Суббота, 20 октября 2018, 00:541539986063 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Из истории строительства гражданского общества на Донбассе. Примеры успеха

Одним из главных условий развития гражданского общества принято считать наличие развитых и активных территориальных общин, что выражается в различных формах самоорганизации населения. В наиболее цивилизованных странах, главную работу на местах, с конкретными людьми или учреждениями, проводят не столько органы власти, сколько общественные организации. Это нормально и естественно, поскольку конкретный человек лучше, чем кто бы то ни было, способен определить свои цели и стремления и, сплотив вокруг себя единомышленников, как никто иной должен быть заинтересован в их достижении.

Согласно данным управления внутренней политики Донецкой областной администрации, на региональном уровне у нас зарегистрированы около тысячи общественных организаций, в районах – раза в три больше. Не так уж и мало для одной области, если учесть отсутствие соответствующих традиций в посттоталитарном государстве. Но – по словам начальника Управления внутренней политики ДОГА Михаила Сливки, действующими на сегодня остаются, в лучшем случае, процентов 10 из них. Если убрать из их перечня все клубы любителей немецких овчарок, объединения животноводов-аматоров и союзы почитателей боулинга, – останется и того меньше.

Но работа ведется

«Для вас не будет секретом, что, если пойти в любой исполком, в отдел внутренней политики, и взять списочный состав общественных организаций в каждом городе или поселке, их – колоссальное количество. Но если вы проведете исследование, чтоб выявить действительно действующие организации, это, как всегда, одни и те же: ветераны Великой Отечественной войны, женские комитеты при исполкомах, такие организации, как ветераны Афганистана, чернобыльцы и инвалиды. Основная масса других общественных организаций социальной направленности… – их, как таковых, нет», – говорит Татьяна Гладышева, председатель Донецкой областной Ассоциации общественных организаций «Социально-экономические Стратегии и Партнерства» (СЭСП).

«Когда мы начинали работать в Донецкой области, нами было проведено огромное исследование именно по выявлению действовавших общественных организаций как потенциальных партнеров нашего проекта, – рассказывает она. – К сожалению, мы их не нашли. Или нашли, но это были организации со своей целевой группой, со своей направленностью. Поэтому в рамках работы нам пришлось создавать собственные общественные организации. Те общественные организации, которые после ухода проекта будут действующими организациями, будут решать существующие проблемы этого региона».

Сегодня Ассоциация общественных организаций СЭСП объединяет 22 общественные организации и является основоположницей 28-ми – в Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Житомирской областях. Как рассказывает Гладышева, начиналось все с иностранного гранта на проведение мотивационных семинаров в городах с депрессивной экономикой в Донецкой области, в 1998 году.

«Это были города Снежное, Енакиево и Пролетарский район Донецка. Когда закрывались шахты, а шахты в таких городах – это градообразующие предприятия - закрытие этих предприятий приводило к тому, что полностью рушилась вся инфраструктура, которая относилась к ним. Это и детские сады, и поликлиники, и больницы, которые содержались за средства такого предприятия. Большой процент безработицы мужского населения, но и очень высокий был процент безработицы женского населения. Тогда мы сфокусировали свое внимание именно на этой целевой группе – безработные женщины», – вспоминает председатель СЭСП.

По ее словам, изначально предполагалось дать местным женщинам необходимые знания и навыки для открытия собственного дела. Однако вышло так, что после завершения проекта его участницы решили объединиться для совместного решения общих для них проблем, создав, таким образом, три первых общественных организации, ставших позже учредителями Ассоциации. Так возник новый проект, названный «Развитием общественных инициатив» и также финансировавшийся из-за рубежа. В соответствии с этим проектом и были созданы другие организации, входящие сегодня в СЭСП.

Сегодня Ассоциация работает над проектом по развитию территориальных общин в Донецкой и Луганской областях. «80 % своей деятельности этот проект ведет в Луганской области, в четырех пилотных регионах – Краснодон, Перевальский район, Кременской район, город Северодонецк. Именно эти четыре региона сами по себе представляют всю инфраструктуру Луганской области. Это чисто индустриальный город - такой, как Северодонецк; и шахтерский город - такой, как Красно дон; и Кременской район –сельский регион», – поясняет Гладышева. Согласно проекту, в каждом из указанных регионов были созданы стратегия развития территориальной общины и стратегия социально-экономического развития.

«Для того, чтобы реализовывалась такая стратегия, предусмотрен такой инструмент, как схема грантов, – рассказывает председатель СЭСП. – Ассоциация имела опыт администрирования системы грантов еще в давние времена, когда мы организовали свою внутреннюю систему грантов. Мы объявляли конкурс, общественные организации участвовали в нем, и были поощрительные денежные выплаты, или какие-то другие вещи, связанные или с компьютерами, техникой или с чем-то еще, с мебелью, например. Это был такой пробный вариант. Для чего мы это делали? Вы знаете о том, что есть проблема написания проектных заявок в донорские организации, очень многие организации пишут, но не очень многие выигрывают. Это своего рода лотерея. И для того, чтобы после теоретического курса, который мы преподали нашим организациям, как выписывать проектную заявку и все, что с этим связано, мы решили провести практический курс, и попытались создать такую систему грантов». По мнению Гладышевой, реализация этого проекта будет способствовать созданию в регионе профессиональных и самостоятельных общественных организаций. Одна проблема – правительство США, например, намерено значительно сократить средства фондов-грантодателей, так что уже в скором будущем ряд общественных организаций в Украине рискует оказаться без необходимого финансирования. Деньги же, которые выделяются на реализацию общественных инициатив органами власти в Украине, в большинстве случаев просто ничтожны. Собственные же средства в достаточном количестве большинство из наших общественных организаций привлекать пока, увы, не могут.

Нужен – НАЦИОНАЛЬНЫЙ бизнес

Суть же проблемы заключается в том, что в Украине до настоящего времени все еще не налажен механизм взаимодействия между властью, общественностью и бизнесом. С одной стороны, органы как центральной, так и местной власти очень мало заинтересованы в развитии общественных организаций и территориальных общин, которые фактически должны стать серьезными инструментами влияния на политику и инструментами противостояния с политическими силами. Ведь прекрасно известно, что хорошо сплоченным сообществом активных и независимых людей практически невозможно манипулировать, и уж тем более – заставлять это сообщество действовать вопреки его интересам.

С другой стороны – отечественный бизнес еще не развил в себе сильные на Западе традиции благотворительности. Точнее, этот бизнес, в такой степени завален налогами и поборами со стороны государства, что отдача каких-либо дополнительных денежных средств в прямом смысле слова может стать для него жертвованием. Ну, а если такие расходы на предприятии все же предусмотрены, то, прежде всего, – как средство хоть в малой степени увернуться от налоговиков, ну и, конечно, – не отстать от моды.

«До того времени это будет, пока бизнес не поймет, что он является национальным бизнесом, – считает начальник управления внутренней политики Донецкой обладминистрации Михаил Сливка. – Если все наши бизнесмены начнут чувствовать себя национальностью… Мне все равно, россиянин он по происхождению или татарин, или еврей, если он поймет, что он представитель национального бизнеса, и начнет работать на свою страну, тогда дело сдвинется. Я думаю, что это понимание придет, для этого нужно иметь высокую культуру. К сожалению, во всех слоях нашего населения, как говорится, образование очень хорошее, а культура – недостаточная, чтобы чувствовать себя патриотами этой страны и национальными бизнесменами».

Есть такой бизнес…

Слова Сливки легко подтверждаются на практике. Как утверждают в донецком благотворительном фонде «Доброта», попытки получить пожертвование часто наталкиваются не только на вполне простительное недоверие, но и на откровенное и грубое хамство. Порой сотрудникам Фонда приходится проводить немалую «обработку» потенциальных жертвователей, прежде чем они соглашаются на адекватный контакт. Но – сегодня у «Доброты» около пяти тысяч доноров. Фонд считается одним из наиболее образцовых и успешных в мире. «Мы не успешны, мы стремимся к успеху», – поправляет, правда, директор «Доброты», кандидат медицинских наук, хирург-проктолог высшей категории и бизнесмен Яков Рогалин. Пять тысяч жертвователей – на пять миллионов жителей области… Даже на Западе таковых – меньше в десятки раз, но, видимо, смотря что считать пожертвованием. Однако, как бы там ни было, уже тот факт, что такие жертвователи есть, и, как утверждает Рогалин, что количество их с каждым годом растет, свидетельствует о значительном социальном и экономическом прогрессе.

Согласно отчетам Фонда, в июне на счет «Доброты» было перечислено более 30 тысяч гривен, в мае – более 80 тысяч. За эти средства Фонд ежедневно оказывает помощь не менее, чем двум заведениям – больницам, школам-интернатам, детским приютам, родильным домам и т.д., и частным лицам, которые туда обращаются. Но главная заслуга «Доброты» даже не в количестве предоставленной помощи, а в способе, которым она оказывается. Система общественного взаимодействия, отстроенная Фондом, предполагает не благотворительные акции в общепринятом их значении, а, как подчеркивает Рогалин, такую себе социальную филантропию: акт подаяния должен вызывать радость у подающего, адресат же помощи не может получить ее безвозмездно. С одной стороны, убежден директор Фонда, в каждом человеке изначально преобладает какое-то доброе начало: ничто и никто не понуждает нас протянуть руку упавшему, однако же мы – протягиваем. С другой стороны, привычка брать, ничего не предлагая взамен, воспитывает и укореняет и так довольно распространенные в нашем народе иждивенческие настроения. Это, быть может, последствия неудавшейся попытки построить коммунизм в отдельно взятой стране, когда вся система распределения благ была сосредоточена в руках государства и любая частная инициатива в этом направлении всячески подавлялась. Поэтому, согласно правилам «Доброты», каждый получатель помощи обязан заработать ее своим собственным трудом на пользу других нуждающихся. Такая вот «круговая порука». В помощи здесь никому не отказывают, но ее надо – заслужить: связать носки для детей-сирот, или помыть окна в больничной палате.

«В Донецке нет столько инвалидов первой группы, сколько у нас – общественно полезной работы для них», – заявляет в связи с этим Рогалин.

По его рассказу, идея организовать Фонд возникла в 1998 году. В трудное для страны время к Рогалину неоднократно обращались различные люди с просьбой о помощи. Фонд был призван упорядочить и направить в нужное русло такую помощь. Найти доноров в столь критическое время было очень непросто, тем более, что тогда о деятельности такого рода организаций знали в Украине только понаслышке. Как говорит Рогалин, «раскрутить» организацию ему удалось благодаря менеджерским навыкам, приобретенным за годы руководства собственным предприятием. И благодаря открытости и прозрачности, которые помогли завоевать доверие к Фонду со стороны представителей бизнеса и власти (к примеру, на сайте Фонда публикуются ежемесячные отчеты о полученных и реализованных средствах, еженедельно здесь проводят «день открытых дверей»). Сегодня в числе доноров «Доброты» – не только коммерческие предприятия и частные лица, но даже СБУ и прокуратура… При этом за деятельностью Фонда не стоят какие-либо бизнес-структуры, политические силы или религиозные конфессии. Повторяя излюбленный слоган председателя Донецкого облсовета, Рогалин делает ударение на том, что возможность он реально доказал делом.

В Донецкой области существует ряд общественных организаций, имеющих социальную направленность и ведущих довольно эффективную благотворительную деятельность. Однако если учесть существующую пропасть между низшими и высшими категориями населения нашего региона, то есть между теми, кто нуждается в помощи и теми, кто эту помощь может и должен реально оказывать, результаты, достигнутые сегодня СЭСП и «Добротой» – это, как говорится, капля в море. Решить проблемы наркомании, туберкулеза, СПИДа, детской смертности, нищеты, особенно среди жителей пришедших в упадок шахтерских местечек, можно только путем плодотворного сотрудничества общественности, власти и бизнеса. К сожалению, в настоящее время никто из трех участников этой триады не спешит принять с этой целью адекватно решительные меры.

Юлия Абибок, "Остров"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: