Четверг, 16 августа 2018, 13:051534413932 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Неэлита и храм «бога живого». Причастие для...

Зеркало для негероев 

Премьера в Донецке фильма немца Якоба Пройсса «Украинский Челси», где один из главных героев - высокопоставленный чиновник горсовета Николай Левченко показан и «в фас и в профиль», состоялась в двадцатых числах апреля. Но бурные дискуссии о фильме в шахтерской столице идут до сих пор. Особенно задело кино чиновников – «Челси» закачал к себе на компьютер едва ли не каждый госслужащий. Региональная элита восприняла свое экранное отражение крайне болезненно. Именно потому, что в фильме - по признанию самих же региональных «элитраиев» - только правда и ничего, кроме неё.  

Высокопоставленный чиновник донецкого областного совета, который на показе «Украинского Челси» в Донецке не был замечен, однако «дома трижды подряд просмотрел фильм», охарактеризовал его так: «Снято любовью – о двуногих собачках. Мы для европейцев не люди. А потом ещё смеют нас обвинять в сближении с Россией». На вопрос: «Кто виноват в том, что мы для них «не люди»? Европейцы или всё-таки мы сами?» - чиновник не соизволил ответить.

Фильм о болельщиках «Шахтёра» построен на контрасте. С одной стороны – убогий быт и рабский труд работяг шахты Путиловская Степанычей, дядь Саш, теть Валь, с другой – «лексусы», свободные перемещения по миру и прочие радости правящего класса   в лице секретаря Донецкого городского совета (а по совместительству политика и бизнесмена) Николая Левченко. Последний любит «Шахтёр» за то, что его победы повышают рейтинг Партии регионов. Но - это самый верхний смысловой пласт. Глубже, аллюзиями, направленными ассоциациями режиссер проводит аналогию: как хаос в Веймарской Германии и послереволюционные события в Советской России в 20-е годы прошлого столетия привели к возникновению диктаторских режимов, так и постсоветский криминально-бюрократический беспредел 1990-х – начала 2000-х результатировал олигархической диктатурой.

Структурное и смыслообразующее ядро фильма – сооружение стадиона, который воспринимается как метафора указанной диктатуры в одном отдельно взятом регионе. Почему это стало возможным? Нацистская и коммунистическая система власти опирались на принятую большинством немцев и русских идеологию, а на что опирается система региональных украинских олигархов?

Вопросы эти не задаются прямо, но подразумеваются. А далее, в каждом кадре и эпизоде выискивается и находится ответ. Неутешительный. И неоспоримый. Он  в том, что подавляющее большинство жителей - от работницы шахты тёти Вали до «элитария» Nikolaya Levchenko – ментально гомогенны и инфантильны, не свободные граждане, а манипулируемая толпа. По хрестоматийному определению диссидента позапрошлого столетия: «Толпа – это собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитетам». Предание известно: мы – самый мощный регион, кормим всю страну и всегда побеждаем: «Шахтёр – чемпион!» Авторитеты тоже известны, более того – обожествлены.

Ахметов в VIP-ложе стадиона «Олимпийский» снят так, что возникают направленные ассоциации со Сталиным на трибуне Мавзолея. И дело не в субъективизме фильма, - такова реальность. Портрет Иосифа Виссарионовича в кабинете Левченко тоже не случаен (автор этих строк портреты «вождя и учителя» видел в кабинетах и домах многих «регионалов»).       

Именно поэтому  экономика региона не результат ее хозяйственного развития, а политический артефакт, выражающий концепцию власти и собственности. Идеальной для наших правителей  видится структура общества, где несколько десятков семей (менее 1 %) владеют 90% собственности, несколько % (владельцы несверхприбыльных активов, топ-менеджеры, чиновники вроде Левченко) обслуживают текущие интересы этих семейств, а все остальные – сокращаемые до «экономически обоснованного» уровня «говорящие орудия» - счастливы, что им ещё позволяют корячится в родных шахтах, увеличивая с помощью «высокотехнологичных» лопат благосостояние «элиты». «Элита» же строит для них суперстадион, посещение которого и сопереживание «Шахтёру – чемпиону» ощущается как высшее личное жизненное достижение, компенсирует рабскую зависимость и позволяет испытать трансперсональный кайф слияния с «божественными» силами в лице Рината Леонидовича и Виктора Федоровича…

Инфантильность и наивность жителей региона раскрывается во множестве эпизодов «Иного Челси». Вот донецкие болельщики на киевском Майдане встречают «своих» повелителей – губернатора Владимира Логвиненко, председателя облсовета Анатолия Близнюка, мэра Донецка Александра Лукъянченко, а потом с испугом, как школьники, пойманные в туалете строгим завучем и не знающие, куда спрятать окурок (речь о мужиках пред и пенсионного возраста!) растерянно переговариваются: «Сам Лукъян, а мы тут пиво пьём…». Вот одна из героинь – работница шахты тётя Валя – подписывает судьбоносный для неё и шахты документ, даже не вникнув в его суть, а после терзается – «зачем подписала?!», ведь в очередной раз хозяева обманут, а работяги останутся ни с чем. Вот один из работяг, сокрушается: «Если в «Шахтере» половина игроков бразильцы, то это уже не наша команда» и тут же искренне недоумевает, почему «крепкий хозяйственник Ахметов»  не инвестирует в шахту? А «молодой перспективный» политик-бизнесмен-чиновник Кolya Levchenko в другом эпизоде поясняет, что не надо учить Ахметова как ему тратить деньги, ибо он больше, чем бизнесмен или политик, он реальная власть, он покупал убыточные предприятия и возрождал их… Кolya имел в виду убитый «эффективными» управленцами  Донецкий коксохим, добиваемый Макеевский меткомбинат, прихваченный после убийства директора, а затем скинутый россиянам,  Донецкий пивзавод и множество других «возрожденных» предприятий?

Наша "религия" 

А вот ещё один из знаковых эпизодов. Тётя Валя и какой-то горняк слышат звон церковных колоколов. Тётя Валя усердно крестится и поясняет рядом стоящему: «И ты перекрестись. Ты что не знаешь, что когда звонит колокол надо перекреститься и загадать желание?» - «Чтоб «Шахтёр» победил!». В этом восклицании – вся религия, идеология и жизненная философия (попробуйте возразить…) подавляющего большинства жителей региона. И потому столь трепетно их отношение к единственному, что в качестве своего оправдания за двадцатилетие независимости, они могут предъявить миру – к «Донбасс-Арене».  

Как  для Николая Левченко – Ринат Ахметов «больше, чем бизнесмен или политик», так и для населения региона Стадион – без преувеличения – храм «бога» живого, каждый матч – единственная известная им литургия, смакование на трибунах пива – истинное причастие. И если когда-нибудь основателя этой «религии» бальзамируют и упокоят в саркофаге в виде бутсы из хрусталя мавзолее-мяче – Донецк (вы смеете сомневаться?!) – станет местом паломничества футбольных фанатов всего мира. Вот тогда и заживём, - только отбивайся от инвесторов…  

Инфантилизм рядовых «граждан» (не ставить в данном случае кавычки затруднительно), получивших бесплатное и, что бы сейчас об этом ни говорили весьма качественное образование – тема отдельного исследования. Здесь же отметим главное: мнящие себя «элитой» владыки региона, а теперь и всей страны – такие же безысходные, с криминально – паразитарными установками инфантилы. Именно поэтому они не способны понять разницу между «отнимать и делить» и «созидать и развиваться»; между бетонным корытом-стадионом с виртуальной похлёбкой зрелищ и реальным хлебом высоких технологий, инновационных прорывов, социальной справедливости.    

Итожим. Фильм «Иной Челси» суть зеркало для негероев, в котором нет ни элиты, ни граждан, а есть программируемая и манипулируемая посредством квазирелигиозных ритуалов сопричастности к победам «Шахтёра» психологически инфантильная толпа, состоящая из мировоззренчески однородных человеко-элементов, эмоционально спаянных региональным патриотизмом, отождествленным с футбольным фанатизмом и различающихся между собой только уровнем дохода, который чем выше – тем менее оправдан.

При этом «элита» востока – в первую очередь донецкая – бомбардирует элиту Евросоюза месседжами: мы - такие как вы! И супер-стадион воздвигли, и самый продвинутый собачий питомник соорудим, и недвижимость в парижах-лондонах за сотни миллионов приобретаем, - оцените же наши усилия, примите как равных. Не оценили. И не оценят. Потому что не равные. Толпа. А люди толпы не способны уразуметь азбучную истину: невозможно быть успешным в неуспешной стране

Такой взгляд на наших «элитариев» их здорово задел. Невыносимо натолкнуться на своё подлинное отражение тем, кто в сооруженном за счет рабского труда «дядь Саш» и «теть Валь» королевстве кривых зеркал привык видеть себя «эффективным менеджером» и «успешным европейским политиком».

Кolya, как ни старался, не смог выкупить у автора права на фильм. И потому, после украинского показа «Иного Челси» во многие киевские и донецкие редакции газет звонили некие «наташи» с просьбой убрать («за хорошую плату») из материалов о фильме упоминания об отзыве Бориса Колесникова, который посоветовал Левченко забыть о карьере политика и уйти в частный бизнес.

Последний штрих. После донецкой премьеры ленты Пройсса, в фойе кинотеатра «Звёздочка» журналист-регионал, пожимая плечами, сказал коллеге: «Правдиво. Но…что нового мы увидели? Мы всё это всегда знали. Какой смысл в этих якобы разоблачениях?» И получил в ответ: «Если ты давно всё это знаешь, почему этот фильм снял немец, а не ты и не я?»

Геннадий Дубовой, специально для «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: