурор Анатолий Матиос признал, что в нем "не все однозначно".

"В феврале 2016 года подозрения в совершении этого особо тяжкого преступления были выдвинуты трем бывшим военнослужащим разведывательного подразделения 92-й отдельной механизированной бригады. Для этого суду были представлены все необходимые доказательства. Дело это очень сложное, не все там однозначно, свидетели не говорят всей правды, большинство доказательств с места преступления уничтожено участниками нападения. Все, что случилось, - это ужасные последствия утраты человеческих "тормозов" во время войны как со стороны наших военных, так и террористов, которые действовали, скорее всего, совместно", - сказал он.

Альтернативная версия

Так получилось, что основная версия, которая изначально была озвучена штабом АТО, стала альтернативной. Адвокат подозреваемых Леонид Маслов настаивает, что нападение совершила диверсионно-разведывательная группа боевиков.

"Если бы Тука молчал со своими версиями хотя бы одни сутки, то нам бы стало четко известно, кто это сделал, из разведданных. Были бы награждения боевиков на той стороне. Я думаю, что Тука и Матиос – ментально больны и то, что они сделали, является тщеславием. Это люди, которые в детстве не доиграли в солдатиков. Вот они и придумали это дело. Я не думаю, что у Туки были какие-то злые намерения, мне кажется, что он просто хотел выглядеть героем. Не было объективных предпосылок для этих обвинений", - считает адвокат.

Один из главных подозреваемых Александр Свидро в комментарии "ОстроВу" сообщил, что на том месте, где произошел подрыв машины, вражеские ДРГ уже неоднократно нападали на украинских военных.

"Самая простая версия – это причастность диверсионной группы противника, но от кого и как она работала – это уже другая версия. Непосредственно в этом месте, и в той точке, где это все произошло, таких нападений было до 10. Раза четыре нападали на нашего комбрига, трижды нападали на нас как на разведчиков, нападали на восьмой полк спецназа, на полицейский батальон "Золотые ворота", - говорит он.

"Змей" признался, что они с Эндрю дружили и совместно работали по выявлению контрабандных путей в течение 8 месяцев. Помимо этого, Андрей помогал бригаде волонтерской помощью.

"Следствие впервые побывало на месте преступления только на пятый день. А до этого я возил на место всех желающих и приезжающих. За это время все, кому не лень, ковыряли землю, как хотели. Ковыряли и уносили на память все, что хотели. Так и были уничтожены следы", - прокомментировал Александр заявление Матиоса о том, что участники нападения уничтожали улики на месте происшествия.

Народный депутат Украины Ярослав Маркевич готов был взять на поруки подозреваемых, но суд ему в этом отказал.

"На начальном этапе военная прокуратура рассчитывала на то, что за этих ребят никто не вступится. И они не были готовы к тому, что поднимется такой неимоверный шум и будет приковано внимание большого количества людей к этому делу. Когда неожиданно возникли обвинения 92-й бригады, я сразу занялся выяснением ситуации. Там сходу было ясно, что дело сшито белыми нитками. Я не следователь и у меня нет специального образования, но я понимал, что следствие идет в этом направлении только потому, что приказывают это делать сверху. Я думаю, что это дело рук Матиоса. Но мне неясно, зачем это все делается", - говорит нардеп.

За помощью к агрессору

12 сентября 2016 года военная прокуратура сил АТО приостановила досудебное расследование в уголовном производстве, в ходе которого ранее было предъявлено подозрение Долженко, Свидро и Асосову.

Это мотивируется тем, что для орган досудебного расследования, то есть военная прокуратура сил АТО, направил запрос в Российскую Федерацию о международной правовой помощи с целью проведения соответствующих процессуальных действий.


Выдержки из Постановления военной прокуратуры сил АТО о приостановлении досудебного расследования

При этом в постановлении не говорится, в чем именно заключается необходимость международной правовой помощи со стороны государства-агрессора.

"Во-первых, по нормам уголовно-процессуального кодекса, на которые и ссылается орган следствия, он не имеет права обращаться к РФ. Во-вторых, приостанавливать досудебное расследование они имеют право, но не в результате обращения. В-третьих, такое обращение может отправлять не орган следствия (прокуратура сил АТО), а Генеральный прокурор Украины. А прокуратура сил АТО может только направить ходатайство Генеральному прокурору и попросить его обратиться к РФ", - считает адвокат Маслов.

Адвокат считает, что это сделано для того, чтобы затянуть следствие.

Дело в том, что досудебное расследование должно быть завершено в течение двух месяцев со дня уведомления лица о подозрении в совершении преступления. Процессуальным законодательством предусмотрена возможность продлить сроки досудебного расследования, что было сделано заместителем Генерального прокурора Украины. Срок досудебного расследования был продлен до 8 месяцев, то есть до 12 октября 2016 года.

Защита подозреваемых считает, что из-за того, что у следствия нет возможности передать дело в суд в этих временных рамках, приостановка досудебного расследования является хорошим шансом на то, что "о деле забудут, а может передадут кому-то другому, а может еще что-то случится"…

По словам Леонида Маслова, следствие уже давно ищет повод не просто затянуть дело, но и вовсе закрыть его: "Ситуация уже патовая. С одной стороны, у следствия нет доказательств, с другой – нет оснований для закрытия дела. Более того, следователи неоднократно к нам обращались, чтобы мы придумали повод для закрытия уголовного производства. Было ли это частью какой-то игры, я не знаю, но следователи неоднократно общались с нашей стороной относительно того, как нам выйти из этой ситуации. Одним из вариантов было повторное прохождение подозреваемыми полиграфа. Но мы от этого отказались, так как нам не предоставили данные с первой процедуры".

Адвокаты опасаются, что из-за затягивания процесса, Долженко, Свидро и Асосов могут остаться "вечными подозреваемыми со всеми вытекающими последствиями".

Чтобы не дать затянуть дело, защита подозреваемых незамедлительно обжаловала в суде Постановление военной прокуратуры сил АТО о приостановлении досудебного расследования.

Изначально судебное заседание по этому вопросу было назначено на 30 сентября 2016 года. Но за 50 минут до его начала адвокатам позвонили из суда и сообщили, что заседание отменили. В судебном коридоре адвокаты подозреваемых встретили следователя, у которого попросили показать тот самый запрос в РФ. "Я вам ничего не покажу, потому что вы все в Facebook выкладываете", - ответил следователь.

Затем судебное заседание было перенесено на 10 октября 2016 года. Однако по техническим причинам и оно не состоялось. Новая дата суда пока не известна.

"ОстроВ" обратился за комментариями и разъяснениями в военную прокуратуру, однако, ответа так и не последовало. Георгий Тука, с эмоционального поста которого и начались обвинения 92-й бригады, также не стал ничего комментировать.

Экс-глава Луганской области в одном из интервью сказал, что заказчиков убийства Эндрю стоит искать на Печерских холмах, но кто это конкретно, он отказался называть – не знает.

И пока военная прокуратура придумывает новые поводы по затягиванию этого дела, мобилизованные бойцы 92-й бригады остаются хоть и на воле, но все же в статусе подозреваемых. На сегодняшний день прокуратура не торопится передавать это дело в суд, так как собранных доказательств недостаточно для предъявления обвинений.

С другой стороны, обвинительная сторона не может отступить, так как за этим последуют шквал критики и имиджевые потери.

Дело зависло, и в таком положении оно может висеть десятки лет. Очень удобная позиция для тех, кто не хочет называть имена настоящих организаторов и исполнителей этих убийств. Особенно если учесть, что обвинения выдвигались волонтерами в адрес "штаба 92-й бригады, штаба сектора А и Генерального штаба"…

Андрей Андреев, "ОстроВ"


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: