Вверх

Город Новый Роздол Львовской области выглядел бы вполне органично на Донбассе. Ему всего 60 лет, он населен преимущественно рабочими и до начала 2000-х был фактически моногородом: рабочим местом большинства местных жителей и источником львиной доли налогов было крупное предприятие "Сера". Сегодня от него остались только руины и гигантская пустующая строительная площадка: кормившее город месторождение серы, которое начали активно разрабатывать в год смерти Сталина, исчерпалось к началу третьего тысячелетия.

В 2011 году Новый Роздол стал одним из четырех городов, получивших статус "депрессивных". Городской голова Владимир Туз, добивавшийся этого статуса с 2006 года, когда впервые был избран на этот пост, рассчитывал на соответствующее финансирование местной программы развития: закон предусматривает минимум 0,2 процента доходной части бюджета на такие города - в 2013 году это более 726 млн грн. Однако поставленный на грань выживания Новый Роздол не только из года в год не получает от государства ни копейки, но еще и живет в условиях перманентной заморозки собственных средств Государственным казначейством. В результате - постоянный дефицит финансов для расчета с бюджетниками - проблема, которую государство давно и незаконно перевесило с собственной шеи на шею и без того бесправного и нищего местного самоуправления.

Владимир Туз - один из немногих мэров, которые не боятся говорить об этом открыто. Потому что бояться уже нечего. Большей дискриминации со стороны Центра, чем есть сегодня, быть все равно не может.

"Другой такой промышленной площадки в Украине нет"

- Что дал Новому Роздолу статус "депрессивного" города?

- Пока что, кроме надежды, не дал ничего. К сожалению, этот процесс затянулся, связано это, кроме прочего, с кадровыми изменениями в Министерстве экономического развития, где с конца 2011 года сменилось уже три руководителя. В Украине существует такая практика, когда наработки предшественников не развиваются преемниками. Это неправильно.

Мы направили президенту совместное письмо – городские головы четырех "депрессивных" городов – с просьбой ускорить этот процесс. Речь идет не о доброй воле Министерства экономики – есть закон о стимулировании развития регионов, и мы хотим, чтобы он выполнялся.

- У города были действительно серьезные основания претендовать на такой статус?

- Тут были самые крупные залежи серы в Европе. В 1953 году началось строительство серного завода. Город строился бешеными темпами, особенно в 70-80-е годы. Люди, которые шли работать на предприятие, за год-два получали квартиру. Многие ехали сюда специально ради этого. Говорили, что залежей хватит на сто лет, а исчерпали их, к сожалению, за пятьдесят...

Площадь города – около 500 гектаров. Предприятие "Сера" занимает площадь три тысячи гектаров. Работало на этом предприятии 13 тысяч работников. На смежных - еще около пяти тысяч человек. На сегодня осталось 124 работника. Но инфраструктура-то осталась. Это дороги, два газопровода, две линии электропередач, железная дорога, помещения; есть люди, которые могут и хотят работать. Когда мы разрабатывали стратегию экономического развития города, все пришли к мысли, что будущее города – это промышленность. У нас есть своя ТЭЦ, руководство которой также заинтересовано в приходе на эту территорию инвесторов, потому что есть запас мощностей. Уверен, другой такой промышленной площадки в Украине нет.

А в городе сейчас начались проблемы. Нет работы, нет и поступлений в бюджет. Приблизительно в один срок одновременно построенные дома начали выходить из строя разом: сразу потекло 20-25 крыш, прошел нормативный 25-летний срок эксплуатации лифтов, и организация, которая их обслуживает, обязана их остановить. Нужно выделить деньги, чтобы провести экспертизу, сделать переоснастку конструктивных элементов. А денег на это не хватает.

- Что конкретно предусматривает стратегия экономического развития города?

- У нас разработана предварительная концепция создания на территориях "Серы" крупного нефтеперерабатывающего завода, на 10 миллионов тонн нефтепродуктов в год. На западной Украине есть только два нефтеперерабатывающих завода – в Надворной и Дрогобыче, - и они были построены в 60-х годах. В соответствии с современными требованиям ЕС к производству нефтепродуктов, к экологической составляющей производства, эти заводы работать не могут. Реконструировать такой завод намного дороже, чем построить новый. Мы имеем нефтепровод "Одесса-Броды", до нефтепровода "Дружба" от Нового Роздола всего семь километров. Технико-экономические обоснования уже разработаны институтом Министерства топлива и энергетики. Такой завод требует приблизительно 400 гектаров, которые у нас есть. Кроме того, 30 процентов отходов от переработки нефтепродуктов – это сера. А в Новом Роздоле знают, что и как с ней делать.

Мы представили Кабинету министров и предложения касательно создания теплиц на больших площадях, проекты зеленой энергетики – есть площади, где можно разместить солнечные батареи.

Нам нужно разработать новый генеральный план города. Наш план был разработан еще в 1990 году, с тех пор очень многое изменилось. Это был первый пункт нашей программы: начать зонинг территории и создать новый генеральный план, потому что без этого невозможны все последующие преобразования. Но миллион гривен на его изготовление – для нас слишком большие деньги.

Если бы мы могли задействовать эту территорию по максимуму, мы избавились бы от финансовой зависимости от государства. На сегодня бюджет города дотационный на 82-85 процентов. То есть, сами на себя мы почти не зарабатываем. И без помощи государства мы все равно не сможем восстановить те производственные мощности, которые были здесь раньше. Закон предусматривает, что такие территории, как Новый Раздол, могут получать ежегодно 0,2 процента госбюджета. Если бы нам дали даже 10 процентов от этой суммы в год, мы были бы рады, потому что это дало бы нам возможность хотя бы сдвинуть с места локомотив, который на сегодня стоит.

- Какова динамика населения в Новом Роздоле?

В начале 90-х годов у нас было до 33 тысяч человек, сейчас - 29 100. В 2006, когда я пришел на должность городского головы, было 27 тысяч. То есть, население города в последние годы постепенно растет. Сегодня нам уже не хватает детских садиков – до 600 детей в очередях. Новый детский садик, разработанный в соответствии с типовыми нормами, рассчитывается на 280 детей. То есть, нам нужны минимум два детских садика. Это серьезная проблема.

"В этом году ситуация еще хуже, чем в прошлом"

- Какой у города бюджет и сколько составляет бюджет развития?

- Бюджет города на сегодня – 115 миллионов. Зарплаты бюджетникам хватает на девять месяцев. Мы, как и все города областного значения, поставлены в очень сложные бюджетные условия. Нам всем недостает бюджетных средств. Новому Роздолу не хватает 12 миллионов гривен, а другим городам области – еще больше.

Бюджет развития - 2-3 миллиона. Это мизер. Чтобы сделать одну крышу, нужен миллион. В 2006-2007 годы мы сделали 20 крыш. Я думал, что эта работа с тех пор пойдет по накатанной, но в 2008 году ударил кризис, и с того времени поступлений в бюджет не было. Внесенные в бюджетное законодательство изменения, которые начали действовать в прошлом году и благодаря которым в городские бюджеты стал поступать единый налог, дали свои плоды: в этом году мы выделили почти миллион на лифты. Но шесть месяцев я уговаривал подрядчиков, чтобы они согласились выполнять эти работы. Мне говорили: "Вы же нам не заплатите".

- Что они имели в виду?

- На сегодня мне удалось проплатить подрядчикам всего-навсего 56 тысяч гривен за работы, выполненные в апреле. А долги остались еще с прошлого года - все из-за задержки проплат Казначейством. Абсурд. Уже заканчивается оздоровительная кампания 2013 года, а у нас еще есть долги перед АТП, которое отвозило на оздоровление наших детей в 2012 году.

В этом году ситуация еще хуже, чем в прошлом. Мы не можем даже заправить принтеры или купить бумагу, заплатить за телефон или Интернет, потому что идет сплошная непроплата. В Казначействе есть деньги только на заработную плату и на энергоносители.

Мы, мэры, объединившиеся в Ассоциацию городов, настаиваем на том, что мы должны иметь право размещать деньги, заработанные на наших территориях, в негосударственных банках, где совсем другой уровень платежной дисциплины и не может быть никаких задержек.

Есть еще проблема с бюрократией, потому что изготовление документации, без которой невозможно начало работ, занимает приблизительно два месяца. А люди не хотят ждать, если у них течет крыша. Как мне объяснять жителям города, что, чтобы ее отремонтировать, мне необходимо заключить соглашение с организацией, которая разрабатывает нужную документацию, заплатить ей деньги, затем заключить соглашение с Укрстройгосэкспертизой, которая на сегодня является монополистом, и в которой скапливаются поэтому горы необработанных бумаг? Раньше такую документацию разрабатывали только для реконструкции и строительства, а сейчас - для любого капитального ремонта. После этого в Государственный строительный контроль подается декларация о начале работ. Бюрократы, снова же, задерживают этот процесс на несколько недель, а то и месяцев.

- Какие-то еще источники средств для развития, кроме государственных, есть у города?

- Мы подали заявку на участие в программе трансграничного сотрудничества "Украина-Польша-Беларусь", и вышли победителями с нашими коллегами из Яворовского района и польского города Любачева, в которых тоже есть проблемы. Мы можем совместно на эти территории получить четыре миллиона евро. Соглашение уже подписано, речь идет о финансировании и, скорее всего, с 1 января 2014 года оно начнется. Наша часть гранта пойдет на расчистку территории в почти 50 гектаров от остатков химических веществ, рекультивацию земель, подведение всех необходимых коммуникаций для создания индустриального парка - затем мы пригласим сюда инвесторов.

При поддержке наших канадских партнеров мы создали Агентство экономического развития "Раздолье", в которое входят также наши соседи, Николаевский и Жидачевский районы, поскольку у нас общие проблемы и общее видение развития этой территории: только одна "Сера", помимо территории Нового Роздола, занимает как раз два этих района - везде по тысяче гектаров. Канадцы обеспечат нас нужным оборудованием - компьютером, мощным сервером. Должен быть создан специальный сайт, будет бизнес-центр. Надеюсь, что мы трудоустроим в Агентстве перспективного экономиста, который знает иностранные языки, и который будет выискивать и оформлять для нас грантовые программы. Часть программы "Украина-Польша-Беларусь" я писал сам, хотя времени на это у меня явно не хватает. Теперь мы будем специально обучать наших сотрудников.

"У нас связаны руки"

- Какие-то инвесторы вашей площадкой уже интересовались?

- Компания "Сауляк" добывает золотую руду на Закарпатье, ее нужно где-то перерабатывать. Возможности разместить такое производство в горах нет. У нас есть и необходимые площади, и энергетические мощности, и люди, есть обогатительная фабрика, на которой обогащали серу. То есть, все готово для такого производства. "Сауляк" как раз и хотели разместить предприятие по переработке золотой руды в Новом Роздоле. Проводили здесь презентацию в прошлом году. Поскольку золота в руде мало, 200 тысяч тонн отходов в год компания предполагала пустить на производство стройматериалов. Во время презентации я видел глаза людей, которые в свое время работали на обогатительной фабрике - они буквально горели: без дела осталось много хороших специалистов.

Но компании создаются препятствия, очень часто - надуманные. О том, что такое производство экологически вредно, например. К сожалению, на сегодня решение этого вопроса зависло в воздухе, на какой стадии - не знаю. Руководители "Сауляка" уже давно со мной не связывались. Они работали с Фондом госимущества, потому что оставшиеся производственные здания принадлежат не "Сере", а ФГИ.

Мы не сидим сложа руки, а стараемся привлекать инвесторов, и иностранных, и украинских. У нас работает немецкая фирма ODW Electric, производит кабельно-проводниковую продукцию для концерна "Фольксваген" и других автомобилестроителей. И за время, что я городской голова, из 140 работников завод вырос до 1040. То есть, иностранные инвесторы чувствуют себя в Новом Роздоле комфортно. На сегодня это самый крупный плательщик налогов тут. У нас развивается Опытно-механический завод "Карпаты", куда пришли люди с новыми идеями и подходами. К автопогрузчикам, которые производило предприятие, солнечным батареям, резальным кругам, цистернам, скреперам для перемалывания цемента, добавилось производство полувагонов, которые очень популярны в СНГ. Уже подписаны контракты на поставку их в Россию. Я очень благодарен бывшему руководителю этого предприятия Борису Ладницкому за то, что он его сохранил для города.

- То есть, после падения, вызванного закрытием "Серы", экономика города все-таки развивается?

- Падение было не только в 2000 году, когда прекратилось производство на серном комбинате, но и в 2009 году. У нас работали строительные предприятия, которые обеспечивали "Серу". Таких мощнейших трестов было всего три на область. До 2009 года они строили дома во Львове и других городах области. Но с тех пор не стало государственных заказов, и из 600 работников строительной организации на сегодня осталось 60.

- Как насчет помощи со стороны области?

Есть много областных программ, в которых мы принимаем участие. Недавно пришло сообщение, что мы стали победителями конкурса "Экологически чистый город", и получим 60 тыс. грн на установку в городе урн для мусора. Еще по 50 тыс. грн. мы получим на капитальный ремонт Дома культуры и Центра реабилитации детей-инвалидов. Вот и вся помощь.

Что же касается различных бюджетных субвенций и дотаций, то мы работаем с Министерством финансов напрямую и не связаны с областным бюджетом - он может помогать только районам, а не городам областного значения. К сожалению, из-за финансовых проблем органы местного самоуправления не могут выполнять свои, определенные законом, функции.

- Что Вы имеете в виду под невозможностью выполнять законные функции?

- У нас есть Дом детско-юношеского творчества, он находится в ведении Министерства образования, но ни копейки на его содержание государство нам не дает - он полностью содержится за счет городского бюджета. Средств на спортивную школу хватает на три с половиной месяца. Мы ее дофинансируем на полмиллиона гривен - для нас это огромные деньги. Из-за этого мы не в состоянии решать многие коммунальные проблемы - у нас связаны руки.

Государство, сбросив тарифную политику на органы местного самоуправления, сделало большую ошибку. В 2007 году мы приняли тариф на обслуживание домов и придомовых территорий. Уже через год такой тариф нерентабелен. Но последние четыре года мы боролись с политическими оппонентами, которые выискивали разнообразные зацепки, чтобы не дать возможности принять новый, экономически обоснованный тариф, и только в этом году его утвердили. Прошло шесть лет. За это время изменились цены на составляющие тарифа. У коммунального предприятия начались долги по зарплатам, потому что заложенная в тариф минимальная зарплата - 440 грн., а в 2013 выплачивать надо, исходя из установленных 1147! Уровень минимальной зарплаты утверждает Верховная Рада - не мы. На ценовую политику относительно нефтепродуктов, строительных материалов, которые есть в тарифе, мы также не влияем. Но дотаций нам никто не дает, а премьер-министр на всю страну заявляет, что нет никаких оснований для повышения тарифов.

Тогда нужно делать уточнение: речь идет о тех тарифах, в составе которых есть цена на газ. Но такой тариф устанавливает Национальная комиссия регулирования электроэнергетики. И если через какое-то время анализ покажет разницу между действующим тарифом и себестоимостью услуги, предприятие получит разницу в тарифах: государство компенсирует предприятию эти расходы. За последний год наше предприятие теплокоммунэнерго получило компенсации около шести миллионов. А так как для другого коммунального предприятия тариф утверждает орган местного самоуправления, то и разницу в тарифах он обязан давать уже из своего и так скудного бюджета. Это несправедливо.

- Кстати, что это была за история с устроением на территории Нового Роздола областной мусоросвалки?

- Перед началом Евро-2012 жители Грибовичей приперли к стенке мэра Львова Андрея Садового, пригрозив перекрыть дороги во время чемпионата. Он, зная, что у нас планировалось строительство региональной мусоросвалки, для Жидачевского и Николаевского районов и Нового Роздола, сказал: "А вон в Новом Роздоле есть свалка, мы будем туда возить мусор". Я отдаю должное изобретательности Андрея Ивановича, он мужественно перевел удар на меня (смеется), и тут начался кошмар: протесты, статья в местной газете, что, мол, у мэра "рыльце в пушку", слухи, что машины с мусором тут уже ездят. Это была обычная "утка", какие так любят подхватывать журналисты…

"Вы сами понимаете, как принимаются решения, когда дают кому-то деньги. Это чистое лоббирование"

- Какие шаги должны были последовать от Кабмина после того, как он дал Новому Роздолу и трем другим городам статус "депрессивного"?

- После того, как Кабинет министров принял это решение, он должен был на заседании утвердить концепцию мероприятий по преодолению депрессивности. "Депрессивные" города после этого получили бы поручение вместе с областными администрациями разработать соответствующие мероприятия, по годам, с экономическими расчетами и расчетами результативности, и подать их на утверждение в Кабинет министров. Пока что все остановилось на стадии концепций.

- Вы не знаете, почему?

- В феврале 2012 года на заседании Кабмина уже должно было рассматриваться распоряжение о принятии концепции. Оно было включено в повестку дня. Предыдущий глава областной администрации, Михаил Костюк, собирался ехать на заседание Кабмина с докладом о Новом Роздоле. Мы с ним предварительно встречались, я ему все объяснял, потому что он только входил в курс дел. (Объяснять нужно каждому главе ОГА. При мне нынешний - уже седьмой: я восьмой год как городской голова. Это очень плохо, потому что едва человек начинает входить в курс дел и понимать, как помочь территориям, как его снимают.) Костюк выехал вечером из Львова на Киев, чтобы с утра быть в Кабмине, но на заседание приехал президент, повестку дня изменили, а на следующей неделе назначили нового министра экономического развития, Петра Порошенко, и дело заглохло.

Я виделся с Порошенко летом прошлого года, передал ему записку, в которой просил вернуться к рассмотрению вопроса об утверждении концепции, потому что Минэкономики - главный разработчик таких документов, и оно должно подавать их на рассмотрение Кабмину. К сожалению, ответа ни от него, ни от кого-либо другого я не получил. Сейчас этот документ, уже полностью готовый, получивший все необходимые подписи и выводы уполномоченных лиц, просто лежит на полке.

- Как часто Вы ездите в Киев, чтобы решать какие-то проблемы?

- Раньше ездили часто, сейчас понимаем, что это бесполезно. Нет обратной связи, нет отдачи. Вы сами понимаете, как принимаются решения, когда дают кому-то деньги. Это чистое лоббирование. Не в нашу пользу. А значит – и не в пользу государства. Потому, что именно города являются источниками экономического прогресса страны.

Беседовала Юлия Абибок, "ОстроВ"

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: