Вторник, 11 декабря 2018, 02:391544488744 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Прогулка по Донецку, или Улица имени палача

Несмотря на выговор, объявленный Президентом Украины Виктором Ющенко председателю Донецкой областной государственной администрации за ненадлежащую подготовку к скорбной годовщине Голодомора Украине, Владимир Логвиненко не стал принимать поспешных решений о немедленном переименовании улиц, названных в честь большевистских вождей, виновных в смерти миллионов людей. Губернатор, пригласив к себе на совещание городских голов и глав райгосадминистраций, рекомендовал им вынести на рассмотрение сессий соответствующих советов вопрос о демонтаже памятников лицам, причастным к организации и совершению Голодомора и переименовании в установленном порядке улиц, площадей, переулков, проспектов, парков и скверов, носящих их имена. «Моя позиция такова: надо готовить общественное мнение… С мнением жителей области мы просто обязаны считаться», – сказал В.Логвиненко.

Столь высокое доверие к «vox populi», конечно, хорошо. Однако, в условиях, когда подавляющее большинство жителей Донецка ни малейшего представления не имеет, кем был и чем прославился, например, Павел Постышев, чьим именем названа одна из центральных улиц Донецка, кампания по переименованию городских улиц и площадей определенными политическими силами будет использована для дальнейшего углубления раскола между западом и востоком Украины.

Так, например, коммунисты уже заявили, что покушение на имена кумиров являются проделками национально озабоченного Ющенко и его оранжевого окружения.

В частности, первый секретарь харьковского обкома Коммунистической партии Алла Александровская рассказала, что те, чьи памятники хотят снести, не только не морили народ голодом, а, скорее, наоборот, – оказывали голодающим всяческую помощь. В качестве примера она привела обращение первого секретаря ЦК КП(б) Украины Станислава Косиора к генеральному секретарю ЦК ВКП(б) Иосифу Сталину с просьбой оказать Харьковской области продовольственную помощь. Коммунистку поддержал и харьковский мэр Михаил Добкин. Он призвал не политизировать ситуацию. «Почтить память людей, погибших во время голода в Украине – это наш долг, но нельзя обливать грязью людей, которых уже нет в живых», – сказал он.

В Донецкой области еще не начавшееся всенародное обсуждение вопроса о переименовании улиц и районов уже сделало крен в сторону «Мы или они». «Мы» – это Павел Постышев, Станислав Косиор, Григорий Петровский, Клим Ворошилов, а «Они», соответственно, – националисты, пытающиеся отнять у нас имена героев прошлого. Вот, например, газета «15 минут – Донецк» оперативно отреагировала на инициативу губернатора, взяв комментарий у хорошо известного своими политическими взглядами лидера так называемой «Донецкой республики» Александра Цуркана. «Это решение отдает обычным популизмом, под прикрытием псевдоистории. Сейчас трубят о геноциде украинского народа, а ведь гибли-то советские люди, которые «ни сном, ни духом» не знали, что они украинцы», – сказал, как отрезал, он. «Пятнадцатиминутные» газетчики взяли комментарий и у анонимного специалиста краеведческого музея, который заявил, что «ни Постышев, ни еще ряд обвиняемых не имели отношения к Голодомору». «Остров» решил не доверять стесняющимся признать свою приверженность к «Краткому курсу истории ВКБ(б)» специалистам музея, а обратиться к документам и на их основе воссоздать краткие биографии тех, кто увековечен в улицах, районах и площадях Донецка и области.

Начнем с улицы Постышева, что в Ворошиловском районе (о Клименте Ворошилове –позже). Павел Постышев имеет непосредственное отношение к проведению коллективизации в Украине. Напомним, что именно в ходе проведения коллективизации у крестьян изымались практически все хлебные запасы, что, в конечном итоге, и привело к страшному голоду. В постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 19 декабря 1932 года говорится, что Украина, без «немедленного коренного перелома в хлебозаготовках» не в силах выполнить план. Для осуществления этого самого коренного перелома в Украину были направлены Лазарь Коганович и Павел Постышев. «ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР поручают тт. Кагановичу и Постышеву немедленно выехать на Украину на помощь ЦК КП(б)У и Совнаркому Украины, засесть в решающих областях Украины в качестве особо уполномоченных ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза ССР и принять все необходимые меры организационного и административного порядка для выполнения плана хлебозаготовок».

Товарища Постышева в январе назначили вторым секретарем Компартии Украины, и он активно включился в работу по выбиванию зерна из крестьян. «Начался террор против даже коммунистической интеллигенции. Украина была насильственно деукраинизирована, а крестьянство, которое Сталин считал основным резервом национального движения, буквально подверглось прореживанию. Мы можем спорить о том, сколько миллионов умерло, но то, что умерли миллионы, несомненно. Также бесспорно и то, что украинцы были лишены своих величайших культурных ценностей и памяти об их создателях в течение многих десятилетий», – пишет о деятельности Постышева американский профессор Джеймс Мэйс.

Именно подпись посланника Сталина стоит, например, под решениями о вынесении отстающих в деле коллективизации и хлебозаготовок сел на так называемую «черную доску». На практике это означало, что селу, попавшему на доску позора, прекращались завоз любых товаров и государственное финансирование. Руководство сельского кооператива и органов местного самоуправления «очищалось от чужих и вражеских элементов». Как именно происходило это «очищение» хорошо знают магаданские лесоповалы…

Свою лепту в дело сплошной коллективизации и, соответственно, в Голодомор, внес и любимец харьковских коммунистов Станислав Косиор. В Донецке, в Киевском районе, тоже есть улица его имени. Бывший в начале 30-х годов секретарем ЦК КП (б) Косиор вместе с Постышевым сместил 237 секретарей райкомов, 249 председателей райисполкомов, свыше половины председателей колхозов. С его благословения вооруженные отряды ГПУ принимали участие в изъятии хлеба у населения. Вместе с активистами они опустошали крестьянские погреба, не выпуская при этом голодное население за пределы сел. Массовые масштабы смерть от голода приняла в начале марта 1933 г. Уровень смертности в различных населенных пунктах колебался от 10 до 100 %. Повсеместно наблюдался каннибализм: матери съедали своих детей, молодежь спасала свои жизни, поедая стариков. По данным историков, в 1932-33 годах жертвами голода, возникшего в результате административных мер кремлевской власти, в Украине, по разным оценкам, стали от 7 до 10 млн. человек, в том числе около 4 миллионов детей.

Со всей Украины в ЦК партии шли письма, рассказывающие о страшных последствиях тотальных хлебозаготовок. Станислав Косиор реагирует на это чисто по-большевистски. В постановлении ЦК КП(б)У от 8 февраля 1933 областным комитетам партии и областным советам говорится, что случаи голодания действительно имеют место – «в отдельных мелких городах и отдельных семьях колхозников». Органам власти рекомендуется локализовать очаги голода, «обратив при этом внимание на проверку того, нет ли в том или ином случае симуляции или провокации».

Видный партийный деятель сталинской партии Сергей Киров к украинскому Голодомору прямого отношения не имеет. Но в архивных документах сохранился текст его выступления на Пленуме ЦК ВКП(б). «Имеющиеся в нашей стране классы не все единогласно приемлют нашу политику, отсюда – борьба… Когда товарищ Чубарь (есть переулок его имени в Петровском районе Донецка – «Остров») и Косиор зажимают на Украине своего украинского кулака, он кричит так, что слышно у нас на Путиловском заводе», – радостно, даже с некоторой завистью, делился Киров с товарищами по партии новостями о ходе коллективизации в Украине.

Что касается Валериана Куйбышева, именем которого назван еще один район Донецка, то он морил украинцев голодом непосредственно из Москвы. В частности, за подписью заместителя председателя Совета труда и обороны на Украину была направлена телеграмма, в которой Куйбышев требует активизировать отгрузку зерна за границу. Его не волнует набирающий обороты голод. Он обеспокоен тем, что задержка с вывозом зерна из Украины «приводит к большим валютным потерям».

Еще один район Донецка назван именем Григория Петровского. Этот старый большевик практически был отстранен от рычагов принятия решений, выполняя церемониальные функции «всеукраинского старосты». Хотя именно он осмелился высказаться против коллективизации, проводимой в Украине. Он обратился к С. Косиору с письмом, в котором указал на тяжелое продовольственное положение украинских областей и предложил «просить ЦК ВКП(б) издать постановление о прекращении хлебозаготовок на Украине и объявлении свободной торговли». Естественно, это письмо осталось без рассмотрения. Чудаковатого старика не репрессировали, но еще дальше отодвинули от политической деятельности.

Похожим образом складывалась и судьба Михаила Калинина. Он был председателем Центрального исполнительного Комитета СССР, обладая при этом полномочиям английской королевы. Дмитрий Волкогонов писал о нем как о человеке невзрачном: «Калинин играл роль бутафорского «главы» государства. Как позже, так и в годы жизни Ленина, находясь почти под башмаком вождей, Калинин не оказывал какого-либо реального влияния на судьбы страны».

И, наконец, Клим Ворошилов и Михаил Буденный, тоже оставившие свои имена в названиях двух районов Донецка. Можно с уверенностью утверждать, что они никакого отношения к голодомору в Украине не имели. Они, «всего-навсего» развалили Красную Армию… Но это уже другая история.

Александр Владимиров, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: