Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Официальные данные различных украинских ведомств насчитывают сегодня около полутора миллионов официально зарегистрированных переселенцев. Что касается цифр неофициальных, то в разных вариациях они достигают от двух до двух с половиной миллионов. При этом, многие эксперты сходятся во мнении, что больше половины переселенцев не смогли адаптироваться в новых местах. Кто-то считает, что виновата бездействующая власть, кто-то считает причиной проблем отсутствие программ для интеграции, кто-то называет виновниками самих переселенцев, аргументируя такую позицию то "ватностью", то ленью, то предательством, кося всех под одну гребенку и проецируя на проблему собственные комплексы и стереотипы.

Глупо отрицать, что вышеперечисленные примеры не отражают часть реальной картины. Однако, всегда есть обратная сторона медали, и речь пойдет о "донецких", нашедших новый дом в Ивано-Франковске. На фоне информационной атаки на переселенцев, эти "донецкие" - "неправильные", и ведут себя вразрез с негативным стереотипным образом: не просят и не жалуются, а пытаются быть полезными в том месте, где они сегодня оказались.

Общественная организация "Д.О.М.48.24" - создана переселенцами из Донецка и Луганска и зарегистрирована в Ивано-Франковске. Цель организации, как сказано в её уставе, заключается в создании эффективной среды для жизни, работы, психологической реабилитации и социально-культурной адаптации переселенцев.

Деятельность организации направлена ​​на разрушение стереотипов о переселенцах, привлечении ресурсов из числа переселенцев на благо местной общины и помощь в налаживании контактов для сотрудничества и взаимопонимания с ивано-франковцами.

О разрушении стереотипов, жизненной позиции, болезненных уроках и возможностях "ОстроВ" говорил с главой общественной организации, донецким переселенцем из Ивано-Франковска, Сергеем Никоноровым.

- Чем ты занимался в Донецке до войны? Почему Ивано-Франковск?

- Вообще, я лабораторный работник. Закончил институт в Харькове, Харьковскую зооветеринарную академию. Мы выехали в начале июня, после освобождения аэропорта нашими войсками. Боевики так называемой «ДНР» пытались отбить аэропорт обратно, едва ли не каждый день грохотала канонада. После того, как начали прилетать снаряды, а соседи - попадать в больницу с осколочными ранениями, мы с семьей решили переехать в Харьков. Позже стали обзванивать родственников, знакомых, тех, кто находился подальше от линии разграничения. Была возможность остаться и в Харькове, но ситуация была нам не совсем понятна. По крайней мере, настроение знакомых, работавших в харьковской милиции было мне вообще не понятно. В итоге, решили ехать в Ивано-Франковск, здесь нас, – мою семью и мой маленький бизнес, принял мой друг.

- Сейчас мы можем назвать тебя руководителем общественной организации?

- Это одно из направлений моей деятельности в Ивано-Франковске.

- То есть раньше ты никогда не занимался общественной деятельностью?

- Кроме опыта в профсоюзной организации - нет.

- Что заставило заняться этим? Как идея пришла в голову?

- После всех этих событий… Я не то, чтобы, занимал очень активную позицию в Донецке. То есть, "проповедование", попытки кого-то переубедить - подчиненных, родственников, друзей - это было. В открытую "радикальных" действий я не предпринимал, кроме, разве что финансовой поддержки людей, которые имели возможность, но не имели денег, чтобы поехать на Майдан.

- Сам принимал личное участие в Донецком Майдане?

- Нет. Моя жена Наталья - активная участница проукраинских митингов. Была 28 апреля на митинге, когда было нападение пророссийских боевиков. Сам не принимал участия, но после этих событий произошел какой-то психологический надлом, и я понял, что бездействие порождает не тот результат, на который ты рассчитывал. Пришло время брать ситуацию в свои руки и делать то, что считаешь нужным.

- Насколько сложно было создать общественную организацию?

- В той компании, которой мы здесь собрались, это было легко. У нас фрилансеры, мелкий и средний бизнес, дизайнеры.

- Сколько человек всего?

- Активных пятнадцать человек. От случая к случаю, набирается до двадцати человек. Мало кто хочет работать в том плане, в котором предлагаем мы. Очень выгодно, будучи переселенцем, просто прийти и сказать: дайте мне.

- Разве это до сих пор действует?

- Пока еще да, и люди надеются… Никто не говорит, что вот он - я, такой красавчик, занимался в Донецке или Луганске тем-то, давайте что-то сделаем здесь.

- Ты делаешь такой вывод на основе личного общения с переселенцами в Ивано-Франковске?

- Да. Наша организация была создана не за один день. Есть группа в Фейсбуке - "Украинский Донбасс. Переселенцы в Ивано-Франковске». После активной переписки один раз встретились, поговорили, что нужно что-то делать... Те организации переселенцев, которые на тот момент были в Ивано-Франковске, занимались в основном гуманитаркой, закрывая текущие потребности, и это были тактические действия. А в стратегическом плане это никак не могло помочь тем людям, которые решили не просто «пересидеть» во Франковске, а остаться здесь и что-то менять вместе со все страной. Предложили встретиться, определили площадку, пришло человек двадцать пять - тридцать. Начали озвучивать свои идеи. Моя позиция такая - мне не нужна рыба. Сегодня вы даете мне рыбу, а завтра я и кости не допрошусь. Если есть возможности, дайте мне удочку, я буду ловить рыбу сам, а также научу ловить и пристрою какое-то количество людей рядом.

- Что конкретно ты предлагаешь?

- Сегодня мы работаем над культурной интеграцией. Отмечу, что проводить именно культурную интеграцию на уровне 40-50-летних тяжело в силу устоявшихся жизненных взглядов. Это показал опыт проведенного нами мероприятия "Живая книга", где были люди в возрасте за 60 лет, которые говорили "да вы на русском разговариваете, вы не украинцы". Как например, сказать об этом человеку, у которого русскоязычный отец или сын воюет в составе добробата на Донбассе? Он не украинец? Конечно, когда используешь такие "тяжелые" аргументы, обычно на них действует.

В то же время, Ивано-Франковск очень толерантный город в сравнении с другими городами, в которых я побывал за последний год. Местные люди более открыты, и провоцируют тебя на такую же открытость. Например, Львов - более быстрый город. Люди пробегают мимо тебя, не вглядываясь. Большое количество переселенцев переехало именно во Львов, потому что это крупный город, который в чем-то близок по духу Донецку. Не все львовские переселенцы - патриоты, не все настроены проукраински. Из-за оценки общества именно этих "непатриотов" рождаются и подкрепляются стереотипы. Здесь, во Франковске, выраженной тенденции к рождению таких стереотипов и неприятию нас громадой - нет.

На фото - проведение акции "Живая Библиотека". Переселенцы стали книгами, к которым мог обратиться любой человек и получить ответы на любые вопросы. Акция продолжалась около полутора часов и к ней присоединились около сотни франковцев, которые узнавали истории отдельно взятых «книг».

Опять же, мы не делаем резких заявлений. Наша организация принципиально не занимается гуманитаркой и тренингами по повышению конкурентноспособности переселенцев. Мы и так конкурентноспособны, потому что мы пришли из больших городов, из другой конкурентной среды. Если на всех углах сейчас кричать, что проводятся для переселенцев такие тренинги, а потом прийти к какой-то громаде и предложить им совместный проект, то они скажут: "ребята, да вы у нас забрали работу. У нас нет работы только потому, что вы приехали и вам дали денег". Тренинги для повышения конкурентоспособности ВПО актуальны и очень нужны на неоккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, может быть, такие тренинги помогут родиться новой прослойке экономически активных граждан или задержат тех, кто не хочет уезжать далеко от малой родины.

Когда мы привезли сюда своих голубей и смотрителя для их обслуживания, село гудело: "донецкие забирают у нас работу". Хотя мы привезли своё дело и поставили своего же человека там работать. Теперь к нам приезжают местные люди, которые никогда не видели таких голубей, и говорят о том, как красиво они выглядят, когда подымаются в небо и просятся приехать со свадьбой и фотографом.

Команда "Д.О.М.48.24" приняла активное участие в АртХакатоне в Ивано-Франковске и выиграла 10 тысяч гривен на реализацию проекта «Открытый театр».

Наша программа и мероприятия по преодолению стереотипов ставят целью показать, что мы есть, мы живем рядом с вами, проходим каждый день по вашей улице. Может быть, сначала вы косо смотрите на наши донецкие номера. Но возможно завтра вы будете воспринимать нас как просто людей. Еще через пару дней мы начнём здороваться друг с другом, а в конце недели мы уже сможем выпить кофе у вас или у нас дома.

- Пытались ли вы сотрудничать с кем-то из общественников здесь?

- Попытки консолидации происходят постоянно, но слишком маленький ресурс. Недавно прошла встреча регионального штаба. Мало переселенцев, много организаций, в конце концов это должно вылиться в исчезновение одних организаций и укрупнение других.

- А что с финансированием организации?

- Сейчас это два момента: членские взносы и благотворительные пожертвования. Мы подаем документы на проекты, но так как организация молодая, пока идут отказы. Есть один небольшой подтвержденный проект на два-три мероприятия, - это около шести тысяч гривен.

- Как удается совмещать общественную деятельность с работой. Чем ты сегодня зарабатываешь во Франковске?

- Консультационные услуги в птицеводстве. Я специалист по смешанным инфекциям, занимаюсь лабораторной диагностикой. Сейчас участвую в проекте развития овцеводства Украины. Пытаемся "завести" деньги, есть инвесторы, которые готовы реально вкладывать в это под определенные гарантии в Украине. Есть рынок, который готов принимать такую продукцию.

- Внутренний рынок?

- Нет, внутренний рынок не сформирован и сформируется через три-четыре года. На внешнем рынке есть достаточно предложений. В Украине же есть люди, которые хотят вести бизнес, но не знают, где, например, взять деньги и как наладить ветеринарное обслуживание. Все это сейчас в зачаточном состоянии.

- Какие планы и будущее у твоей организации?

- Я думаю, что наши мероприятия, хоть они пока и не очень заметны, перельются в какой-то социальный бизнес. Мы не озвучиваем сейчас это сильно, потому что идеи дороже чем деньги. Мы прекрасно умеем планировать и исследовать рынок.

- Представим, что война закончилась, Донецк - украинский, над городом - наши флаги. В таком случае, ты вернешься обратно?

- В сам Донецк - нет. Я не готов сейчас ходить по одним улицам с теми людьми, которые лишили меня всего, чего я за тридцать лет добился. У меня был дом возле аэропорта, я построил там своими руками гараж, посадил виноградник, собирался там завести детей... После всего произошедшего я должен водить своего ребенка в один садик, в одну школу, и слушать этот бред, который не выветрится из голов и за двадцать лет? Вряд ли. У меня есть родной дом в 30-ти километрах от Донецка, там моя мать и младший брат. Там украинская территория и никогда этих орков не было. Туда я готов приезжать и помогать развиваться этой территории. Я готов работать с любыми адекватными людьми с Донбасса.

- Есть ли чувство обиды?

- Время таких эмоций прошло. Не было обиды, была растерянность, было непонимание происходящего в Донецке.

- Ты сторонник переговоров или силового решения конфликта?

- Нет какого-то конкретного решения. Это все компромиссы и в военном и в политическом плане. Главное, чтобы наши ребята не погибали, а каким путем это будет достигнуто - неважно.

- Как расцениваешь Минские договоренности об отводе вооружения?

- Посмотрим 31 декабря. Сейчас оценки давать рано.

- На фоне новостей об отводе украинских вооружений часто наблюдаю в среде переселенцев "упаднические" настроения - це зрада, о нас забыли, нас лишили дома и так далее...

- Так можно говорить, когда не знаешь людей, которые сейчас там, на передовой, и не считаешь каждый прожитый день. В таком случае, наверное, можно кричать "це зрада, давайте всех мочить..!" Всех мочить можно, когда у нас в четыре раза сильнее армия. Когда ты идешь, и за две недели при минимальных потерях, которые для каждой отдельной семьи - максимальны, делаешь дело. Думаю, что сегодня мы сильны настолько, чтобы не дать противнику продвинуться дальше. Я общаюсь в разных кругах, и понимаю, где и что происходит. Кто и что конкретно делает в этой стране и почему кто-то не хочет помогать действующим людям, а пытается не то, чтобы нивелировать, а обесценить и воинский подвиг, и достижения стратегов и дипломатов, и подвиг тех пацанов, которые сейчас как волонтеры во многих Министерствах пытаются сломать схемы, существующие десятилетиями. Все это я вижу, анализирую, пытаюсь делать свои выводы.

После переезда сложилась такая жизненная позиция - ты максимально делаешь то, что должен, в том месте, где ты есть. Сейчас это Ивано-Франковск.

- Какой совет можешь дать переселенцам?

- Становиться более открытыми и верить людям. Быть открытыми к местным громадам. Многим нашим нужно научиться правильно брать и отдавать. Чувствовать себя в своей стране одинаково своим и в Харькове, и на Закарпатье. Я чувствую себя украинцем, для меня административных границ нет. Почти не было и до переезда, а сейчас они абсолютно исчезли.

- Горизонт расширился?

- Все изменения в жизни для чего-то нужны. Такой урок, хоть и болезненный, для многих станет новой дверью. Может, мы ходили мимо нее, потому что все остальные раньше были закрыты, а именно ее, как выяснилось, мы и искали. Я знаю таких людей здесь.

Артем Брюханов, «ОстроВ»

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: