Суббота, 21 октября 2017, 19:051508601947 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Перевалочный пункт»

Недавно Стрелок-Гиркин издал приказ об объявлении осадного положения в Донецке. По разным оценкам количество беженцев из Донецка составляет порядка 30 тысяч. И тем не менее, по сравнению с другими городами области ситуация в городе более предпочтительная, а потому Донецк сам принимает беженцев.
На улице Розы Люксембург в Донецке располагаются четыре здания общежитий национального университета. В двух из них (второе и третье) разместились боевики, покинувшие Славянск и Краматорск, и которых тоже в какой-то мере можно назвать беженцами или беглецами. В первом и четвертом корпусах поселились беженцы.
Проезжая часть улицы в районе расположения общежитий с двух сторон перегорожена бетонными блоками. У этих блок-постов дежурят вооруженные люди в камуфляже.


Подходим к одному из них, говорим, что по нашим сведениям где-то здесь живут беженцы, которым, возможно, необходима помощь.

Постовой, мужчина в годах, по манере держаться и прочим признакам, - явно не военный человек, без малейшей выправки. То и дело поправляет висящий у него на шее автомат, который явно ему мешает, а возможно, и натер потную шею, поскольку на улице более 30 градусов.

Автомат - видавший виды, морально давно устаревший, из «тех еще» АК. Может, и патронов даже нет. И это не шутка и не преувеличение. Такого рода «ополченцам», фактически являющимся сторожами, или сторожевыми, или пусть даже охранниками, насколько известно, патроны если и выдают, то ограниченное количество. И по причине невеликой важности выполняемой миссии, и по причине брутального недоверия таким «оплаченцам», согласившимся на эту роль только ради возможности заработать хоть какую-то копеечку.

Но человек на «боевом посту», поэтому ведем себя хотя и спокойно, но с подчеркнутым уважением. Постовой показал на ближайшее здание и пояснил, что можно зайти и там спросить, потому что недавно отсюда увозили беженцев в Ростов, поэтому он точно не знает, какие там сейчас люди. На наш вопрос постовой уточнил, что на днях отправляли два или три автобуса.

Подойдя к многоэтажному зданию общежития, сразу поняли, что беженцы здесь живут, так как на улице, а также в дверях сновали или сидели люди явно не студенческого возраста.


На входе спросили у дежурного охранника, с кем лучше пообщаться по вопросу беженцев. Он порекомендовал обратиться к коменданту, кабинет которого расположен на пятом этаже.

Лифты в общежитии оказались работающими, поэтому не преминули воспользоваться этим благом цивилизации. Вместе с нами в лифт вошли три женщины, две помоложе и одна в возрасте, с загипсованной рукой, которую она держала согнутой в локте и поддерживала другой рукой.

Войдя в лифт, на тут же затеяла разговор с нами, начав с вопросов, к кому мы и откуда. Причем, ответы она не слушала и даже не дожидалась их, а сразу высказывала свои версии, облекая их в формы вопросов.
- А вы тоже к коменданту?
- А вы тоже из Шахтерска?
- А, вы тоже беженцы?
- А вы сюда на время, или собираетесь здесь долго жить?

В стремнину ее напористого потока вопросов удалось вставить свой, а потому из ответа узнали, что она из Шахтерска, собирается уезжать в Россию, а к коменданту идет по вопросу питания.

Поднялись на этаж. Ну, как вам описать внутреннее убранство? Даже не думалось, что в Донецке такое еще есть.
Совок в наихудшем его виде. Сказать обшарпано это ничего не сказать. Полуразвалившиеся двери, такие же стены. Цвет. Его там нет. Есть мрак, полумрак, серость, грязь, дыры, но никакого цвета нет и в помине.

В двери одной из комнат стоял мужчина средних лет, одетый во все черное. Из разговора стало ясно, что он и есть комендант.

- Ложки? Ложек у меня не осталось. Есть только две. Посуды тоже нет…
И так далее.

Шедшая с нами женщина сразу переключила его на свою волну, засыпав его потоком вопросом на тему – где нам сегодня обедать, кто нас будет дальше кормить, где, к кому обращаться и так далее.

Комендант попытался «отмазаться», сказав, что обращаться нужно в здание облгосадминистрации (там сейчас «штаб и руководство ДНР»). Но женщина тут же парировала – мы там были, мы только оттуда, они сказали решать здесь.

Далее пошел разговор с упоминанием имен к кому уже обращались, к кому еще нет.
Пока они обсуждали свою тему, прошли по коридору общежития.

Двери в некоторые комнаты были приоткрыты – видимо, какое-никакое спасение от духоты, поэтому, проходя по коридору, можно было увидеть, что и кто находится внутри комнат.

Свободного пространства как такового в комнатах нет. Кровати и прочая «утварь», видимо, устанавливались по принципу – сколько влезет. Остальное пространство заставлено личными пожитками проживающих.

Дабы не перегружать излишними подробностями, суть того, что удалось узнать, сводится к следующему.

Общежитие выполняет роль своеобразного «перевалочного пункта» или «временного лагеря беженцев». Сюда свозят беженцев. Как уверяли те, с кем довелось побеседовать, в основной массе беженцы из Шахтерска, отдельные приезжали из Горловки, Марьинки.

Некоторые использовали общежитие как временное жилище, но в основном людей привезли для последующей отправки на автобусах в Россию через Ростов.

Сбор и отправка беженцев осуществляется представителями так называемой ДНР или Новороссии – символика присутствует и та, и другая. В принципе это и не важно, учитывая «виртуальность» обоих образований. Поэтому несколько раз доводилось слышать, что для решения какого-то вопроса нужно обращаться в «белый дом» или «облгосадминистрацию». Интересно, что в разговорах ни от кого, ни разу не услышали аббревиатуру «ДНР».

Как бы подводя итог посещению этого «лагеря беженцев», сопровождавшая автора этих строк особа сказала тихонько: «Я не хочу оказывать помощь людям, которых собрала ДНР, и которые хотят уехать в Россию».

На выходе из здания мы увидели сложенные прямо на подоконнике предметы, одежду. На наш вопрос охранник подтвердил, что это вещи привезены для беженцев, однако он не знает, кем именно.

Судя по тому, что никто из беженцев, несмотря на то, что они прибыли в Донецк с минимумом вещей, никакого интереса к лежавшей на подоконнике одежде не проявлял, она действительно не представляла никакой потребительской ценности.
Не встретилось также дончан, интересующихся оказанием гуманитарной помощи, но об этом далее.


У входа в общежитие № 1 тоже роятся люди, так что издали понятно, что здесь тоже живут беженцы.



По большей части среди беженцев (по крайней мере, это бросается в глаза) женщины, дети и пожилые люди. Мужчины тоже есть, но, их мало. И это не удивительно, поскольку в ДНР подход к мужской части населения простой – мы воюем, тебя защищаем (от кого? – это отдельный вопрос), а ты не хочешь брать оружие.

На входе в общежитие объявление о розыске «диверсантов». Мужчина в белом докторском халате с нашивкой «Новороссия» и «ее флагом». На боку у «военного врача» военная докторская сумка. Сразу понимаешь – военное время, а ты находишься практически на военном объекте.





Начало активной эвакуации жителей Шахтерска пришлось на 27 июля. Именно тогда Шахтерск стал зоной наиболее ожесточенных боев, в результате которых территория, занятая боевиками, была «разрезана» и разделена на две части, а Донецкая группировка оказалась отрезанной от Луганской. Линия разрыва прошла как раз в области Шахтерска. Поэтому боевики для эвакуации из города использовали именно направление на Донецк.

Количество беженцев меняется ситуативно и ежедневно, кто-то уехал в Россию, кто-то приехал. Порой, в первом корпусе общежития собиралось порядка тысячи человек, преимущественно, как было сказано ранее, из Шахтерска.

В холле первого общежития нам встретилась одна из жительниц Шахтерска, женщина в годах. Оказалось, что она живет в общежитии с дочкой. Женщина оказалась разговорчивой и, как говорится, ввела нас в курс дела.

Она подтвердила, что немало людей уезжают в Россию.  Например, у кого дом полностью разрушило, рассуждают так. Ну, вернусь я в Шахтерск, а жить где? Помощь окажут, но когда? Опять же, отремонтировать или новый дом построить, нужно время. Поэтому, поеду лучше в Россию.  Или так – работы все равно нет, детей кормить надо. Вернусь в Шахтерск, и что делать буду?
В таких рассуждениях есть определенные недоговорки, которые как бы предполагают, что в Украине нужно время, чтоб дом отремонтировать или построить, или работу найти, а в России, как надеются решившие уехать, их ждет все готовенькое на блюдечке с голубой каемочкой – и жилье, и работа, и все, чего только душа пожелает…

Наша собеседница заявила сразу, что она уезжать никуда не собирается. При первой же возможности вместе с дочкой сразу обратно, домой, в Шахтерск.
«Пусть только этих выбьют…» негромко, заговорщицки сказала она.
Понимаете, объяснила женщина, мы даже не думали, что в нашем маленьком городке такое может быть. Ну, кому он нужен? А тут пришли эти. Защищать. От кого? Кто их звал? Мне их защита не нужна, меня и мою семью не от кого защищать.

Когда мы уходили, зашел разговор, почему не хочется оказывать помощь тем, кого встретили и увидели. Объяснение было такое:м ожет это и не гуманно, но не лежит душа. Ни к этим людям, которые обратились за помощью именно к ДНР, ни к самой ДНР, которая все это организует. Ведь любая помощь будет представлена как заслуга этой самой ДНР, по вине которой людям пришлось бежать из своего города. А теперь они представляют себя чуть ли не благодетелями.

Если же говорить о людях, то, если они считают себя украинцами и поддерживают Украину, почему тогда не воспользовались возможностью уехать на территорию, подконтрольную Украине? Значит, они против Украины. Значит, они тоже голосовали на референдуме, поддерживали ДНР. Тем более, раз рвутся уехать в Россию, которая развязала и ведет войну против Украины.

И как тем, кто считает себя частью Украины, помогать таким людям?
К слову, ни в одном, ни в другом общежитии не встретилось никого из дончан, кто бы интересовался возможностью оказать гуманитарную помощь. Вопрос, казалось бы, не проблемный, гуманитарный, но, тем не менее, оказался очень даже не однозначным.

Почему люди бегут?

В Донбассе много месяцев пугали и продолжают пугать людей предстоящим нашествием "бандеровцев", "правосеков", "националистов".  Недавно в Луганской области распространили слух о том, что существует секретный (если секретный - как узнали?) план украинского правительства о заселении области "западенцами" в количестве аж 250 тысяч! 
При этом местному населению все время предлагают «для безопасности» переселяться в Россию.
Нет, говорит народ! Обещали бандеровцев! Раз они к нам не едут, тогда мы к ним поедем сами. И потянулись беженцы в центр и на запад Украины.
Бывают и казусные случаи. Одна семья, которая круто замешана на ДНР, занималась частным предпринимательством. Остановили как-то на блок-посту их машину, забрали и товар, и хозяина, и машину. - Ребята, да я свой, я за вас, вся семья за вас..., - пытался доказать глава семейства. - А шо ж ты, сука, мы тут воюем за тебя, а ты бабки зарабатываешь. Бери в руки автомат и на блок пост, если ты за нас. - Ребята, да я больной, мне без лекарства нельзя. - Скажешь, шо тебе надо, мы все обеспечим и доставим на блок-пост, скока нада...
У мужичка оказался родственник, который снабжает, и, можно сказать, кормит боевиков. Позвонил родственнику, тот еще кому-то...
Короче, отпустили мужика.
Семья сразу собралась и умотала в другую область... Не в Россию, в Украину... В Украине безопаснее. Типа, беженцы.... А теперь главное - они по-прежнему за ДНР.... Это диагноз....

У знакомых судебное дело и как-то возник разговор, что надо бы пригласить свидетелей. Стали перебирать пофамильно. Та уехала давно, эта недавно…  Короче, иных уж нет, а те далече, а потому оказалось, что вызвать некого… Людей можно понять. Выражение – почему я должен уезжать из своего города, пусть боевики уходят – звучит красиво, пока это не касается твоей личной безопасности и безопасности твоих родных.

Вот пример из нынешних реалий. В одной семье, проживавшей в сельской местности и имевшей хозяйство, достаточное для полного самообеспечения, дети давно переселились в большие города, а мать с отцом оставались на родной земле.
С началом военных действий они стали помогать выращенными ими продуктами украинским солдатам из расположившегося неподалеку подразделения.
Нашлись «добрые» соседи – доложили боевикам. Ночью приехали несколько вооруженных нелюдей, разгромили дом, все хозяйство, разбили машину, а самим хозяевам «гуманно» разрешили уйти. Пожилая пара, в чем была, с трудом добралась до территории, контролируемой украинскими войсками.
Так что люди, порой, вынужденно становятся беженцами...

По данным, СНБО общее количество беженцев из зоны АТО, по состоянию на 7 августа 2014 года, составляет 69,5 тысяч человек.  
 
Беженцы бывают разные 

Наблюдения за потоком жителей, переселяющихся из Донбасса, позволяют провести некоторую условную, «околонаучную» классификацию переезжающих в другие регионы. Очень условно можно выделить такие группы (мнение субъективное, не претендующее на научное исследование). 
 
1. Беженцы. Это действительно беженцы в прямом смысле слова - люди, спасающие свою жизнь, свою семью, люди, у которых не осталось иного выхода, которые вынуждены искать другое место жительства и работы в силу сложившихся негативных обстоятельств. Если за вами охотятся боевики, или разрушен ваш дом или квартира, и к тому же они находятся в зоне боевых действий, как говорится, на линии огня, то такая вынужденная мера вполне оправдана. И таким людям нужно помогать.

2. Переселенцы. В отличие от беженцев им есть, где жить, реальной прямой угрозы их жизни и жилью нет, но они чувствуют себя дискомфортно в условиях потенциальной опасности. Поэтому они самостоятельно принимают решение переселиться, чаще всего на время, пока не будет устранена опасность. Таких людей можно понять, особенно, если они выезжают из действительно "горячих" точек.

3. "Идейные". Это, например, люди, которые не могут жить без России, хотят умереть именно в России. Либо их идейные противники, у которых аллергия на все российское, на боевиков и все такое. Одни едут, соответственно, на российские территории, другие переселяются в какие-то области Украины. Этих людей тоже можно понять.

4. Авантюристы. Раз обстоятельства сложились таким образом, почему не попытаться испытать судьбу, поискать счастье, работу, лучшую долю в других краях? 5. Халявщики. Они услышали, прочитали, узнали, что государство, либо меценаты готовы помочь беженцам и переселенцам из Донбасса. И начинают искать и продумывать лазейки, как бы сорвать куш и «поиметь» на этом какую-то выгоду для себя. Денежную помощь, жилье в другом регионе, что угодно, лишь бы ХАЛЯВА, "потому шо с Дамбаса". Как относиться к таким, решайте сами. Конечно, есть индивидуальные истории, которые не впишутся ни в одну схему, но их тоже можно сгруппировать вместе и назвать, например, "особый случай".

Пожалуй, всех людей, покидающих свой дом в любом направлении и по разным мотивам, объединяет одно обстоятельство, в силу которого они стали беженцами. Это обстоятельство – навязанная Украине война, которая разрушила надежды и планы людей, искалечила их жизнь, привела к потере родных и близких, породила страх перед будущим…

ViSt, Донецк, для «ОстроВ»

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: