Суббота, 18 августа 2018, 06:211534562498 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Дм. Корчинский: «У нас двухпартийная система по Бухарину: одна партия та, что у власти, другая

Партия «Братство» утвердила избирательный список из 98 человек. По словам лидера партии Дмитрия Корчинского, «это, в основном, люди, которые находятся в следственных изоляторах, несколько человек – на подписке о невыезде и в розыске». Список «Братства» возглавил Кривенко Алексей Владимирович из Херсонского СИЗО № 28 («заступился за девушку, побил сына влиятельного чиновника, содержится на сфабрикованных обвинениях»). Семеро кандидатов в депутаты Верховной Рады VI созыва от «Братства» – узники донецких СИЗО.

«Избирательный список «Братства» составлен исключительно из людей, которые пребывают в следственных изоляторах, на подписке о невыезде или в розыске. В связи с этим голосование за кандидатов состоялось заочно»

(из сайта партии «Братство»)

Донецк уже традиционно считается криминальной столицей Украины. Почему в вашем списке так мало дончан? В донецких СИЗО нет хороших людей, или, быть может, они уже фигурируют в списках других политических сил?

Просто так случайно вышло, что подобрали людей из других следственных изоляторов. Проблема в чем сейчас? В том, что тюремный контингент сильно потерял в качестве по сравнению с прошлыми годами. Сейчас, все-таки, большинство людей более-менее нормальных имеет возможность решить вопрос деньгами. Все люди, у которых нормальные семьи, которые за них все-таки могут собрать деньги, или есть друзья… В основном сидит публика, за которую вообще уже некому вступиться. Ну и, соответственно, люди, которые неправильно жили до этого… Людей, более или менее нормальных, достойных, не так много по тюрьмам. А те, кто достойные, они побаиваются всяких политических авантюр, например, записываться в список «Братства», в связи с тем, что тоже пытаются решить свои вопросы по-тихому, деньгами, со следствием или с судом. Понятно, что им может помешать политическая деятельность такого рода.

Насколько я поняла, среди кандидатов в народные депутаты от партии «Братство» нет самих членов партии «Братство». Почему?

Есть члены партии «Братство», есть те, которые сидят или на подписке о невыезде. Их несколько человек.

А сколько вообще человек в партии?

В нашей партии – немного, это малочисленная партия. Несколько сот человек.

В Украине уже сложился определенный стойкий образ, скажем, члена Партии регионов, или члена БЮТ. Каков образ члена «Братства»?

Ну, это, в основном, люди, которые пытаются жить правильно. Почему мало членов партии – у нас далеко не все уживаются. Это должен быть человек, который не боится, который проявляет солидарность и верность, который не склонен к сотрудничеству с администрацией, что на свободе, что в тюрьме.

«Братство» инициировало создание совместного избирательного блока «Национал-прогрессивная оппозиция» в составе «Братства», ПСПУ и ВО «Свобода»

(из сайта партии «Братство»)

Вы можете назвать своих единомышленников среди других политических сил страны? Хотя бы потенциальных?

Ну, они довольно ссученные все, и с ними трудно сотрудничать. То есть, с большими политическими силами у нас классовая вражда, а с маргинальными политическими силами не имеет смысла сотрудничать, поскольку это – не полезное сотрудничество. Ни мы им ничего не можем дать, ни они нам ничего не могут дать. Тем более, что они все строятся на других основаниях. Мы пытались договориться о сотрудничестве и о взаимопомощи, то есть мы можем разговаривать по идеологическим проблемам с другими маргиналами, такими же, как мы, но если кого-нибудь «гребут», то всегда мы противостоим государству вместе, то есть все подписываемся вытягивать людей, и так далее. Но нам ни с кем не удалось договориться, потому что люди лишены чувства солидарности вообще.

Но, мне приходилось слышать, что вы вели переговоры о создании избирательного блока со «Свободой» и ПСПУ. Что-то не получилось?

Нет, конечно, не получилось. Это была авантюра, и, естественно, это не могло получиться, потому что весь рейтинг ПСПУ обеспечен тем, что у нее всегда простая и ясная позиция, то есть она не говорит загадки избирателю. Избирателю можно говорить вообще все, что угодно. Можно его пугать, можно веселить, можно скандалить. Одного нельзя – ему нельзя загадывать загадок. Избирателю всегда должно быть четко понятно, о чем идет речь. У ПСПУ все четко понятно: вместе с Россией, долой НАТО и за вашу и нашу Наташу. Блокирование будет замутнять этот светлый образ, и поэтому им невыгодно никакое блокирование. Ну, я бы тоже ни с кем не блокировался. Со «Свободой» – та же ситуация. Это лозунг «Украинское сало – только украинцам», и им тоже нельзя замутнять собственный образ. Поэтому, конечно, никакого такого рода блокирования не могло быть в реальности.

На вашем сайте есть информация, что «Братство» предполагает набрать 50 % на предстоящих выборах. Если так случится, с кем вы намерены формировать парламентскую коалицию?

Если бы действительно произошло чудо, и мы бы набрали 50, или хотя бы 40, или 30 процентов голосов, конечно, мы не играли бы ни в какие коалиции. То есть этого было бы достаточно, чтобы начинать государственный переворот и, думаю, что мы бы его сделали.

«Сегодня наша «крайня хата» приобретает всемирно-историческое значение. Это последний рубеж обороны личности перед наступлением отчужденных общественных форм, анонимной бюрократической диктатуры… Украинцы не борются с системой, они ее игнорируют. В стране, где каждый сам себе гетьман, люди выбирают власть, которую удобно презирать»

(из сайта партии «Братство»)

В чем бы заключался переворот?

Просто надо бы было брать власть уже. То есть объявлять фракцию комитетом народного спасения, и в связи с тем, что Родина в опасности, распускать администрацию Президента, силовые структуры, то есть пытаться действовать такими вот методами. Теми методами, которых ожидает многострадальный украинский народ.

Например?

Начинать трусить олигархов и чиновников. Провести люстрацию, навести железный порядок. Присоединить Приднестровье. Начать реализовывать собственную ядерную программу, возобновить ракетные войска стратегического назначения. То есть все вещи, которые должна делать нормальная диктатура.

На люстрации, например, настаивает и ВО «Свобода». По их мнению, нужно применить ее ко всем бывшим функционерам Компартии, бывшим советским чиновникам. Кого касается ваша концепция люстрации?

Вообще всех бывших начальников, неважно, коммунист он или не коммунист. Понимаете, исключать бывших коммунистов из власти, это значит – оказаться без власти вообще. Так, по-чеховски, выдавливать по капле из себя раба, вот, все выдавил – и умер, потому что ничего не осталось: кроме раба там, оказалось, ничего нет. Тут не в том дело, коммунист он или антикоммунист. Мы живем на Украине, тут любой человек, который провозглашает себя нашим начальником, конечно, должен быть немедленно удален не только из власти, но и из страны.

Но ведь вообще без начальства – нельзя…

Без начальства можно, нельзя – без бюрократии. Конечно же, всем нам, даже когда мы достигнем наивысшей степени свободы, хотелось бы пользоваться благами канализации и, естественно, троллейбусами, и чтобы их обеспечивали коммунальные службы. То есть – без бюрократии невозможно. Но – в чем суть государства? Суть государства в том, что оно закрепляет за собой право на насилие. То есть, вы, например, не можете защищать себя сами, не можете самостоятельно защищать свою честь, или свое имущество. Вы должны обязательно обращаться с этой целью к государству. Но если оставить бюрократию и забрать у нее право на насилие, монополию на насилие, то тогда, видимо, мы сможем иметь более или менее нормальную жизнь. По крайней мере, для тех людей, которые любят свободу. Таких меньшинство, но кто сказал, что все должно быть для большинства. В рай тоже попадет меньшинство. Как писал Иоанн Богослов, «очень немногие спасутся».

Но защищать себя сам сможет не каждый. Как же слабые?

Не обязательно сам. Семья, свобода, создаваемая сообществом. Но отдавать весь суверенитет личности государству – это неправильно, на наш взгляд. И мы знаем, что можно было бы жить и без этого.

То есть, возродить круговую поруку, кровную месть…

Ну, в общем-то – да. А почему нет? Мы же имеем много примеров, что общества могут равновесно существовать на изосоциальных механизмах, не на механизмах государственных. В общем, это просто другой способ существования, но другой способ существования нам и нравится. Это еще одна попытка создать некое параллельное общество, которое основывалось бы на правильных и здоровых понятиях, а не на тех понятиях, которые были навязаны нам бюрократическим интернационалом.

Сегодня модно обсуждать украинскую национальную элиту и то, какой она должна быть, и должна ли быть вообще. Каково ваше мнение на этот счет?

Конечно, элита должна быть. Каким образом во всех странах формируется национальная элита? Она создавалась всегда как военная аристократия. То есть это те люди, которые умели забрать себе власть. Украинская элита, к сожалению, выросла из партактива из старого, она не воевала за власть. Нам в свое время суверенитет был кинут, как кость, и Россия выписала нас из Советского Союза, и элитой стали люди, которые не пролили ни капли крови за то, чтобы такой вот элитой быть. Исключая тех людей, которые в уголовных разборках и в бизнесовом противостоянии все-таки отстояли свою долю пирога. Но таких людей сравнительно немного. То есть национальная элита может появиться только через восстание в Украине. Другим способом, через образование, через слушание стихов, через рисование картин она не появится. Элита – это всегда власть. Причем, по Фромму, это значит не иметь должность, но быть источником власти. Элита – это источник власти, а не сборище людей, которые имеют должности.

«Мы не хотим благополучия, мы хотим быть богаче всех. Мы не хотим стабильности, мы хотим быть самыми главными. Украинец не хочет гуманизма, он хочет быть начальником гуманистов. Мы не хотим мира, мы хотим быть миротворцами…»

(из сайта партии «Братство»)

Кроме люстрации, каковы еще программные положения «Братства»?

У нас очень простые, на самом деле, программные положения, потому что не имеет смысла писать долгие программы. Мир изменяется постоянно, и положение в Украине изменяется. Соответственно, должно изменяться описание мира и планы для Украины. Сейчас мы видим, таким образом, что Украина имела бы счастье в том случае, если бы мы создали здесь условия максимальной экономической свободы и свободы личности. Мы понимаем, что вот такой тотальный оффшор, который мы хотим создать в Украине, мы сможем создать только под защитой ракетных войск стратегического назначения, значит, должно быть возобновлено ядерное оружие. И мы понимаем, что нам необходимо максимальное количество функций забрать у бюрократии. То есть, мы должны гнобить собственную бюрократию, и усилия нации должны быть направлены на обороноспособность и на защиту собственной экономической свободы. Дело в том, что мир простит нам все, что угодно. Он простит нам даже, если наши Президент и премьер-министр будут есть 15-летних детей, по праздникам. Но никогда не простит экономической свободы, потому что это будет нарушать важное в мире равновесие.

А как насчет внешнеполитического курса?

Я думаю, что Украина должна быть одной из образующих стран Интернационала Недовольных. То есть – Украина, Белоруссия, Приднестровье, короче все те, кто в мире недовольные, могли бы договориться о какой-то единой политике, и пытаться противостоять наднациональным механизмам.

В лозунгах «Братства» часто встречается религиозная тематика. Как вы относитесь к идее создания единой украинской поместной православной церкви?

Не то, чтобы единой. Все православные каждое воскресенье на литургии читают «Символ Веры». В «Символе Веры» сказано, что Церковь существует только одна, Единая Святая Апостольская Соборная Церковь. То есть Церковь на самом деле в мире одна, их не много. Но существуют ссоры между епископами. Ссоры между епископами имеют политический и экономический подтекст. Эти ссоры между епископами возможны, потому что мало реально верующих в обществе. То есть, когда их будет достаточно много, то ситуацию в Церкви будут определять не должностные лица, а праведники и святые. И, видимо, эти споры уйдут сами по себе.

Вы называете себя «Братством». В этом есть какая-то гендерная дискриминация. Мне, как женщине, даже обидно…

На самом деле в «Братстве» есть и женщины. Но было бы трудно назвать «Братство и сестринство». Дело в том, что структура языка сама по себе дискриминационна. То есть, трудно коротко и удачно говорить таким образом, чтобы учитывать гендерный аспект.

К какому политическому направлению относится ваша партия – к левым, правым, к центристам?

Это деление утратило смысл еще в середине 20-го столетия. Сейчас нет ни левых, ни правых партий. Это бессмысленные названия, это ярлыки, которые случайно вешаются на ту или иную финансово-административную группировку. На самом деле нет никакого этого деления, и у нас, как и во многих других странах, двухпартийная система по Бухарину. Бухарин когда-то говорил, у нас двухпартийная система: одна партия та, что у власти, другая – та, что в тюрьме. Вот и в Украине то же самое: одна партия при власти, другая – в тюрьме. Следует поменять их местами, и в этом состоит задача «Братства».

«Братство» опровергает слухи о том, что волна грабежей банковских и обменных пунктов, которая наблюдается в столице, связана со сбором средств на залог Всеукраинской политической партии «Братство» для участия в выборах»

(из сайта партии «Братство»)

Ни для кого не секрет, что большинство украинских партий существуют за счет сочувствующих им олигархов. Кто финансирует ваши проекты? За чей счет будет проводиться избирательная кампания?

Проблема в том, что как раз денег на финансирование избирательной кампании нет, поэтому мы вынуждены обходиться хорошими идеями. Если нам удастся зарегистрировать список «Братства», то при описании политической ситуации в Украине и при освещении политической кампании невозможно будет игнорировать участие списка, составленного из тюремных жителей. То есть, вся деятельность – сбрасываемся с братьями, и на авантюры хватает.

Крупные политические игроки привлекают для генерирования ярких идей дорогостоящих политтехнологов. Кто у вас работает над этой задачей?

У нас нет денег на политтехнологов, и у нас разные сферы деятельности. Мы по форме партия, а по сути – нет. Это та ситуация, когда антиглобалисты приезжают на заседание Большой Восьмерки или на сходку Всемирной торговой организации для того, чтобы устраивать там сборища и скандалы. Мы точно так же идем в эту избирательную кампанию только для того, чтобы устраивать сборища и скандалы, больше нас ничего не интересует. Это антиглобалистская акция с нашей стороны, и, я надеюсь, мы как европейские антиглобалисты в данном случае.

«Пользу от избирателей получают только избранные депутаты, и те, кто смог на этом нажиться. Проход кандидата во власть – это вопрос личного развития его карьеры. Наша задача – сделать собственные проблемы общими…»

(из сайта партии «Братство»)

На вашем сайте мне попалась такая фраза: «Наша задача – сделать собственные проблемы общими». Звучит довольно угрожающе… Вы не могли бы ее пояснить?

Это технология всех великих людей. То есть, они все свои личные психологические проблемы делают проблемами всего общества. Так поступали Наполеон, Сталин, так поступал Ющенко, который пытается действовать по технологии великих людей. У него есть психологические проблемы. И не было же политического кризиса. Был кризис оппозиции. Он этот кризис оппозиции, то есть неспособность оппозиционных партий организовать собственных депутатов, превратил в общеполитический кризис, в общественный кризис. И именно это является технологией культуры и технологией политики. Достоевский собственные душевные переживания делает достоянием общества и собственные психозы навязывает обществу. Именно так идет движение литературы мировой. Так совершают свои деяния все великие. Они черпают силы в собственных проблемах.

В таком случае, каковы же ваши проблемы?

Видите ли, с развитием общества без работы и без занятия оказалась довольно значительная прослойка. Без работы оказались кондотьеры, великие учителя, вожди, пророки. Они не нужны обществу ни в Украине, ни нигде за ее пределами. Но, в общем-то, эта публика же осталась, она хотела бы вернуть себе господствующие позиции, и вот – лихорадочно ищет пути возвращения этих позиций. Одной из попыток ответа на эти изменения и стало «Братство». «Братство» – это творческая лаборатория, мы стараемся здесь конструировать новое общество, которое будет построено в интересах сильных людей.

Для тех, кто захотел бы решать собственные проблемы совместно с вами, каковы требования для членов «Братства»?

Требования очень простые. Следует верить в Бога, выше всего ставить солидарность со своими братьями и больше всего бояться показать собственный страх. Вот, наверное, и все.

Беседовала Юлия Абибок, "Остров"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: