Вверх

Похоже, безнаказанные похищения людей в Донецке становятся обыденностью…

29 ноября «ОстроВ» сообщил со слов свидетеля, как в центре города, средь бела дня был похищен молодой человек. До сих пор его судьба неизвестна. Мраком неизвестности покрыто и другое, произошедшее еще в начале ноября, таинственное исчезновение…

5 ноября в Донецке пропала доктор медицинских наук, профессор кафедры внутренней медицины №1 международного факультета Донецкого национального медуниверситета 42-летняя Наталья Калинкина. В медицинских кругах она личность достаточно известная, ее научные работы, в том числе более 10 монографий, сегодня изданы не только в Украине, но и в Европе. Основная профессия у Натальи Калинкиной - кардиолог, но научная деятельность охватывала две науки – кардиологию и гематологию. Именно на эти темы были обе ее диссертации, она исследовала пути спасения сердца у больных раком. Докторскую диссертацию Наталья Калинкина защитила в 39 лет в институте им. Стражеско в Киеве, а уже в 42 года стала профессором.

…Шли часы, дни, но никто не требовал выкупа, поиски не приносили результата, ни живой, ни мертвой после 5 ноября ее никто не видел…

Ни областное, ни городское управление внутренних дел на сегодня никакой официальной информации об этом происшествии не обнародовало, не было и соответствующего упоминания в милицейских суточных сводках. На звонки журналистов правоохранители отвечали, что родственники пропавшей не хотят никакой огласки. И только спустя более 10 дней на некоторых местных телеканалах озвучили факт пропажи профессора, показали ее фотографию и попросили откликнуться тех, кому что-либо известно о местонахождении Калинкиной.

Как оказалось, на этой информации в СМИ тогда настояли родственники пропавшей, написав и согласовав текст с милицией. Однако, с автором этой статьи связался отец пропавшей – Валерий Калинкин, доктор филологических наук, завкафедрой украинского и русского языков Донецкого медуниверситета, профессор кафедры общего языкознания Донецкого национального университета.

Перед встречей с ним автор попыталась опять что-либо узнать от правоохранителей, но по телефону в облУВД лишь сухо ответили: «Расследуем. Родственники не хотят общаться с прессой и нам запрещают».

«Не правда, что мы не хотели общаться с журналистами. Я приходил все время к следователям и хотел согласовать с ними, что можно дать в прессу. Я ничего не хотел говорить за спиной правоохранителей и хотел, чтобы информация исходила, прежде всего, от них. Это, чтобы я случайно не сказал то, что может навредить следствию», - подчеркнул отец пропавшей.


Исчезновение и поиски

Валерий Калинкин рассказал, что в тот день, 5 ноября, в 17.45 его дочь вышла после работы со своей кафедры, расположенной на территории Областной центральной клинической больницы, села в свой автомобиль и отправилась домой в микрорайон «Азотный».

«Когда появилась распечатка ее звонков, оказалось, что в 18.15 телефон у Наташи был отключен, именно в это время был зафиксирован последний сигнал. По сути, что-то произошло, видимо, в течение этого получаса. Так мы предполагаем», - рассказал Валерий Калинкин.

По его словам, уже ночью с 5 на 6 ноября семья начала поиски Натальи – были оповещены все службы в городе, все знакомые, ее муж проехал по обычному маршруту ее следования от места работы и домой, но безрезультатно.

На следующий день, 6 ноября, отец написал заявление о пропаже дочери в Ленинский РОВД (по месту ее работы), но дело по ч.2 ст. 115 (умышленное убийство) было открыто уже в Куйбышевском РОВД 8 ноября, когда была найдена машина пропавшей.

По словам родственников, об одиноко стоящей на улице машине в милицию позвонили 7 ноября жители одного из трехэтажных домов, расположенного недалеко от того места, где был припаркован автомобиль.

«Машина стояла возле 23-й больницы, в 100 метрах от входа в поликлинику, стояла аккуратно припаркованная возле дороги. Это недалеко от дома, как бы в направлении домой, но в проулке, по которому она обычно никогда не ездила, никогда туда не сворачивала. Это очень близко от дома, не более 800 метров», - рассказал муж Натальи Дмитрий, добавив, что ключи от машины находились в замке зажигания.

Отец Натальи отметил, что правоохранители обследовали машину только 8 ноября.

«Люди позвонили в милицию 7 ноября, но обследовали автомобиль на следующий день, 8 ноября. В милиции сказали, что 7 ноября эксперты не могли произвести осмотр «в связи с приближением вечернего времени, так как там нет света». Не смогли они ответить, поставили ли возле машины охрану… И автомобиль, как минимум, 12 часов простоял без всякого присмотра».

Муж Натальи Дмитрий выезжал на место, где была найдена машина.

«Я когда подъехал, эксперты уже заканчивали. Машина была в порошке, снимали отпечатки. Я заметил, что ковриков нет в машине. Посмотрел – машина целая, никаких повреждений ни внутри, ни снаружи нет. Потом за руль Наташиной машины сел милиционер и поехал сам в Куйбышевский РОВД. После подъехала машина бортовая с курсантами, и они прочесывали лесополосу. В 15 метрах от машины, но уже в лесопосадке был найден один коврик от машины, фирменный коврик от нашей машины «Пежо».

И еще. На заднем сидении машины были обнаружены три маленьких пятнышка от крови.

По словам родственников, то, что эта кровь принадлежит их Наташе, стало известно только спустя три недели.

«Правоохранители начали обследовать. Я отец и знал, что у дочери третья группа крови с положительным резус-фактором. Но им нужна была только бумага, только документ… Я нашел знакомых, договорился и съездил в роддом, где 20 лет назад дочка рожала своего сына. Благо, что она рожала в той больнице, где потом работала кардиологом, поэтому какие-то связи и знакомства там остались и мне помогли все найти в архивах.

То, что пятнышки крови в машине были третьей группы, эксперты определили, но резус-фактор не могли. Поэтому мой зять возил внука в медицинский центр, чтобы тот сдал кровь. Потом в сопровождении следователя они ездили в генетическую лабораторию с анализом. И только спустя три недели мы узнали, что кровь принадлежит ей».

Принадлежность отпечатков пальцев в машине тоже определили не сразу.

«Нам сказали, что там есть какие-то отпечатки пальцев. Мы вспомнили, что когда Наташа в Лондон летала, сдавала свои отпечатки. Потом в милиции подтвердили, что это отпечатки дочери». И пока ничего не сказали о том, в каком состоянии находится дактилоскопическая экспертиза и развивается что-то в этом направлении, или нет…».

Расследование

Отец и муж пропавшей женщины посетовали, что за время расследования этого дела уже сменилось три следователя, и никто их «не знакомил с материалами следствия, хотя мы общались довольно часто, они все расспрашивали нас, но никому ничего не говорили, никакой информации, ничего абсолютно».

«По всем вопросам, что нужно, мы помогаем, привозим, отдаем, только взамен не получили ничего и даже обыкновенных документов, что у нас совершено изъятие вещей, даже этого не имеем. А изъяли кучу личных вещей дочери из дома, ноутбук, из машины зятя Дмитрия антирадар и регистратор, ключи от дома, причем без всякого оформления, не дав никаких документов».

Также отец посетовал, что дело было возбуждено 8 ноября, но только 22 ноября по его просьбе он был признан потерпевшим.

«Потерпевшим я признан по своему требованию 22 ноября. Я обратился к адвокату, он сказал, что для того, чтобы оформить наши отношения, надо, чтобы была эта бумага, что я потерпевший по делу. Я понятия не имел. 19 ноября принимался новый Уголовный процессуальный кодекс, из-за этого никто ничего, как минимум неделю, не хотел в милиции делать. От правоохранителей только звучало: «А вдруг мы сделаем что-то не то… Там для нас неясные полномочия и так далее».

Валерий вспомнил, что один из следователей как-то дал ему подписывать бумагу, где в деле дочери была указана совершенно другая уголовная статья.

«Как-то мне давали подписать бумагу… Я читаю, а в ней написано, что я прохожу, как потерпевший по уголовному делу, связанному с торговлей людьми и частями тела и так далее. Следователь объяснил, что «это случайно», он «просто начало не посмотрел» и стал переписывать, но уже по статье 115».

Работа профессора и версии

Родственники сообщили, что следователи не знакомили их с возможными версиями и вначале усиленно отрабатывали только одну - убийство Натальи совершили ее муж вместе с 20-летним сыном-студентом.

«Милиция ни с какими версиями нас не знакомила. Сначала основная версия у них была - это то, что мой зять вместе с внуком ее «уделали», и все. Прессовали их по полной программе. В один из дней приехали они в милицию к 9 утра, чтобы «ответить на пару вопросов», но эти вопросы задавали в течение 9 часов – милиционеры уходили, приходили, просили перейти в другой кабинет и так далее… Отрабатывали моего зятя с внуком, спрашивали, куда закопали труп и так далее. Это была самая мощная деятельность в этом направлении.

Знаю, что многих милиция опрашивала - и соседей, и сотрудников кафедры, и больницы, некоторых не по одному разу. Но эти люди рассказали, что в милиции каждого сразу начинают подозревать, берут в оборот, по 10 раз вызывают и все такое прочее….».

Коллега Натальи Калинкиной, завкафедрой Николай Ватутин также подтвердил, что в течение почти двух недель всех сотрудников вызывали в милицию, некоторых по многу раз.

«Мы только последнюю неделю более или менее вошли в почти нормальный рабочий ритм. Это чудовищное событие буквально парализовало нашу деятельность и сейчас очень трудно кем-то заменить Наталью…», - говорит Н. Ватутин

Сами родственники признались, что далеки от каких-либо предположений и версий. Отец последний раз видел дочь у себя на работе 2 ноября, веселой, жизнерадостной, она абсолютно ни на что не жаловалась. Муж с ней в воскресенье целый день был дома, а утром в понедельник 5 ноября они, как обычно, поехали на работу.

«У дочери была учебная, клиническая работа, она консультировала больных. Кроме того, вела научные исследования. Эти исследования были связаны с изучением эффективности лекарственных препаратов, которые уже прошли все испытания на животных, и Всемирная организация здравоохранения их разрешила к использованию. Но для того, чтобы они могли использоваться в Украине, нужно, чтобы они и у нас прошли апробирование. Этим очень серьезно занимаются крупные международные организации, там все делается по евростандартам, по строжайшим правилам. Работа украинских медиков ежемесячно проверяется, проводятся регулярные мониторинги. То есть, иностранцы приезжают и проверяют, как проходит апробирование. Здесь подбирают больных, у которых нет противопоказаний по применению апробируемого лекарства, и которым предлагают по желанию попробовать эти медпрепараты, чтобы излечиться. Люди соглашаются, их абсолютно бесплатно лечат, их анализы отправляют на проверку в лаборатории разных стран. Все проходит под строжайшим контролем, каждый больной застрахован. Все это апробирование проходит только для того, чтобы эти лекарственные средства зарегистрировать, в том числе и в Украине.

Международные организации, которые этим занимались, платили по европейским меркам, то есть, побольше, чем наша зарплата. Но это тоже не такие большие деньги, как может показаться», - говорит Валерий Калинкин.

Завкафедрой Николай Ватутин, говоря о профессиональных и человеческих качествах Натальи Калинкиной, отзывается о ней восторженно.

«Ее работы и работы ее учеников известны и здесь, в Украине, и в Западной Европе. Директор Киевского института кардиологии, академик НАМН Украины Владимир Коваленко ее хорошо знает, очень уважительно относится к ней и ее научным трудам. Наталья прекрасно владела, как украинским, так и английским языком, поэтому принимала участие в международных медицинских научных симпозиумах, семинарах. Наталья – талантливый ученый и очень сильный специалист в кардиологии и гематологии, таких же она набирала себе и учеников. Она чувствовала потенциал у студентов, аспирантов и подбирала под себя таких же одаренных, часто обходя заурядных, но обеспеченных учеников, у которых были «крышей» влиятельные родители, или большие средства. Я даже думал из-за своего возраста передать уже руководство кафедрой именно ей. Конечно, у Натальи есть одаренные ученики, последователи, но им до нее еще надо тянуться 5-10 лет. И как человек она была широкой и доброй души».

И родные и коллеги Натальи Калинкиной не видят версий, которые бы обьяснили случившееся.

«Я, как заведующий кафедрой, могу сказать, конечно, что Наталья очень перспективный ученый и у нее много было завистников. Знаю, что в ее адрес иногда даже звучало завистливое: «Вы пожалеете», и это было конкретно связано с работой. Но то, что произошло, для меня выглядит крайне диким. У меня сначала была масса версий, я все изложил милиции, но на сегодняшний день предположить, как это могло случиться, я уже, откровенно говоря, не могу, запутался во всем этом. Почему-то, когда я узнал, что ночью с 5 на 6 ноября она не вернулась домой, у меня сразу возникла мысль, что ее уже нет в живых… Да, она могла кому-то мешать своей перспективной работой, это одна из причин», - говорит Н. Ватутин.

Отец и муж, анализируя события предшествовавшие исчезновению рассказали только об одном странном случае, который произошел где-то в 20-х числах октября.

«Как то к нам домой позвонили, Наташа подошла к домофону и спросила «Кто?», на что ей ответили: «Мне нужна Наташа. Я старый ее знакомый». Неизвестный стоял боком, так, чтобы его не было видно. Она подумала тогда, какой может быть старый знакомый с таким молодым голосом, и не стала открывать. Он ушел, как только Наташа стала выяснять у него, кто он такой. Потом из окна она увидела, что это был молодой человек высокого роста в куртке с капюшоном. Никто тогда не придал значения этому…».

Дмитрий рассказал, что Наталья была равнодушна к драгоценным украшениям, заменяя их бижутерией, и носила только золотое обручальное кольцо. Также жена всегда с собой в сумочке носила гражданский паспорт, банковские карточки и бумажки с их пин-кодами.

- У нее были при себе карточки разных банков. Мы об этом говорили милиции и спрашивали: «Заблокированы ли ее счета?», но они отвечали, что не знают…

«Слив информации из милиции?»

Родственники с огорчением рассказали, что в некоторых СМИ без всякой ссылки на источник «уже вылито достаточно грязи» о том, что якобы семья Натальи «неожиданно разбогатела» и купила хороший дом «в черте Донецка», также перекручено и неправдиво написано о том, чем она занималась на работе. Отец и муж предполагают, что эту информацию «неофициально специально дают некоторым журналистам правоохранители».

Муж Натальи, с которой они в браке уже более 20 лет, рассказал, что они долгое время жили с родителями жены в Макеевке, и добираться до работы жене было очень далеко, поэтому они купили недорогую квартиру почти на окраине Донецка в микрорайоне «Азотный».

«Купили тогда недорогую, 36 кв. метров двухкомнатную квартиру в старом трехэтажном доме, очень неприглядном, но зато было близко от работы и это имело решающее значение».

А год назад супруги недалеко от того места, где теперь жили, купили квартиру в четырехквартирном бараке, но с участком земли. Отец рассказал, что Наталья любила возиться в огороде, и это приобретение было, по сути, их дачей.

«Они купили в прошлом году квартиру в бараке, расположенном по дороге недалеко от дома. Называли это домом, хотя это одна двухкомнатная квартира из четырех, только со своей пристройкой. Там есть кусочек земли, но канализации нет, газа нет, отопления нет. Из-за земли купили, Наташа очень любила морковку сажать», - рассказывает отец.

Родственники пропавшей Натальи полностью опровергли информацию, появившуюся в некоторых СМИ, что они обращались для ее поисков к экстрасенсам.

«Никто из нашей семьи к экстрасенсам не обращался никогда. Мы в этот бред не верим, но наши друзья советовали, и, кажется, обращался кто-то по собственной инициативе… Но это бред и это в принципе считаю невозможным. Мы еще ни с кем из журналистов не общались, это возникло до нас и является результатом домыслов и инсинуаций».


Надежды и реалии

Отец пропавшей женщины сказал, что сначала надеялся на милицию, но теперь намерен все сделать, чтобы «не дать замолчать» это дело.

«Я, честно говоря, думал, что, если милиция будет действовать быстро, очень оперативно - вдруг она жива, ее могут найти, спасти и все остальное. Но потом таяла и таяла надежда, и я не знаю уже сколечко ее, этой надежды осталось, что она жива. Скорее всего, ее уже нет в живых, но ведь следствие не должно останавливаться. Мне нужно знать, где мой ребенок и, по крайней мере, я должен его по-христиански похоронить. И те, кто это сделал, должны быть найдены и наказаны. У меня нет другой цели в жизни теперь. Поэтому, я не собираюсь ни останавливаться, ни прекращать это все…».

После беседы с отцом и мужем пропавшей Натальи Калинкиной, с ее сослуживцами, я еще раз связалась с милицией, чтобы узнать, когда появится, наконец, официальная версия случившегося.

Руководитель Отдела по связям с общественностью Главного управления МВД Украины в Донецкой области Игорь Демин сказал: «Данное дело находится на постоянном контроле, как у городского, так и у областного управления МВД. Работы по поиску этой женщины не прекращались ни на секунду. Над этим работает усиленная следственная группа»…

Елена Колгушева, специально для «ОстроВа». Фото из семейного архива Н. Калинкиной. 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: