Вверх

А. Черненко: Технология работает там, где есть пассивность и равнодушие избирателей

За восемь месяцев до выборов в ВР и за два месяца до старта избирательной кампании по стране поползли зловещие слухи… Говорят, что в стане власти намерены внести изменения в недавно принятый закон о выборах народных депутатов, с тем, чтобы расширить возможности для фальсификаций и применения админресурса.

Параллельно стала проявляться тревога из-за правил формирования избирательных округов – точнее, из-за полного отсутствия правил.

В промежуточном итоге спешно принятый закон, который оппозиция окрестила компромиссным, начинает играть злую шутку с теми, кто пренебрег латинской мудростью «хочешь мира – готовься к войне».

Кто-то скептично пожмет плечами, мол, у страха глаза велики. Но лучше попытаться предупредить проблему, чем впоследствии бороться с ее последствиями. Об этом – в интервью «ОстроВа» с главой правления Комитета избирателей Украины Александром Черненко.

- Александр, наблюдаете ли вы уже признаки начала избирательной кампании?
- Первые признаки ее начала наблюдались еще осенью, но многих тормозила неопределенность с законом о выборах. Как только был подписан новый закон, мы увидели большую активность мажоритарщиков в регионах. Особенно это было заметно в период праздников, когда людей начали поздравлять: елки, конверты, листовки, подарки – волна активности по всей Украине.

По завершении праздников ведется уже не столько агитационная, сколько организационная работа: формируются штабы, подбирается персонал, идет большой кулуарный процесс распределения округов. Кандидаты пытаются согласовать удобные для них территории округов, ведется согласование единого кандидата от власти и единого кандидата от оппозиции по округам.

- Все эти попытки понравиться избирателям – подарки, легендарная гречка – это ведь незаконно?
- Вопросы агитации и подкупа у нас ограничиваются законом о выборах. Но нормы закона, запрещающие подкуп, вступают в силу даже не тогда, когда начинается избирательная кампания, а тогда, когда человек регистрируется кандидатом в депутаты. До этого он может делать, что угодно, и только с того момента, как он становится кандидатом в депутаты, на него накладываются определенные обязательства.

Сейчас еще нет кандидатов – сейчас есть только одни граждане, которые что-то раздают другим гражданам. Запретить им это делать нельзя – формально это не нарушение.

- Влияет ли сегодня такая «агитация» на голосование избирателей?
- У этой технологии – раздачи гречки или денег – своя специфика. Она эффективна, когда применяется не в последний момент перед выборами, а задолго до них и регулярно. Потому что за месяц перед выборами раздавать что-то будут все кандидаты. И люди уже запутаются: кто дает, что дает…

Эта технология может поэтому сработать у тех, кто применяет ее уже сейчас. Для какого-то сегмента электората важно, чтобы что-то приносили. Особенно для пожилых людей – не столько гречка, сколько внимание: о них помнят, о них заботятся, им лично присылают открытки. А просто раздача пайков, когда их разбрасывают из машины, и за ними стоит очередь, - работает против кандидата.

- Одной из прогрессивных положений нового закона о выборах считалась невозможность снять кандидата с регистрации за нарушение. Все ей радовались. Но ведь, с другой стороны, это узаконенный беспредел…
- На самом деле за всю историю мажоритарных выборов – и местных, и парламентских, - я не помню случая, когда кого-то снимали с выборов за дело, за серьезные нарушения. Зато если была необходимость снять с регистрации неугодного кандидата, находили любую мелочь, любую причину, – более того, сами устраивали какую-то провокацию от имени такого кандидата, чтобы было, в чем его обвинить.  То есть, норма о снятии с регистрации никогда не останавливала нарушителей. Она была инструментом расправы с неугодными.

- В таком случае, какие еще сильные стороны есть у этого закона?
- В процедурном плане закон действительно неплохой. Кандидатов-мажоритарщиков регистрируют не окружные избирательные комиссии, а ЦИК. С одной стороны, это огромная нагрузка на Центральную избирательную комиссию: несколько тысяч мажоритарщиков, у которых нужно проверить документы, зарегистрировать их. Но зато Центральную комиссию сложнее коррумпировать, чем какую-то окружную. Она все-таки находится под пристальным вниманием общества. И люди там хоть и политически ангажированы, но заботятся о своей репутации.

Голосование на дому только при предоставлении справки – не такая уж и плохая норма.

То есть, в процедурном плане закон неплохой, но не намного лучше, чем предыдущий. Поэтому вряд ли стоит показывать как достижение демократии сохранение того, что уже было, в процедурном плане, и значительное ухудшение того, что касается избирательной системы.

- Каковы его слабые стороны?
- Слабая сторона – это, конечно, избирательная система. Мажоритарные выборы всегда более чувствительны к админресурсу, подкупу избирателей. Пропорциональная часть у нас снова формируется по закрытым спискам – то есть, за закрытыми дверями, когда непонятно, кто как попадает в список.
Слабая сторона – это отсутствие четких принципов формирования округов. В законе прописан только критерий численности избирателей в округе и то, что округа должны формироваться в границах областей. ЦИК должен утвердить границы округов к концу апреля. И то, что в стране даже не ведется публичной дискуссии о формировании округов, позволяет, казалось бы, технический процесс нарезки округов сделать политическим инструментом: разрезать округ тому, кто популярен, кому-то другому слепить округ так, как ему выгодно.

Вопрос по заграничным избирателям. Сейчас у нас за границей почти 450 тысяч избирателей. Они прикреплены ко всем киевским округам. Поскольку таких избирателей очень много, в столице будет сформировано три дополнительных мажоритарных округа. Это значит, что избиратель за границей будет голосовать за каких-то мажоритарщиков, которые баллотируются в Киеве. То есть, это бред.

С другой стороны – из этих почти полумиллиона избирателей голосуют обычно меньше сорока тысяч – меньше десяти процентов. Но проконтролировать голосование в посольствах и консульствах очень сложно – никакого контроля нет. «Проголосовать» за несколько десятков тысяч избирателей – это победа на выборах для киевского мажоритарщика. Поэтому я предполагаю, что мажоритарщики, которые будут баллотироваться от власти в Киеве, проведут основательную работу с министерством иностранных дел.

Об этом надо говорить сейчас. Больше всего избирателей проголосовало за границей в 2004 году, на президентских выборах, - и то их было десять процентов. Если на этот раз проголосует больше, это будет очевидная фальсификация.

- Почему возникло это беспокойство насчет формирования округов? Они ведь уже были у нас раньше.
- Ходят слухи, подозрения, подтвержденные и не очень, что традиционно сложившиеся округа будут разрезать, и поэтому народ начинает волноваться. Мы сейчас инициируем кампанию, чтобы ЦИК, местная власть, возможно, партии, политики, в каждой области, собрались и публично объяснили, как и почему будут формироваться округа.

Последние мажоритарные выборы были десять лет назад, и действовавшие на них округа были сформированы еще в 1998 году. Теперь округа формируются с нуля, и никто не понимает, как. Наша позиция такова, что надо брать за основу округа 2002 года, и немного корректировать их границы в зависимости от изменившейся демографической ситуации.

- Нынешние депутаты работают в округах? По расписанию работы ВР и по закону о статусе народного депутата они должны как минимум одну неделю в месяц вести личный прием избирателей… И на это выделяются деньги…
- В каждой фракции депутат закреплен за той или иной территорией. В свое время мы делали мониторинг их работы с избирателями. Приемные работают, но меньше чем у половины депутатов. Очень часто приемные существуют только формально, там может присутствовать какой-то человек, сам депутат там почти не появляется. Очень часто приемная – это или партийный офис или офис бизнес-структуры депутата, фактически – его личный офис. На котором вешают табличку «Приемная народного депутата», чтобы отвадить милицию, а прием граждан там не ведется.

Конечно, несмотря на все негативы мажоритарных выборов, в них есть и свой позитив. Депутату надо встречаться с людьми, решать их проблемы. Еще десять лет назад, когда тоже действовала мажоритарка, я видел, как общение с избирателями меняло тех, кто видел мир только из окна своего «Мерседеса». После нескольких встреч они удивлялись: «У нас люди так плохо живут..?» У них просто катарсис был (смеется). У них менялась психология.

Но система открытых списков, в отличие от мажоритарной, не только приблизила бы избранных к людям, но и исключила бы из избирательного процесса коррупционный элемент и админресурс. Поэтому нужно идти к открытым спискам.

- На Западе уже объявили, что эти выборы будут финальным тестом для украинской власти. И если Запад не признает их честными и демократическими, возможна даже международная изоляция. То есть, перед украинской властью стоит дилемма: сохранить собственно власть или сохранить лицо. Как Вы думаете, что она выберет?
- Тут могут быть нюансы. Есть центральная власть – президент, администрация президента, правительство. С одной стороны, они хотят получить большинство в парламенте, - это логично. С другой стороны, они понимают, что есть Запад, есть какие-то демократические принципы, и думают над тонкими технологиями, чтобы и провести красиво выборы, и получить нужный им результат.

Но есть еще местная власть, которую обязали дать нужный результат. И есть мажоритарщик, который вложил в кампанию пять миллионов, и за неделю до выборов проводит замеры, и видит, что победить у него не получается никак. И «Какая там Европа? Есть мой округ, мне нужна победа на этом округе, и я вообще даже не знаю, где находится тот Брюссель». И начинается беспредел – грубые, топорные прямолинейные фальсификации, подкуп. В одном, во втором, в третьем округе – и общая картина выборов получается негативная.

Эти выборы действительно будут для власти тестом. И если власть начнет вносить в закон о выборах нехорошие нормы, которые там могли бы быть, это будет означать ее преждевременную капитуляцию. Да, результат она получит, - в количественном измерении. Но легитимность этих выборов как для украинского общества, так и для мирового, будет сомнительна.

- Если уж говорить об изменении закона, то сама наша демократическая оппозиция уже должна была бы обратиться в Конституционный суд, чтобы исключить неконституционную норму о возможности двойного баллотирования – по округу и по списку.
- Скажем так: в законе есть одна антиконституционная норма, которая тоже ставит под сомнение легитимность выборов. Ее нужно менять: то ли через Верховную Раду, то ли через Конституционный суд. Все остальное – нравится оно или не нравится – находится в рамках законодательства. Поэтому нужно изменить норму о двойном баллотировании, и на этом остановиться.

- Что больше влияет на исход выборов – активность и сознательность избирателей или наличие или отсутствие разных технологий и фальсификаций?
- Любая технология эффективна и имеет смысл, когда избиратель пассивен и готов продать свой голос, когда он не готов бороться за свой голос. Там, где есть активный сознательный избиратель, технология ломается. Технология работает там, где есть общая пассивность и равнодушие.

Беседовала Юлия Абибок, «ОстроВ»
 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: