Понедельник, 20 августа 2018, 16:021534770172 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Все, что вы хотели знать о Ярославе Мудром, но стеснялись спросить

На телеканале «Интер» завершился проект «Великие Украинцы». Рейтинг возглавил Великий Киевский князь Ярослав Мудрый (1019-1054), за которого проголосовало 648 443 человека или 40,02% всех принявших участие в конкурсе.

Существует заблуждение, что этот представитель скандинавской династии Рюриковичей, ставший Великим Украинцем, стоит особняком в ряду своих сородичей, с необычайной жестокостью боровшихся за власть в Киевской Руси. Он, дескать, был не только мудрым, но очень благородным князем, приведшим древнерусское государство в вершине своего могущества. Действительно, наивысшего рассвета Киевская Русь достигла именно при Ярославе, однако это вовсе не означает, что он был приятным исключением среди погрязших в междоусобных сварах наследников Великого престола. Обычно события, последовавшие после смерти Владимира Святославовича излагаются достаточно безлико: 4 года длилась междоусобная борьба.

Межу тем, эти годы были очень богаты на личности, и личность Ярослава Владимировича, увы, не была самой положительной. Но история распорядилась так, что на роль главного злодея был определен брат Ярослава Святополк.

После смерти Великого князя Владимира (1015 год) у него осталось множество наследников, в разной степени претендующих на киевский престол. От княжны Рогнеды, ставшей его женой еще в языческий период Руси, у великого князя, кроме дочерей, было семь сыновей: Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Святослав, Всеволод, Станислав, Мстислав. От византийской принцессы Анны, венчанной с ним по христианскому обряду – двое: Борис и Глеб. Кроме того, Владимир усыновил Святополка, которого родила в 980 году вдова убитого им брата Ярополка. Владимир ее, уже беременную, превратил в свою наложницу. Однако женщина вскоре после родов бежала, а князь воспитал ребенка как собственного сына, хотя и не любил его никогда. Поэтому Святополка звали «сыном двух отцов».

«Приемыш» по характеру своему очень напоминал кукушонка, который, вылупившись из яйца в чужом гнезде, со временем избавляется от законных детей своих приемных родителей. Именно Святополк развязал кровавую усобицу, первым заявив свои претензии на великое княжение после смерти своего отчима великого киевского князя Владимира. Главным аргументом было его старшинство среди всех наследников. Объявив себя великим киевским князем, Святополк прежде всего решил избавиться от любимых детей Владимира, его младших сыновей Бориса и Глеба. Отец явно отдавал им предпочтение, поскольку после крещения законными претендентами на киевский престол считал сыновей, рожденных в освященном церковью браке.

Летописцы рассказывают, что обстоятельства убийства несовершеннолетних братьев были вопиющими по своей жестокости. Борис спал в шатре, когда «напали на него как звери дикие из-за шатра и просунули в него копья и пронзили Бориса… Убив Бориса окаянные завернули его в шатер, положили на телегу и повезли, а он еще дышал. Святополк же, узнав, что Борис еще дышит, послал двух варягов прикончить его… Один из них извлек меч и пронзил его в сердце…» Узнав о смерти брата, Глеб стал молиться. В это время «пришли посланные Святополком погубить Глеба… Повар же Глеба, вынув нож, зарезал Глеба, как безвинного ребенка».

Естественно, после такой характеристики Святополка его называли не иначе как Окаянный (по имени Каина, убившего своего брата Авеля). В народе сложилось мнение, что киевский князь, так же как библейский антигерой «окаялся», то есть пошел по пути Каина. Братьям же Борису и Глебу народная память создала культ невинных мучеников, ставших жертвами междоусобной борьбы честолюбивых князей за власть. Русская Православная церковь одними из первых причислила их к лику святых.

В свете вышесказанного вступление в борьбу против Святополка его брата Ярослава Новгородского традиционно воспринимается не просто борьбой за власть, а справедливой и священной местью за кровь «невинно убиенных отроков». Советский историк В.Янин, называя убийство Бориса и Глеба «сенсационным преступлением века», пишет так: «Оплакивая братьев, люди воздавали хвалу мудрому Ярославу».

Однако личность этого сына Владимира Великого не настолько положительна. Ярославом Мудрым он станет несколько позже, а на момент борьбы за киевский стол, говоря словами известного русского историка Н.Костомарова, оба претендента на высокий титул были весьма сходны между собой по моральным качествам. «У князей Святополка и Ярослава являются черты, воспитанные на киевской почве: и дикость язычества, и развращение столицы… Ярослав, прославленный летописцем столько же, сколько был проклинаем Святополк, по нравственным своим понятиям недалеко был выше Святополка: хитрый и жестокий…», - пишет историк. Поэтому не следует заблуждаться и представлять борьбу Ярослава против Святополка как акт борьбы добра со злом. На самом деле это было классическое проявление междоусобной борьбы за власть после смерти очередного правителя.

Более того, согласно одной скандинавской саге, варяжские предводители Эйдмунд и Рагнер были приглашены в Новгород «конунгом Ярисфлейфом» (Ярославом) и получили задание умертвить молодого князя Бурисфлейфа (Бориса). Именно люди Ярослава ворвались в шатер Бориса и убили его, а отрубленную голову преподнесли старшему брату. Если верить этому источнику, то оба претендента на Киев замарали руки в крови своих братьев: Святополк виноват в смерти Глеба, за смерть Бориса должен отвечать Ярослав.

Но в этой борьбе победил Ярослав, а победителей не судят. Поэтому он остался в памяти народной как Ярослав Мудрый, а Святополк Окаянный запомнился как коварный братоубийца.

Большим заблуждением являются так же представления о Ярославе, пришедшем к власти, как о «рыцаре без страха и упрека», стремившемся к престолу исключительно в интересах могущества Киевской Руси. Скорее наоборот, первое выступление новгородского князя Ярослава против киевского Святополка был продиктовано стремлением новгородцев получить большую самостоятельность. Стремясь ослабить зависимость от Киева, новгородцы, к которым Ярослав обратился за поддержкой, согласились выступить против Святополка. Собрав более 40 тысяч народного ополчения и дополнив его несколькими тысячами варяжских наемников, Ярослав выступил против сводного брата. Когда противники встретились у городка Любеч, была поздняя осень. Святополк проявил полное отсутствие военных способностей: он поставил отряды киевлян и созников-печенегов по разные стороны уже замерзающего озера. Ярослав атаковал именно киевскую дружину и опрокинул ее. Печенеги, отделенные от киевлян ледяной водой, попросту не смогли вступить в бой. Победа досталась Ярославу, а Святополк бежал в Польшу.

Победители-новгородцы вошли в Киев и сожгли церкви («погоре церкви» - пишет летописец). Такое поведение Ярослава очень мало соответствует его традиционному образу радетеля за Киевскую Русь и доброго христианина. Кроме идеи сепаратизма, программа Ярослава сводилась к восстановлению язычества. Но христианизация Киева зашла уже слишком далеко. Никто из киевлян не хотел возвращения культа Перуна. От этого Ярослав чувствовал себя в столице крайне неуверенно.

В 1018 разногласия между партиями язычников и христиан обострились. Этим воспользовались польский король Болеслав Храбрый и бежавший под его защиту зять - Святополк Окаянный. Польское войско двинулось на Киев, чтобы, по утверждению поляков, освободить христиан от власти злых язычников. Среди интервентов были также дружины немцев, венгров и печенегов. Жестокая битва состоялась на берегах Буга. Ярослав ее бесславно проиграл – после сечи кроме князя уцелело лишь четверо дружинников! С ними-то Ярослав и бежал в Новгород – спешно и трусливо. Более того, он, опасаясь мести со стороны своего сводного брата, вообще пытался покинуть пределы Руси, снарядив корабли для фактической эмиграции в Норвегию – под защиту своего тестя.

Воспрепятствовали позорной капитуляции будущего Ярослава Мудрого рядовые новгородцы. Они уничтожили корабли, приготовленные для бегства Ярослава, и собрали деньги для найма нового варяжского отряда. В решительной битве под Переяславом новгородско-варяжское войско разгромило дружину Святополка и его тестя Болеслава Храброго. Святополк бежал куда-то на запад, «миж Чяхи и Ляхи» и уже не возвращался на Русь. Правителем Киева стал Ярослав.

Теперь уже никто и ничто не мешало ему стать полноправным правителем и «слегка» переписать историю, объявив себя справедливым борцом с кровожадным узурпатором Святополком. Известный украинский историк М. Грушевский заметил по этому поводу, что если бы междоусобие выиграл Святополк, то со временем ему простили бы братоубийство, как простили убийство Ярополка Владимиру, приемному отцу Святополка. А прозвищем Окаянный, возможно назвали бы проигравшего Ярослава.

Вместе с тем, не стоит заблуждаться - диалектика того времени предполагала оценивать вклад того или иного князя в историю государства исключительно после их восшествия на киевский престол. В этом отношении Ярослав действительно заслужил свое прозвище – Мудрый. Ярослав, разрушитель христианских святынь Киева, стремившийся возродить язычество, в период своего великого княжения обеспечил быстрое развитие христианства – он строил новые города (Юрьев, Ярославль) и новые церкви (в том числе выдающиеся соборы Софии в Киеве и Новгороде), поставил дело подготовки священнослужителей из русских, перевода церковных книг с греческого языка на славянский. Именно при нем инок Антоний Любечанин основал знаменитый впоследствии Киево-Печерский монастырь.

Но это будет потом, после 1019 года, а в период междоусобной борьбы никто не мог сказать наверняка кто из братьев мудрый, а кто – окаянный…

Л.Лихачева, А.Соловей, М.Соловей. «Энциклопедия заблуждений. Правители»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: