Пятница, 14 декабря 2018, 15:441544795041 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Дело Немсадзе начало разваливаться летом 2007-го года

Два брата или двойники, и кто-то, принимающий одного за другого, - популярный литературный сюжет. На этот раз его развил Киевский районный суд Донецка. Две недели назад он отпустил на свободу Гиви Немсадзе, которого называли главарем одной из самых кровавых банд Донбасса. По версии судьи, «в протоколах следствия писали только инициалы Г.Д.», а имели в виду Гурама Джвебовича Немсадзе – старшего брата Гиви Немсадзе, умершего в 2003 году. В итоге последнего судили только за укрывательство преступлений, по которому истек срок давности.

Однако, собранные «ОстроВ» свидетельства жителей поселка на окраине Пролетарского района Донецка, где проживали и проживают члены банды Немсадзе Г.; людей, имевших отношение к следствию; потерпевших, и, наконец, даже предыдущие приговоры Киевского райсуда не оставляют сомнений в том, кто из двух братьев – принц, а кто был нищий.

Дура лекс

«Насколько я знаю, там - кто умер, кто – возможно, умер, но их нет», - сказал недавно на пресс- конференции прокурор Донецкой области Владимир Гальцов, отвечая на вопрос о задержанных ранее членах банды Немсадзе. Это неправда - они есть. Хотя, формально, суд не считает их членами группировки. До явления народу Гиви Немсадзе, во все том же Киевском райсуде абсолютно непублично прошли четыре судебных процесса. На два из четырех приговоров уже есть подтверждающие их решения апелляционного и Верховного судов, еще одна жалоба потерпевших застряла в ВС, и одна была рассмотрена во вторник, 28 сентября, в Апелляционном суде Донецкой области. На 25 октября в Киевском райсуде назначен суд над Виталием Мацюком, который, по непроверенным данным, явился в Генпрокуратуру вместе с Гиви Немсадзе летом этого года.

Анатолий Шихкеримов, Александр Маричев, Юрий Елистратов, Эдуард Артоуз, Геронтий Лепсай, Юрий Зубарик, Виктор Богун, Александр Попов, Игорь Печегин, Дмитрий Костюхин, Николай Дунайцев, Александр Кочетов либо вышли на свободу в 2008-м, либо изначально содержались на подписке о невыезде.

Проходившие по одному делу с Шихкеримовым, Маричевым и Елистратовым Константин Език и Сергей Гурин умерли в середине судебного процесса, начавшегося 14 мая 2007 года. Игорь Тарасов приехал в Украину из российской тюрьмы с перерезанным горлом. Пожалуй, единственный из названных фигурантов всех этих дел, чья судьба действительно неизвестна, - Юрий Сальков, один из главных палачей.

По странному стечению обстоятельств, именно предположительно мертвый Сальков, ныне мертвые Тарасов, Език и Гурин, и были членами банды Гурама Немсадзе и главными преступниками. Остальные невольно становились правонарушителями, вынужденно выполняя указания членов ОПГ. То есть, они якобы не были посвященны в преступные планы. А позже должны были их покрывать, опасаясь за свою жизнь.

При том, что все преступления совершались на территории Пролетарского района Донецка, все уголовные дела рассматривает Киевский райсуд. Конкретно – глава этого суда Владимир Баулин и его заместитель Елена Андреева. Владимир Васильевич Баулин возглавил Киевский райсуд летом 2006 года. Возможно, совпадение: судьей Конституционного суда с 2008 года является известный криминалист Юрий Васильевич Баулин.

К сожалению, большинство интересующих нас судебных решений отсутствуют в Едином государственном реестре судебных решений.

Это неполный перечень убийств, совершенных бандой Немсадзе Г., согласно имеющимся в распоряжении «ОстроВ» документам:

Ноябрь 1992 года. Владимир Курс. По официальной версии, умер от побоев, которые ему нанес некий Оникян П., за то, что тот якобы воровал автозапчасти из гаража. Курс был закопан в действующем терриконе. Поэтому его тело никогда не найдут.

Февраль 1992 года. О. Дрогот. «Это убийство было совершено в результате того, что Дрогот, Оникян, Опрышко, Музыкантов, Данилкин, Хусаимов, Рома «Рамзес» решили отделиться, - рассказывал на допросе Константин Език. – Они совершали преступления самостоятельно, эти преступления они скрывали от Немсадзе. Неоднократно Немсадзе предупреждал их за это. Позже Немсадзе решил их отделить от своей группировки. Он отдал им деньги, которые они приносили в «общак», и сказал, чтобы они занимались самостоятельно своими делами. Данный поступок Немсадзе им не понравился, и они высказались, что не может быть «два хозяина у одной тарелки». И они решили ликвидировать меня – Езика, Немсадзе Гиви, Немсадзе Гурама, а также приближенных… Также после этого Немсадзе… поехал в гости к семье Дрогот и, находясь у них в квартире, установил записывающее устройство. И записал, как после ухода гостей выпивший Дрогот хвалился перед женой тем, что они собираются убить многих приближенных к Гиви, в том числе и его. После этого они смогут сами заниматься всеми делами, и Немсадзе не будет «крутиться у них под ногами». После этого Немсадзе Гиви поручил команде Шаталова Олега ликвидировать всех, кто готовил заговор против него».

Май 1994 года. Кархан Толебаев. Среди дня был расстрелян двумя людьми из автоматов в своем автомобиле у своего дома в поселке Чулковка Пролетарского района. Поводом для убийства стало покушение на Немсадзе Г., якобы организованное Толебаевым.

Ноябрь 1998 года. Убийство Вадима и Александра Мишаковых, Олега Шаталова, Виталия Максимова и Сергея Финкельштейна. Гиви Немсадзе на суде утверждал, что Шаталов и Мишаков намеревались отделиться от Гурама Немсадзе, и готовили на него покушение, а тот их опередил. По еще одной версии, авторитет Шаталова в криминальном мире настолько вырос, что Немсадзе Г. нужно было избавляться от конкурента. 

Шаталову и Вадиму Мишакову было поручено убить Ивана Гончара по прозвищу Гашек. Как утверждают на поселке, последний якобы отбывал наказание вместе с Гурамом Немсадзе, и распускал по поселку слухи, что того в тюрьме «за человека не считали», что не могло нравиться Немсадзе Г. Шаталов и Мишаков задания не выполнили, и Гончар был убит другими людьми. Ночью он впустил домой кого-то, кто постучал к нему в двери. Гончара задушили, влили ему бутылку водки, сунули в рот сигарету, и подожгли.

Спустя два месяца в помещении ООО «Донспецресурс», принадлежащего Гиви Немсадзе, Немсадзе Г. передал Шаталову и Мишакову две или три тысячи долларов за убийство Гончара. По разным данным, то ли после того, как Мишаков взял деньги, то ли после того, как он с Шаталовым отказался их брать, Немсадзе Г. выстрелил в них по очереди из пистолета. Трупы завернули в полиэтиленовую пленку, погрузили в багажники и увезли в посадку, где к тому времени уже была готова могила. Вместе с ними увезли, предварительно избив, невольных свидетелей убийства – Александра Мишакова, работавшего водителем у Олега Шаталова, Сергея Финкельштейна, работавшего водителем у Вадима Мишакова, и Виталия Максимова, выехавшего с приятелями за компанию. Их расстреливали уже у ямы.

Октябрь 2001 года. Дмитрий Власов и Артур Шевелев. Власов торговал металлоломом с ООО «Укрконтракт», учредителями которого были Олег Шаталов и Вадим Мишаков, а после их убийства, в частности, Анатолий Шихкеримов и А. Данилюк. На суде Гиви Немсадзе утверждал, что это он организовал «Укрконтракт».

Власов жил и работал в Макеевке. Там его и похитили, днем, при многочисленных свидетелях. Преступники были переодеты в форму работников правоохранительных органов. Бизнесмена отвезли в частный дом в Ясиноватском районе Донецка, оттуда – в посадку.

По одной версии, причиной убийства стал долг «Укрконтракта» перед предприятием Власова – с ним не рассчитывались несколько месяцев. По версии, поддержанной судом, Власов намеревался убить Шихкеримова и Данилюка, чтобы завладеть «Укрконтрактом». В доказательство те ссылались на видеозапись, на которой Власов заказывает неизвестному убийство Данилюка и Шихкеримова. Видеозапись была якобы продемонстрирована Немсадзе Г., который и предрешил судьбу бизнесмена. Зато не демонстрировали ее ни следствию, ни суду.

Тело Дмитрия Власова до сих пор не нашли. Тело его водителя Артура Шевелева обнаружили в шурфе заброшенной шахты в поселке Новый Свет Старобешевского района Донецкой области. Там же были найдены тела братьев Андрея и Сергея Аслановых и их водителей Игоря Кравца и Валерия Зиманова.

Апрель 2002 года. Андрей Асланов, Сергей Асланов, Игорь Кравц, Валерий Зиманов. Завязка та же – братья готовили покушение «на жизнь лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство». Их ожидали в бане – как только Аслановы туда вошли, по указанию Немсадзе Г. их повалили на пол, связали и отвезли в частный дом в городе Моспино Донецкой области, оттуда позже – в Новый Свет.

«Нас все время водили за нос»

На встречу с корреспондентом «ОстроВ» матери погибших Лариса Власова и Валентина Мишакова пришли с фотографиями своих сыновей. Дмитрий Власов с маленьким сыном, Дмитрий Власов с маленькой дочкой, расплывчатые изображения братьев Мишаковых, на одной фотографии – пятеро тех, кого позже закопают в братской могиле на Чулковке. Вадим Мишаков рядом с Гурамом Немсадзе. Фотографий с Гиви нет. Валентина Мишакова вспоминает, что он не разрешал себя фотографировать. И жалуется, что фотографий сыновей у нее почти не осталось.

«После убийства ко мне приезжали ребята, - вспоминает она. - Говорили, что, якобы, Вадим позвонил другу и сообщил, что их везут на Харьков. Мы поехали – никого не нашли. Нам даже давали человека, к которому нужно обратиться. Только вернулись – поехали снова: якобы тот человек знает, где они. По всем подвалам, кругом прошли – опять ничего. А где-то через неделю Гиви дает Кочетова, на машине, мы снова едем туда, и дает нам Носовицкий (ныне – защитник в процессах по банде Немсадзе. – «ОстроВ») своего адвокатишку. Проездили, нам сказали, что нигде такие не числятся. А потом я позвонила ребятам, сказала, что мне надо встретиться с Шихкеримовым. Он приехал ко мне домой. Я спросила, где же ребята. Не может же быть так, чтобы пять человек просто исчезли. Он сказал, что их кто-то «кинул» - они как раз открыли новый магазин, - и они кого-то избили, что ли, и поэтому уехали и скрываются. Короче, нас все время водили за нос. А потом – то одна бумажка во дворе валяется, Вадиков почерк, то другая – Сашин почерк. Какие-то заметки, ничего определенного. Пришли люди, начали рассказывать, что видели Вадима с Сашей, которые неслись тут на машине, остановились, просили передать привет мамке. Этих людей просто подсылали. Месяца два крутили по телевизору «Розыск», забрали у нас все фотографии…».

Мишакова также рассказывает, что Гиви Немсадзе приходил к ним на празднование тридцатилетия Вадима. Это было спустя три месяца после его убийства. «Год прошел, приехал Зубарик, мол, где же пацаны, когда они появятся? Напился, плакал, и говорил: я не могу, я вообще не знаю, как это можно пережить… Юра, что? Он так и не сказал…».

«Мужу сказали, что Диму похитили пролетарские ребята Гиви Немсадзе, - говорит Лариса Власова. - Кто такой Гиви Немсадзе, не знали ни муж, ни я. Невестка вспомнила, что летом была на Дне рождения Данилюка, и видела там Немсадзе, Шихкеримова, других людей из окружения Гиви Немсадзе. Она познакомилась с Шихкеримовым. Рассказала, что он хвастался, что является правой рукой Гиви Немсадзе. Мы решили звонить ему. 10 ноября он назначил нам встречу на квартире у Димы. Я еще думала: как же он найдет? А что было искать? – он же за Димой следил, хорошо знал, где он живет. Я ему сказала, что мы хотим узнать, за что вы забрали Диму. Он меня стал уверять, что они к этому непричастны. «Мы и сами удивляемся, что с ним случилось». Врал он, конечно, артистично, но когда человек врет, видно, что он врет. Я поняла, что он не скажет правды. Мы ничего так и не узнали».

О судьбе своих сыновей Лариса Власова, Валентина Мишакова и другие узнали только в 2005 году. Тело Дмитрия Власова обещали найти, как только из России привезут задержанных там в феврале 2006 года членов банды, которые расскажут, где его искать. Однако вскоре одни при странных обстоятельствах погибли, а другие начали резко менять показания. 

«Дело начало разваливаться, - вспоминает Власова. - Никто уже не сознавался, что убивали Власова, никто этого места не показывал. А когда я знакомилась с документами в судебном заседании, там были такие купюры… То есть, видно, что документ обрывается, и дальше что-то уже не вяжется. Это было где-то летом 2007 года. Следователей Генпрокуратуры отозвали в Киев, а вместо них занялась этим наша областная прокуратура. А потом начались суды. Я удивляюсь тому, как вел себя судья. Потерпевшим он не давал слова вообще. Даже вопрос задать было сложно. Он нас обрывал, затыкал нам рты, говорил, сидите тут молча, и слушайте, какие ваши сыновья…».

Продолжение следует…

Юлия Абибок, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: