Суббота, 15 декабря 2018, 06:351544848540 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Гоп-стоп» как средство промывки журналистской головы, или Милиция «попала» на долг чести

…Собственно, на тему избиения журналистов в Донецке в период с 12 по 14 августа к настоящему моменту высказалось множество людей, имеющих отношение к СМИ, правозащитным организациям и правоохранительным структурам. Попавший «под раздачу» 13 августа автор этих строк все это время глотал таблетки и подставлял телесные места под уколы и перевязки. Все эти меры возымели свое действие – голова перестала пошаливать, а руки и ноги обрели возможность двигаться, хотя пока что не самым лучшим образом. Прошу прощения у коллег, пытавшихся взять у меня комментарий в первые дни после происшествия – откровенно говоря, чувствовал себя достаточно скверно. Поэтому попытаюсь сейчас быть максимально откровенным – тем более, что за последние дни довелось услышать очень любопытные комментарии со стороны так называемых «компетентных лиц»…

Меня уже спрашивали о том, связываю ли нападение на меня со своей работой. Скажу откровенно – не знаю… Потому как незнакомцы, познакомившие со своими дубинками мое бренное тело, не говорили мне, какой я гад и какие отвратительные статьи пишу… Как не сказали и имени человека, «благословившего» их на сей поступок. Но я, да простят меня «компетентные лица», уверен в одном: нападение лично на меня было запланированным. Почему? Попытаюсь привести ниже свои размышления по этому поводу.

Когда меня остановила особа женского пола, прикуривающая от моей зажигалки, я увидел, что в нашу сторону из арки выходят, мирно между собой беседуя, два парня. Эти двое не проявляли каких-либо признаков враждебного ко мне отношения, так что особого беспокойства по поводу их приближения у меня не было. Когда парни оказались рядом, я вдруг ощутил сильный удар и толчок в спину, а второй ударил мне по ноге внезапно оказавшейся у него в руках дубинкой… Падая, я почувствовал, что с моего плеча сорвали сумку-портфель и получил еще несколько ударов дубинкой. Двое нападавших бросились бежать – пробежав несколько метров, один из них вдруг вернулся и сорвал у меня с пояса мобильный телефон. После этого оба бросились в сторону проспекта Богдана Хмельницкого.

Интересно, что в карманах у меня были деньги и редакционное удостоверение. Преступники и не подумали обыскивать меня, хотя вывернуть карманы упавшему человеку – дело нескольких секунд. В сумке-портфеле деньги оказались случайно – я, собственно, не хотел их брать с собой. Мобильный телефон был подключен к «DCC», что само по себе отвергает возможность продажи его за хорошие деньги. И если бы денег в сумке не было, то «улов» злоумышленников оказался бы просто «никаким».

Представьте себя на минуту бандитом, промышляющим кражами мобильных телефонов. Станете ли вы сидеть с дубинкой в засаде – в данном случае в арке, куда регулярно наведываются отряды ППС в целях проверки, не писает ли, пардон, кто-нибудь во дворе? А подобное могло произойти ежеминутно, если учесть, что в тот вечер «Шахтер» обыграл «Локомотив» и множество болельщиков пошло «на пиво» после матча. А как мне сказали врачи «Скорой помощи», доставившие меня в больницу, дубинки были явно с металлическими насадками, что уже является холодным оружием. Станете ли вы сидеть в засаде в ожидании человека с висящим на поясе телефоном, держа наготове такую вот игрушку? И где гарантия, что человек не окажется «пустым» в плане денег? Тем более, опять-таки обращаю внимание, что сразу у меня выхватили сумку, а за телефоном вернулись… Денег из сумки я не доставал, так как в карманах находилась приличная сумма – около ста гривен, поэтому увидеть, что в сумке есть деньги, в течение вечера не мог никто…

Грабить случайного прохожего в центре города, рискуя оказаться на виду у возможных патрулей ППС, охранников облгосадминистрации и ФК «Шахтер» было бы, даже из-за висящего на поясе телефона, по крайней мере, рискованно и глупо. Парни отреагировали на мое появление целенаправленно, уже направляясь в мою сторону, знали, с какой стороны заходить, и куда бить, чтобы свалить меня с ног. Причем били достаточно «профессионально» – по ногам, чтобы не мог устоять и по голове, чтобы «вырубить» наверняка. Однако мне, видимо, как-то интуитивно удалось уклониться и удар дубинки пришелся по лопатке, а не по затылку. Если бы меня хотели просто ограбить, то наверняка проще было бы сделать это в менее приметном месте. Мне кажется, что они знали заранее о том, что я направляюсь в их сторону. И думаю, что в первую очередь им нужен был портфель – телефон же можно было забрать как для прикрытия, так и для подстраховки, чтобы я не смог в ближайшие минуты с кем-то связаться.

Нападать можно было, лишь зная, что в данном месте и в данное время не окажется ни патруля, ни охранников облгосадминистрации, совершающих рейды вокруг «белого дома». Избивали вашего покорного слугу в открытую и не в темном месте, сопровождая сей процесс выкриками «Лежать!»… Вряд ли простые «гопники» стали делать подобное. И вряд ли простые «гопники» ходят по центру города с дубинками с металлическими насадками в поисках случайного прохожего, рискуя при этом нарваться на милицию. Могли бы, конечно, проследить направление патруля ППС и воспользоваться его отсутствием. Но ведь место открытое, обозревается и с улицы, и из облгосадминистрации, и из офиса ФК «Шахтер»…

Добравшись буквально сразу же до Ворошиловского РОВД, я потребовал принять заявление о нападении. Однако там меня около часа (!) уговаривали его не писать, пообещав, что паспорт мне и так восстановят, а нападавших найти, мол, практически нереально… Правда, попросили прийти утром и изложить свои соображения начальнику уголовного розыска. Утром прийти не довелось – в 7.30 «скорая» увезла меня в областную травматологию. Вскоре туда прибыли и сотрудники Ворошиловского РОВД, попросившие «посетить» их райотдел для дачи показаний…

Скажу честно, общаться с представителями милиции – «огромное удовольствие»… Как только разговор зашел о дубинках, которыми «пользовались» мои ночные незнакомцы, ребята из райотдела стали уверять меня, перекрикивая друг друга, что перепутал я… Темно, мол, было, и спутал я дубинки с …зонтиками. Спорить особо сил не было, поскольку разбитая до кости нога продолжала истекать кровью, а боль в лопатке и бедрах заставляла только стискивать зубы, чтобы не «отъехать» прямо в райотделе… На улице ждала со шприцем жена, впрыскивая мне в кровь каждые полчаса обезболивающие препараты. А ребята из опергруппы почему-то спрашивали, зачем я нес с собой портфель и …почему у меня на кулаках набитые костяшки. Собственно, какая-то логика в их вопросах, наверное, была, только я в тот момент чего-то плохо ее улавливал…

Весной нынешнего года ко мне, как журналисту общественно – политической газеты «Акцент» обратилась молодая женщина, которую избили на улице четверо отморозков рядом с ее домом. Денег и прочих ценностей преступники не взяли – просто избили, не мотивируя ничем свое поведение. Женщина обратилась в милицию, однако сотрудниками Ленинского РОВД г. Донецка в подаче заявления ей было отказано. Причины были покрыты мраком. На следующий день с описанием данной истории вышел очередной номер «Акцента». Откровенно говоря, надежда на позитивный исход была слабенькой, но, кроме как, напечатав статью, ничем женщине помочь не мог. Однако вскоре заявление было принято, а на адрес редакции пришло письмо от руководства УМВД Украины в Донецкой области, где указывалось, что «…факты, изложенные в статье, подтвердились частично. Виновные наказаны».

Тогда мы считали это нашей маленькой победой – все-таки заставить работать такую систему, как милицейская, архисложно. И сидя в Ворошиловском РОВД, я вспоминал историю этой женщины, ловля себя на мысли, что сам оказался в подобной ситуации. Ведь если бы тот дежурный следователь, не принявший ночью заявление, позаботился бы о том, чтобы поднять все патрули в районе, где на меня было совершено нападение, то вероятность поимки преступников была бы, наверное, все-таки повыше, нежели спустя сутки. Теперь приходится выслушивать упреки в свой адрес и в адрес коллег: Эдуарда Малиновского и Василия Васютина. Дескать, «зачем такой шум? Ведь обычный грабеж…» Но если руководство донецкой милиции пытается успокоить этим общественность, то вряд ли оно добьется желаемого. По центру города ходят отморозки с дубинками, избивают людей – и хорошо, если не по голове. Если верить врачам, удар, нанесенный мне по лопатке, в случае попадания по голове мог бы иметь гораздо более печальные последствия…

Интересен еще один момент. Руководство УМВД г. Донецка уже вынесло вердикт, что все три нападения не связаны между собой и не являются результатами профессиональной деятельности пострадавших журналистов. Возможно. Но ведь преступники еще не найдены…

Конкретно в моем случае - я мог бы предположить грабеж, но тогда грабителями являются очень информированные и достаточно подготовленные люди, держащие наготове дубинки и продумывающие каждый свой шаг заранее. А милицейское руководство успокаивает население, называя одной из причин нападения на журналистов … 20 фильмов с элементами насилия, демонстрировавшихся в тот вечер по телевидению, спровоцировавших, по мнению милиции, грабителей.

И еще. Судя по описанию происшедшего с Василием Васютиным, можно предположить, что нападавшие на него преступники были теми самыми, с кем довелось столкнуться мне. Однако… Забрали визитницу, телефон, а денег почему-то не взяли… Странные какие-то бандиты. По карманам не шарили – деньги, наверное, не очень нужны были… Но по голове дубинкой стукнули. Зачем? Ведь тоже центр города, людное место, опять-таки патруль идти мог…

В случае с Эдуардом Малиновским милиция не верит в то, что его избивали четверо. Дескать, Малиновский сам стал себя плохо вести по отношению к компании, конфликтующей с ним. Честно говоря, не особо верится, что Эдуард мог возжелать «разбираться» с несколькими парнями – я знаю его давно как человека достаточно благоразумного.

Вообще, общение с персоналом «Бункера» оказалось плодотворным. Оказалось, что после происшествия с Эдуардом кафе посетили «серьезные» люди в штатском и долго рассказывали персоналу, почему …жалеть Эдуарда не следует. Написал, дескать, господин Малиновский, статью плохую про «Бункер» и в Интернет запустил… Мне с коллегой стоило немалых трудов убедить персонал «Бункера» в обратном. И еще в разговоре неожиданно всплыла фамилия очень важного донецкого чиновника…

Сейчас руководство городской милиции обращает внимание общественности на тот факт, что «корреспондент «Акцента» в день нападения был в отпуске, сидел в барах – ресторанах с друзьями, что не возбраняется законом, вследствие чего и оказался ограбленным».

Хочется немного уточнить. В ресторане не сидел точно. Друзей тоже во множественном числе не было. Собственно, как-то не очень уютно было бы развлекаться в том баре, рядом с которым был избит коллега и хороший приятель. В «Бункер» отправились по заданию шеф-редактора «Акцента» - нынче пора летних отпусков, народу в редакции мало, поэтому руководство и отправило автора этих строк в «Бункер», учитывая важность той информации, которую можно было бы получить. Однако, по всей видимости, «компетентным лицам» выгоднее представить пострадавших журналистов, как не имеющих в момент происшествия к своей работе никакого отношения. Только, если честно, не пойму, что это может менять, даже если согласиться с милицейским руководством… Искать-то преступников все равно надо. Почему-то милиции версия разбоя представляется более «удобоваримой», нежели профессиональная. И так спешат правоохранители ее утвердить, что особо не слушают других объяснений. Вопрос »Тебе кто-нибудь угрожал из-за публикаций?» был мне задан на следующий день после происшествия. Я стал объяснять, что работа у нас специфическая и «недовольных ею много», указав конкретные эпизоды. В ответ услышал: »Но ведь никто тебе не говорил, что отберет у тебя мобильный и сумку?». Логично… Тем более, что указанные мною факты в первый день никто не стал заносить в протокол «беседы».

Почему-то не хочется объяснять милиции, что способов сделать человеку неприятное много. Особенно, если человек чего-то там не так написал в своей газетенке… Но при этом не обязательно «светиться». Можно и разыграть обычный грабеж… Ну и стукнуть заранее припасенной дубинкой по голове, чтобы та «просветлела»…

Я не утверждаю, что мотивом нападения на меня 13 августа была моя профессиональная деятельность. Я могу лишь предполагать. В сумке, помимо документов, находились также наброски материалов, над которыми думал поработать в отпуске. В частности, хотелось написать о «славной» деятельности одного донецкого предприятия, долгое время находящегося в состоянии полу-банкротства, зато весьма успешно работающего на рынке сбыта металлов… В последнее время довелось выслушать множество звонков от всяких анонимов, из уст которых лилась всевозможная грязь… Как-то редакцию посетил один знакомый, долго имевший дело со специфическими средствами связи, снял трубку находящегося в моем кабинете телефона и предположил, что телефон «слушается», так как при наборе номера слышны характерные щелчки…

Возможно, что подобное происходило и с Эдуардом Малиновским и с Василием Васютиным. Возможно, изложенные мною мысли дадут почву для размышлений тем же правоохранительным структурам. Хотя во время наших бесед их представители не очень –то прислушивались к моим соображениям. Неприятно то, что кем-то уже пускаются нехорошие слухи о моих товарищах. «Бухать надо меньше!» - емко сказал мне один из работников милиции. А нужно ли спорить? По-моему, бесполезно. Посмотрим на то, как милиция выполнит свой «долг чести», широко озвученный во всех СМИ…

Сергей КУЗИН



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: