Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Два года назад бизнесмен Дмитрий Руденко вынужден был уехать из охваченного войной родного Донецка. Там он оставил все: дом, могилы родных, и дело всей своей жизни – собственный завод. Предприниматель не захотел продолжать работать в городе, где висят флаги другой страны. Но, решив сделать перезагрузку своему бизнесу вне оккупации, он и представить не мог с какими трудностям столкнется. "Нынешняя власть предпочтет поддерживать бизнес на оккупированной территории", - уверен Дмитрий. Тем не менее он решил бороться.

От посредника к производителю

В 1997 году Дмитрий Руденко основал компанию-посредник "Укржелдорстрой". Она поставляла материалы для создания железнодорожных путей, которые производились на Макеевском металлургическом заводе. Главным заказчиком была "Укрзалізниця".

Львиную долю в этих поставках занимали клеммы промежуточного рельсового скрепления. Простыми словами – основная часть, которая держит рельсы и отвечает за безопасность на железной дороге.

Но сотрудничество с Макеевским заводом продолжалось не долго. Виной стали устарелые технологии производства.

"Методика была еще с 1930 года, и за 100 лет никто не смог создать новую технологию резки и рубки металла, чтобы сохранялась идеальная форма изделия и соответственно повышалась безопасность железнородоржного движения", - говорит он.

После этого бизнесмен перестал сотрудничать с Макеевским заводом и решил заняться собственным производством. Для этого в 2000 году он арендовал отдельные цеха завода в Днепропетровской области и сам занялся изготовлением деталей.

Но за свое место под солнцем пришлось бороться. Макеевский металлургический завод не хотел так просто поступаться лидерскими позициями. И все же Дмитрию удавалось поставлять свою продукцию "Укрзалізниці" на договорных условиях.

"У "Укрзалізниці" не было никакой заинтересованности в инновационных технологиях, поэтому приходилось идти на все возможные ухищрения, кроме одного: я никогда не был участником их схем и не платил так называемых откатов. В этом меня никто упрекнуть не может. Я никогда не продвигал свою продукцию за счет взяток", - отмечает бизнесмен.

Но с 2007 года на "Укрзалізниці" была введены тендеры на закупки этой продукции, которые Дмитрию не удавалось выиграть. В результате этого все поставки и производство были приостановлены.

В 2010 году Макеевский металлургический завод начали основательно резать на металлолом. Под нож тогда попали многие цеха, в том числе и по прокату сырья - клеммной полосы. Когда Дмитрий узнал об этом, - понял , что это его шанс восстановить свое производство и снова выйти на рынок. В этот раз бизнесмен решил подойти к вопросу более серьезно и создать новый, уникальный и инновационный продукт.

Он набрал команду конструкторов, снял небольшой участок на заводе под Донецком, установил там станки и начал проводить экспериментальную разработку. Это заняло полтора года и потребовало вложений в размере 320 тысяч долларов.

"Я работал на заводе с 8 часов утра до 12 часов ночи, в результате чего понял, почему 100 лет этого никто не мог сделать - это действительно очень трудоемкий и дорогой процесс. В конце концов я остался один на один с производством. Специалисты металлообработки, с которыми мы начинали работать, ушли. Они сказали, что ничего не получится. Один год и 3 месяца мне пришлось одному работать над воплощением чертежа в реальность, помогали только чернорабочие. Тогда были разбитые пальцы и разрезанные металлом руки. Но был сумасшедший азарт. В итоге у нас все получилось. Мы создали совершенно уникальный продукт и новое производство", - говорит Дмитрий.

В результате началось производство и поставки нового продукта на украинские железные дороги. Дмитрий утверждает, что начиная с 1997 года, то есть за время посредничества и собственного производства, на "Укрзалізницю" им было поставлено около 40 тысяч тонн продукции.





Создав свое уникальное производство, бизнесмен решил построить собственный новый завод "с нуля" (до этого работы велись в арендованных цехах). Для этого ему пришлось брать новые кредиты, закупать оборудование, нанимать людей. Завод был создан и готов к запуску. Первые пробы по изготовлению продукции были сделаны в конце февраля 2014 года.


Дальше все зависело от нового тендера "Укрзалізниці" на 2014 год. Дмитрия пригласили в Киев, где с него "попросили" 20% от прибыли, чтобы его выиграть. Но он решил отказаться от этого. Тогда выиграл "Метинвест" (Макеевский металлургический завод), а завод Укржелдострой даже не допустили к участию, сфальсифицировав поданные им документы.

После этого в Донецке начались печально известные события.

"То, что Донецк вывесит знамена другого государства, я понял 28 февраля 2014 года, когда так называемого "народного губернатора" Донбасса Павла Губарева завели в городской совет", - вспоминает предприниматель.

В начале марта 2014 года Дмитрий предложил своим сотрудникам на заводе собирать вещи и выезжать из Донецка в Киев. Он уже тогда говорил, что на Донбассе будет попытка повторить "крымский сценарий" и отделиться от Украины. Поэтому бизнесмен решил, что не имеет морального права продолжать там работать. С Дмитрием захотели уехать только четыре семьи (из числа работников его завода). Остальные остались, побоявшись переезда в неизвестность или считая, что все быстро рассосётся.

Дмитрий вывез с собой только личные вещи и разработки с завода (уникальный штамп, детали и чертежи). Все остальное оборудование так и осталось на закрытом предприятии, вокруг которого велись и ведутся боевые действия. На сегодняшний день Дмитрий не знает, что с его заводом и насколько там все уцелело от возможных обстрелов и мародеров.

"Я на всем этом поставил крест, чтобы это не было для меня якорем. Мне рассказывали, что в середине 2015 года в районе завода появлялись "ребята с русским акцентом" и интересовались производством, где создавалась уникальная продукция. Видимо, хотели поживиться разработками, но я их, к счастью, смог вывезти", - говорит он.

"Новая жизнь" после переезда

Первая задача, которая стояла перед Дмитрием Руденко после переезда в столицу, это строительство нового завода в Киеве.

Но чтобы развиваться – нужны были гарантии того, что продукцию будет покупать единственный монопольный потребитель – украинские железные дороги. Поэтому в мае 2014 года он пришел в главный офис "Укрзалізниці" и заявил о своей готовности строить новый завод под Киевом, производить и поставлять детали стратегического назначения. Но во время встречи с руководством "Укрзалізниці" предприниматель получил категорический отказ. "У нас заключен договор с "Метинвестом", - ответили тогда.

Стоит отметить, что с начала войны на Донбассе, согласно условиям ранее проведенного тендера, "Укрзалізниця" закупала детали у Макеевского завода, который остался работать на оккупированной территории. Как позже оказалось, предприятие не смогло выполнить заказ, так как с началом боевых действий были ограничены поставки сырья на завод и сложности с вывозом продукции.

По контракту Макеевский завод в 2014 году должен был поставить 2,5 тысячи тонн продукции, но поставил только 128 тонн. По словам Дмитрия, из-за этого целый год не проводился ремонт железнодорожных путей (в плане замены клемм). По словам бизнесмена, отсутствие ремонта, замены и эксплуатации клемм грозит сходами с рельс вагонов, в том числе и пассажирских поездов.

Предпринимателю, прежде всего, нужны были гарантии сотрудничества от "Укрзалізниці", чтобы взять кредиты для строительства нового завода.

"Создание этого завода обеспечило бы многих переселенцев работой. Я решил нанимать на работу именно тех, кто эвакуировался с оккупированных территорий. И вместо того, чтобы государство тратило деньги им на пособия, люди сами бы платили налоги государству. Я считаю, что создание завода и рабочих мест должно быть в приоритете у государства", - говорит предприниматель.

Но в "Укрзалізниці" Дмитрию лишь "посоветовали" готовиться к тендеру на следующий год, сославшись на то, что у них еще действует контракт с Метинвестом.

"Я заявляю, что "Укрзалізниця" не захотела заключать со мной контракт не потому что был действующий контракт с Метинвестом, а потому что они хотели получать с нас деньги", - утверждает бизнесмен.

После визита Дмитрия в "Укрзалізницю", к его партнеру по бизнесу пришел руководитель департамента пути Юзеф Тулей (он не знал о партнерстве с Руденко) и предложил ему начать заниматься производством клемм, пообещав всяческое содействие. Он получил отказ по причине технических сложностей нового производства.

Дмитрий также был на приеме у заместителя начальника "Укрзалізниці" Владимира Тягульского, который ему перезвонил на следующее утром с просьбой показать чертежи и вывезенное уникальное оборудование. Разумеется, он получил на это отказ.

Д.Руденко считает, что сотрудники "Укрзалізниці" таким образом просто хотели украсть у него разработки и начать собственное производство.

Письма и обращения, встречи с министрами, выступления в Верховной Раде не дали никаких результатов. Предприниматель считает, что поступления налогов всех уровней, инновационные технологии, занятость и достойная зарплата переселенцам не стоит в приоритетах руководства страны.

"Они летали за счет госбюджета в США и Европу за инвестициями, которые должны были обеспечить рабочие места, но не хотели видеть это под собственным носом. Для сравнения – на японском заводе "Фуджикури", торжественно открытом лично Президентом Порошенко под Львовом, зарплата работников составляет 170 долларов в месяц, в то время как плановый показатель уровня зарплат на национальном заводе Укрзализнычбуд был ориентирован на 1000 долларов", - возмущается Дмитрий.

Темные тендеры

Борьба продолжалась. В 2015 году Д.Руденко снова принял участие в тендере от "Укрзалізниці", который был назначен на 23 апреля. Когда Дмитрий явился в назначенное время с полным пакетом документов, то ему на месте сообщили о том, что тендер перенесли на несколько дней (30 апреля). Аргументация переноса была ожидаема - "по просьбе Мекеевского металлургического завода и его управляющей компании "Метинвест".

Дмитрий очень удивился тому, что Макеевский металлургический завод в принципе был допущен к участию в тендере. По его словам, на тот момент предприятие не было даже перерегистрировано на украинской территории и продолжало работать в "ДНР".

Далее выяснилось, что в тендерную документацию были дважды внесены изменения. В частности, срок оплаты был сокращен с 75 банковских дней до 5 по просьбе Метинвеста.

"Я был шокирован. В лучшие годы я не помню таких сроков оплаты за тендеры у "Укрзалізниці". Пять дней за товар, который, как я понял, уже готовится предприятиями, расположенными на неподконтрольной территории и не перерегистрированными в Украине. Когда я этому искренне удивился, то мне в тендерном комитете "Укрзалізниці" сказали, что они в политические игры не играют, и пусть "Метинвест" производит продукцию где хочет. Как в последствии оказалось, они играют не в политические игры, а в чисто практические и корыстные фальсификации" - говорит он.

В итоге тендер состоялся. В нем приняли участие пять компаний, в том числе "Метинвест" (с предложением в 13 813 800 грн) и новое предприятие Дмитрия Руденко "Завод Укрзалізничбуд" (с предложением на 17% ниже - 12 012 000 грн). Но выиграл тот, кто предложил более дорогую продукцию.

"Метинвесту" «Укрзалізниця» заплатила почти на 2 миллиона гривен больше, чем могла заплатить «Укрзалізничбуду».


Изначально участников заверили: все ранее предоставленные документы будут действительны на момент новой даты. Но во время проведения торгов у предпринимателя просто не приняли банковскую гарантию, заявив, что срок ее действия истек. Примечательно, что через 2 недели после проведения тендера в документации появился новый пункт: "все документы остаются в силе, кроме банковской гарантии". Дмитрий утверждает, что таким образом тендерный комитет "Укрзалізниці" сфальсифицировал проведение торгов в пользу предприятия Рината Ахметова.

Не согласившись с результатами тендера, бизнесмен подал жалобу в Антимонопольный комитет Украины, но тот лишь подтвердил законность проведенных торгов.

"Дело не только в цене. У меня сразу встал вопрос о качестве поставляемой продукции с Макеевского завода. Все-таки мы говорим о стратегическом сырье. Я прекрасно знаю, что и в довоенное время там никогда не было качественной продукции. А теперь представим себе: военная Макеевка, люди работают за буханку хлеба и тушенку… Там сотрудников набрали практически с улицы. Представьте себе, какое будет качество продукции. Конечно, в 2015 году "Метинвест" выполнил все поставки в полном объеме, но продукция поступила не соответствующего качества", - считает он.

Слова Дмитрия подтвердились расследованием Главной военной прокуратуры ГПУ. "ОстроВ" располагает соответствующим документом, где говорится о том, что во время досудебного расследования выявлены факты несоответствия клемм требованиям ГОСТа по основным размерам, их эксплуатации и использованию по назначению.

В конце 2015 года представители прокуратуры задержали несколько вагонов, которые шли с неподконтрольной территории и везли эти детали. Независимая экспертиза показала, что продукция не соответствует государственным стандартам, а часть ее уже была в употреблении. Дмитрий считает, что скорее всего на неподконтрольной территории разбираются рельсы на металлолом, вместе с этим снимаются клеммы и перепродаются Украине.

"Ремонт наших железных дорог проводится с опасностью для жизни граждан и груза", - утверждает Руденко.




После этого в адрес "Укрзалізниці" и министерства инфраструктуры было отправлено несколько запросов, чтобы там дали пояснения, почему закупается некачественная продукция по завышенным ценам с неподконтрольной территории. Но на это лишь прислали "отписки", что таких случаев зафиксировано не было.

Дмитрий считает, что, закупая продукцию у заводов, которые работают на оккупированной территории, государственное предприятие "Укрзалізниця" финансирует боевиков.

"У меня есть точная информация, что все предприятия, которые работают на оккупированных территориях, платят налог местным так называемым "властям". Таким образом, мы сами же их финансируем… Мне звонят сотрудники из Донецка и плачут, чтобы я забрал их оттуда. Не имея денег и работы, мне им нечего предложить. Я должен буду предоставить им работу, чтобы людям не пришлось жить иждивенцами. Но сейчас такой возможности нет. Это звучит смешно, но я вынужден им говорить, что все контракты передают на заводы, которые расположены на оккупированной территории. А люди мне говорят, что не хотят работать на боевиков и помогать им зарабатывать, так как они видят весь ужас войны и того, что там происходит", - говорит он.

Дмитрий обращался и в СБУ, но там ответили, что не видят состава преступления, в том, что неперерегистрированные в Украине предприятия получают оплаты из государственного бюджета.

В 2016 году Дмитрий Руденко снова вышел на тендер "Укрзалізниці" и столкнулся с тем, что условия изменили, учитывая требования "Метинвеста".

Производство продукции стратегического назначения должно обязательно проходить инспекционный контроль. То есть специалисты "Укрзалізниці" лично приезжают на завод и проводят соответствующую проверку. Это было обязательным требованием тендерного комитета. Но неожиданно этот пункт исчез из документации, при чем в контексте производства именно клемм. Исполняющий обязанности главы "Укрзалізниці" Александр Завгородний даже издал соответствующий Приказ. На депутатские запросы о причинах такого решения ответа так и не поступило.

"Кто в здравом уме сейчас поедет инспектировать производство в Макеевку из "Укрзалізниці"? Я понял, что тендер снова подстраивают под "Метинвест", поэтому решил в нем не участвовать. В конце концов, за участие в нем мне нужно было заплатить около 100 тысяч гривен (для оформления сертификатов и банковских гарантий), а я не посчитал нужным разбрасываться такими деньгами, чтобы заранее проиграть", - решил Дмитрий.

На сегодняшний день результаты тендера еще не известны.

"Мы сейчас ожидаем, на какую сторону станет "Укрзалізниця". С одной стороны, на них давит следствие, с другой стороны, они "повязаны" с Метинвестом. Мы хотим увидеть желание "Укрзалізниці" перестать заниматься обогащением "ДНР" в той или иной форме и начать развивать производство в Украине. Это уже политический, моральный или цивилизационный выбор. Поэтому сейчас у меня больше выжидательная позиция", - говорит Дмитрий.

На сегодняшний день Дмитрий Руденко не отказался от идеи построить завод под Киевом. Он получил гарантии от "Ощадбанка" о предоставлении необходимых кредитов. Европейский банк реконструкции и развития готов вложить 15 миллионов долларов в строительство завода.

А пока он будет строиться, Дмитрий готов производить продукцию на ранее арендованном заводе в Украине. По его словам, возможный объём производства на двух линиях ориентирован на 30-40 тонн в сутки высококачественного производства. Однако все теперь зависит от воли "Укрзалізниці".

Параллельно с этим Дмитрий решил объединиться с украинской компанией "АТ Механика" в производстве и поставках еще одного вида крепления для железных дорог – пружинных клемм. Они вышли на тендер с ценой 113 миллионов гривен и проиграли компании братьев Дубневичей "Экспозиция" с ценой 171 миллион. Для справки: Ярослав Дубневич - глава парламентского комитета по вопросам транспорта, а его брат Богдан - председатель подкомитета по вопросам государственных инвестиционных проектов и анализа эффективности управления предприятиями государственного сектора экономики бюджетного комитета.

Дмитрий Руденко считает, что тендер был проведен с нарушениями и фальсификациями. Он снова столкнулся с изменениями правил проведения конкурса. Тендерный комитет потребовал предоставить не банковскую гарантию (возмещения средств в случае невыполнения договора), как это всегда было, а положить на расчётный счет "Укрзалізниці" 4,5 миллионов гривен. Дмитрий посчитал нецелесообразным замораживать такие деньги вместо развития производства.

Одновременно с этим в тендерную документацию внесли условие, что срок гарантийной эксплуатации данной клеммы должен быть не более 3 лет. Срок эксплуатации клемм, представленных Заводом Укрзалізничбуд, составляет не менее 5 лет и таким способом снова было создано парадоксальное и алогичное препятствие для участия в тендере.

Дмитрий в который раз обратился в Антимонопольный комитет в поисках правды и справедливости. Но там рассматривать данную жалобу отказались. После этого были обращения в Генеральную прокуратуру, Национальное антикоррупционное бюро, специализированную антикоррупционную прокуратуру. Сейчас по этому делу идет расследование.

История Дмитрия Руденко – это яркий пример того, как государство продолжает увязать в коррупции, несмотря на войну. Вместо того чтобы содействовать развитию национальной экономики, продолжается поддержка предприятий на оккупированных территориях, которые хоть и неофициально, но платят налоги "ДНР" и "ЛНР". Государство Украина создает рабочие места в оккупации, но не создает их на контролируемых территориях…

Предприниматель решил не сдаваться и продолжать бороться.

"Сначала может показаться, что нас везде загнали в тупик, заблокировали перспективы создания и развития промышленных активов. Но это не так. Наша команда воспринимает это как своё участие в той войне, которая идет на внешнем и внутреннем фронтах. Яростное сопротивление системе, которая отказывается меняться, фактически доказывает жителям оккупированных территорий, что им нечего рваться в Украину и восстанавливать целостность государства. Коррупция, которая расцвела в Киеве буйным цветом, для нас является вызовом, на который мы ответили и идем к намеченной цели. Мы разорвем этот порочный круг, и наша победа будет частью общей победы новой Украины" – говорит Дмитрий.

Владислав Булатчик, "ОстроВ"

Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: