Суббота, 18 августа 2018, 03:481534553293 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Пожар в аду

Сегодня исполняется два года с того трагического дня, когда в Славянске неизвестные убийцы обрушили бейсбольные биты на голову журналиста Игоря Александрова. Через четыре дня он умер. До сих пор это преступление остается не раскрытым. Однако следователи Генпрокуратуры, работавшие в области автономно от местных правоохранителей, сумели продвинуть следствие до арестов людей, которые к нему причастны...

Популярная на севере Донецкой области газета «Народная воля» опубликовала статью раскрывающую эту тему. «Остров» публикует ее без изменений.

Пожар в аду

Под общим заголовком «Донбасс-криминальный» в январе-марте 2002 года в газете «Время пик» была напечатана серия публикаций авторов Алексея Шеховцова, Роксаны Гедеон, Олега солодуна, Михаила Сербина о событиях, которые предшествовали трагической гибели журналиста, директора Славянской телерадиокомпании «ТОР» Игоря Александрова. Из рассказов народного депутата, журналиста и бывших офицеров Краматорского отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) становилось ясно, кто и почему покровительствует заказчикам и исполнителям убийства, фальсифицирует расследование преступления, уводя его на ложный путь.

Все тайное рано или поздно становится явным. И хотя сегодня еще рано говорить о раскрытии убийства Игоря Александрова, но обнадеживающие вести есть.

По данным редакции, Генеральная прокуратура Украины после долгих сомнений все же «взяла след» заказчиков убийства, на который год назад указывали авторы упомянутых публикаций в газете «Время Пик». След ведет в недра донецкого клана. Поэтому в донецких кругах, причастных к преступлению и кукольному спектаклю с якобы убийцей Юрием Вередюком, в первую очередь в правоохранительных органах, легкий «шок и трепет».

В связи с расследованием убийства Игоря Александрова жители Донетчины, а Краматорска в особенности, еще узнают много удивительного и неожиданного, поскольку группировка, которую разоблачал Александров и авторы «Донбасса криминального», причастна не только к убийству журналиста.

Как это ни странно прозвучит для нашей страны с криминальной властью, но даже если донецкий клан, используя нынешние возможности Премьер-министра Виктора Януковича, сможет остановить следователей на полпути, все равно часть «шил» из следственного мешка вылезут и кое-кому здорово исколют бесстыжие глаза.

Сегодня Олег Солодун рассказывает о частном эпизоде на пути к правде. Чтобы было понятно, какова связь описываемых событий с расследованием убийства Игоря Александрова, необходимо кратко напомнить сюжет прошлогодних публикаций «Времени Пик».

В сентябре 1998 года в центре Краматорска был убит Игорь Ермаков (кличка Ермак), лидер организованной преступной группировки (ОПГ) «Семнадцатый участок», контролировавшей кроме своего города еще и Славянск. Майор Краматорского ОБОП Олег Солодун и капитан Михаил Сербин довольно быстро пришли к выводу о возможном участии в совершении преступления еще одного лидера этой же ОПГ - Константина Яворовского, бывшего сотрудника милиции. Расследовать эту версию, как неоднократно заявляли бывшие офицеры, им не позволил тогдашний начальник Краматорского ОБОП подполковник Владимир Бантуш.

С этого началось противостояние Солодуна и Сербина вначале со своим непосредственным начальником, а затем - со всей правоохранительной машиной Украины. Осенью 2000 года Игорь Александров впервые предоставил прямой телеэфир изгнанным из органов МВД офицерам. Всего таких выступлений было три, последнее - 13 апреля 2001 года. Запланированное и публично обещанное четвертое не состоялось - 3 июля 2001 года на Игоря Александрова было совершено бандитское нападение.

Главная сенсация, подготовленная Олегом Солодуном и Михаилом Сербиным к четвертому телеэфиру «Без ретуши», - аудиокассета с записью беседы Константина Яворовского с другими членами ОПГ «Семнадцатый участок», которая состоялась в германском городе Дюссельдорфе. Отсюда и прижилось в лексиконе бывших офицеров ОБОП выражение «дюссельдорфская кассета». В этой беседе Яворовский признавался в причастности к убийству Ермакова, рассказывал о связях с правоохранителями Донецкой области, взятках им и еще о многих интересных фактах. Среди слушателей пьяных признаний Константина Яворовского был и выехавший на постоянное жительство в Дюссельдорф Дмитрий Герман.

Олег СОЛОДУН:

- Причина убийства лидера ОПГ «Семнадцатый участок» Ермакова 21 сентября 1998 года в Краматорске стала известна сразу - деньги. Миллионы долларов в зарубежных банках.

О том, кто убил Ермакова, кроме правоохранительных органов, включая меня и Сербина, пытались узнать вернувшийся из мест лишения свободы организатор ОПГ Шкрок и правая рука Ермака - Герман. В условиях не прекращающейся криминальной войны друг с другом.

Досье: Герман Дмитрий Андреевич

11 мая 1973 года рождения, уроженец Краматорска, образование среднее, женат, осужден в 1990 году за хулиганство по ст. 206 ч.2, 206 ч.1, 42 ч.1 УК Украины к 3 годам лишения свободы. Освобожден 28 сентября 1993 года.

После убийства Ермакова выехал в Германию и проживал в Дюссельдорфе до выдачи правоохранительным органам Украины (экстрадиции).

В ОПГ «Семнадцатый участок» был правой рукой Ермака, отвечал за ведение «боевых действий». Дерзок, решителен, вспыльчив, недисциплинирован. Кличка – Герман.

О задержании в Германии и экстрадиции Германа наперегонки и взахлеб «доложили» в средствах массовой информации, как своем достижении все спецслужбы Украины, вырывая пальму первенства друг у друга. Подполковник Бантуш в местной прессе даже пообещал раскрыть десяток заказных убийств, как только Германа доставят в Украину.

23 декабря 2002 года судебная палата по уголовным делам Апелляционного суда Донецкой области под председательством судьи А.Д. Дырдина приговорила Д.А. Германа к пожизненному заключению.

Донбасс криминальный, Часть 2, Глава 1. Герман

19 января 1999 года мною, тогда начальником отделения ОБОП по Краматорску, майором милиции, было заведено оперативно-розыскное дело (ОРД) № 32/1272 по разделу «бандитизм» под условным наименованием «Фашисты». Кроме Германа и других членов ОПГ «Семнадцатый участок» на оперативный учет предполагалось поставить Константина Яворовского по кличке Айверик.

20 января 1999 года я лично доложил начальнику УБОП УМВД Украины в Донецкой области В.С. Малышеву данные о разрабатываемой ОПГ, передал стенограмму телефонной беседы членов ОПГ, один из которых находился в Испании. В телефонном разговоре речь шла о наличии на зарубежных банковских счетах миллионов долларов и о правоохранительной "крыше" ОПГ в милиции Донецкой области. Этот день стал началом конца моей службы в органах МВД.

В августе 1999 года, буквально за несколько недель до незаконного увольнения из милиции, мы получили информацию о том, что существует аудиозапись, доказывающая причастность Яворовского к убийству Ермакова и его преступную связь с правоохранителями и криминальными авторитетами Краматорска и Славянска. В ноябре 1999 года мы познакомились с жителем Славянска Александром Кулей, который обещал передать кассету с этой записью. Кулю пришлось уговаривать достаточно долго, поскольку он сомневался в возможностях офицеров, к тому времени уже лишенных погон.

По словам Кули, он уже передавал кассету в Киев - в Службу безопасности Украины (СБУ). Чтобы «чекисты» не поддались соблазнам денежных мешков из ОПГ «Семнадцатый участок», к кассете приложили 50 тысяч долларов США. В ноябре 1999 года с нами встречался сотрудник СБУ Мирошниченко, разбиравшийся в ситуации и, безусловно, владевший информацией. Мирошниченко утверждал, что в управлении СБУ в Донецкой области кассеты нет, и просил помочь ее найти. Спустя три года, при случайной встрече Мирошниченко подтвердил мне, что из Киева в УСБУ Донецкой области кассету передавали, но в Донецке она бесследно исчезла. Такое было возможно только в одном случае: если руководители УСБУ в Донецкой области работали в тесной связке с оргпреступностью.

Сотрудничество донецких «чекистов» с некоторыми лидерами ОПГ «Семнадцатый участок» подтверждается и тем, что 7 декабря 1999 года во время встречи в Славянске Михаила Сербина с Константином Яворовским и Александром Рыбаком Яворовский рассказал, что автомат, из которого был убит Ермаков, продал ему сотрудник СБУ Донецкой области. Неудивительно, что в разгар расследования убийства Игоря Александрова летом 2001 год Александр Рыбак являлся на допрос в Донецк под охраной сотрудников СБУ.

По имеющимся данным, Яворовский, не опасаясь криминального преследования за убийство Ермакова (поскольку я и Сербин руками его покровителей из донецкой милиции были уволены из органов МВД) и разборок с основателем ОПГ "Семнадцатый участок» Шкроком (которого краматорская милиция упекла за решетку, сфальсифицировав обвинение в угрозе убийства милиционера), решил, что пришло время убрать из ОПГ последнего оставшегося конкурента в борьбе за власть в группировке и за ее деньги. Разумеется, при таких покровителях Яворовского в милиции и реальных преступлениях Германа расправиться с Германом руками все той же милиции не составляло труда. «Вина» же Германа перед Яворовским и его покровителями состояла в том, что он не только осмелился выяснять, кто и за что убил Ермакова, но и потребовал передачи ему денег ОПГ.

К этому времени Яворовский и компания уже получили от Германа в качестве обоснования «предъявы» (требования о компенсации за смерть Ермака) копию «дюссельдорфской кассеты». Поэтому реально оценивали возможные неприятные последствия, которые осенью 1999 года могли быть умножены моими и Сербина публичными разоблачениями. Кассету с собственным рапортом Бантуш передал старшему следователю прокуратуры Донецкой области В.А. Перунову, в производстве которого было уголовное дело по обвинению Германа. Затем кассета из дела исчезла, при этом процессуальное решение по фактам, которые хранила запись, вопреки требованиям закона Перунов не принял.

Таким образом, из дела по обвинению Германа еще осенью 1999 года исчезло вещественное доказательство, подтверждающее содержание наших обращений к руководству МВД о коррупции в правоохранительных органах Донецкой области. Если бы это доказательство было использовано по назначению, удалось бы сохранить не одну человеческую жизнь. Но оборотни в милицейских и прокурорских мундирах делали все возможное, чтобы увести от ответственности Яворовского и его подельников в Краматорске и Славянске. Последние времени не теряли и интенсивно заметали следы: в марте 2000 года в Славянске девятью выстрелами из пистолета ТТ был убит Александр Куля.

Вооружившись ОРД «Фашисты», содержание которого дополнил фактами из жизни ОПГ «Семнадцатый участок» Яворовский, знавший о них не понаслышке, подполковник Бантуш извлек на свет все обвинения, которые можно было выдвинуть против Германа.

17 октября 1999 года член ОПГ «Семнадцатый участок» Сидорович дал Бантушу полную информацию по убийству члена ОПГ Агаева (кличка Сирота). В этот же день следователь Перунов вынес постановление о защите свидетеля, и С.А. Сидорович стал В.Д. Лактионовым. Но уже 30 октября этот важный свидетель преступной деятельности Германа, которого, в соответствии с целью расследования и действующим Законом «Об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства», должны были беречь и охранять, погиб от множественных ножевых ранений в подъезде собственного дома. Краматорские пинкертоны поспешили записать убийство на Германа.

Однако, здравый смысл подсказывает, что здесь не обошлось без все тех же союзников Яворовского в милиции: им нужна была информация о преступной деятельности Германа, но для них была смертельно опасной полная информация о деятельности ОПГ «Семнадцатый участок», которую давал Сидорович и которая изобличала их с головой. О показаниях Сидоровича знал узкий круг оперативных сотрудников милиции, всего несколько человек. Только они знали местонахождение Сидоровича. Сложно представить, чтобы Герман, живший в Дюссельдорфе, в десять дней успел получить информацию о показаниях Сидоровича по собственным каналам и организовал его убийство.

Зато легко спрогнозировать реакцию милицейской «крыши» ОПГ «Семнадцатый участок» на показания Сидоровича, который об этой «крыше» знал очень много. Ведь я еще в январе 1999 года в справке по ОРД зафиксировал причастность группировки Германа к трем резонансным убийствам и двум покушениям на убийство. Но милицейская «крыша» молча взирала на кровавые разборки в ОПГ и бездействовала - пока не возник конфликт с Германом из-за права распоряжаться «общаком».

Достать Германа из Дюссельдорфа было не просто. Германия голословных обвинений не приемлет. Здесь уже понадобилось участие «крыши» более высокого порядка - прокуратуры Донецкой области. В истории ОПГ «Семнадцатый участок» эта «крыша» оставила немало следов. Например, уголовное дело, сфальсифицированное против Шкрока в период содействия Яворовскому в борьбе за единоличный контроль над ОПГ, возбуждала и направляла в суд прокуратура области. Так же, впрочем, как и преступное «дело» против Михаила Сербина, которому в автомобиль были подброшены наркотики при непосредственном участии сотрудников управления уголовного розыска из Донецка.

С Германом прокуратуре области пришлось высветиться «в полный рост», как заинтересованному участнику дележа миллионного наследия ОПГ.

Немцы - народ дотошный, обвинения в совершении убийства Агаева (при мертвом свидетеле Сидоровиче) для экстрадиции явно не хватало. В дело было пущено любимое в цивилизованных странах обвинение в хищении денежных средств и их «отмывании». Тут Украине поверили сразу.

10 июня 2000 года следователь по особо важным делам отдела «ОП» СУ УМВД Украины в Донецкой области С.В. Бобров, рассмотрев материалы уголовного дела № 80-1361, привлек Германа в качестве обвиняемого в совершении хищения в особо крупных размерах в сумме 18 185 574 гривен (более 9 миллионов долларов США) в составе организованной преступной группы. В этот же день следствие объявило Германа в розыск.

21 июня 2000 года письмом № 14/4084-2000 прокуратура Донецкой области просит министерство юстиции ФРГ возвратить в Украину 324 тысячи немецких марок, изъятые у Германа при задержании на территории Германии, поскольку де прокуратурой Донецкой области установлено, что деньги Германом похищены (без приговора суда?).

30 июня 2000 года письмом № 14/2-27010-00 об этом хлопочет перед прокуратурой Дюссельдорфа заместитель Генерального прокурора Украины С.И. Пластун.

Законопослушные немцы, руководствуясь Европейскими конвенциями «Об отмывании, розыске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем», «Об оказании помощи по уголовным делам» и Договором между правительством Украины и правительством ФРГ «О сотрудничестве в борьбе с организованной преступностью, терроризмом и другими тяжкими преступлениями», передали Германа и изъятые у него дойчмарки Украине.

Но уже в постановлении старшего следователя прокуратуры Донецкой области В.А. Перунова о привлечении в качестве обвиняемого Д.А. Германа по уголовному делу № 67-546 нет ни слова о совершении Германом хищений денежных средств. Естественно, нет упоминания о многомиллионных суммах и в приговоре судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Донецкой области от 23 декабря 2002 года.

Интересно, где находятся 324 тысячи немецких марок, которые фактически принадлежат Герману, поскольку их криминальное происхождение не доказано в законном порядке, а конфискация имущества Германа приговором не установлена? Не к рукам ли всеядных донецких "правоохранителей" прилипли эти деньги?

И как теперь государство Украина, в частности ее прокуратура, выглядят перед правоохранительными органами Германии, благодаря стараниям прокуратуры Донецкой области?

Особенно в свете того, что хищения в огромных размерах все же были, - в прошлом году я достаточно подробно рассказал об этом эпизоде деятельности ОПГ «Семнадцатый участок» на страницах еженедельника «Время Пик». Не потому ли эпизод с деньгами «ушел» в прокурорский песок, что ОПГ, как я неоднократно писал и говорил, щедро делилась с краматорскими и донецкими правоохранительными «крышами»?

Суд, как уже было сказано, приговорил Германа к пожизненному заключению. По словам адвоката С. В. Лопатина, суд «связал себя позицией органов досудебного следствия (то есть, прокуратуры Донецкой области - примечание мое, О.Солодун), не вошел в исследование показаний подсудимого Германа и не дал оценку доводам, приведенным последним в свою защиту».

Что же сказал суду Герман, и почему не писали об этом едкие на сенсации краматорские и донецкие газеты?

Герман в деталях, известных лишь ему, как одному из руководителей ОПГ «Семнадцатый участок», поведал то, о чем с сентября 1998 года докладывали во все инстанции я и Михаил Сербин, а с сентября 2000 года - говорил с телеэкрана журналист Игорь Александров:что существует некая связь между «крутым» (до недавних пор) славянским предпринимателем, хозяином «Укрлиги» Александром Рыбаком, последним оставшимся в живых и на свободе лидером ОПГ «Семнадцатый участок» Константином Яворовским и бывшим начальником Краматорского ОБОП подполковником Владимиром Бантушем. И что покой этой связки зорко оберегает прокуратура Донецкой области.

Конечно, показания в суде Германа - это всего лишь показания преступника, вина которого подтверждена приговором. Упреждая выпады «придворной» краматорской прессы, я даже готов согласиться, что Герман, спасая свою шкуру, мог сообщить суду то, что ранее мог услышать или прочитать, в том числе имею в виду мои и Сербина выступления.

Но есть одна заковыка: «дюссельдорфская кассета» была записана до начала выступлений Александрова, Солодуна и Сербина. Она является неустранимым доказательством обвинений, выдвинутых против Бантуша, Яворовского, Рыбака. Эти обвинения Герман в суде дополнил, расширил и уточнил фактами и обстоятельствами, которые могли быть известны лишь ему. Понятно, почему прокуратура Донецкой области и даже суд сделали все возможное, чтобы в деле Германа не фигурировала "дюссельдорфская кассета", эпизоды многомиллионными хищениями, а показания Германа о преступной деятельности милицейских и прокурорских чинов попросту игнорировались.

По этой же причине суд отклонил ходатайство адвоката Германа допросить в качестве свидетелей меня и Сербина, и приобщить в качестве доказательства показаний Германа «дюссельдорфскую кассету», которую так тщательно скрыл следователь Перунов. Видно многим донецким «князьям» стоит поперек горла эта кассета.

Зато усердие, с которым прокуратура области закрывала рот Герману, достойно восхищения.

В основу приговора Герману были положены оглашенные (то есть, зачитанные по протоколам следователя) в зале суда показания членов ОПГ «Семнадцатый участок» Ганевского, Потыкуна, Гомозова. В судебном заседании эти свидетели не допрашивались, что противоречит требованиям Уголовно-процессуального кодекса Украины.

Не были приняты судом во внимание также показания подсудимых Прилипко и Фендрикова, которые категорически отрицали свою вину и поясняли, что в ранее данных на следствии показаниях оговорили себя из-за недозволенных методов ведения дознания и угроз физического и психологического насилия, применяемых сотрудниками ОБОП Краматорска. Гражданин России Фендриков был задержан в Москве двумя краматорскими обоповцами, а затем в поезде доставлен в Краматорск без соответствующих документов об экстрадиции. Не прокуратура ли области благословляла правовой произвол уже на территории другого государства?

Яворовский, разыскиваемый краматорской прокуратурой ОБОП для проведения допроса по убийству Ермакова, предстал перед старшим следователем прокуратуры Донецкой области Перуновым, ведомый за руку не кем иным как Бантушем. И Перунов умудрился провести все следственные действия, а также принять в отношении Яворовского меры защиты (интересно - от кого?). Разумеется, в суде Яворовский не появился, и больше его никто не видел.

Не явились в суд Александр Рыбак и его родной брат Дмитрий, признанные по делу потерпевшими. Неизвестные лица передали в конверте в канцелярию прокуратуры Константиновки их заявления о том, что оба просят огласить их показания, данные на следствии, без их присутствия, поскольку они опасаются за собственную жизнь.

Чего же боялись те, кто были так надежно прикрыты правоохранителями от Александрова, Солодуна, Сербина, а также от лидеров ОПГ «Семнадцатый участок» Германа и Шкрока? Не своей ли прохудившейся «крыши», - уж слишком много они доставили ей хлопот?

От редакции: Судья А.Д. Дырдин, председательствовавший в процессе по делу Германа, перевелся в Одесскую область - от греха подальше?

Дмитрий Герман, который после вступления в силу Приговора должен быть отправлен в колонию, неожиданно для донецких этапирован в Киев и содержится в СИЗО СБУ Украины. Можно представить, сколько полезного для поиска истины расскажет он киевским следопытам, если даже в донецком суде, зная, что его не будут слушать, не боялся изобличать свои бывшие правоохранительные «крыши».

В Киеве задержан и арестован Константин Яворовский, обвиняемый в убийстве Ермакова. И не только.

Следствие ведет Генеральная прокуратура Украины.

"Народная воля", № 12 (64), 2-16 июля 2003 г.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: