Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Президент РФ Владимир Путин в необъявленной экономической войне против Украины избрал главным оружием газ. Поэтому символично, что его планы сорвал другой вид стратегического углеводородного сырья - нефть. Она, основа экономической мощи России, одновременно оказалась и ее самым уязвимым местом. Ее ахиллесовой пятой.

Начало войны: Украина не Россия

Принято считать, что торгово-экономическая война РФ против Украины началась в 2005 г. – после победы Майдана-1, когда к власти в Киеве пришли лидеры, декларировавшие ориентацию на ЕС.

На самом деле все началось гораздо раньше. Так, квоты на импорт в РФ стальных труб украинского производства впервые были установлены еще в январе 2004 г., т.е. почти за год до "оранжевой революции".

"По оценкам экспертов, подписанное соглашение полностью отвечает интересам российских производителей, оказывает содействие динамическому развитию российской трубной промышленности", - прокомментировал тогда введенные ограничения пресс-секретарь Минэкономторга РФ Константин Богданов.

В свою очередь, украинские предприятия потеряли значительную часть сбыта и были вынуждены резко снизить загрузку производственных мощностей. Поскольку, например, в 2000 г. в РФ было экспортировано 788 тыс. т. – 46% от всего произведенного в Украине объема.

Под удар попали Харцызский и Новомосковский трубные заводы, Нижнеднепровский трубопрокатный завод, а также предприятия, созданные на базе Никопольского южнотрубного завода: "Никопольская трубная компания" (сейчас – "Нико-Тьюб") и Никопольский завод нержавеющих труб (сейчас – "Сентравис").

Произошло это после того, как в 2000-2001 гг. провалились попытки "Газпрома", основного клиента ХТЗ, приватизировать это предприятие, крупнейшего производителя труб большого диаметра в бывшем СССР.

Именно с того момента В.Путин взял курс на создание в РФ собственных производств вместо расположенных в Украине.

Как отмечал ранее  "ОстроВ", с того момента Украина и РФ из экономических партнеров, которыми они были при СССР, постепенно превратились в конкурентов.

Так, решение о заградительных пошлинах на импорт труб из Украины было принято правительством РФ еще в мае 2001 г. Просто их введение временно отложили благодаря договоренностям тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы.

Он убедил В.Путина в неизменности своей ориентации на "старшего брата". И, вероятно, среди прочих уступок обещал все же отдать трубный завод в Харцызске российскому газовому монополисту.

Однако склонность Данилыча к литературным упражнениям сыграла злую шутку с украинскими трубниками: после выхода в 2003 г. книги "Украина – не Россия" Кремлю стало понятно, что ее автор, т.е. украинский президент, – ненадежный союзник.

Тем более, что и победителем конкурса по приватизации ХТЗ в августе 2001 г. стала группа "Индустриальный союз Донбасса", объединившая авторитетных на тот момент донецких бизнесменов.

Поэтому официальным началом торгово-экономической войны путинской России против Украины следует считать январь 2004 г. Майдан-1, таким образом, стал не ее причиной, а всего лишь катализатором.

Далее в 2005 г. последовали нетарифные ограничения на ввоз мясомолочной продукции в РФ. Они привели к значительному падению объемов производства украинских мясокомбинатов и маслосырзаводов и уменьшению их валютной выручки.

Потом последовали ограничения по кондитерским изделиям и железнодорожным вагонам.

Все эти меры, мягко говоря, не способствовали улучшению показателей украинской экономики, по-прежнему ориентированной на "братскую Россию".

Газовая удавка для Киева

Но, безусловно, главным оружием против "младшего брата" был избран ресурс, который поставлял госконцерн "Газпром". Его доля в газовом балансе Украины на тот момент превышала 90%.

А что такое газ и насколько он важен – долго объяснять не надо. Это прежде всего возможность отопления жилого фонда в зимний период, а также работа предприятий.

В украинской промышленности химическая отрасль и металлургия – основные потребители газа. И как раз они генерируют значительную часть валютного дохода страны.

Да, есть еще агропромышленный комплекс, но и он тесно связан с газом: является потребителем минеральных удобрений, которые химпром делает из газа.

Кроме того, газ используется при работе сахарных заводов, хлебозаводов, спиртзаводов и т.д. Поэтому вопрос газоснабжения был и остается критическим для национальной экономики.

До 2004 г. газ в Украину шел по бартеру: в обмен на его поставки украинские предприятия рассчитывались трубами для "Газпрома" и другой продукцией, представлявшей интерес для россиян. А также "Нефтегаз Украины" транзитировал в Европу российский газ.

Но вот с 2004 г. было решено перевести отношения из товарно-натуральной формы в денежную.

Тогдашний контракт, заключенный "Нефтегазом" с "Газпромом", также следует засчитать в "плюс" Данилычу. Он предусматривал фиксированную цену в $50/1000 м3 на весь период действия – до 2014 г. Фиксировалась и ставка транзита. Но уже в 2005 г. контракт был разорван.

Как это не печально признать, инициатором стала украинская сторона. Точнее, президент Виктор Ющенко и назначенный им главой "Нефтегаза" Алексей Ивченко.

Этим двум, возможно, искренним "вышиваночным" патриотам показалось, что данный контракт несправедлив – Украина "на шару" гонит в ЕС российский ресурс, а ведь могла бы на этом хорошо заработать.

Всего-то и надо, поднять транзитные тарифы на транспортировку до рыночного уровня – т.е. до того, который был в ЕС. При этом майданные "патриоты" упустили из виду существенную деталь.

А именно тот факт, что газ Украина тоже получила не по рыночной цене. Но газовый джинн оказался выпущенным из бутылки. Все, что было потом, хорошо известно.

Сначала на 2005 г. цена газа для Украины повысилась до $95/1000 м3, на 2006 – до $230/1000 м3.

Наконец, в 2009 г. по инициативе тогдашнего премьера Юлии Тимошенко "Нефтегаз" подписал на 10 лет "контракт века", с расчетом цены ресурса по специальной формуле.

В результате газ для Украины получался дороже, чем для европейских потребителей. Хотя очевидно, что этого не должно быть в принципе, если бы цена устанавливалась на рыночных принципах: затраты + нормируемая прибыль монополиста.

Поскольку газ для западных соседей включает и стоимость его транзита через Украину – для которой, соответственно, эти затраты надо отминусовать.

Тем не менее, факт остается фактом: с 2012 г. "Нефтегаз" покупает газ у европейских компаний. Причем они продают Украине ресурс, законтрактованный в России у "Газпрома".

При этом для "Нефтегаза" сделка выгодна: цена в зависимости от сезона получается на $5-15/1000 м3 ниже, чем если покупать напрямую у "Газпрома".

И это при том, что европейские трейдеры при перепродаже "Нефтегазу" оставляют себе какую-то часть маржи в качестве бонуса.

Например, год назад, в феврале 2015, ресурс от "Газпрома" обходился "Нефтегазу" в $329/1000 м3, тогда как при закупке этого же ресурса у евротрейдеров получалось порядка $300/1000 м3.

На I кв. текущего года с учетом скидки россияне выставили цену в $212, "Нефтегаз" заключил контракты с европейцами по $188-211 и не планирует импорт с восточного направления.

Тем не менее, только за 2010-2013 гг. переплаты сверх рыночной цены составили, по оценке главы Центра глобалистики "Стратегия ХХI" Михаила Гончара, - $14-15 млрд.

С данной оценкой можно согласиться, если принять данные премьера Арсения Яценюка, что всего с 2009 по 2014 "Нефтегаз" заплатил "Газпрому" около $50 млрд.

Эти $14-15 млрд - тот финансовый ресурс, который был дополнительно выжат из украинской экономики, основательно подкошенной первой волной глобального кризиса.

Из-за завышенных газовых цен снижалась прибыльность украинской промышленности, терялся инвестиционный ресурс, который можно было использовать для повышения конкурентности на мировых рынках за счет внедрения новых технологий.

При этом на протяжении 2010-2013, в период президентства В.Януковича, в Кремле постоянно давали понять: снижение цены газа возможно только на условиях экономического аншлюса, т.е. поглощения.

Трубная карта

Объектом №1 российского интереса на протяжении всех лет независимости Украины оставалась ее газотранспортная система (ГТС) – пресловутая "труба". Это построенная в советский период система магистральных газопроводов и подземных хранилищ газа, через нее шел основной поток российского газового экспорта в ЕС.

И, конечно же, "Газпром" прямо заинтересован в контроле над "трубой". Тогда он бы в разы уменьшил расходы на транзит по украинскому маршруту, до уровня эксплуатационных затрат. И, соответственно, получал бы больше прибыли. Которой, в свою очередь, лишился бы "Нефтегаз".

Поэтому в обмен на снижение цены газа "Газпром" добивался продажи ему украинской ГТС, как это было проделано, например, в Беларуси.

Не вышло. Но, отстояв право собственности на свою ГТС, Украина понесла тяжкие потери, о которых говорилось выше – $14-15 млрд только за 4 года войны.

Кроме того, в газовой войне против соседей В.Путин не ограничился применением ценовой удавки. Ее Украина, задыхаясь, но выдержала.

Поэтому в ход пошли еще более увесистые козыри: газопроводы в обход Украины. Кстати, первый из них, "Ямал – Западная Европа", через Беларусь и Польшу, был построен еще в 1999 г.

И это еще раз подтверждает, что имперские и, мягко говоря, недружественные планы в отношении Украины у российских властей были задолго до Майдана-1.

Затем последовал "Северный поток" по дну Балтийского моря в Германию, начатый в 2005 и запущенный в эксплуатацию в 2011 г.

К слову, его проектирование началось еще в 1997 г.: снова-таки задолго до "оранжевой революции" в Украине и даже до прихода В.Путина к власти.

Т.е. имперская политика РФ в отношении Украины не является изобретением "диктатора" В.Путина. Его предшественник, "демократ" Борис Ельцин, гнул ту же самую линию.

В ее рамках следующим пунктом намечалось строительство "Южного потока" по дну Черного моря в Болгарию и далее на Балканы.

Если бы и этот проект удалось осуществить, то транзитный потенциал Украины можно было смело умножать на ноль – как и обещал глава "Газпрома" Алексей Миллер.

Но… вышла осечка. Европейцы в лице Еврокомиссии затеяли торг с В.Путиным, пытаясь навязать обязательство предоставить половину мощности будущей трубы под газ из каспийского региона.

Тот, в свою очередь, 1 декабря 2014 в Анкаре сделал изящный ход, отказавшись от "Южного потока" в пользу другого проекта по дну Черного моря - "Турецкого потока".

Во-первых, в таком случае все заказы "Газпрома" на закупку труб оставались в силе.

И главное, теперь уже европейцам, которые собирались тянуть на Балканы и далее в Южную и Центральную Европу трансанатолийский газопровод TANAP из каспийского региона, следовало обеспечить половину мощностей будущей трубы под российский газ – в полном соответствии с III энергопакетом ЕС, предусматривающим доступ альтернативного поставщика.

Т.е. уже не россияне прокладывали бы трубу под газ конкурентов, Азербайджана, Ирана и Туркмении, а сами европейцы в консорциуме с каспийскими странами тянули бы нитку для транспортировки ресурса из РФ через Турцию.

Однако и на этом "потоке" пришлось поставить жирный крест. Сначала между партнерами, турецкой госкомпанией Botas и "Газпромом", возникли недоразумения по коммерческим условиям проекта.

Затем 24 ноября 2015 турецкие ВВС сбили российский истребитель Су-24 над своей приграничной территорией.

И В.Путин в рамках ответных экономических санкций перешел к уничтожению турецких мандаринов, высылке из РФ турецких строителей и т.д.

Отношения между Москвой и Анкарой резко перешли в режим "холодной войны", от вчерашней дружбы не осталось и следа. "Замороженными" оказались и другие масштабные проекты РФ в Турции, включая строительство АЭС по российскому дизайну.

Отсюда следует понимание того, в чем заключалась стратегическая ошибка №1 В.Путина и его советников из "Газпрома". Они не учли, что от любви до ненависти бывает один шаг не только в семейной жизни, но и в большой политике.

Еще вчера, казалось бы, В.Путин и Реджеб Эрдоган обнимались перед телекамерами, а сегодня на международных саммитах подчеркнуто игнорируют друг друга.

Таким образом, вся затея со строительством обходных газопроводов становится бессмысленной. Поскольку экономической подоплеки в "Южном", а затем и "Турецком" потоках не было изначально. Ведь любому понятно, что модернизация существующей украинской ГТС обойдется в значительно меньшую сумму, чем строительство нового газопровода.

Проблема была исключительно в сложных политических взаимоотношениях с киевскими властями.И вот вдруг выясняется, что точно такие же сложности могут возникнуть на ровном месте и с другими странами - вполне лояльными, казалось бы.

По идее, из этого следуют вполне очевидные выводы о несостоятельности стратегии обходных газопроводов, угрожающих в любой момент превратиться в зарытые миллиарды долларов.

Тем не менее, должных выводов из истории с южными обходными газопроводами В.Путин и "Газпром" не сделали. Они просто решили поменять географию маршрута.

И вот уже в сентябре 2015 г. российский газовый монополист подписывает соглашение с рядом европейских концернов о строительстве "Северного потока-2".

Это вызывает нервную реакцию в Киеве: премьер Арсений Яценюк призывает ЕС отказаться от данного проекта, который, по его словам, уничтожит украинскую ГТС.

Действительно, если еще 55 млрд м3 транзитируемого газа перейдет с украинского направления на север – приятного мало. Потери "Нефтегаза" в денежном эквиваленте составят порядка $2 млрд в год, по данным А.Яценюка.

Другое дело, что строительства "Северного потока-2" в обозримом будущем не будет. Падение мировых цен на нефть со $110 до $27/барр. ударило и по стоимости газа, поскольку она в экспортных контрактах "Газпрома" привязана к нефтяным котировкам.

Поэтому по итогам 2015 г. аналитики прогнозируют значительное снижение доходов "Газпрома". Например, инвесткомпания "Велес Капитал" ожидает сокращения на 26%, до $110,3 млрд.

В таких финансовых условиях "Газпром" просто не вытянет сразу 2 масштабных проекта – а ведь ранее он уже подписался на строительство трансконтинентального газопровода "Сила Сибири" в Китай.

Работы на нем уже ведутся и поэтому данный проект безусловно будет в приоритете. Хотя все ведущие нефтегазодобывающие компании мира сейчас остановили инвестиции в новые добывающие и трубопроводные мощности.

Но в случае с "Силой Сибири" деваться некуда, его надо дотянуть, раз уж взялись. Между тем только его I очередь оценивается в 770 млрд руб., или почти $10 млрд.

"Северный поток-2" стоит еще дороже - $11 млрд. Поэтому на него при текущих ценах на нефть у "Газпрома" элементарно не хватит денег – а доля россиян в данном проекте составляет 50%.

Таким образом, попытку проложить с севера новый газопровод в обход Украины можно считать проваленной из-за падения мировых цен на нефть.

Если друг оказался вдруг…

И отсюда следует стратегическая ошибка №2, допущенная В.Путиным. Он и руководство "Газпрома" забыли о такой простой вещи, как цикличность мировых цен на сырьевые ресурсы.

Что за их подъемом обязательно следует обвал – так было и раньше, ничего нового. Да, когда экспортные цены у российского монополиста подбирались к $500/1000 м3, он мог себе позволить многое. Включая прокладку новых транзитных маршрутов. Но теперь, когда цена газпромовского ресурса в ЕС меньше $200 – прежней финансовой мощи уже нет.

Поэтому додавить Украину "Северным потоком-2" не получится. Поскольку ожидать подъема цен на нефть в обозримом будущем не приходится. На это указывает несогласованность действий основных игроков как внутри Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), так и вне ее.

Неоднократные попытки договориться предпринимались в т.ч. на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе – и оказались безрезультатными.

Не в последнюю очередь из-за самой России, которая не только отказывается снизить объемы нефтедобычи, но и не хочет об этом даже говорить с ОПЕК.

Между тем Саудовская Аравия как основной экспортер ближневосточного региона на ВЭФ четко дала понять: без взаимных обязательств снижения добычи не будет.

А значит, нет предпосылок для восстановления цен. Кроме того, свой посильный вклад вносит Иран, который вернулся на нефтяной рынок после отмены санкций и теперь стремится наверстать упущенные возможности.

Легкость, с которой Тегеран смог вернуться на суперконкурентный европейский рынок, не может не вызывать удивления. Не прошло и месяца после снятия санкций, как в ходе визита президента страны Хасана Роухани в Италию там подписаны контракты на €17 млрд, включая сделку на €5 млрд с дочерней компанией нефтегазового госконцерна Eni.

Следующим пунктом европейского турне Х.Роухани значится Париж – и здесь подписываются контракты еще на €15 млрд, в т.ч. с нефтегазодобытчиком Total.

Уже заключены соглашения о поставках нефти с греческой компанией Hellenic Petroleum и европейскими подразделениями российского концерна "Лукойл".

Кроме того, в ходе визита в Тегеран лидера КНР Си Цзяньпина подписаны договора о поставках нефти в эту страну. За счет этого после отмены санкций Иран уже нарастил нефтедобычу на 500 тыс. барр./сутки.

При этом, для понимания, много это или мало: аналитики оценивают весь избыток нефти на мировом рынке примерно в 1 млн барр./сутки.

Исходя из этого, не приходится ожидать повышения мировых цен на нефть как минимум ближайшие 5 лет.

Между тем уже через 3 года заканчивается действующий контракт между "Нефтегазом" и "Газпромом", который помимо экспорта-импорта оговаривает и условия транзита российского газа в ЕС.

Очень хочется верить, что в этот раз украинские власти не повторят прошлых ошибок и не забудут включить в новое соглашение пункт ship or pay, предусматривающий гарантированные ежегодные объемы прокачки через национальную ГТС.

Т.е. в случае перенаправления газа на другие маршруты "Газпрому" все равно придется платить за транзит через Украину оговоренную сумму.

А это окончательно похоронит идею обходных газопроводов и лишит РФ главного оружия в экономической войне с Украиной. Да и про газовую удавку довольно скоро придется забыть.

Во-первых, этому будет способствовать прокладка морского газопровода из Норвегии в Польшу, договор о котором 28 января т.г. заключила польская госкомпания PGNiG.

Очевидно, что часть этого ресурса вполне может поступать и в Украину – соответствующие договоренности с норвежским концерном StatOil Hydro были подписаны еще в период премьерства Н.Азарова. Да, норвежский газ, в отличие от ближневосточного – дорогое удовольствие. Но ведь и "Газпром" с В.Путиным не демонстрируют ценовой лояльности.

Во-вторых, опять же включился иранский фактор. Да, из-за войны с ИГИЛ в Ираке и Сирии прокладка TANAP из Ирана сейчас выглядит проблематично.

Но в Тегеране не собираются ждать окончания боевых действий. По словам директора Национальной компании по экспорту газа Ирана NIGEC Али Резы Камели, планируется наладить продажу в ЕС иранского сжиженного газа, доставку которого через Суэцкий канал обеспечит танкерный флот.

На этот проект, степень готовности которого сейчас составляет 40, иранцы отводят 3-4 года. Это, безусловно, будет тяжкий удар по позициям "Газпрома" в Европе. Тогда как для НАК "Нефтегаз Украины" увеличатся возможности покупать более дешевый ресурс с западного направления.

Любопытно, что до последнего времени Москва и Тегеран не только поддерживали дружественные отношения, но и являлись политическими союзниками.Поэтому вдвойне символично, что удар по "Газпрому", да и России в целом как одному из крупнейших в мире экспортеров углеводородов, наносит его лучший "друг".

Виталий Крымов, специально для "ОстроВа" 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: