Суббота, 18 августа 2018, 09:191534573174 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Злорадство убийцы, или Зачем бывший "мент" перекрасился в "маньяка"?

Отслеживая ход расследований по своим преступлениям, серийный убийца Сергей Довженко забавлялся от души.

Он везде стремился стать первым: преуспеть в боксе, на службе, в жизни. А приходилось довольствоваться массовкой - безликим прозябанием в человеческой массе. Но "час славы" пробил - бывший опер заставил говорить и писать о себе абсолютно всех. Пускай и в негативном смысле - как о незаурядном преступнике, который отобрал жизни у девятнадцати человек

Уже полным ходом готовилось пышное празднование очередной годовщины профессионального милицейского праздника, когда поступило известие о ЧП, основательно испортившем настроение сразу всем большим начальникам. В Мариуполе расстреляли патруль из трех человек. В области была объявлена операция "Перехват": милиция дежурила на автотрассах, прочесывала притоны, проверяла ранее судимых. Попутно, как это обыкновенно случается, раскрыли массу преступлений разного масштаба. Но убийца милиционеров так и не был установлен.

А надо заметить: в Мариуполе к тому времени это было уже не первое резонансное преступление, оставшееся нераскрытым. Речь - о длинном списке умышленных убийств, совершенных из огнестрельного оружия, причем все жертвы были застрелены в голову. Еще через полгода после расстрела патруля в одной из многоэтажек застрелили троих, спустя десять месяцев затем - еще двоих. Почерк оставался прежним. Имя "маньяка" стало известно лишь в конце июня нынешнего года, через месяц после последнего убийства и через два года после расстрела патруля. Серийным убийцей оказался бывший лейтенант милиции Сергей Довженко.

Попался он так. В нескольких шагах от дома, где были только что хладнокровно убиты двое мужчин, столкнулся со своим знакомым по прежней службе, собравшимся на рыбалку. Вовремя заметив бывшего коллегу, Довженко успел избавиться от сумки с краденым. Но оперативника насторожил странный вид Сергея - очки и рабочая роба. Вечером того же дня, когда стало известно о преступлении, сыщик вспомнил о подозрительной встрече, а заодно и о дурной репутации Довженко.

Впервые "маньяк" очутился под подозрением в июле 1997-го, когда был убит охранник "Цитадели" и похищены из кассы пять тысяч гривен. Убийца, стрелявший из пистолета "Макаров", неплохо ориентировался на территории. А кроме того, авторитет владельца фирмы господина Чекмака - и перед властью, и перед бандитами был таков, что происшедшее восприняли как вызов. По мнению хозяина "Цитадели", совершить преступление мог только один человек - уволенный им со скандалом бывший охранник Довженко. На тот момент - уже работник Приморского РОВД. Табельный пистолет лейтенанта отправили на судебно-баллистическую экспертизу в Донецк. Ее результат подтвердил: охранник был убит именно из этого оружия. Довженко отправили в СИЗО. Но старшему брату Сергея, возглавляющему мариупольскую юридическую контору, удалось добиться повторной экспертизы в Киеве. В результате Довженко смог доказать, что первая экспертиза была фальшивкой. Он вышел сухим из воды. С тем, чтобы в дальнейшем... совершить еще 18 убийств.

Однако судимость у Довженко все-таки появилась - он подделал "трудовую", и месяцы, проведенные в изоляторе, засчитали, как срок наказания за это правонарушение. У Довженко не стало друзей, обратно на прежнюю работу его не взяли, и даже сказали так: "Мы все равно докажем твою вину!" В этот момент, утверждает Довженко, он и избрал целью своего существования отмщение. Мстить решил всем, кого считал причастным к разрушению своей "блестящей карьеры". К тому же, "маньяк" утверждает, что во время дознания садисты-коллеги избивали его, вынуждая дать признательные показания.

Милицейских начальников снимали с должностей после того, как Довженко совершал преступления в их районах - в том и заключалась месть. А выбор жертв, по его словам, был абсолютно случаен. Главное - они должны были проживать на той территории, за которую отвечал кто-либо из его врагов.

Довженко пытался судиться с газетой, "опорочившей его честное имя". Но авантюра с судом не удалась. Тогда "маньяк" перестроился и теперь уже всячески старался подружиться с автором публикаций о своих преступлениях - Виктором Сухоруковым. Вообще - пристально следил за тем, что сообщали газеты... Кроме того, Довженко судился с "ментовкой", так как суд первой инстанции подтвердил, что его арест по подозрению в убийстве охранника "Цитадели" был незаконным. Однако, Госказначейство отстояло свою правоту, и бывший опер, он же - бывший арестант, снова потерпел фиаско.

Оружие он приобрел у знакомого, которого, будучи оперуполномоченным, задерживал за воровство и которого немного позже убрал без всякого сожаления. А начал со своего бывшего босса Чекмакова. Примерно месяц Сергей наблюдал за его домом, анализируя график жизни "авторитета". А 20 ноября 1998 года, когда в городе было веерное отключение света, в темноте добрался до дома противника, переоделся в соседнем подъезде в милицейскую форму, которую принес в пакете, и притаился. Машина директора подъехала около восьми вечера. Когда распахнулась передняя дверца, Довженко расстрелял Чекмакова из обреза помпового ружья двенадцатого калибра. Потом погнался за его товарищем, депутатом горсовета, которого якобы принял за начальника отдела кадров "Цитадели", и прикончил также. Поскольку Чекмаков все еще был жив, убийца вытащил нож и хладнокровно перерезал ему горло. С места преступления он удалился спокойным, уверенным шагом, хотя сердце бешено колотилось от упоения сладкой местью. Ночью к Довженко нагрянули сыщики. Но супруга отстояла его алиби, а обыск оказался безрезультатным.

Первой случайной "жертвой мести" стала женщина, торгующая на рынке парфюмерией. В один из вечеров, переодевшись в милицейскую форму, Довженко преградил ей путь у подъезда. Взглянув на удостоверение, достаточно ловко изготовленное на ксероксе и заламинированное, она уточнила, не по поводу ли кражи в ее доме с ней хотят побеседовать и, получив утвердительный ответ, пригласила к себе. Через десять минут Довженко вышел из дома с тысячью долларов в кармане, оставив в кресле окровавленный труп. Впоследствии убийца упростил схему. Он покупал газету с объявлениями и обводил фломастером те предложения, где сообщалось о продаже дорогих вещей. Прикинув, в каком районе живет продавец и кому, соответственно, достанется расследование очередного "глухаря", он ставил крестик на чьей-то судьбе. В итоге - четыре года наводил ужас на Мариуполь ради наказания тех, кто уволил его из рядов. А деньги и имущество брал, чтобы только "прокормиться".

Попавших на мушку, не могло спасти ни присутствие в доме грозной собаки, ни наличие посторонних. Недрогнувшей рукой он расстрелял своего приятеля, заподозрившего его в убийствах, а позже - его мать, поклявшуюся во что бы то ни стало найти убийцу. Обнаружив в гостях у потенциальной жертвы подругу, лежавшую на диване, он попросил ее повернуться лицом к стене и застрелил в затылок. А одиннадцатилетнюю девочку, на глазах которой убил бабушку, за ручку увел с балкона, где та пыталась спрятаться, и, велев присесть, застрелил одним выстрелом в темечко.

***

Первое, что приходит на ум - конечно же, больной, маньяк, псих. Заключение судебно-психологической экспертизы: "скрытный, амбициозный, мстительный, обладает чертами лидера, мотив преступлений - корысть и месть, трансформированные внутренними бессознательными маргинальными и некрофильными тенденциями личности". Иначе говоря, убивая, он наслаждался минутами безграничной власти над людьми, и это было сравнимо только с другим удовольствием - со злорадством наблюдать за бессилием бывших коллег. Словом, все как в кино - по законам американского триллера. Включая и отслеживание информации в местной прессе.

Милицейский патруль Довженко убил без предварительной подготовки. Шел с оружием за пазухой, чтобы перепрятать, вдруг - крик: "Стой! Иди сюда". Бежать? Догонят! Подойти? Обыщут! И, приблизившись, он открыл огонь одновременно из обреза и пистолета. Раненых добил на земле, у одного забрал пистолет. ...Показалось: быстро, легко, просто!

"Было так смешно, - делился Довженко со следователем, - когда встретил на улице знакомого опера, и тот рассказал, что за убийство Ш. (его приятеля) уже посадили другого, впаяв ему двенадцать лет". Узнав, что УБОП идет по следу организованной преступной группировки, злодей снова потешался от души. А дожидаясь суда, развлекается написанием жалоб на тех, кто его задерживал.

Знаете, какая мысль не дает покоя в связи с этой историей? До чего же просто в наших условиях, имея маломальские интеллект, сноровку и дерзость, совершать преступления, оставаясь безнаказанным. Как правило, таких преступников изобличают случайно, и именно не раньше, чем уже кто-то "ответит" за их грехи (вспомните хотя бы серийного убийцу Оноприенко, из-за которого львовские СБУшники замучили в застенках невиновного Вередюка, пытаясь добиться признания). Когда, обнаглев от очевидной беспомощности правоохранителей, бандиты перестают придерживаться элементарных мер предосторожности... В последнее время ведь и Довженко окончательно распоясался, он больше не прятал оружие в тайнике и таскал его с собой...

Система пасует перед "довженками". Увы...!

Анастасия Светлицкая – специально для "Острова".



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: