Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Война застала Донецкую область на очередном этапе медицинской реформы, которая началась с 1 января 2012 года. Одним из пилотных регионов была выбрана Донетчина. Реформирование предполагало ряд новшеств, среди которых внедрение семейной медицины, трехуровневой системы оказания медпомощи, распределение финансирования. Медработники и пациенты, не успев адаптироваться к новым условиям, вновь стали заложниками обстоятельств, уже военных – ограниченного финансирования, дефицита медикаментов и порой невозможности оказания своевременной элементарной медпомощи.

Иллюзия доступной медицины

В «ДНР» о медицине говорят неохотно. Похвастаться выполненными сверхзадачами или высокими зарплатами медики не могут. Работая в «республике» в своих же больницах, используя новейшее оборудование, приобретенное еще до войны (особенно в специализированных центрах), врачи пытаются сохранить иллюзию доступной медицины. В так называемом «министерстве здравоохранения» «ДНР» заявляют, что из-за военных действий «разрушено 107 лечебных учреждений (всего в «ДНР» - насчитывается 191 лечебное учреждение – ред.), из которых 37 удалось восстановить», то есть фактически разрушенными является половина медучреждений. Пострадали в основном больницы, расположенные на окраинах Донецка, и в районах, приграничных с линией фронта.


В результате многие жители лишены возможности получения медицинской помощи. Например, в поселке Спартак, находящемся вблизи Донецкого аэропорта, больница разрушена, аптек нет, а оставшиеся жители – около 15 человек, полагаются только на себя. В аналогичной ситуации оказались и жители поселка 71-й километр Ясиноватского района. Лишенным электроэнергии и газа им катастрофически не хватает элементарных медикаментов: жаропонижающих препаратов, противопростудных, витаминов.

«Никаких аптек нет. Иногда что-то привозят волонтеры, но этого очень мало. Врачей нет, «скорую помощь» вызвать нереально, поскольку сюда никто не хочет ехать», - рассказывает жительница поселка.

В некоторых разрушенных обстрелами больницах и поликлиниках медперсоналу предлагают покупать стекла и пленку для разбитых окон за свой счет.

Не лучшим образом выглядит ситуация и в менее разрушенных населенных пунктах, подчиненных «ДНР». Так, в Докучаевске местные жители жалуются, что качество обслуживания в больнице ухудшилось.

«В больницах медосмотр стал платным – 500 руб., при том, что у некоторых зарплата всего лишь - 4000 рублей», - говорит местная жительница Светлана.

Кстати, в Макеевке медосмотр превратился в пустую формальность. «Если раньше, до войны, я проходил профосмотр, как положено – заходил к каждому врачу, то теперь подходишь к «главному» - и он сразу ставит на бланке печати всех врачей за одну минуту. На флюорографию не отправляют, нет пленки, и купить ее очень проблематично», - рассказал работник макеевского завода Сергей.

Сокращение числа работающих лечебных учреждений обусловлено не только разрушениями. Так, в Горловке с 1 января этого года из-за нехватки персонала были объединены центры первичной медико-санитарной помощи №2 и №4. Местные власти этот процесс представили как «оптимизацию», направленную якобы на улучшение медобслуживания. Однако специалистов не прибавилось, очереди стали еще больше. А в Макеевке на сегодня, как рассказал «ОстроВу» собственный источник, обсуждается вопрос закрытия Центра микрохирургии и терапии глаза. Причины: отсутствие финансирования, а также низкокачественный перевязочный материал, поставляемый из России.

В «столице» псевдореспублики – Донецке, ситуация с доступным медобслуживанием немного лучше. По-прежнему самым крупным медучреждением остается Донецкое областное клиническое территориальное медицинское объединение – больница им. Калинина, куда входит несколько специализированных отделений. Уцелевшее современное оборудование используется для лечения как рядовых граждан, так и раненых боевиков.

Около 70% пациентов – жители Донецка, остальные – из всей «республики». С началом войны количество пациентов уменьшилось, о чем свидетельствуют количество проведенных операций. Например, в отделении кардиохирургии ДОКТМО в довоенный период выполняли 1,400, а по итогам 2015 года – 1090 операций.

Если ранее медучреждения можно было условно классифицировать по прейскуранту на проводимые операции, то сейчас медики очень аккуратно апеллируют своими расценками.

«Мы проводим много операций бесплатно, так как у людей просто нет денег. С другой стороны, иногда требуются дорогостоящие медикаменты, которых у нас нет, и пациент их самостоятельно покупает», - рассказал один из местных хирургов.

Медики боятся брать «благодарности» от пациентов, а тем более – требовать деньги. Например, в больнице Калинина одному из раненых боевиков врач назвал энную сумму, необходимую для проведения операции. В результате сработала так называемая теория «шести рукопожатий», и доктору пришлось отвечать за свои слова уже перед вышестоящим «начальством».

В «республиканском Минздраве» рапортуют о том, что больницы обеспечены необходимыми медикаментами. По факту – это лишь иллюзия. Поступающие медикаменты - это в основном гуманитарные поставки из РФ.

«Большинство грузов медикаментов, которые заходят из РФ - это малые партии, которые провозят контрабандой. Бывали случаи поставки просроченных препаратов. Есть проблема с обезболивающими препаратами, поскольку покрывается только 10% потребности в морфине. Обезболивающие, которые производятся в России (например, пластырь "Матрифен"), могли бы решить нужды пациентов, но не пропускаются российской таможней из-за отсутствия прописанных протоколов передачи медикаментов из РФ на территорию «ДНР», - рассказал ведущий специалист Донецкой областной клинической больницы им. Калинина.

По его же словам, в «республике» увеличивается количество случаев заболеваний сердечно-сосудистой системы (инфаркт), неврологических (неврастения, склероз, эпилепсия), а также панкреатита, тиреоткоксикоза.

Функционирование «скорой помощи» практически парализовано. Вызвать «скорую» в отдаленные районы Донецка и города «республики» практически невозможно. «Наблюдается дефицит машин и бригад «скорой помощи» в связи с увеличивающимся количеством населения среднего и преклонного возраста и, соответственно, возрастающих запросов на обслуживание. Мало кто соглашается идти работать в бригаду СП. В начале войны парк «скорой помощи» был разворован боевиками, и многие машины не были возвращены», - говорит один из сотрудников «скорой помощи» в Донецке. Кроме того, кареты «скорой помощи» не могут выехать на вызов из-за нехватки топлива. Альтернатива – вызов «скорой» из частной клиники. Цена вопроса – 700-900 гривен за вызов, что доступно далеко не всем, учитывая тотальную безработицу.

Также не стоит игнорировать и тот факт, что в оккупированном Донецке на сегодня практически остались все специализированные центры, куда приезжали пациенты не только изо всей области, но и со всех уголков страны. Эта тенденция, хотя и гораздо в меньшей степени, наблюдается и сейчас. Например, Иван из Краматорска, страдающий почечной недостаточностью, ездит в Донецк, чтобы провести необходимую процедуру в больнице им. Калинина. Екатерина из Мариуполя практически регулярно ездит в специализированный центр, чтобы вылечить своего ребенка. Жители подконтрольной Украине территории продолжают ездить в лечебные учреждения Донецка, поскольку добираться в аналогичные больницы Днепропетровска или Запорожья обходится очень дорого.

Пациенты с особыми потребностями на грани выживания

Отдельная категория пациентов – это люди, страдающие такими заболеваниями, как сахарный диабет, гемофилия, туберкулез. Необходимые дорогостоящие препараты практически отсутствуют. Госпрограммы, по которым пациенты получали ранее лекарства, не функционируют на неподконтрольной Украине территории.


«Недельная доза фактора-8 (препарат для больных гемофилией - редким заболеванием, связанным с нарушением процесса свёртываемости крови, - «ОстроВ») стоит примерно 10-15 тысяч гривен в зависимости от производителя. Инъекции этого препарата необходимо проводить регулярно в течение жизни. Во всех странах мира, включая Украину, препарат закупает государство и через Минздрав распространяет между пациентами. Самостоятельно оплачивать такое дорогостоящее лекарство могут единицы, но и те лишены такой возможности – в свободной продаже он не продается. Как только снижается доза или прекращается поступление препарата в организм – человек умирает от болевого шока. Так мы потеряли 8-летнего мальчика в Торезе, он не дождался лекарства», - рассказал один из волонтеров в Донецкой области.

По словам так называемого главы «Минздрава» Виктора Кучкового, в «республике» на сегодня более 11 тысяч пациентов, страдающих инсулинозависимым диабетом, из них 324 ребенка. Все они якобы обеспечены инсулином, который поставляется из России. Однако по факту инсулин завозится в очень ограниченном объеме, и не всех видов. В итоге часть диабетиков вынуждена самостоятельно искать препараты.

Еще сложнее ситуация с диабетиками, которые нуждаются в таблетированных препаратах. Таких больных, по словам того же «министра», в «республике» около 80 тысяч.

«Здесь ситуация хуже. Мы не можем на сегодняшний день полностью обеспечить пациентов необходимыми препаратами», - заявил Кучковой.

Диабетики в большинстве случаев надеются на помощь волонтеров, однако даже им не всегда удается собрать необходимый объем лекарств, а еще сложнее доставить конкретным пациентам.

В базе Гуманитарного штаба Фонда Ахметова зарегистрировано более 1000 детей, больных сахарным диабетом, астмой и эпилептическими синдромами, требующими регулярного лечения.

В прошлом году в рамках программы «Лекарства детям» был выдан инсулин больным сахарным диабетом (детям до 18 лет). В 2016 году начали выдавать по запросу родителей тест-полоски. За время реализации программы «Лекарства детям» (с октября 2015-го по апрель 2016 года) Штаб Рината Ахметова уже выдал 1040 наборов с медикаментами детям, больным сахарным диабетом, астмой и эпилептическими синдромами.

Ситуация по заболеваемости ВИЧ/СПИД имеет достаточно прогрессивную динамику. До начала военного конфликта на Донбассе проживала четверть всех зарегистрированных ВИЧ-инфицированных в стране. Около 16 тысяч человек получали там лечение. Однако на сегодня о местонахождении восьми тысяч из этих людей – ничего не известно: они либо выехали, либо прервали лечение. Заявления «Минздрава «ДНР» о том, что эпидемия СПИДа снижается, фактически не соответствуют действительности.

«Сейчас большая проблема с обеспечением в Донецке и Луганске, потому что люди оказались в некоем вакууме, и Украина не дает им лечение, и Российская сторона, а европейские организации не могут предоставить лечение, поскольку юридический статус у территории непонятный», - отмечает соучредитель краснодарской общественной организации "Равный диалог" Нина Соловьева. 

Кадровый голод или дефицит?

Еще в довоенное время дефицит кадров в системе здравоохранения региона был актуальным, особенно на периферии. Тогда в Донецкой области не хватало 4,5 тысячи медиков. Сейчас на оккупированной территории ситуация ухудшилась, поскольку часть врачей и медперсонала выехала. Например, только в Макеевке из 640 выехало 215медиков.

В крупных специализированных медицинских центрах (областная онкология, больница им. Калинина) врачи говорят, что выехало около 10-15% сотрудников. «В онкологии многие ведущие специалисты остались, выехало примерно 10% коллег. Особенно не хватает медсестер», - отмечает врач донецкого медучреждения. Например, в одной из больниц Петровского района Донецка (приграничная территория с прифронтовой Марьинкой) из трех врачей в отделении остался только один медик. Острый дефицит кадров влияет и на медобслуживание. В стационарах иногда вместо дежурного врача остаются дежурить на ночь медсестры или санитары. В рабочее время вместо трех медсестер работает только одна, которая едва успевает выполнять весь объем работы.

Так называемый министр здравоохранения “ДНР” Виктор Кучковой признал, что в детской кардиохирургии невозможно проводить тот комплекс операций, которые проводились до "русского мира" в связи с "отсутствием некоторых специалистов”. При этом фейковый министр подтверждает дефицит «и по врачам, и по медсестрам». «Неукомплектованность по врачам – около 66%, по среднему медицинскому персоналу – 71%», - заявил Кучковой. При этом почти треть медработников младшего звена уже пенсионного возраста.

Врачи – одна из наиболее востребованных категорий на рынке труда в «республике». По оценкам "Республиканского Центра занятости" насчитывается 215 вакансий для медработников. Например, в Горловке – 43 вакансии, в Макеевке – 39. Особенно в Макеевке неукомплектованность кадрами ощущается в центрах первичной медико-санитарной помощи: участковая служба укомплектована меньше, чем на 40%; педиатрическая – на 50%. Кроме того,
49% врачей достигли пенсионного возраста.

Указываемая зарплата для врачей колеблется в пределах 3-15 тысяч рублей в зависимости от стажа, нагрузки и «премий». Надбавки к зарплате зависят от квалификации медика, статуса учреждения и востребованности врачебной специальности.

Стоит отметить, что в Донецке продолжают работать медики-профессионалы, которые известны практически во всей Украине. Например, руководитель Донецкого ожогового центра Института неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака Эмиль Фисталь; профессор, руководитель Донецкого регионального центра охраны материнства и детства Владимир Чайка.

Аптечный бизнес

С приходом «русской весны» ассортимент в аптеках «ДНР» заметно поубавился: исчезли дорогостоящие препараты, начались перебои с поставками. В результате часть аптек попросту закрылась, а некоторые лекарства стали дефицитом.


Особенно острая нехватка медикаментов первой необходимости наблюдалась в начале этого года, в период высокого уровня заболеваемости гриппом. Тогда, по словам мирных жителей, в аптеках практически невозможно было приобрести элементарные препараты: «Парацетамол», «Мукалтин», «Аспирин», «Оксолиновую» мазь.

Кроме периодических поставок гуманитарной помощи, включающих товары медицинского назначения от Международного Комитета Красного Креста, основным источником лекарственных препаратов остаются аптеки. Особенно остро вопрос доступности медпрепаратов стоит в маленьких городах, где из-за военных действий предприниматели свернули свой бизнес и уехали. Например, «глава» городской администрации оккупированного Дебальцево Александр Рейнгольд признал, что аптек не хватает. «Проблема осталась – аптеки. Из десяти ранее работавших осталось три. И они сконцентрированы больше к центру города, а людям пожилого возраста трудно добираться», - сказал он в программе сепаратистского канала «Первый республиканский». Похожая проблема и в Докучаевске. «Ассортимент в аптеках скудный, что-то есть, что-то нужно заказать и ждать. Бывают дни, когда даже самых простых лекарств нет, но потом их подвозят через несколько дней», - рассказала местная жительница. В Иловайске также жалуются на нехватку элементарных антибиотиков и высокие цены на препараты. В оккупированных селах и поселках ситуация намного хуже – полноценных аптек практически нет. Здесь надеются либо на волонтеров, либо на благотворительные организации.

В городах «ДНР» аптечные точки предлагают медикаменты как российского, так и украинского производства. «В некоторых аптеках еще можно купить определенные препараты украинских фармкомпаний. Также в аптеках (наверное, из довоенных остатков) продают приборы для измерения давления, термометры украинского производства», - говорит жительница оккупированного Донецка Наталья.

Аптечный бизнес «республики» условно можно разделить на «госаптеки» и частные. В первом случае речь идет о сети 23 аптек, входящих в так называемое ГП «Республиканский центр «Лекарства Донбасса». В этих аптеках, как правило, все «контролируется», и найти лекарства украинского производства практически невозможно. Их ассортимент изобилует российскими препаратами, иногда можно купить и лекарства европейского производства. Как правило, «госаптеки» расположены в больницах, а соответственно имеют непосредственное отношение к «минздраву» «ДНР». По сути, эти аптеки – «узаконенный» бизнес. По словам жителей, нередко российские препараты являются либо малоэффективными, либо вызывают аллергическую реакцию, а иногда и вовсе просроченные.

Частный аптечный бизнес в основном сосредоточен в Донецке и Макеевке. В этих аптеках наглядно представлены лекарства украинских фармкомпаний. Причем, как правило, украинские препараты намного дороже, чем российские аналоги, и чем на подконтрольной Украине территории.

Например, цена средства против мигрени «Золмигрен» (производства украинской компании «Фармак») в донецкой Центральной аптеке - 663 рубля (245 грн.), в «Арнике» - 511 рублей (190 грн.), а в Мариуполе – 120-140 гривен. Из-за дороговизны лекарств жители чаще всего пытаются достать необходимые препараты через знакомых, которые ездят на подконтрольную Украине территорию. Или же через «своих» фармацевтов, которые договариваются с посредниками о поставках.

Спекуляцию в ценовой политике аптечной сети в «ДНР» признают и на уровне «народного совета». Согласно проведенному мониторингу «Народного контроля» в «ДНР», цены на лекарства в 2-3 раза завышены. «Один и тот же препарат в одной аптеке может стоить 50 рублей, в другой – 150 рублей… Это может быть связано со спекуляцией, и еще зависит от того, где берутся лекарственные препараты», - признала руководитель, депутат «нарсовета» «ДНР» Екатерина Мартьянова.

Анастасия Филиппова, для «ОстроВа» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: