Четверг, 20 сентября 2018, 13:441537440268 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Из истории донецкого «бардака»

На всеукраинском совещании по борьбе с организованной преступностью и коррупцией президент Леонид Кучма назвал «бардаком» то, что происходит на украинском рынке алкогольной продукции. Реакция правоохранительных органов оказалась мгновенной. По поручению Президента и в соответствии с указанием руководства МВД Украины, в Донецкой области с 9 по 13 февраля была проведена оперативно-профилактическая отработка с целью выявления фактов незаконного изготовления и реализации фальсифицированной ликеро-водочной продукции. Областные СМИ запестрели репортажами о выявленных подпольных цехах и магазинах, сбывающих поддельную водку. Так, в ходе операции в Донецкой области в отношении лиц, занимающихся изготовлением суррогата, возбуждено 48 уголовных дел, у дельцов изъято более 47 тысяч бутылок поддельного алкоголя и 80 тонн спирта. Масштабность цифр ошеломляет. Но…

После проведения этой операции глава донецкой корпорации «Олимп» Павел Климец заявил на пресс-конференции, что вопреки отчетам проверяющих, у его предприятий «...ничего не арестовано и не изъято... Если через три месяца кто-то захочет посчитать экономический эффект этой операции и скажет: «покажите то, что арестовано, забрано, оприходовано в пользу государства», я вас уверяю, что суммы этого имущества будут меньше, чем суммы расходов, которые понесли и заводы, и государство на командировочные и т.д. Потому что все эти липовые уголовные дела, якобы арестованные миллионы, тонны и бутылки - они все растворятся за три месяца». Это сказал человек, знающий смысл и изнанку таких проверок.

А победоносные репортажи в прессе - это лишь эпатаж, призванный вселить в общество иллюзию, будто правоохранительные органы борются с преступниками. Иллюстрацией того, что происходит на самом деле, может быть следующая история, случившаяся в Краматорске в далеком 1996 году.

Тогда тоже была шумиха в прессе, большие цифры и … большой пшик, наверняка, осевший в чьем-то кармане кругленькой суммой наличных. Дело в том, что победоносный репортаж в газете не является результатом в юридическом смысле. Правовой или юридический результат - это когда «вор сидит в тюрьме», выстроенная им преступная структура полностью ликвидирована, а государству, и это очень важно, возмещен материальный ущерб. При этом необходимо, чтобы правоохранительные органы действовали в строгом соответствии с законом. Об успешной операции Краматорского ОБОП, проведенной в сентябре 1996 года, написали все местные газеты. О конечных результатах не писал никто…

Итак, в мае 2001 года на личном приеме у министра внутренних дел Украины Юрия Смирнова главному милиционеру страны была передана видеокассета с записью того, как Краматорский ОБОП раскрыл подпольный цех водочного фальсификата. Одновременно с этим народный депутат Украины Алексей Шеховцов направил в МВД Украины депутатский запрос с требованием оценить информацию, задокументированную на видеопленке и принять процессуальное решение в соответствии с законом.

Ответа министра внутренних дел Ю.Смирнова ждал и тележурналист Игорь Александров. Им уже был разработан сценарий передачи «Без ретуши» под названием «Донбасс-Северный – криминальный», где около пяти минут должен был занять видеоролик с так называемыми «подвигами» Краматорского ОБОПа. В частности, из отснятого материала было очевидно, что спецподразделение МВД Украины в Краматорске располагало важной информацией, которая в дальнейшем анализировалась, уточнялась и реализовывалась. Только реализация “по-краматорски” заключалась не в конкретных уголовных делах, а в более чем странных действиях, абсолютно не соответствующим требованиям Закона. В момент нападения на журналиста 3 июля 2001 года, этой видеокассеты у Александрова не было, поэтому она не пропала как другие документы его журналистского расследования... Фотографии, используемые в этом материале, именно с той кассеты.

Из ответа заместителя министра внутренних дел Украины М. Ануфриева народному депутату Украины А. Шеховцову: «28 сентября 1996 года группа сотрудников Краматорского ОБОПа под руководством начальника отделения по экономическим преступлениям Тихтило И.А. и оперативно-следственная группа Краматорского ГО выехала по адресу: ул.Вацетиса, 75, по месту проживания директора частного предприятия «Полипласт», относительно которого была получена оперативная информация о незаконном хранении боевых припасов. Во время проведения осмотра у гр-на Р. были изъяты нарезное крупнокалиберное и охотничье ружье, а также патроны к ним, которые сберегались без соответствующего разрешения.

Кроме этого, было выявлено 7747 литров спиртосодержащей смеси, которые гр-н Р. использовал для изготовления поддельной водки (?!- авт.). Учитывая, что переработкой спирта, с нарушением действующего законодательства, занималось юридическое лицо, то есть ЧП «Полипласт», руководителем которого был гр-н Р., материалы по указанному факту были направлены Государственной налоговой администрации Краматорска, которая 30.09.96 года приняла решение о ликвидации указанного предприятия и конфискации изъятого спирта согласно требований Закона Украины «Об акцизном сборе на алкогольные напитки и табачные изделия» от 05.09.95 года».

На этом, с точки зрения заместителя министра , можно было поставить точку: Краматорский ОБОП справился с поставленной задачей, передав материалы по факту изготовления поддельной водки в налоговую администрацию. Такая ситуация с обнаружением, конфискацией и дальнейшей судьбой одиннадцати тонн спирта в Краматорске устраивала, судя по всему, многих. В том числе, и высших городских чиновников, обязанных заботиться о пополнении городского бюджета. Во всяком случае, после пафосных публикаций в городских СМИ о “подвиге” ОБОП, ни у кого не появлялось вопросов по поводу дальнейшей судьбы расследования этого дела.

И все-таки вопросы напрашивались...

Во первых, в своем ответе замминистра МВД утверждает, что обоповцы выезжали на операцию по изъятию оружия и уже попутно обнаружили подпольный цех. Это мало похоже на правду. В системе МВД в соответствии с задачами каждой службы, существует «разделение» труда, которое строго регламентируется рядом ведомственных приказов. Поэтому изъятие двух незарегистрированных ружей и пригоршни патронов является уделом разрешительной системы, в крайнем случае, участкового инспектора и сотрудника угрозыска. А тут - и следователь, и криминалист, и десяток оперуполномоченных по особо важным делам Краматорского ОБОПа…Да еще и с видеокамерой.

Во-вторых, на чистых 34 минутах видеосъемки изъятие ружей и патронов занимает 7 минут. Все остальное время «посвящено» подпольному цеху по производству фальсифицированной водки.

И самое важное. В соответствии со ст. 85-2 УПК Украины, видеозапись применяется при производстве осмотра исключительно подпольного цеха по производству поддельной водки. По данному факту составляется протокол осмотра места происшествия и осуществляется ряд действий по изъятию вещественных доказательств.

Не нужно быть великим юристом, чтобы, просмотрев кассету, сделать вывод: не за оружием выезжал такой солидный состав. Выезжали для фиксации и документирования деятельности подпольного цеха по производству поддельной водки.

А теперь о содержании самой видеокассеты…

Первые кадры фиксируют процесс то ли осмотра, то ли обыска, производимого в частном домостроении. Во дворе этого дома находится около 80 различных посудин емкостью от 25 до 40 литров, наполненных этиловым спиртом. Тут же изымаются упаковки этикеток «Украинской горилки», «Посольской», «Русской», «Столичной», «Московской», «Лимонной», «Пшеничной», «Казино» – всего около 100 тысяч(!) этикеток; 12 мешков бумажных прокладок под водочную пробку; 15 ящиков и два мешка водочных пробок Полтавского, Донецкого и Артемовского ликеро-водочных заводов для простой и резьбовой закатки.

В соседнем помещении видеокамера фиксирует приспособления для нанесения клея на бутылки, приспособления для закатывания пробок, дистиллятор воды, мерные банки для смешивания спирта и воды, пустые бутылки, бутылки наполненные фальсифицированной водкой, но еще не укупоренные, и, конечно же, готовая продукция. В огороде находится цистерна, изготовленная из нержавеющей стали. В ней, как следует из зафиксированных на видеозаписи комментариев ОБОПовцев, находится 11 тонн спирта. Ну, чем не завод с запасом сырья для выпуска 44 тысяч бутылок продукции уже на тот момент и еще 100 тысяч (судя по этикеткам и пробкам) в перспективе?

В начале съемки гр-н Р. утверждает, что «ничего не знает и видит все впервые», но по мере изъятия все большего количества доказательств, становится разговорчивым и в конце съемки уже спокойно рассказывает работникам милиции технологию изготовления «водки». В частности он пояснил, что покупает спирт в Харькове по 2,2 доллара за литр. В доме изъяли бухгалтерские документы ЧП РП «Полипласт» и документы о закупке этилового спирта.

Даже начинающий милиционер, просмотрев указанный эпизод, усмотрит в действиях гр-на Р. пару-тройку статей Уголовного кодекса Украины и выскажет мнение о необходимости проведения доследственной проверки. Однако, ОБОПовцы делать этого не стали. Несмотря на очевидность происходящего, зафиксированную видеозаписью, факт операции даже не был зарегистрирован в книге учета происшествий и преступлений, как того требуют приказы МВД Украины. Естественно, никаких уголовных дел по факту обнаружения подпольного “ликеро-водочного заводика” никто даже не возбуждал.

Из ответа заместителя министра внутренних дел Украины М. Ануфриева народному депутату Украины А. Шеховцову: «Виновные в этом работники милиции заслуживают привлечения к суровой дисциплинарной ответственности, однако, учитывая, что со дня совершения проступка (рука не поднимается напечатать в данном случае слово «проступок» - О.С.) прошло более года, в соответствии с требованиями ст.28 Дисциплинарного Устава органов внутренних дел Украины, дисциплинарные наказания на них не могут быть наложены». Вот так! Произошло уголовно наказуемое преступление, государству нанесен огромный ущерб, однако уголовное дело не возбуждалось, виновные работники милиции не наказаны и никого, кроме Алексея Шеховцова, обстоятельства, связанные с сокрытием резонансного преступления и дальнейшей судьбой изъятых одиннадцати тонн спирта, не заинтересовали! Впрочем, нет. Из “пушки по воробьям” залп все-таки милиция произвела. Цитата из ответа замминистра М. Ануфриева: «Гр-н Р. был привлечен к уголовной ответственности за незаконное хранение оружия и в декабре 1996 года осужден по ст. 222 УК Украины к двум годам лишения свободы. В связи с этим административные и финансовые санкции со стороны Государственной налоговой инспекции к гр-ну Р. не применялись» (то есть наше государство и мы – его граждане, осталось ни с чем, в том числе и те, кто долго лечился после отравлений фальсификатом). Надо сказать, этот ответ абсурден и с точки зрения Закона, и с точки зрения элементарной логики. В чистом виде чиновничья отписка! Какое отношение имеет факт хранения оружия у гр-на Р. к деятельности налоговой инспекции?

Еще одна цитата из ответа заместителя министра внутренних дел Украины М. Ануфриева народному депутату Украины А. Шеховцову: «В соответствии с решением Краматорского городского совета № 317 от 17.06.98 г., 7747 литров спиртосодержащейся жидкости, которая до этого сберегалась на ЗАО «Краматорский пивзавод», переданы для использования Центральной городской больнице».

Приехали! К театру адсурда с “исполнителями” из милиции присоединилась и городская власть! Неужели депутаты, учитывая огромную стоимость спирта (около 100 тысяч гривень в нынешних ценах!), не задались хотя бы следующими вопросами.

Кто и когда, на основании чего доказал гр-ну Р., что он совершил нарушение Закона, и по каким статьям Уголовного кодекса, на каком законном основании (решение суда, например) принадлежавший ему спирт был конфискован? И куда делась разница в 3253 литра спирта между 11 000 литрами, фигурирующими в протоколе и на кассете, и 7747 фактически сданными в больницу? О пригодности этилового спирта для медицинских целей я вопрос не ставлю. Но мне интересно, в какую цистерну в больничной кладовой слили почти 8 тонн спирта?

Куда исчезли 100 тысяч этикеток, пробки, бумажные прокладки, приспособления и прочие материальные ценности, принадлежавшие на праве личной собственности директору «Полипласта» гр-ну Р.?

Почему составленные в ходе осмотра первичные материалы (а это зафиксировала беспристрастная видеопленка) не были зарегистрированы? Почему не производилась доследственная проверка и по ее результатам не было принято процессуальное решение, как того требует Закон? Ведь лишь после того, как милицией было бы полностью установлено, что в действиях гр-на Р. нет состава и события преступления, и было бы надлежащим образом оформлено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, материал мог быть передан в налоговую инспекцию для соответствующего реагирования.

Хронология событий и элементарная логика подсказывают один-единственный логичный ответ. Милиционеры быстро получили “предложение, от которого не смогли отказаться”. Смею предположить, что от небольшой толики того же «предложения» не смогла устоять и комиссия, осуществлявшая проверку неоднократных заявлений в МВД Алексея Шеховцова и автора этой статьи, руководимая полковником милиции Игорем Киреем. Именно эти “проверяющие”, судя по всему, составили и подсунули на подпись М. Ануфриеву ответ на депутатский запрос.

С тех пор прошло более семи лет. А теперь сравните объемы и цифры краматорского «заводика» образца 1996-го с теми, которые приведены в «победоносном» отчете милицейского антифальсификатного десанта февраля 2004-го. Теперь они уже не ошеломляют, а становятся блеклыми. Пышновато расцвел “бизнес”! Поздно спохватились!

Олег Солодун, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: