Вверх

Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано?!

Ровно три месяца назад на «Острове» была вывешена обычная по нынешним временам информация об авариях и ЧП на шахтах региона. Были в этой заметке и несколько строк о том, что 8 марта, рано утром , в 6 ч. 22 мин., шести горнякам шахты им. Засядько потребовалась срочная медицинская помощь – все они были доставлены в областную клинику профзаболеваний. У пяти горняков был диагностирован ситуационный невроз, еще у одного – ушибленная рана затылочной области головы.

Поскольку в информации не сообщалось о жертвах, нештатная ситуация на шахте им. Засядько почти не получила общественного резонанса (дело привычное), тем более, что в тот же день на «Краснолиманской» произошла авария, в которой погибли сразу три горняка.

О засядьковцах, благополучно выбравшихся на-гора 8 марта, можно было бы и не вспоминать. Но это было бы так, если бы руководство и дирекция орденоносной шахты сделали честные выводы из случившегося, а не пытались скрыть ЧП и его последствия.

- В тот день, 8 марта, на глубине 1380 метров, в 16-м конвейерном штреке пласта М3, в котором выполняли наряд рабочие участка ПР-3, произошел мощнейший выброс породы, после которого всех шестерых, чудом уцелевших шахтеров прямиком доставили в Донецкую больницу профзаболеваний - вспоминает председатель профкома НПГУ шахты им. Засядько Анатолий Коломиец. - Состояние половины из них врачи оценили как удовлетворительное, другой половины - как тяжелое, а машинист комбайна несколько дней пребывал в реанимации, на грани жизни и смерти.

Однако руководство шахты приложило максимум усилий, чтобы скрыть ЧП. Выброс был квалифицирован как некое «физико-динамическое явление», которое не попадает в разряд аварий и, следовательно, не портит статистику производственного травматизма. Дежурный по шахте, который зафиксировал аварию и в соответствии с должностной инструкцией немедленно вызвал на помощь бригаду ВГСЧ, в тот же день был уволен. «За то, что перед тем, как вызвать спасателей, не поставил в известность начальство», - уверен А.Коломиец, хотя и уточняет, что сам дежурный этот мотив своего отнюдь не добровольного ухода с шахты отрицает. Однако сам факт, что авария длительное время тщательно скрывалась руководством предприятия, дает лидеру независимого профсоюза повод полагать, что шахтер просто боится признаться, что на него оказывали незаконное давление.

Лишь спустя месяц, когда о подробностях случившегося А.Коломиец рассказал в одном из номеров регионального выпуска газеты «Грани плюс», администрация предприятия вынуждена была признать факт аварии. (Кстати, тогда же, как свидетельствует А. Коломиец, «проштрафившегося» дежурного срочно на работе восстановили). Шахтная многотиражка «За передову шахту» предоставила слово заместителю технического директора П. Брихару, который в деталях описал, как усмиряли стихию. Но при этом ни одним словом не упомянул о шестерых пострадавших, тяжело отправившихся газом.

Слава богу, комбайнер не «подвел» руководство шахты и выкарабкался с помощью врачей с того света... Но вслед за мартовской аварией, из которой никто не извлек надлежащих уроков, очень скоро пришла новая, более страшная беда. На этот раз уже в другой праздничный день (2 мая) на добычном участке № 3, в опережающей нише 9 восточной лавы пласта К-8, на горизонте 830 метров, произошло обрушение кровли, приведшее к гибели ГРОЗа: За «ударные тонны» своей жизнью расплатился 33-летний Виталий Псарев.

- Причина частых трагедий на шахте им. Засядько для специалистов очевидна, а для всех остальных - известна: тотальное нарушение требований ТБ и охраны труда, - считает Анатолий Коломиец. - Знаю достоверно, что на соседних шахтах добычников и проходчиков, собирающихся перейти на Засядько, директора пугают скорой гибелью, напрямую проводя параллель между «большим углем» и высокой смертностью и травматизмом. Да хоть какое дорогостоящее импортное оборудование в шахту не загони, когда идет «большой уголь», на такие мелочи, как безопасность ведения работ, никто не обращает никакого внимания. А на Засядько сверхплановая добыча должна идти всегда, ведь Звягильский за звание Героя Украины пообещал выжать из недр шахты 5 миллионов тонн топлива. Хотя проектная мощность предприятия уже превышена втрое!

О правоте профсоюзного лидера свидетельствуют непосредственные участники аварии 8 марта - тот самый комбайнер Леонид ЛИВЕНСКИЙ и проходчик Александр КОВАЛЕНКО.

- Мы как раз отрубали забой, ребята пошли за материалами - вспоминает Леонид. - Я выставлял комбайн под крепление, маневрировал и немного отъехал назад, когда услышал характерный треск, глухие удары в массиве…Словом, понял, что сейчас произойдет: в шахте не новичок – 13 лет проработал. Мигом выключил машину общим «стопом», побольше воздуха в легкие набрал (при взрыве зачастую задыхаются от нехватки кислорода) и быстрей - по комбайну - из забоя. Да не успел вступить на почву: накрыло ударной волной. Отнесло меня на несколько метров и жахнуло об землю: каску сбило, голову, как оказалось, сзади поранило… Попытался подняться, чувствую, что ноги засыпаны, начал пытаться вытянуть себя на руках, чтоб не задушило… и ничего больше не помню: потерял сознание.

- Нас всех ударной волной вырубило из сознания, - дополняет Александр. - Если бы не Серега Косяк, нам бы не спастись. Он стал каждого тормошить, меня бил по щекам. Потом подбежал к Лёне, стал кричать: «Ребята, тут комбайнер…погиб!». Тот ведь был весь в крови. Но мы его привели-таки в чувство, стали руками раскапывать - не получалось. Серега тогда где-то огрызок лопаты раздобыл: быстрее дело пошло. Откопали мы его, перевязали голову и, сцепившись друг с другом, потопали до первой ленты. На горизонте начальство и шахтный медбрат уже ждали. Здесь, как на чистой струе дыхнули, на всех рвота напала. Сделали нам уколы и вывезли на-гора, где эстафету приняла шоковая бригада ВГСЧ, сразу же подключившая нам кислородные подушки… Но только сам я, лично, ничего этого не помню: ребята рассказывали, а у меня - провалы в памяти! Что, как сказали на Победе (институт психиатрии в Донецке – прим. авт.) вполне естественно при моем диагнозе. Нас там всех обследовали и сообщили, что отныне мы их пациенты до конца своих дней и должны теперь каждые полгода ложиться к ним на профилактику. То есть «билет придурка» у нас уже в кармане. С ним работу разве где-нибудь найдешь? Проклятый выброс всю жизнь сломал! Ни раз уже думал «уйти» самостоятельно, да за семью душа болит.

Как уже было сказано, всем шестерым горнякам, оказавшимся в эпицентре аварии и чудом оставшимся в живых, врачи диагностировали отравление газом разной степени тяжести, а у комбайнера еще и черепно-мозговую травму плюс сотрясение мозга. После курса лечения в областной больнице профзаболеваний каждый еще долечивался по месту жительства. Однако Сергею Косяку, который пострадал в аварии в меньшей степени, чем другие члены звена, администрация не только в благодарности за мужество и самоотверженность при спасении товарищей отказала, но даже акт об имевшей место производственной травме не признала. Мол, не пострадал он от выброса. А между тем, когда Сергей попытался было вернуться на работу, его в первый же рабочий день экстренно вывели на поверхность и госпитализировали: головокружение, общая слабость тела и мучительная рвота.

Точно также в выдаче документа, дающего право на регрессную компенсацию причиненного здоровью ущерба, поначалу отказывали и остальным участникам аварии. И это несмотря на то, что факт потери здоровья каждым из них был засвидетельствован врачами разных профилей! И только после того, как стараниями Анатолия Коломийца страшный факт выброса породы стал достоянием гласности, дальнейшее замалчивание стало невозможным. Вот что, на самом деле, поспособствовало выдаче актов горнякам. А не запоздалое сочувствие руководства богатейшего в Украине предприятия…

- Я вот было попытался, - рассказывает Л.Ливенский, - в выходной хотя бы немного жене по хозяйству помочь, и не смог. Состояние, как после нокаута: из стороны в сторону кидает, ходишь, держась за стенку. То руки вдруг ни с того, ни с сего начинают труситься. Сам себе не рад, что в развалину превратился. А ведь у меня трое детей – все школьники – их же на ноги нужно ставить. Вон в конце учебного года какие траты предстоят: и на ремонт классов, и на выпускной - дочке, а я уже почти три месяца – по больницам.

- Я слышал, что когда на Авдеевском коксохиме авария произошла, - делится горькой обидой А.Коваленко, - так пострадавшим по 2000 грн. выплатили на лечение. А у нас на шахте женам всего звена, пока мы в больнице лежали, по 100 грн. «от директора» дали и по 50 грн. - профсоюзной помощи. И все, и лечись, как знаешь, с такими мизерными деньгами! Обидно, что мы шахте по много лет отдали, Лёня лучшим комбайнером бригады признавался, газета о нем писала и портрет печатала… А теперь, выходит, кому мы нужны - калеки, отработанный материал!

***

Впрочем, стоит ли горнякам удивляться? В прошедшие выходные я случайно встретилась с давним знакомым. Он по-прежнему, уже выйдя на пенсию, рубает уголек на одном из участков шахты им. Засядько. Сначала он испугал меня сообщением, что совершенно случайно избежал прошлогодней июльской трагедии: был в очередном отпуске. Но потерял лучших своих друзей, погибших в числе тех 20-ти засядьковцев, за смерти которых, как сообщили недавно все каналы ТВ, будут судить виновных руководителей.

Опять «стрелочников» нашли, - с горечью резюмировал он, - а главный виновник снова – без наказания. Впрочем, и невиноватого, с моей точки зрения, Петрова (бывший технический директор шахты –прим. авт.) жалеть, думаю, не надо. Его с шахты-то убрали, так зато, говорят, Ахметов к себе взял на работу: все они шатья-братья! А мы при них - пушечное мясо. Давай-давай – 3 тыщи в сутки, и никого не волнует, какой ценой. Ефремов такой же, как и Грязнов был - тоже Звягильским «накрученный». У нас ГРОЗы с шахты им. Скочинского работали, так больше месяца ни один не выдержал. Сказали на прощание: «Не, мужики, за такую рабскую работу не полторы «штуки» нужно платить, а гораздо больше». А, мы, старожилы, терпим.

Этот матерый шахтер, которому и терять-то в жизни ничего не осталось, кроме своей лопаты, на всякий случай, зная мою профессию, предупредил, чтоб на него не ссылалась: ему еще работать на шахте. В связи с этим и вспомнилось недавнее заседание антикоррупционного комитета Верховной Рады, сорванное, по сообщениям СМИ, группой «униженных и оскорбленных», прибывших специально из Донецка в надежде отыскать правду в Киеве. Донецкие газеты со смаком процитировали Ефима Звягильского, заподозрившего Комитет в предвзятом отношении к Донбассу. Его слова «Донбасс еще никто не ставил на колени!» прозвучали, как угроза коллегам по парламенту, которые очень пристально изучают криминогенную ситуацию в угольном регионе. Интересно, кого Ефим Леонидович имел ввиду: себя или засядьковцев, которых он давно не то что на колени поставил - в бессловесных рабов превратил!?

Екатерина ФУРМАНЮК специально для «Острова»

От «Острова»:

Совсем недавно один их лидеров шахтерского профсоюза, не стесняясь даже микрофона, объяснил причину высокой аварийности на шахте им. Засядько тем, что… ученые еще просто не разработали технологии работы на таких глубинах. Какая там техника безопасности! – махнул рукой он.

Другую шокирующую историю я услышал в ту страшную ночь прошлого лета, когда 20 человек лишились жизни из-за ошибки в направленности взрывных работ. Возле шахтоуправления, где скопились родственники шахтеров, никто никакой информации не давал. Внутрь журналистов не пускали даже со скандалом. Тогда, мы взяли такси и, через кладбище, поехали к стволу, где случилась трагедия. Таксист не стал брать с нас деньги, сказал, что его шурин работает на этой шахте и кто знает – может он как раз там. А по дороге рассказал, что и сам когда-то «пахал» на Засядько, но «жизнь дороже – ушел». По его словам, датчики газа горняки специально устанавливают на такой высоте, чтоб они не срабатывали. Потому что «на такой глубине в этой шахте они будут срабатывать всегда, а уголек то рубить надо»… Впечатление от этих слов сгладилось на следующий день, когда вице-премьер Олег Дубина заявил, что ни на одной шахте не делают столько для соблюдения техники безопасности, сколько делают на Засядько.

Однако, видимо у каждого своя правда. И если слова вице-премьера растиражировали все, а Ефиму Звягильскому вручили госпремию и очередную медаль, то имеют право быть услышанными и те, кто видит иную цену этому углю и этим наградам…

ЦИСПД.

Фотоснимки предоставлены агентством PHOTOMIG.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: