Вверх

Что чувствуешь, когда даешь? А берешь?

7 октября Верховная Рада внесла изменения в уголовный кодекс, установив уголовную ответственность за противозаконное финансирование судебных органов.

Законом устанавливается ответственность за противозаконное финансирование судебных органов должностным лицом органов исполнительной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, или физическим лицом в любой форме.

Такое правонарушение будет наказываться лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет.

Закон внесен членом фракции "Наша Украина" Леонидом Черновецким.

«Легко ли судье ответить «нет», когда судья зависим»?

Похоже, такое решение, если оно будет утверждено Президентом, серьезно повлияет на работу наших судов. Почему? - Ответ на этот вопрос в интервью корреспонденту «Острова» председателя суда Жовтневого района г. Мариуполя Галины Колесник.

- Галина Антоновна, сегодня, как никогда, много нареканий на суды и судей всех уровней. Последних подчас обвиняют не только в незнании законов, но и в коррупции. В чем вы видите причины такой критики?

- Слышала я про эти заявления и мне, честно говоря, до слез обидно, когда частный случай доводят до «глобального» обобщения. Есть такая пословица «В семье не без урода» и в жизни всякое может случиться. Взяли человека «на горячем» - судите, докажите его вину и умысел. А так... Не будем обсуждать другие организации и структуры... Ни к чему. А вот о нашем суде я вам могу кое-что пояснить.

В 2002-м году судом Жовтневого района было рассмотрено 3400 гражданских дел и более 5000 административных. Сколько было уголовных дел, сейчас точно не помню. Работало тогда 13 человек судей. В 2003 году в судопроизводстве уже находилось 10 000 гражданских дел, 12 000 административных и 800 уголовных дел. То есть, нагрузка увеличилась более чем в два раза. При том же количестве работающих судей. Не добавилось ни одного! И ведь это только количественные показатели. А если посмотреть что за количеством? Ни одно ведь дело ни на что не похоже. За каждым из них люди, судьбы, история... И во все надо вникать, в обстоятельствах разбираться, документы изучить. Да просто хотя бы прочитать.

- Другими словами, вопрос элементарно в физических возможностях судьи, так?

- Вопрос не столько в судье, сколько в служащих суда, в секретарях. Получают они 250 гривен и то не всегда. Некоторые и того меньше. Большая их часть учится и совмещает учебу с работой. Отсюда большая текучка кадров этого звена, на плечах которого вся «черновая» работа суда. А со следующего года вступают в силу новые нормы ГПК (гражданско-процессуального кодекса), кстати сказать, очень жесткие и требовательные к самому процессу.

В них предусмотрена полная фиксация судебного слушания, причем на отдельной дискете; обязательное уведомление сторон не просто повесткой, а заказным письмом; отдельный зал для каждого судьи и так далее... Это все затраты и не маленькие. Кто и, главное, когда будет тратиться? Мы обещанные городским исполкомом деньги, выделенные на наши самые необходимые нужды, ждем уже более 5-ти месяцев. А вы говорите?.. Вот и получается, что всем выгодно, что бы суды просили и у власти, и у предприятий. На ремонт, на мебель, на оргтехнику, без которой уже невозможно работать. И пусть суд себя чувствует всем обязанным и должным. Легко-ли судье в таких обстоятельствах ответить «Нет», когда он зависим от чьей бы то ни было милости?

Хотя есть специальная статья в Законе «О судоустройстве» (ст. 130-я) где прямо говорится о том, что «суды являются юридическим лицом, имеют самостоятельный баланс и текущие счета в отделениях банков». Почему же до сих пор судам не дают возможности соответствовать Закону? Для государства было бы выгодно открыть счета для судов и контролировать все отчисления и операции по ним. Но, этого же нет.

Я так понимаю - создайте условия для работы, обеспечьте всем необходимым, приведите штат и заработную плату в соответствие с нагрузкой - тогда не будет и поводов трубить об «угрозе национальной безопасности со стороны украинского судопроизводства». Разве не так?..

«Вызов национальной безопасности»

Нужно сказать, что решение депутатов по незаконному финансированию судов возникло не спонтанно. Находясь в гуще политической и бизнесовой борьбы депутаты зачастую сами сталкиваются с «прелестями» нашей судебной системы. «Масштабы коррупции характеризуются как поразившие все сферы нашей жизни…Все больше приходится говорить о коррупции в правоохранительных органах и судебной системе», — заявил Леонид Кучма 29 января 2004 года, открывая Всеукраинское совещание по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией и защиты прав человека.

В сентябре, несколько сместив акценты, ему вторит Генеральный Прокурор Украины Геннадий Васильев: «Судебная система серьезно поражена коррупцией». И заявляет, что «Правоохранительные органы выражают возмущение и обеспокоенность таким “ведением” судопроизводства, в результате которого сводится на нет весь кропотливый труд по выявлению и привлечению к ответственности лиц за совершение ими преступлений, которыми наносятся государству миллионные убытки».

На открытии шестой сессии Верховной Рады Украины ее Председатель Владимир Литвин прямо отметил, что уже следует говорить о системе и практике украинского судопроизводства как о масштабной угрозе и вызове национальной безопасности Украины.

Взятка – явление подсознательное?

Прокурор Жовтневого района Мариуполя Александр Дзюба считает, что коррупция рождает ненависть. А ненависть – протестный электорат.

- Александр Васильевич, проблема коррупции в системе судопроизводства нашей страны действительно так страшна? Или, как всегда, нас немножечко пугают?

- Практика работы прокуратуры показывает, что такая проблема есть... И она абсолютно недооценивается как реальная угроза, как некий индикатор дефектов нашей общественной системы.

Не хочу быть голословным, поскольку на нашей территории фактов коррумпированности судей районного суда не выявлялось и заявлений от граждан по этому поводу к нам не поступало. Но, даже тот, далеко не полный, перечень примеров, которые привел в своем заявлении генеральный прокурор Украины, свидетельствует о том, что проблема существует и обществом она недооценивается как проблема, которую должна решать власть, должно решать само общество. Мало того, ее сейчас вообще не считают решаемой проблемой!

Некоторые исследователи утверждают, что взятка, например, в нашей истории ведет свое летоисчисление с... 13-го века. То есть имеет едва ли не 800-летнюю историю - в сущности, немногим меньше, чем тысячелетняя история христианства на Руси. А многовековые традиции, как известно, - явление уже чуть ли не подсознательное, их просто так, с наскока не изменишь.

Но на сегодняшний день, когда, в соответствии с концепцией правовой реформы, защита конституционных прав граждан в основном осуществляется через суд, вопросы его работы приобретают болезненную остроту.

- Это как то проявляется на практике?

- Конечно. В обращениях граждан с жалобами на действия суда. Это, в первую очередь, длительность рассмотрения гражданских и уголовных дел. К примеру, в производстве суда Жовтневого района сейчас находится 9 уголовных дел со сроком рассмотрения до одного года. Я не хочу сказать, что в каждом случае есть некая вина судьи, но, с другой стороны, за каждым таким делом стоит человек, который пребывает в следственном изоляторе. Условия там, как вы понимаете, далеки от комфортных.

Такую же реакцию, т.е. жалобы, вызывает и рассмотрение гражданских споров, которые иногда длятся годами. Вольно или невольно, но в этих жалобах в различные инстанции начинает звучать один и тот же мотив – «все плохо потому, что все куплено».

- Так, может, худо-бедно будем и дальше жить, как жили? Система же работает! Будем понемножку брать, понемножку давать. Решать свои мелкие и крупные проблемы...

- Не получится у нас решить все проблемы. Инфекция слишком серьезна, она колоссальным образом сказывается на эффективности системы и на результатах. Если мы сопоставим для целого ряда стран уровень бедности и уровень коррупции, то получится довольно близкая функциональная зависимость: чем выше коррупция, тем выше бедность. Коррупция является индикатором и причиной неэффективности экономической системы. Неэффективность системы - причина бедности населения. Такая замкнутая цепочка.

- Однако, при советской власти у нас и бедность была, а коррупцией вроде и не пахло даже?

- Коррупция была и в те времена. Ведь были же уголовные дела и по московским универмагам, и по магазину «Океан», более мелкие по масштабу разоблачения ... Да, слово “коррупция” не использовалось. Сам термин “коррупция” появился в нашем лексиконе только в конце 80-х годов, когда заговорили об “узбекских делах”.

А вот чего точно не было, так это той степени гласности, о которой сегодня мы можем говорить. В то время каналы сигнализации о коррупции - те же СМИ - были очень ограниченными. Не было же тогда свободной прессы. Организм страны жил с перерезанными нервами, не чувствуя боли. Почему и генеральный прокурор и руководство силовых ведомств призывают общество к гласности; почему и создаются «горячие линии», проводятся личные приемы.… Самое важное это не превратить вопросы гласности в кампанейщину или «охоту на ведьм».

- А есть ли смысл надрываться и лечить общество насильственными методами? Может быть, просто подождать, пока общество не вырастет, не станет богатым и сознательным, и коррупция пройдет сама собой?

- Богатым оно может стать только через повышение эффективности. А повышение эффективности сопряжено с уменьшением коррупции. Это просто взаимосвязанные вещи. Нельзя стать эффективнее без уменьшения коррупции. Работать надо в обоих направлениях. И с учетом того, что правовая культура у нас пока остается очень низкой. Еще Салтыков-Щедрин сказал, что суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения. С тех пор мало что изменилось. Вот все эти причины и надо устранять.

- Понятно, а чем, на ваш взгляд, объясняется обеспокоенность со стороны генерального прокурора Украины именно «системой и практикой украинского судопроизводства»?

- Прежде всего, тем порядком защиты гражданских прав и свобод, когда большинство этих вопросов рассматриваются судом. Сегодня суды аккумулируют в себе большую часть отрицательной энергии нашего общества и, естественно, сами становятся ее объектом. На этом фоне возникает настоящий вал заявлений и жалоб граждан на действия судов - длительность сроков рассмотрения «простых» дел, необоснованные переносы слушаний дела «по существу»; принятие решений, не удовлетворяющих ту или другую сторону - да мало ли причин для жалоб... Не всегда это вина суда, существуют и объективные причины... Тем не менее, такие факты, о которых сказал генеральный прокурор Украины, т.е. взятки, смягчение наказания и т.п. - не могут оставаться без внимания со стороны государства. Хочу заметить, что подобную озабоченность и тревогу проявляют и в других странах.

- Александр Васильевич, но ведь бывают же такие категории дел, которые в суде, что называется, «шиты белыми нитками»?

- Все вопросы решаются в установленном Законом порядке. Если прокуратура не согласна с тем или иным решением суда, она вносит свою апелляцию к вышестоящему суду. За восемь месяцев текущего года апелляционным судом было отменено 19 приговоров. Из них по апелляции прокуратуры - 15. Это в тех случаях, когда прокурор был не согласен то ли с мерой наказания, то ли с применением закона... Видите ли, можно много знать, еще больше подразумевать, но для государственных обвинителей самым важным является доказать и… правильно применить Закон.

Что же касается того аспекта, что «уже следует говорить о системе и практике украинского судопроизводства как о масштабной угрозе и вызове национальной безопасности Украины», то нельзя не учитывать, так сказать, морфологию коррупции: какие эмоции люди испытывают после дачи взятки. Так вот, в процессе исследований этого вопроса, оказалось, что основная эмоция - это ненависть. И в дальнейшем эти чувства могут только возрастать. Для власти это колоссальный протестный потенциал. Если доверие ко всем властным институтам рухнет, оно подомнет под себя все и всех. Эта проблема, с которой любая власть просто обязана считаться.

- И за какой же промежуток времени, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?

- То есть, снизить уровень коррупции до безопасных пределов? Все можно сделать при жизни одного поколения. Если сегодня начнем, может быть, мы с вами даже доживем. Примеры подобной работы в мире есть. Сингапур, к примеру, раньше был чрезвычайно коррумпированной страной, экономика там была в полном загоне. В стране с 1970-х годов начали реализовывать мощнейшую антикоррупционную программу. Сейчас там об этой проблеме остались только воспоминания.

Основанное в 1993 году международное негосударственное и некоммерческое общественное движение Transparency International раз в год публикует рейтинг наиболее коррумпированных государств. По результатам 2002 года Украина заняла 85-е место из 102. По десятибалльной шкале индекс Украины составил 2,4 пункта. По результатам 2003 года Украина со своими 2,3 пункта делит 106—112 места из 133 с Боливией, Гондурасом, Македонией, Сербией и Черногорией, Суданом и Зимбабве.

Юрий Стрелков, Мариуполь, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: