Вверх

Спецтема: Выборы 2019
«Государство без независимого справедливого
правосудия – не государство, а шайка разбойников»

Блаженный Августин (354-430 гг.),
христианский теолог и философ

Кому нужна такая Украина?

Ежегодно украинские суды выносят 160 тыс. обвинительных приговоров. В прошлом году зафиксирован самый низкий процент оправдательных приговоров в украинских судах за последние годы– 0,17%, в то время как доля оправдательных приговоров в европейских странах составляет 15-20%. Нынешний показатель отечественной судебной системы по уровню оправдательных приговоров в два раза ниже, чем аналогичный показатель советского правосудия в 1937 году. Очевидно, что украинский суд находится в корпоративном сговоре со следствием и государственным обвинителем, превращая судебное разбирательство в скучный спектакль с известным всем концом. На этом фоне чиновничьего беспредела говорить о правах рядовых украинцев уже не приходится. Последним остается уповать лишь на международную защиту собственных прав.

Среди 47 стран, находящихся под юрисдикцией Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), Украина стабильно занимает «призовые» места среди лидеров по числу нарушений прав своих граждан. В прошлом году международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад о состоянии судебной системы и защите прав человека в Украине. По мнению авторов доклада, в нашей стране пытки, жесткое обращение с задержанными и заключенными стали нормой.

«В Украине царит атмосфера безнаказанности милицейского произвола, - отмечено в докладе. – Этому способствовали структурные недостатки правоохранительных органов, коррупция, нарушения, допущенные при расследовании преступлений, совершенных сотрудниками милиции».

По результатам исследования, озвученного в феврале 2012 г. Украинским Хельсинским союзом и Харьковским институтом социальных исследований, каждые тридцать секунд в украинской милиции от незаконного насилия страдает человек.

В январе 2013 года ЕСПЧ вынес серию решений по искам украинцев к своему государству, по которым Украине предстоит выплатить более 1,1 млн. евро пострадавшим гражданам. Европейский суд подтвердил, что в украинской пенитенциарной системе имеют место массовые нарушения прав осужденных граждан. Суд поддержал требования 18 бывших заключенных Изяславльской исправительной колонии (ИК) №31 (Хмельницкая область), которые обвинили украинские власти в жестоких пытках и различных нарушениях прав человека во время пребывания их под стражей. ЕСПЧ обязал наше государство по иску бывших узников за издевательства над ними выплатить каждому по 25 тыс. евро и 10 тыс. евро в качестве компенсации судебных издержек.

27 февраля 2013 года Украинский Хельсинский союз по правам человека представил доклад правозащитных организаций за 2012 год. В нем отечественные правозащитники отметили, что в прошлом году наблюдалось усиление использования прокуратуры, милиции, СБУ, налоговых органов для репрессий против оппозиции и гражданского общества. «Права человека не являются приоритетом сегодняшней власти, - заявил председатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров. – В целом размеры нарушений прав человека и его основополагающих свобод остаются очень большими». Об этом свидетельствует и рост количества обращений украинцев в ЕСПЧ. Только в ушедшем году в европейский суд обратилось 10,5 тысяч наших граждан.

Очевидно, что при наличии формальных законодательных гарантий прав человека, украинцы страдают от безнаказанности чиновников, от бездействия закона и своеволия правоохранительных органов. Нередко можно наблюдать, как те, кто должен защищать права человека в нашей стране, зачастую оказываются главными их нарушителями, не неся никакой ответственности. Многолетние социологические опросы, проводимые в Украине, свидетельствуют о прогрессирующем недоверии граждан к власти. По данным социологической службы Центра Разумкова в 2012 году деятельность органов прокуратуры полностью поддерживало 6,3% и не поддерживало 50,3% украинцев, судов – соответственно 5,7% и 57,5%; милиции – соответственно 5,5% и 54,0%.

Наиболее чувствительным индикатором соблюдения властью прав своих граждан может выступать состояние пенитенциарной системы, которая практически закрыта от общественного контроля, где существует высокая зависимость задержанных и заключенных от администрации «исправительных» учреждений.

Запрет пыток и жестокого обращения является одним из основополагающих и общепризнанных принципов защиты прав человека и гарантируется «Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания», принятой Резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г. В нашей же стране требования закона и его правоприменение порой не пересекаются. За закрытыми дверьми пенитенциарных заведений жизнь нередко протекает по другим, неофициальным законам и «понятиям».

Даже официальная статистика признает наличие больших проблем в сфере соблюдения прав украинских заключенных. В пенитенциарной системе в 2012 году умерло 1021 узников, из них 179 человек – в следственных изоляторах (СИЗО), что на 33% больше уровня 2008-2010 гг. В прошлом году в местах лишения свободы зафиксировано 65 суицидов, в том числе 14 - в СИЗО, что на 54% выше уровня 2008-2010 гг. «Одна смерть – это трагедия, - утверждал «незабвенный» отечественный тиран Иосиф Сталин, - а миллион смертей – просто статистика». Теперь, когда мы познакомились с современной украинской статистикой, пришло время рассказать о трагедии, которая совсем недавно произошла в Луганском СИЗО. Ниже приведенный случай, как в капле воды отразил проблемы нынешнего отечественного правосудия, правоохраны и правозащиты. Поэтому на нем мы остановимся несколько подробнее.

Убийство заключенного в Луганском СИЗО?

1 декабря 2012 года Владимира Колесникова, осужденного на 10 лет за убийство, доставили из ИК №38 (Луганская область) в психоневрологическое отделение областной больницы при Луганском следственном изоляторе. Причиной помещения в специализированное отделение послужила объявленная заключенным сухая голодовка в качестве протеста против задержки администрацией тюрьмы его кассационной жалобы, которую он не мог направить в течение всего срока нахождения в тюрьме. Привезенный в СИЗО осужденный сразу же написал заявление: «Я, Колесников Владимир Федорович, от лечения в психиатрическом отделении отказываюсь, так как больным себя не считаю. Отказ от приема пищи – вынужденная мера, т.к. я добиваюсь Кассационного Суда».

В нарушение Закона Украины «О психиатрической помощи» В.Ф. Колесников все же был помещен в психиатрический стационар, где ему поставили диагноз: «Демонстративно-негативное поведение». Так как психиатры каких-либо психических заболеваний у пациента не обнаружили, 4.12.2012 г. он был выписан из отделения для этапирования назад в колонию. Его перевели в режимный корпус СИЗО. Однако якобы из-за отказа осужденного находиться с другими задержанными и его бранных высказываний в адрес администрации учреждения, 05.12.2012 г. Колесникова поместили в карцер.

Через три дня при странных обстоятельствах в одиночной камере луганский узник погиб. Со слов охранника В., дежурившего 08.12.2012 г. на посту№1, он в 14.20 в смотровом стекле карцера №2 обнаружил лежащего на полу и не реагирующего на вопросы В.Ф.Колесникова. При опросе дежурная смена изолятора обстоятельств трагедии пояснить не смогла, отметив, что в камере «на решетке был привязан шнурок, который был снят и уничтожен, как не представляющий ценности предмет». Можно лишь удивляться беспечной наивности охранников, сознательно уничтоживших, как оказалось впоследствии, средство убийства осужденного. Дальнейшие события в следственном изоляторе развивались со скоростью калейдоскопа.

Как рассказали дежурные охранники, на место трагедии в считанные минуты прибыла оперативная группа. Карцер был открыт, фельдшер оказал медицинскую помощь заключенному. Затем в 14.30 Колесникова доставили в манипуляционный кабинет психоневрологического отделения. Там также проводились реанимационные медицинские мероприятия, и в 15.00 часов дежурным врачом была констатирована биологическая смерть заключенного.

Медики СИЗО дали уже собственную интерпретацию смерти В.Ф.Колесникова. С их слов, 08.12.2012 г. в 14.30 дежурный врач З. был вызван в психиатрическое отделение в связи с резким ухудшением состояния В.Ф.Колесникова, который жаловался на резкую «кинжальную» боль в области сердца, головокружение, слабость. Поставлен диагноз: «острый инфаркт миокарда?» Через 5 минут после врачебного осмотра пациент потерял сознание, и в 15.00 констатирована его биологическая смерть. Остается лишь догадываться, как обнаруженный в камере без сознания Колесников мог еще предъявлять жалобы на здоровье дежурному врачу.

Более двух суток работники государственной пенитенциарной службы о трагедии в СИЗО не сообщали родственникам. Лишь на третьи сутки последние получили врачебное свидетельство о смерти №1103, подписанное врачом Луганской городской больницы №8 А.М.Гончаровым. В документе указана причина смерти – «острая коронарная недостаточность». К свидетельству о смерти прилагался и труп заключенного, на видимые участки тела которого работники городского морга наложили немалое количество грима.

По требованию родственников погибший В.Ф.Колесников был направлен на повторное вскрытие в областное бюро судебно-медицинской экспертизы. В выданном новом врачебном свидетельстве о смерти №1817 от 13.12.2013 г. врач-эксперт А.В.Попов причиной смерти осужденного назвал «механическую асфиксию от сдавливания органов шеи петлей», т.е. удушение. Кроме того, медицинский эксперт установил у погибшего и закрытую черепно-мозговую травму с обширным кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку, множественные кровоподтеки и ссадины головы, спины.

По мнению специалистов Луганского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, давность появления телесных повреждений соответствует примерно 2-3 суткам до наступления смерти, т.е. когда осужденный находился в карцере СИЗО. Кто избивал осужденного в одиночной камере остается лишь догадываться. Между тем повреждения в области головы возникли в результате не менее 6-ти (шести) воздействий травмирующих предметов (предмета). Странгуляционная борозда и кровоизлияния в мягкие ткани шеи образовались в результате не менее чем однократного сдавливания шеи петлей, с экспозицией, достаточной для развития механической асфиксии. Вместе с тем, выявленные судебными медиками тяжелые телесные повреждения почему-то полностью не соответствуют обстоятельствам и выводам служебного расследования администрации пенитенциарной службы.

По мнению работников СИЗО, смерть осужденного Колесникова возникла от естественной причины – тяжелой болезни сердца. В служебном расследовании отмечено, что заключенный «морального и физического воздействия в свой адрес со стороны представителей администрации и других лиц не испытывал». Администрация изолятора свое служебное расследование сочла завершенным, решив, что смерть Колесникова В.Ф. произошла без внешнего насилия. Состряпанный на скорую руку документ был отправлен в Жовтневый РО ЛГУ УМВД Украины в Луганской области. В смерти заключенного осталось немало вопросов, на которые еще предстоит ответить следствию.

Начатое нами журналистское расследование показало, что довольно много загадок имеется не только вокруг смерти заключенного, но и в обстоятельствах, приведших его на скамью подсудимых.

Там, где правит «право», истина молчит 

За разъяснениями о событиях, приведших В.Ф.Колесникова за тюремную решетку, мы обратились к его дочери Вите Бурдовициной, которая представляла интересы отца во время следствия и судебного рассмотрения его уголовного дела в 2008-2009 годах.

Со слов дочери, 13 октября 2008 г. в 23.00 Колесников В.Ф. обратился в милицию с заявлением, что вечером того же дня, когда он находился в дачном домике своего приятеля А.П. Кушнарева, к ним ворвались двое неизвестных людей и стали их избивать. События происходили на территории садового общества «Краснояровец» на окраине Луганска. Во время драки Колесников получил твердым предметом сильный удар по голове, в результате чего потерял сознание. Очнувшись, он обнаружил мертвым приятеля и избитой свою собаку, с которой пришел к знакомому в гости.

Получив заявление о преступлении, милиционеры с Колесниковым выехали на место происшествия, после чего заявителя задержали и доставили в Жовтневый райотдел милиции г. Луганска. Там задержанного в течение многих часов поочередно избивали четверо милиционеров (фамилии известны), требуя признания в убийстве приятеля. 15 октября 2009 г. В.Ф.Колесников после сильных побоев был вынужден написать явку «с повинной». Получив от заявителя «признание», милиционеры отправили его в изолятор временного содержания для проведения следственных действий.

От полученных после задержания травм у подозреваемого нагноились раны на ногах, поэтому он был переведен в больничный стационар Луганского СИЗО, где был срочно прооперирован под общей анестезией. Более двух месяцев В.Ф.Колесников восстанавливался после милицейских побоев и тяжелой операции в тюремной больнице.

22 октября 2009 г. Жовтневый районный суд г. Луганска вынес обвинительный приговор В.Ф.Колесникову. Ему дали 10 лет лишения свободы за убийство А.П. Кушнарева. Судья Н.Н.Васильева, несмотря на множество противоречий в материалах следствия, заявление обвиняемого о том, что признательные показания написаны им в результате физического насилия, под принуждением работников милиции, приняла полностью сторону обвинения. Через месяц Луганский областной апелляционный суд оставил решение первой судебной инстанции в силе.

После вынесения приговора В.Ф.Колесников был отправлен отбывать 10-летний срок в ИК №38. Там он требовал дать ему ознакомиться с материалами собственного уголовного дела, чтобы подготовить кассацию. Однако администрация колонии всячески затягивала вопрос ознакомления Колесникова с документами, тем самым не дав ему возможность вовремя подготовить кассацию. Поэтому осужденный был вынужден просить суд восстановить установленные законом пропущенные сроки.

Добившись восстановления сроков, В.Ф.Колесников подготовил кассационную жалобу и передал ее администрации колонии для отправки в Киев. Длительное время руководство ИК №38 игнорировало просьбы осужденного подтвердить отправку документов в кассационную инстанцию. Получив очередной отказ, 30.11.2012 г. Колесников объявил сухую голодовку. На следующий день его незаконно этапировали в психиатрический стационар Луганского СИЗО, после которого он был помещен в карцер.

Очевидно то, что находясь в карцере, Колесников, объявивший в знак протеста сухую голодовку, подвергался физическим и моральным пыткам, о чем свидетельствуют многочисленные телесные повреждения, выявленные судебными медиками. В итоге, за неделю пребывания осужденного в Луганском СИЗО, он побывал и в психиатрическом отделении, и в карцере, и в морге. И везде, повторюсь, везде (!) нарушались его права.

Только через два месяца (!) после смерти В.Ф.Колесникова, после многократных обращений родственников в органы прокуратуры, дело по факту смерти заключенного в СИЗО внесено в Единый реестр досудебных расследований. Начато следствие. О его ходе и как будут расставлены точки по обстоятельствам осуждения и смерти В.Ф.Колесникова, наш читатель будет проинформирован позже. Только у родственников погибшего узника уже сейчас есть определенные сомнения, что обстоятельства трагедии будут объективно и всесторонне расследованы прокуратурой Жовтневого района г. Луганска, которая несколько лет назад поддерживала в суде обвинение против Колесникова.

На личном приеме у прокурора Луганской области А.С.Мельника было высказано недоверие прокуратуре Жовтневого района, которая активно затягивает рассмотрение дела. Тогда же сделано и предложение областному прокурору взять под личный контроль ход досудебного расследования, которое необходимо передать для рассмотрения в прокуратуру г. Луганска. Восторжествует ли истина и справедливость? Время покажет. Продолжение следует…

P.S. или После написанного

Комментировать обстоятельства смерти В.Ф. Колесникова представители милиции, прокуратуры, областного бюро судебно-медицинской экспертизы отказались, сославшись на тайну следствия. Поэтому за комментариями мы обратились к луганским правозащитникам.

Наталия Целовальниченко, руководитель Луганской правозащитной группы:

Вызывает удивление тот факт, что до настоящего времени не дана правовая оценка прокуратурой заявлениям осужденного В. Колесникова о создании для него незаконных препятствий для реализации его прав на кассационное обжалование. Такие права гарантированы не только на уровне национального законодательства, но и обеспечены согласно международных обязательств Украины по ст. 6 ч.1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, судя по материалам публикации журналиста, В. Колесников без наличия достаточных правовых оснований и вопреки его воле был помещен в психиатрическое учреждение.

Действия администрации могли (и, возможно, были направлены на это) препятствовать реализации прав осужденного на подготовку и подачу кассационной жалобы. Дальнейшие действия администрации СИЗО также подтверждают версию о создании осужденному умышленных препятствий в реализации его прав на обжалование незаконных, по мнению заключенного, решений судов по его делу. Согласно ст. 134 УИК Украины помещение осужденного в карцер возможно лишь на основании мотивированного постановления администрации. К сожалению, неизвестно, было ли надлежащим образом оформлено помещение В. Колесникова в карцер. Помещение осужденного в карцер, безусловно, значительно ограничило его возможности, прежде всего, права на свидания, приобретение предметов первой необходимости и получение передач.

С учетом, выявленных противоречий в медицинской документации о причинах смерти В. Колесникова и наличии у него телесных повреждений, с учетом создания для осужденного в СИЗО режима дополнительных правоограничений, сомнительных оснований его помещения в карцер, на наш взгляд, в данном случае имеют место признаки состава преступления (умышленного убийства либо доведения до самоубийства), совершенного в отношении В. Колесникова. Здесь, безусловно, имеет место и нарушение ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку в отношении осужденного явно было допущено нечеловеское обращение и пытки. В этом случае есть все основания для обращения родственников в Европейский Суд по правам человека. Такой позор Украины нельзя скрывать! Только с помощью контроля международных инстанций наше государство сможет побороть порочную практику бесправия в местах лишения свободы.

Константин Реуцкий, руководитель правозащитного центра «Поступ»:

Луганская милиция крайне непрофессиональна. В ходе ряда мониторингов дежурных частей и патрулей, проводившихся в прошлом году, мы обнаружили, что подавляющее большинство милиционеров незнакомо с законодательством, регулирующим их деятельность. Неудивительно, что они так часто превышают свои полномочия. Бездарность следствия приводит к тому, что СИЗО и колонии заполнены людьми, не совершавшими тех преступлений, в которых их обвиняют. Милиционеры нередко выполняют "заказы" власти и бизнеса, оказывая давление на конкурентов или "неудобных" активистов. В таком виде - многочисленная, непрофессиональная и неконтролируемая обществом - милиция нам не нужна.

Завершим же наш рассказ строчками доклада правозащитных организаций «Права человека в Украине 2012»:

«В течение последних нескольких лет сложилась ситуация, когда объектом насилия со стороны работников милиции может стать практически каждый. Если раньше наибольший риск быть подвергнутым незаконному насилию в милиции был у преступников, то впоследствии список расширился за счет подозреваемых, свидетелей, их родственников (т.е. всех людей, которые так или иначе оказались в сфере интересов правоохранителей). Сегодня, потенциальный риск существует для каждого - обычный прохожий, свидетель событий, а иногда даже и сам работник милиции может стать объектом незаконного насилия со стороны правоохранителей».

Так нужна ли нам такая Украина, где существует лишь право на бесправие?

Олег Перетяка, для «ОстроВа»

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: