Понедельник, 22 октября 2018, 17:081540217301 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Нравственный идиотизм, или О чистоте наших органов

В юриспруденции конца XIX - начала XX века был специальный термин - «нравственное помешательство», или «нравственный идиотизм». Он означал, что данный человек искренне не понимает моральных законов общества. Вроде бы не психическая болезнь, но и здоровым не назовёшь. Казалось бы, не самое важное для жизни - ни слух или зрение, - а всё равно инвалид.

Проявляется «нравственный идиотизм» у всех в разной степени: один - просто не отдаст найденную вещь хозяину, другой - сам украдёт при удобном случае. А третий - случай спланирует и подготовит... Вот об этом, третьем варианте, как самом циничном и наиболее уродливом, мне и хотелось бы вам рассказать. Здесь, как говорится, «гиря дошла до полу». Ибо происходит это в наше время в городе Мариуполе.

В этой истории причудливо переплетаются ответственные сотрудники милиции и СБУ, государственные исполнители и судьи районных судов города, работники прокуратуры и должностные лица мариупольского горисполкома, т.е. государственные служащие, призванные защищать интересы государства и его народа.

И в этой же истории есть аферы с деньгами, вооруженный захват служебного помещения, фальшивые документы, присвоение чужого имущества, вскрытие служебных сейфов и изъятие финансовых документов, т.е. преступления, полностью подпадающие под статьи Уголовного кодекса Украины.

Нет только одного - ответственности человека, напрямую причастного ко всем этим «подвигам». Почему нет ответственности? Позволю себе выдвинуть одну гипотезу: если этого человека привлечь к ней, то он заговорит и заговорит очень бойко, поскольку никогда не захочет за все отвечать один. А знает он, судя по всему, много. Поскольку в розыске, как преступник, он находится с 1993 года. И, что интересно - никуда не прячась, ведя довольно публичную жизнь, периодически сотрясаемую скандалами и судебными разбирательствами, этот человек находит полное понимание именно с теми, кто его разыскивает. Невероятно? Нет, совсем наоборот, очевидно! И вот почему.

Далее, в своем повествовании, мы будем опираться только на документы и свидетельства очевидцев, готовых подтвердить свои слова в любой инстанции. Если, паче чаяния, эти инстанции таки захотят поставить в этой истории «крапку».

Так вот, в далеких 1990-х годах, когда бизнес в наших краях был еще «диким», а паспорт советским, Ом-ко Олег Викторович, а именно так зовут «героя нашего романа», 1961 года рождения, задолжал, по тем временам очень крупную сумму денег, директору ООО «Азов-Триумф» Виктору Кадава. О чем и написал ему расписку. Связывали этих людей чисто деловые отношения на предмет продажи цистерн, выпускаемых «Азовмашем», и другой «металлический» бизнес.

Рассказывает Виктор Кадава: «Ом- ко, или, как его тогда называли, Омеля вернулся в Мариуполь из Питера в 1996 году. Вернулся «навороченым» - джип «Patrol», вторая машина «Оппель-Корса», радиотелефон, квартира в Питере, яхта, здесь купил еще две квартиры... Одним словом, весь в шоколаде. Тогда же получил и украинский паспорт (паспорт выдан 21 мая 1996 года Жовтневым РО Мариупольского ГУУМВД Украины в Донецкой обл. Место прописки - г. Киев, ул. Павловська, д. 10, кв.3 - авт.). Поскольку был мне должен, то в счет погашения своих долгов предложил мне «Оппель». Машина «с нуля», на ходу, но... никак я не мог с него документы получить на эту машину. И я ее вернул Омеле. Как сердце чуяло, что здесь не чисто. А через время в городе появляются «питерские товарищи» и делают мне вполне определенную «предъяву», зная что мы с Омелей сотрудничали по бизнесу. Оказывается, Ом-ко О.В. был управляющим питерской фирмы «Гермес-Депо». В то время когда учредители и фактические хозяева фирмы отправились решать насущные вопросы куда-то за Урал, он продал большую партию металла и цистерн, сделал самому себе приятно в виде квартиры, яхты и машин и... рванул из Питера. «Мы этого шакала сделали президентом фирмы, а он нас кинул!..»,- кипятились всегда вежливые ленинградцы. Короче говоря, разбор полетов происходил в гостинице «Дружба» на четвертом этаже. Ом-ко О.В. показали документы и попросили отчитаться о проделанной работе. И остался Омеля при своих интересах, т.е. без машин и без квартир. Правда, одну мариупольскую квартиру выкупила у питерцев его подруга. После этих разборок я все отношения с Ом-ко прекратил и, мягко говоря, порекомендовал ему забыть дорогу к моему дому».

Но история с ООО «Азов-Триумф» на этом не закончилась. Многие подробности приходится опускать в силу ограниченности объема статьи. Замечу только, что часть денег из своего долга перед ООО «Азов-Триумф» Ом-ко О.В. вернул в виде погашения кредита этой фирмы в мариупольском отделении Приватбанка. И это обстоятельство стало роковым для В. Кадавы. Поскольку через непродолжительное время Ом-ко О.В. подает на него в суд и утверждает о совершении им мошеннических действий. Якобы Кадава обещал ввести Ом-ко О.В. в состав учредителей своего предприятия, деньги в размере 45 000 грн. с него получил, а обязательств не выполнил. Кадава, в свою очередь, так же подает в суд и предъявляет там расписку Ом-ко. В результате этих действий, Жовтневый районный суд г. Мариуполя выносит решение от 29.10.2002 года и взыскивает с Ом-ко О.В. долг в пользу В. Кадавы в сумме 79 500 гривен ( дело № 2-3170).

30 января 2003 года решение суда вступило в законную силу, о чем свидетельствует Исполнительный лист от 17 февраля 2003 года, подписанный Цибуля А.А. В исполнительном листе указан мариупольский адрес Ом-ко О.В. и номер его домашнего телефона.

Далее начинается самое интересное. Несмотря на решение суда, вступившее в законную силу, и исполнительное производство, государственные исполнители, почему-то, не находят Ом-ко О.В. в Мариуполе. В конце концов, в недрах государственной исполнительной службы Жовтневого районного управления юстиции рождается запрос начальнику адресного стола г. Киева В-2/2117 от 27.10.2003 г. , подписанный и.о. начальником отдела Е. Саховым и госисполнителем А. Гвоздецкой.

Ответ адресного бюро Киева (№ 32 от 28.11.2003 г.) гласил: «Ом-нко Олег Викторович, 20.12. 1961 г. рождения был зарегистрирован в г. Киеве, Шевченковский р-он, ул. Павловская, д.10. кв. 3, снят с регистрации в 1999 году по решению суда без указания адреса». На этом же ответе адресного бюро г, Киева написано: «Разыскивается с 11.11.1993 г. Першотравневым РОВД г. Мариуполя Донецкой обл. Разыскивается как преступник (арест). Ц. N. ОР (м) - 208-94».

Как вы думаете, что делает государственная исполнительная служба, получив такой, вполне определенный, ответ ? Правильно, она, эта самая служба, за подписью тех же самых лиц, которые посылали запрос в Киев и получали ответ, отправляет исполнительный лист № 2-3170 киевскому начальнику ГИС для получения 79 500 грн. с Ом-ко О.В., проживающего по адресу... г. Киев, ул. Павловская, д. 10, кв.3. И в этот же день выносит постановление об окончании исполнительного производства. О как!

Однако, вернемся к 90-м годам, в тот период, когда Ом-ко О.В. стал директором ООО «Паринком» и параллельно сотрудничал с московской фирмой «Онтарис». Это сотрудничество с москвичами, по своим последствиям, почти зеркально повторило питерский вариант. В один, далеко не прекрасный день, в ООО «Паринком» наведались московские гости. По свидетельству очевидцев тех событий, были они вежливы, одеты «с иголочки» в дорогие костюмы и кашемировые пальто и с часами «Кордье» на запястье. Однако, холодный взгляд неулыбчивых «джентльменов» заставлял адреналин стекать в ботинки где уже хлюпали сердца сотрудников «Паринкома».

Далее разворачивалась цепочка событий очень темной истории, в которой была продажа квартиры одного из проректоров ВУЗа Мариуполя, передачей денег в кафе «Бурбон» Владу Козинскому для конвертации. В тот же день В. Козинский был найден расстрелянным, вместе со своей подругой и водителем, в сожженной машине. Простое ли это совпадение или... Москвичи исчезли, дело остается не раскрытым и возвращаться к нему, скорее всего, никто не намерен.

Потом в Мариуполе было убийство директора кирпичного завода, после которого в окружении Ом-ко появился Александр Х-ко, представитель ЧП «Анатан». Вот цитата из обвинительного заключения по уголовному делу 17-39047 по обвинению Ом-ко Олега Викторовича в совершении преступлений. предусмотренных ст. 143 ч.2 УК Украины /1960 г./, ст. 191 ч.5 и 364 ч.2 УК Украины : «18 августа 1999 года на квартиру к Мальцеву В.С. , желавшему купить легковой автомобиль, пришли Ом-ко, Х-ко и Рог-й и сообщили, что в автосалоне «Автоинвестстрой» есть подходящие автомобили «Волга». После чего они все вместе поехали выбирать автомобиль. Обговорив условия приобретения автомобиля, а именно, что Х-ко приобретет данный автомобиль по безналичному расчету через ЧП «Анатан», а сам Мальцев должен отдать наличными деньги в сумме 4000 долларов США. После этого разговора, Х-ко пояснил, что поехал в банк осуществлять проплату за выбранный автомобиль, а Мальцев, в свою очередь, в своей квартире передал Ом-ко деньги в сумме 4000 долларов США, которые тот должен был впоследствии передать А. Х-ко. Через время ему (Мальцеву) стало известно, что Х-ко за автомобиль деньги не перечислил и до настоящего времени ему не возвращены деньги в сумме 4000 долларов США». Это обвинительное заключение утверждено прокуратурой Жовтневого района Мариуполя в сентябре 2004 года. К этому времени А. Х-ко уже сидел в следственном изоляторе. И числился за ним еще один «подвиг». Он умудрился один и тот же участок земли мариупольского санатория заложить в два разных банка. Один в Мариуполе, а второй в Донецке. И , соответственно, дважды получить деньги за один и тот же кусочек землицы. Но не он разрабатывал хитроумную комбинацию. Кто? Догадайтесь с трех раз...

Однако, пикантность ситуации с Мальцевым состоит в том, что все его заявления, начиная с августа 1999 года по июнь 2004 года, о привлечении Ом-ко О.В. к уголовной ответственности за совершенное им мошенничество, встречали полное непонимание со стороны правоохранительных органов. Органы никак не могли обнаружить в Мариуполе существование такого человека, как Ом-ко . Вот что отвечает В. Мальцеву и.о. начальника отдела управления надзора прокуратуры области, старший советник юстиции В.А. Бабаков (письмо № 4/1 - 3576-03 от 10.06.2004 года): «... 08.08.2001 года отделом дознания Жовтневого РО Мариупольского ГУ УМВД Украины в Донецкой области возбуждено уголовное дело по факту мошеннических действий в отношении Ом-ко О.В. по ст. 143 ч.2 УК Украины. В связи с тем, что обвиняемый Ом-ко О.В. скрылся от следствия и суда, он объявлен в розыск. Следственным отделом Жовтневого РО принято решение о приостановлении досудебного следствия по уголовному делу до установления местонахождения Ом-ко О.В.».

Не могут сыскари мариупольские сыскать гражданина и все тут. Как говорится, не дано. С 1993 года ищут и... никак. Зато на пресс-конференциях, организованных милицейским начальством, вроде бы очень интересно рассказывают о профилактике правонарушений и борьбе с преступностью. Не знаю, потому как не слышал. Но у меня перед глазами результаты этой, с позволения сказать, профилактической работы.

Анна Семененко 10.01.2004 года обратилась с письменным заявлением в Жовтневый райотдел милиции Мариуполя с просьбой «привлечь к ответственности гражданина Ом-ко О.В., который взял у меня деньги в сумме 1650 долларов США под расписку и денег не вернул, всячески избегает общения со мной». 22 января 2004 года Жовтневый райотдел выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ом-ко О.В. «в связи с невозможностью опросить последнего», но... почему-то ссылаясь на ч.2 ст.6-й УПК Украины (отсутствие в действиях преступления). Из этого ответа так и неясно - действительно Ом-ко найти не могут или он, все-таки преступления не совершал? Вроде бы, в этих формулировках есть большая разница?

Постановление об отказе было вынесено 12 января и подписано майором милиции Раущенко А.В., а утверждено подполковником милиции, начальником Жовтневого райотдела Дубовик В.Б. Оказывается, цитирую постановление, «опросить грж Ом-ко О.В. по данному факту не представляется возможным, т.к. последний в Мариуполе прописанным не значится, местонахождение его неизвестно».

Это при том, что неуловимый для милиции Ом-ко дает комментарии в местной газете, проводит шумные публичные заседания, затевает судебные тяжбы и т.д. Человек невероятной скромности и чистоты помыслов, Ом-ко именно в тот период, когда вся милиция славного Мариуполя, что называется, сбилась с ног по его розыску, не просто не скрывается от сыскарей, а, наоборот, неоднократно обращается к ним с письменными заявлениями, продолжая проворачивать «планов громадье» в отдельно взятом им за ж... городе.

Просматривается совершенно определенная и четкая тенденция - стоит кому-либо из граждан обратиться с заявлением в отношении Ом-ко О.В. в структуру правоохранительных органов, как эти органы делают оловянные глаза и, ссылаясь на ст.6 ч.2 УПК Украины, постановляют - в возбуждении дела отказать. Но стоит Ом-ко О.В. обратиться за помощью в эти же самые органы, как все меняется, будто бы по мановению волшебной палочки.

Написал 27.08.02 года заявление Олег Ом-ко в прокуратуру Жовтневого района и, будьте любезны - в отделе дознания Жовтневого райотдела, того самого, который яко бы не может найти Ом-ко, возникает уголовное дело в отношении Кадавы В.В. Причем, возникает на пустом месте. В постановлении Жовтневого районного суда ОС-30/03 от 11 июня 2003 года, председательствующий судья Галина Колесник прямо указывает: «Этот орган при решении вопроса о возбуждении уголовного дела совершенно не имел достаточных поводов и оснований для возбуждения уголовного дела». Как вы понимаете, читатель, никто за возбуждение уголовного дела «без достаточных на то оснований» ответственности не понес. Хотя такая ответственность предусмотрена Уголовным кодексом Украины.

И вырисовывается во всей этой истории одна интересная деталь, можно сказать даже - схема, по которой происходят для участников - события очевидные, а для правоохранительной системы Мариуполя - невероятные. Схема очень напоминает ту, что была опробована в Петербурге, но еще со времен попа Гапона - «Любое дело можно развалить, если его возглавить».

В последовательности шагов эта схема выглядит, приблизительно, так: вначале с фирмой, имеющей хорошие активы, завязывают «чисто дружеские» отношения с готовностью немедленно оказать финансовую услугу. Неважно какую - проплатить старый кредит или подписку на периодические издания... Главное, что бы деньги «упали» на счет этой фирмы или выбранная жертва заинтересовалась посулами неких очень выгодных материальных преференций.

Войдя в доверие к руководству и, получив, таким образом, возможность неформального общения с коллективом, на фирме не спеша, но поторапливаясь, вычисляют недовольных или, если хотите, обиженных. Затем в этой среде организуют тайный заговор, который и реализуют в момент отсутствия в городе руководящего лица: хозяина там или директора, или председателя общего собрания общества, не важно.

Важно другое - в документах этой фирмы мгновенно появляется новое должностное лицо. С правом подписи под финансовыми документами и, само собой, полным правом распоряжаться материальными ценностями этой фирмы.

Далее все просто - предприятие «раздюрбанят» по все направлениям: реализуют все его активы, присвоят наличные деньги и спокойно «умоют руки.» Последствия будет расхлебывать настоящий руководитель. Потом. Не сразу. Но обязательно. А что бы сейчас не рыпался и не мешал добычу делить, мы его привлечем. К ответственности и притом к уголовной. Как там дедушка Феликс глаголил: «Если вы еще не сидите, то это не ваша заслуга, а наша недоработка». Так, кажется?! Вот эту недоработку и начинают исправлять, в полном соответствии с должностными обязанностями высоких чинов.

Безусловно, читатель, вы, зная о чувстве гражданского долга наших чиновников не понаслышке, вправе усомниться в существовании такой схемы, как НЕВЕРОЯТНОЙ в нашем насквозь правовом государстве, где правит бал честь офицеров и неподкупность власти. Ну, что же, и мне бы хотелось разделить с вами эти сомнения, но вот вам повод для очевидного...

20 марта 2003 года, воспользовавшись отсутствием в Мариуполе директора ООО «Азов-Триумф» Виктора Кадавы (он уезжал на защиту кандидатской диссертации), Ом-ко О.В. организует проведение внеочередного собрания учредителей этой организации. На этом собрании было принято решение об исключении из состава учредителей целого ряда лиц, включая и директора В. Кадаву, и включение в состав учредителей самого Ом-ко. К тому же, его на этом собрании назначают исполняющим обязанности директора общества и вносят такие изменения в Устав ООО «Азов-Триумф», по которым только он, один-единственный, имеет право принимать решения по всем вопросам общества.

На основе сфабрикованного протокола собрания, Ом-ко О.В. подает заявление в городской исполком Мариуполя (исх. № 47, от 16 апреля 2003 года) в котором просит «выдать дубликат свидетельства государственной регистрации ООО «Азов-Триумф», в связи с его утерей». Ответственный чиновник горисполкома накладывает визу «Исполнить» и Ом-ко запрашиваемые документы получает.

При этом заместитель городского головы сообщает «уволенному» директору В. Кадаве, что «...дубликат свидетельства о перерегистрации ООО «Азов-Триумф» выдан на основании поданного заявления, подтверждения опубликования в печати объявления об утрате свидетельства о государственной регистрации и квитанции о внесении платы за выдачу дубликата...» ( исх. № 03-2521-04, от 10.06.2003 г.). То есть, достаточно любому из нас представить в горисполком такие «документы» и можно заявлять претензии, допустим, на рынок «Застава» или на торговый комплекс «Колесо», представляясь их директором.

Затем, как сделал Ом-ко, на основании полученного в исполкоме свидетельства о госрегистрации, заказать, обратите внимание, находясь в розыске, в правоохранительной системе дубликат печати и... начинать продавать чужое «майно». Что с успехом и осуществляет Ом-ко Олег Викторович в отношении недвижимости, принадлежащей ООО «Азов-Триумф».

Из заявления Натальи Моисеевой начальнику Жовтневого РО Дубовику В. (246/11-12): «В 2003 году гр. Ом-ко О.В., путем мошенничества присвоил себе должностные полномочия директора и учредителя ООО «Азов-Триумф», при этом незаконно получив дубликаты правоустанавливающих документов в горисполкоме г. Мариуполя, а так же дубликат печати ООО «Азов-Триумф» в разрешительной системе». И далее: «...Ом-ко О.В., преследуя свои корыстные цели, произвел отчуждение помещения по ул. Харлампиевская, д. 30 в г. Мариуполе, не имея при этом оригиналов договора купли-продажи. Деньги от реализации данного помещения на счет ООО «Азов-Триумф» не поступали. Данные денежные средства гр. Ом-ко О.В. присвоил себе. Из частной беседы с работниками БТИ г. Мариуполя стало известно, что таким образом гр. Ом-ко О.В. произвел отчуждение других объектов, принадлежащих ООО «Азов-Триумф» на сумму 300 000 гривен, которые не поступили на счет предприятия».

Конечно же, предприятие и его директор В. Кадава били тревогу - на глазах всего города нагло вершатся махинации и исчезает добро, нажитое непосильным трудом. Вот любопытный пассаж в виде ответа управляющего делами исполкома А. Давыденко (№ 1845-2 от 19.06.2003 г.) В. Кадаве: «Поскольку в ООО «Азов-Триумф» имеется спор о действительности представленных на государственную регистрацию документов, он должен быть разрешен в судебном порядке. В случае признания судом указанных документов недействительными, орган государственной регистрации произведет отмену записи о госрегистрации данных изменений в учредительные документы».

Только орган государственной регистрации имел это все в виду и по сегодняшний день никаких изменений в «тайные грамотки» так и не внес. Несмотря на письменное разъяснение прокурора Приморского района г. Мариуполя А. Делимбовского (№ 92-69-03 от 06.11.2003 г.), где прямо указано: «Решения внеочередного собрания учредителей ООО «Азов-Триумф» от 20.03.2003 г. не отвечают требованиям ч.8 ст.41 Закона Украины «Про господарскi товариства» и Устава ООО «Азов-Триумф» и является неправомочным. В связи с чем Ом-ко О.В. не может быть признан исполняющим обязанности директора ООО «Азов-Триумф» и не может быть признан одним из учредителей ООО «Азов-Триумф».

Несмотря на решение Приморского районного суда г. Мариуполя (дело № 2-501/04) вынесенное 24 июня 2004 года под председательством судьи Баркова В.Н., в котором совершенно отчетливо написано: «Признать неправомерным проведение общих внеочередных собраний участников ООО «Азов-Триумф» от 20 марта 2003 года и 26 апреля 2003 года, незаконными принятые на них решения и протоколы. Регистрацию исполкомом Мариупольского городского Совета изменений в Уставе ООО «Азов-Триумф» за № 040527843Ю0040381 от 20 мая 2003 года признать недействительной».

Тем не менее, все обращения законных представителей ООО «Азов-Триумф» к государственному регистратору г. Мариуполя Антипчук О.Ю. так и остаются «гласом вопиющего в пустыне.» Капризничает регистратор, утверждая всех в мысли о том, что Ом-ко О.В. как-то удивительно фартовый парень. Везет ему на понимание со стороны государевых служащих и все тут.

Однако, на этом дело не закончилось. И дальнейшие события мариупольской жизни демонстрируют нам еще один ярчайший образец тихих радостей, которые на этот раз посетили Кредитный Союз «Добробуд». Апробированная схема, подобно лекалу, легла на активы этого добровольного объединения граждан, составлявшие на тот момент свыше 5 млн. гривен.

Опуская подробности, которые займут место гораздо больше, чем все выше написанное, отметим только последовательность событий: в мае 2003 года оперативные сотрудники СБУ изымают документы НКС «Добробуд», как поясняют сами сотрудники НКС, без всякой описи. В июле 2003 года в стенах «Добробуда» появляется Ом-ко О.В. и, как частное лицо, заключает договор с кредитным союзом на открытие кредитной линии в размере 90 000 грн.(договор № 1222 от 18.08.2003 г.) под залог недвижимости, которая в договоре обозначена как залог № ВАМ 55092. При нотариальном оформлении этого договора 22 сентября 2003 года Ом-ко О.В. фигурирует уже как исполняющий обязанности директора ООО «Азов-Триумф», который «проживает в г. Киеве, ул. Павловская, д. 10, кв. 3». И в залог под кредитные деньги он выставляет недвижимость, принадлежащую ООО «Азов-Триумф».

Чуть позже, цитирую: «...из сейфа НКС была выкрадена печать №1, которая предназначалась для оформления договоров в г. Мариуполе. Ответственным за сохранность печати в сейфе был Георгий Мед-ский.» Попутно замечу, что это человек, следующий по жизни за Ом-ко как «тень отца Гамлета». Ну, а дальше, после получения в руки заветной печати, все уже совсем просто - по накатанной колее: 12 декабря 2003 г. тайно проводится заседание правления НКС «Добробуд» в составе 7 человек, которые составляют протокол №1 и, первым делом, постановляют уволить с должности Председателя правления С. Хал-ва и на его место назначить Г. Пет-ка.

15 декабря 2003 г. вновь назначенный Председателя правления Г. Пет-к своим письмом блокирует счета кредитного союза в мариупольском отделении АППБ «Аваль» и на свою подпись ставит оттиск пропавшей из сейфа печати №1 «Добробуда». На следующий день, 16 декабря, охранное предприятие «СОБР» в лице директора Мит-ва А. заключает с НКС «Добробуд» договор «О физической охране офиса» с тем же оттиском пропавшей печати.

А уже 19 декабря 2003 года, во время отсутствия в г. Мариуполе С.Хал-ва, происходит силовой захват офиса НКС «Добробуд», расположенного в гостинице «Морская». Небольшая группа «сподвижников» в сопровождении двух автоматчиков из ООО «СОБР» вошли в офис, блокировали все выходы и предложили покинуть его всем «не нашим». Попытка сопротивления произволу, предпринятая сотрудницей НКС В.Кайсиной закончилась тем, что ее просто выкинули на лестницу и она 2 недели пролежала в больнице с черепно-мозговой травмой. Ответственности за это никто не понес, несмотря на неоднократные обращения в правоохранительные органы. Из служебного сейфа кредитного союза, по словам его сотрудников, группа захвата первым делом изъяла оригиналы документов на кредитную линию Ом-ко О.В. и наличные деньги в сумме 150 000 грн.

27 декабря 2003 года, вызванный С. Хал-м наряд милиции не был допущен «СОБРом» в помещение НКС и удалился восвояси. В феврале 2004 года проводится очередное собрание участников НКС «Добробуд», где Ом-ко О.В. становится заместителем Председателя правления НКС Г. Пет-ка. Но такое положение вещей было не долгим. Вот цитата из заявления Г. Пет-ка в Орджоникидзевский районный суд г. Мариуполя (вх. № 39 от 24.04.2004 г.): «В начале марта 2004 г. во время моей командировки в г. Киев моим заместителем Ом-ко О.В. было проведено заседание Правления на котором, под нажимом Ом-ко О.В., было проведено незаконное решение о моем отстранении от должности Председателя правления и выводе из состава правления Кор-ги В.И. и Мар-ча Е.В., а так же дан приказ охране не пускать нас в офис. Я не стал настаивать об отмене этого решения и полностью прекратил отношения с НКС «Добробуд», так как понял, что Ом-ко О.В. использовал меня, Ор-ва А.Ю. и, в дальнейшем, Ч-ту С.А. для достижения своих корыстных целей, т.е. захвата должности Председателя правления. В настоящий момент в руководстве НКС «Добробуд» собрались люди полностью не компетентные в финансовых вопросах, что является серьезной угрозой в вопросе дальнейшего существования организации и, что в свою очередь, может привести к социальному взрыву в г. Мариуполе».

Однако, ошибается Геннадий Пет-к в своих выводах, относительно «некомпетентности в финансовых вопросах» собравшихся в НКС «Добробуд» людей. О чем свидетельствует следующая выдержка из обвинительного заключения по уголовному делу 17-39047, подписанное следователем Жовтневого райотдела г. Мариуполя капитаном милиции С.А. Кузнецовым: «27 марта 2004 года Ом-ко О.В., исполняя обязанности Председателя правления народного кредитного союза «Добробуд» г. Мариуполя, согласно приказу НКС «Добробуд» от 17.02.2004 г. № 21-К, являясь должностным лицом, направил инспекторов экономической безопасности М. и П. в Алчевское отделение НКС для проведения изъятия документов и денежных средств указанного отделения. 28.03.2004 г. инспектора провели изъятие денежных средств в сумме 215 384,37 грн., а так же документации и все это в тот же день передали председателю правления НКС Ом-ко О.В. Однако, Ом-ко О.В. умышленно, по корыстным мотивам , с целью присвоения и растраты чужого имущества, путем злоупотребления своим служебным положением, в нарушение требований Устава НКС «Добробуд» не внес в акт приема-передачи документов, изъятых в Алчевске, денежные средства в сумме 215 384,37 грн., которые присвоил себе, чем причинил материальный ущерб НКС «Добробуд» на указанную сумму, что в 600 и более раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан и является особо крупным размером. Таким образом, гр. Ом-ко О.В. совершил присвоение и растрату чужого имущества, путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением, совершенное в особо крупных размерах».

Вот такая история пишется нашим современником в городе Мариуполе. Что же у нас остается на выходе? 26 ноября 2004 года городской голова Мариуполя Ю. Хотлубей традиционно отвечал на вопросы журналистов на информационном дне. Ему был задан вопрос и в отношении ситуации, складывающейся вокруг НКС «Добробуд». Городской голова сказал о том, что в отношении исполняющего обязанности Председателя правления НКС «Добробуд» Ом- ко О.В. возбуждено уголовное дело, которое передано в суд.

Однако, Жовтневый районный суд рассматривал это дело (№ 1-860/2004) еще 02 ноября 2004 года под председательством судьи Сороки Г.Ф. и своим постановлением вернул его в прокуратуру для проведения дополнительного досудебного следствия. Из постановления Жовтневого районного суда: «При предварительном рассмотрении дела судом установлено, что в ходе проведения досудебного следствия допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.» Среди них, в постановлении суда, отмечены следующие: «утрата (?) части процессуальных документов, имеющих существенное значение для дела»; «ряд исправлений в деле без оговорок их достоверности»; «произведена выемка документов в НКС «Добробуд», однако эти документы следователем не осмотрены, к делу не приобщены, а к протоколу приобщено ряд документов, которые в протоколе выемки не указаны»; «не возобновлено производство по делу № 17-33315»; «следователями не подписаны протоколы допросов». И, наконец, «согласно справки ИЦ в отношении Ом- ко О.В. в производстве Першотравневого РО УМВД Украины в Донецкой области имеется уголовное дело по ст.86 ч.1 УК Украины (в редакции 1960 года). В ходе досудебного следствия информация о результатах расследования данного дела не истребована, хотя данные сведения имеют значение как для выяснения обстоятельств о личности виновного так и могут иметь значение для правильной квалификации обвинений по настоящему делу.»

Судя по этому определению суда, следующее рассмотрение уголовного дела в отношении Ом-ко О.В. отодвигается на очень неопределенную перспективу, если оно вообще будет рассмотрено, а не развалено. Поскольку сам Ом-ко О.В. в приватных беседах ловко жонглирует цифрами и фамилиями руководителей отделов ОГСБЭП, внутренней безопасности горотдела милиции, сотрудников налоговой милиции, оперативных сотрудников СБУ, работников прокуратуры и при этом очень прозрачно намекает на свои устойчивые и давние связи с военной разведкой соседней державы.

Между тем, 27 ноября 2004 года в кинотеатре «Лукова» г. Мариуполя прошло собрание вкладчиков и участников НКС «Добробуд», на котором прошли выборы Наблюдательного Совета НКС и прозвучало следующее: «С кризиса мы практически вышли и все будет отлично. С 1-го января у нас новая строительная программа, привлеченные дополнительные средства - этот вопрос решен»,- заявил теперь уже Председатель Наблюдательного Совета НКС «Добробуд» Г. Пе-к. Тот самый Пе-к, о котором я уже однажды писал следующее: «Бледное, покрытое испариной ужаса лицо Геннадия Пе-ка застыло посмертной маской. Надо отметить, было от чего бледнеть. В его кабинете стояла колоритная мариупольская тетка с бутылем бензина, а в ее руке бренчал коробок со спичками. Тетка не задавалась философскими вопросами и не спрашивала Геннадия: «В чем правда, брат?» Она конкретно предлагала более тему не обсуждать и вклад ее денежный вернуть немедля, причем весь и сразу. И вопрос сей, стало быть, решить миром - без шумовых, дымовых и прочих эффектов. Коробок со спичками многозначительно брякнул, подтверждая серьезность аргументов хозяйки... В райотделе милиции Жовтневого района тот случай помнят хорошо.» Было это в 2000-м году и Геннадий Пе-к тогда тоже собирал денежку в копилку Кредитного союза. Видимо, нравится ему это дело...

Выступил на этом собрании и Се-ин И.А., который был привлечен органами для ревизии деятельности НКС «Добробуд» за 2003 год, а потом, как-то вдруг, стал финансовым директором ревизуемого предприятия. Он сказал почтенному собранию буквально следующее: «Если вы думаете, что городская администрация, прокуратура, милиция и СБУ не знают о происходящем в НКС «Добробуд», то вы заблуждаетесь. Я, как судебный эксперт, буду привлечен к этой работе (имелся в виду ответ на вечный вопрос - кто виноват в создавшейся обстановке? - авт.). Вопрос в том - кому возвращать деньги и кто их будет распределять. Поэтому, выбирая руководителей, вы должны думать об их компетенции». На вопрос из зала - почему Сем-н И.А. в личных целях использует легковой автомобиль, принадлежащий НКС? - Ом-ко О.В. пояснил, что таким образом автомобиль готовится к продаже, что бы возместить деньги вкладчикам. Честно говоря, забавный пассаж, рассчитанный, разве что, на..., но собрание восприняло его с абсолютным пониманием - ну, да, ну, да! А как же! Это же само собой...

Еще Ом-ко О.В. пояснил в своем выступлении, что сам он регулярно кредитуется в НКС: «У меня 7-ой кредит с 2002 года и, если бы, я не возвращал деньги, то не получал бы следующего. У меня в залоге недвижимость, которой более чем достаточно».

Общая сумма долга перед вкладчиками, по словам Ом-ко О.В. на дату проведения собрания, составляет «порядка 6 млн. гривен». Сумма немедленного возврата «составляет около 2 млн. гривен». Однако, Ревизионная комиссия НКС «Добробуд» так до сих пор и не может приступить к работе, «поэтому мы не уверены в достоверности прозвучавших здесь цифр», пояснила одна из представительниц инициативной группы вкладчиков. Хотя это не мешает Ом-ко О.В. открывать новый кредитный союз в г. Бердянске, куда ушло 100 000 грн. и в Краматорске, куда ушло еще 144 000 грн. Таким образом, у народного кредитного союза «Добробуд» есть вполне реальные многомиллионные долги перед своими вкладчиками и призрачные перспективы их погашения.

Общему собранию было обещано, что с 1-го января 2005 года все вкладчики и участники НКС «Добробуд» заживут кучеряво и беззаботно. На том, попутно переизбрав Наблюдательный Совет, общее собрание и разошлось. В ожидании шоколадной жизни.

"Fiat justitia et pereat mundus" так говорили создатели римского правосудия. Римляне считали, что правосудие должно свершиться, даже если погибнет мир. Для них это было очевидно. Для нас это все более становится невероятным.

Юрий Стрелков, Мариуполь, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: