Суббота, 15 декабря 2018, 18:351544891751 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Это интервью было записано в машине, сразу после Сборов Украинской военной организации, которые состоялись в Киеве в воскресенье. Со временем у комбата «Донбасса» Семена Семенченко еще сложнее, чем с пониманием со стороны министра обороны Гелетея...

- Семен, расскажите об этом мероприятии, что это за сборы, для чего они, какой выхлоп в итоге должен быть?

- Приехали люди, которые занимаются одним делом или параллельными направлениями, посмотрели друг на друга и определились, стоит ли им вместе объединять усилия. Сегодня прошел второй сбор. «Українська військова організація» - название, говорящее само за себя, т.е. это претензия на продолжение истории. Эта организация оформлена юридически. В ней могут быть люди, которые готовы быть региональными представителями и будут контактировать с теми, кто прошел свой путь развития.

Основные задачи: создание и подбор кадров для добровольческих батальонов - это то, чем занималась патриотическая организация ДОСААФ. То есть, подразумевается, что на местах есть люди, которые готовы к действию, которые патриотически настроены и готовы защищать страну в своем городе, в области, либо, при определенных обстоятельствах, идти в армию, в добровольческие подразделения. Для этого мы имеем систему подбора таких людей. А дальше, они, в случае, если война дойдет до их домов, могут быть участниками партизанского движения. Они заранее подготовлены, заранее знают, где их командиры, некоторая их часть законспирирована. Все обучены: кто-то стрелковой подготовке, кто-то саперному делу, кто-то является парамедиками. Территориальная оборона – это помощь армии у себя в области, это предотвращение диверсионных актов, это охрана административных зданий, это препятствование сепаратизму. То есть, - это готовые люди, у которых оружие лежит либо в воинской части, либо зарегистрировано и на руках, если государство пойдет нам навстречу…

- А если оно не пойдет нам навстречу?

- Значит, в таком случае, если Россия открыто нападет, все равно будет рушиться государственная система, - поэтому, просто на складах заберем. Никто на экстремизм не нацелен, но бывает случаи, когда нечего уже ждать и ожидание убийственно для страны.

Кроме того, мы можем сейчас уже, все вместе, пролоббировать изменение инструкции МВД о порядке выдачи оружия, и сделать его более либеральным, даже без всякого закона об оружии. Если оружие есть у бандитов, а государство не способно защитить от них своих граждан, то нужно дать гражданам возможность и право защищаться самим. То есть, у нас есть разные варианты приобретения оружия, но самое главное, чтоб мы были организованы к тому моменту, обучены и знали, что делать. Территориальная оборона, в том числе, предполагает возврат тех батальонов территориальной обороны, которые сейчас воюют на Востоке, в свои области, потому что там их место по закону. Воевать должна обученная армия, вот для нее мы и готовим кадры.

- Кто будет готовить эти кадры?

- Инструктора. Мы сейчас создаем школу инструкторов, туда приезжают американские инструктора, и мы один выпуск сделаем чисто для подготовки внутренних инспекторов из разных областей. Плюс, каждый регион может у себя на месте подыскивать инструкторов, как это сделали во Львове, например, в Харькове, и делают в Херсоне.

- Чему их учат?

- Это подготовка огневая, тактическая, подготовка саперов, подготовка парамедиков, снайперов, изучаем ориентирование на местности, топографию…- это, прежде всего, уличные бои и «зеленка».

То есть, резюмируем: это система подготовки кадров, это система мобилизации в территориальную оборону, это система общественного давления на власть в вопросах, которые явно назрели (например, расходование бюджета, подготовка армии, может, даже кадровые назначения). Можно вообще создать общественную экспертизу, провести инвентаризацию командного состава армии и посмотреть, кто имеет результат, а кто не имеет. Потому что когда обращаешься к высшим чиновникам, к Верховному главнокомандующему, - они говорят: а на кого заменить? Пожалуйста, - если вы не можете сделать ревизию, мы сделаем ее за вас. Мы должны прийти к тому, чтобы карьера военного зависела от результата. Чтоб были наказания за преступления. Если этого нет, значит, давайте готовиться к долгому давлению на власть.

- Какие ближайшие мероприятия вы запланировали?

– Первое, - открытие трех центров подготовки инструкторов для территориальной обороны: это Киев, Золочев и Харьков. Второе – проведение семинаров. Будут специальные трехдневные семинары, где первое – обучают, как правильно привлекать денежные средства и помощь волонтеров; второе - как правильно работать с органами власти и как организовывать кампанию общественного давления (то есть, не просто собираться под каким-то зданием и тупо митинговать, а чтобы это был один из ходов в четко запланированной схеме, которую используют масса западных общественных организаций). Следующее – это система подготовки работе со СМИ. Также, будем серьезно готовить кампанию давления на МВД, чтоб сменить инструкцию девяностых годов, которая очень зарегулировала процесс выдачи оружия. Будут созданы группы в интернете и проводиться региональные встречи, чтобы люди из соседних областей могли между собой координироваться. В случае, если необходима срочная помощь – подготовили автобусы (для этого будет создан координационный комитет), из одной области - 50 человек, из другой - сто, и усилили какую-то область, где события принимают угрожающий характер...

Сейчас необходимо определяться, государство с нами или нет. Лучше всего, чтобы оно было у нас за спиной. Лучше всего, чтобы были запасы оружия на угрожающий период, чтоб нам помогало помещениями Минобороны, чтоб Президент отнесся к этому с пониманием. Если не будет этого понимания, нам придется не противодействовать государству, не противопоставлять себя ему, а просто отдельно заниматься защитой своих семей. Точно также, как это делали волонтеры, как это делали добровольческие батальоны.

Это также система информационной войны. Мы обнаружили, что мы этой войны фактически не ведем. Внедряются пораженческие идеи, дезертиры объявляются героями, дискредитируются отдельные полевые командиры, как это было по «Айдару» и «Донбассу». Это очень сильно ослабляет и патриотических дух, и боевой настрой боевых частей. Это стоит нескольких проигранных сражений. Мы сейчас привлекаем пиарщиков, рекламистов, людей, которые занимаются этим в социальных сетях. В том числе для этого я ездил в Америку, смотрел, как там устроены подразделения психологической обороны.

- И как это выглядит у них?

- Очень просто. Есть такие структуры на уровне Госдепа, на уровне правительства, на уровне военных подразделений. В военных подразделениях они есть, начиная с уровня бригад. То есть, это подразделение, в котором работает журналист, историк, политолог, специалист по пиару и специалисты по работе с социальными сетями. Это то подразделение, которое может снимать ролики и распространять их по СМИ; может работать с местными СМИ, например на территориях, где ведутся боевые действия; организовывать там записи радио и телепередач; это люди, которые могут разгонять ролики в социальных сетях (то, что делали сепаратисты в сети ВКонтакте), - то есть, создавать благоприятный климат для работы какого-то воинского подразделения. Мы можем пока начинать все это делать на своем уровне, не дожидаясь, пока государство подтянется. А там, я надеюсь, оно этот опыт переймет.

- Что можно сказать по итогам поездки в Америку?

- Первое – посольство надо менять! За бездеятельность! Это не мои слова, это слова диаспоры. Второе – мы считаем, что поддержка мирового сообщества, это какая-то некая данность. На самом деле, ее наличие или отсутствие зависит от наших усилий. Мы изучали в США опыт обмена военнопленными, который накапливался со времен еще корейских и вьетнамских войн. Возможность привлечения международных институтов, в случае если наши усилия окажутся недостаточными. А у нас очень большая проблема такая существует. Дальше – мы изучали опыт ведения информационной войны. Проводили переговоры по приезду иностранных инструкторов. Проводили переговоры по закупке беспилотных самолетов. По закупке снайперских комплексов, которые сейчас нам необходимы – дальнобойные и крупнокалиберные. Проводили встречи с украинской диаспорой в Америке, с различными фундациями и фондами, для того чтобы получить материальную поддержку. Например, на оплату тех же инструкторов, в случае, если этим не будет заниматься государство. Сейчас, как следствие, - школа сержантов открывается, и будет открыта школа внутренних инструкторов. Также, знакомились со многими людьми, имеющими доступ к лицам, принимающим решения, - и в Конгрессе, и в Пентагоне… Ну и самый главный вывод: при системной работе даже гражданский сектор может много сделать для продвижения интересов Украины в мире. А если к этому подключатся еще и государственные институты, (как это делается в Израиле – лоббистские конторы), то мы очень многие вещи можем себе облегчить, ускорить и не жаловаться, что нас никто не поддерживает. Мы должны организовывать такую поддержку.

- Снайперские винтовки – это ведь летальное оружие, а США официально отказались предоставлять нам такую помощь.

- Есть коммерческие компании. И сделки до миллиона долларов не требуют разрешения государства на поставки утвержденные конгрессом. Мы узнавали – есть варианты.

- Недавно прошла информация, что при выходе из Иловайского котла 90% батальона «Донбасс» погибли.

- Это такая же правда, как и информация о гибели батальона, распространявшаяся в мае. Только тогда эти негодяи работали только по российским СМИ и интернету, а сейчас подключилась уже наша внутренняя пятая колонна, то есть, люди, которые все время работали на Партию регионов, являющиеся агентами влияния Кремля.

Это бред! Наши потери – 40 человек. Это очень много. Но такова горькая правда. В плену сейчас 92 человека, 110 человек – раненые. Это очень большие потери. Это не по нашей вине произошло. Это смесь предательства, непрофессионализма…

- Звучат обвинения в Вашу сторону, что Вы повели батальон без согласования с командованием, раньше, чем нужно…

- Обвинения от кого?

- Журналистов, в том числе.

- Какое отношение имеют журналисты к этой информации?

- Видимо, им бойцы рассказывают.

- Это «видимо». А на самом деле, тех, кого я видел на видео, – это дезертиры, выгнанные, так или иначе, из подразделений за мародерство, за хищения, за отсутствие дисциплины, за пьянку. На войне не все герои. И сейчас этих людей, эти так называемые журналисты используют для создания иллюзии, что якобы в батальоне раскол. На самом деле это не так.

Что касается журналистов и бойцов. Какое отношение журналисты и бойцы имеют к информации о том, согласовано это было или не согласовано? Эти люди вообще об этом ничего не могут знать и просто обманывают читателей и зрителей. Батальон «Донбасс» заходил туда по прямому приказу командующего Национальной гвардией и полностью под руководством командующего сектором Хомчака. Заходил не только батальон «Донбасс», заходил и батальон «Шахтерск», должен был заходить батальон «Азов», батальон «Днепр», воинские части. Всего там было несколько тысяч человек. Командовал командующий сектором генерал Хомчак. Журналисты и так называемые «бойцы», которые об этом говорят, демонстрируют не только полную профнепригодность, но еще и злой умысел – они делают выводы на фальсифицированных данных. Кроме того, эта ситуация развивалась на протяжении двух недель, а сейчас пытаются сделать вид, что это было, мол, сразу и внезапно, то есть, пытаются переписать историю заново. Я думаю, что эти усилия напрасны, поскольку у нас люди сильно изменились. Есть, конечно, те, которым можно рассказать сказку и они поверят, но большинство стали выдержаннее, мудрее и аккуратнее относятся к источникам. Если они видят, что всё тоже самое транслируется по российскому ТВ, по НТВ+, то от кого работают эти правдоискатели – прекрасно понятно.

- Не было мысли провести пресс-конференцию и ответить на все вопросы разом?

- Давайте отличать вопросы от попытки втянуть в оправдания, попытки распиарить этих самых агентов влияния.

Мои бойцы, если у них есть вопросы, имеют возможность получить ответы у меня, как у комбата. Мы постоянно общаемся с родственниками и пленных ,и раненых, и погибших и отвечаем на их вопросы. А вся эта шваль, которая только языком умеет чесать, как не принимала участия в обороне Украины, как потеряла Донбасс, занимаясь склоками и обливанием грязью в свое время тех, кто мог изменить ситуацию, так и сейчас – никакой пользы не приносит для нашей страны. Это враги Украины. И чем быстрее мы поймем, что война информационная ведется точно так же, как и на полях боевых действий, - тем быстрее мы классифицируем этих людей, и удалим их из информационного поля. Потому что существует понятие информационной безопасности. И нельзя, чтоб у нас так вольготно резвились агенты влияния и люди, подыгрывающие Кремлю в информационной войне. А тратить свое время на оправдания в том бреде, который они пишут, - я не собираюсь. У меня есть свои цели, и я их достигаю.

- Каково Ваше отношение к закону об амнистии террористов и так называемому «особому статусу»?

- Первое, - если принимать закон для того, чтобы обеспечить перемирие, необходимо по максимуму использовать перемирие для переформирования армии, для подготовки территориальной обороны. Это не делается! Второе – само Минское соглашение не соблюдается: мы видим, что огонь не прекращался, мы видим, что пленные не возвращены, нет обмена всех на всех, мы видим, что массу погибших товарищей, мы не можем забрать с поля боя. Третье, - по какой причине такие же права не получили все остальные регионы Украины? Ведь децентрализация касается всех. Ну и в-четвертых, я считаю, что главным переговорщиком должна выступить сильная Украинская армия. И очень сомневаюсь, что право для сепаратистов иметь, по сути, свои суды, прокуратуру и милицию, когда они не сдали оружие... Вряд ли оружие у них на руках будет способствовать установлению мира.

Кроме того, не защищены права тех людей, которые уехали из Донецкой и Луганской областей и не могут туда вернуться, потому что их убьют. Их дома там сожгли или заняли другие люди. А им негде жить, они не могут получить другую работу, не могут получить нормальные жилища. Не потому, что они бесталанные, - просто рынок труда не резиновый. Поэтому им приходится возвращаться обратно. Рано или поздно эти люди могут быть либо убиты, либо перейти на сторону ДНР, если они там еще не засветились как украинские активисты. Капля камень точит. Там же работают российские СМИ, работает пропаганда. Поэтому мы получим просто второй Ольстер да и всё. Я считаю, все это должно делаться другими путями.

- Какими?

- Первое – добиваться исполнения Минских соглашений и уже на этой базе делать другие раунды переговоров. Второе - закон принимать с учетом интересов всех граждан Украины, с четким механизмом определения людей у кого на руках кровь, с четким механизмом контроля за сдачей оружия. Они должны быть прописаны и реальны. И третье – использовать это время, чтобы подготовиться к обороне остальной территории Украины. Провести децентрализацию во всех регионах. Организовать территориальную оборону. Обновить кадры армии, и командные, и личный состав. А проблема с оружием, - летальное, не летальное… - у нас склады ломятся. Самое главное – это система и люди. Ну, и как мы видим, за рубежом используются далеко не все рычаги влияния.

- Много спекуляций по поводу Вашей фамилии…

- Давайте для читателей четко напишем: все эти спекуляции с фамилией в апреле-июне все шли на сайтах «Кибер-беркут», «Русская весна» и по российскому телевидению. После этого, врагами Украины они были подхвачены и разнесены в украинском секторе интернета. То есть, у нас появился свой внутренний Кремль. Нечистоплотный, алчный, рядящийся в патриотические одежды. Поэтому я не думаю, что есть смысл касаться этих спекуляций. Я знаю, что будет дальше, я знаю, какие обвинения пойдут дальше. Потому что читал, вот (берет в руки книгу) – «Секреты психологической войны». Тут все это описано. Вот: «Между тем, одна из основных целей любой обычной войны как раз и заключается в изменении психологии противника. Что значит - заставить его сдаться на милость победителя, либо принять предлагаемый план урегулирования какой-то проблемы? Это предполагает помимо прочего сформировать у него убеждение в бессмысленности дальнейшего сопротивления, лишить веры в свой успех, то есть, изменить психологию. Это можно сделать разными путями: как внедрение чужих идей, что сопротивление бесполезно, так и дискредитация лидеров сопротивления». И человек понимает, что ему не на кого опереться, вчерашние кумиры стали негодяями…

- Честно говоря, я не совсем понимаю связь с Вашей фамилией. Она реальная или это псевдоним, который потом стал фамилией?

- Я просто предлагаю вообще не обсуждать источники в интернете, начиная с моей фамилии и заканчивая тем, кем была моя бабушка в младенческом возрасте. Потому что: а) это не имеет никакого отношения к моей нынешней деятельности, и б) - я рассказал, откуда растут корни этих спекуляций.

Что касается фамилии, - да, моя фамилия изначально не Семенченко и было бы глупо, если бы я, имея семью и детей, воевал под настоящей фамилией. Однако тот человек, который сейчас полезен обществу и нужен стране – это Семен Семенченко. Я им и являюсь. Кстати, а Вы, Сергей, Гармаш на самом деле?

- Как человек, полезный обществу и стране, - да… Раз уж мы коснулись прошлого, может, расскажите о себе. Например, о Вашем образовании?

- Родился я в городе Севастополе, в 1974 году и, честно скажу, не особо воспринимал Украину как Родину. У меня мама украинка, отец русский. Жена тоже украинка. Мое национальное пробуждение началось с первого Майдана. Учился я в четырех учебных заведениях. В военном училище, - ушел, не окончил. Изучал финансы и кредит. Получал образование в Институте кинематографии в Москве, - бросил, плюнул не сдал дипломную работу. Я был удручен качеством российского образования, там все коммерциализировано. По сравнению с западными курсами, где все направлено на освоение профессии, - там все направлено на высасывание денег из студентов. Не может быть в фашистском государстве нормального образования. Четвертое – я изучал операторское искусство. И всю жизнь занимался самообразованием. Никогда ни на кого не работал. То есть, изначально работал только на себя, брал на себя ответственность. Был директором предприятий. Был частным предпринимателем. Был редактором двух газет: «Севастопольский вестник» и «Наша Севастопольская правда» - это была контр-газета, - боролись с коммунистами в девяностых годах. Был создателем и руководителем Благотворительного фонда. И участником двух Майданов – 2004 и 2013-14 годов. Пытался между Майданами организовать движение «Воля народа». Мы занимались силовым сносом заборов, которые пляжи ограждают, искали господина Лозинского (депутат БЮТ, осужденный за убийство человека) и даже поймали его, вернее, участвовали, скажем так, в этой истории. Но то движение быстро заглохло, потому что не было таких тектонических разломов в обществе, как сейчас.

Ну, и в перерыве между этими движениями и попытками спасти мир занимался своей семьей. Никогда в жизни ни за кого не голосовал, потому что видел эту политику – туда приходят люди, а выходят человекообразные монстры. Приехал на Донбасс в 2000 году, все мои дети родились на Донбассе, в Макеевке и Донецке. Квартиру мою сожгли сейчас, офис сожгли… Слава Украине!

Беседовал Сергей Гармаш, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: