Понедельник, 17 декабря 2018, 10:071545034063 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Ночные бабочки», но кто же виноват…

За три гривны шестилетнюю Катю продали неизвестному мужчине. Девочку изнасиловали в одной из городских лесопосадок. «Случай этот произошел в центре города Макеевка, – рассказывает руководитель общественной организации «М.АРТ.ИН. – клуб» Виктория Федотова. – Девочка была продана обыкновенному обывателю. Я думаю, у него были дети… Он приезжал не на крутой тачке, а на «Жигулях»…».

Инициатором такой сделки выступила 12-летняя девчонка, которая встретила Катю на улице, когда та ушла из дому, где веселились сильно выпившие гости.

«С той девушкой были вообще большие проблемы. У нее было сильно обожжено все тело, очень плохо выглядела девочка, и постоянно воровала. Отец избивал ее и брата. Избивал зверски. Мамы не было. Была еще тетя, которая пыталась как-то опекаться ими. Но самой ей было тогда лет 17, этой тете. Девочка от нас ушла, и о ее судьбе мы, к сожалению, ничего не знаем», – вспоминает Федотова. Ушла из «М.АРТ.ИН. – клуба» и Катя. В семь лет она «бомжевала» в Макеевке, потом попала в интернат. Родители бросили ее в раннем детстве, оставив на попечение бабушки-алкоголички. Как предполагает Виктория, девочка подвергалась насилию и до упомянутого случая. В семье.

С тех пор прошло несколько лет. На вопрос, встречаются ли подобные случаи в настоящее время, Федотова отвечает просто: «Дети продолжают торговать детьми».

«Детское тело пользуется спросом»…

«Не сказать, что это – очень расхожее явление, – поясняет она. – Но – посмотреть на трассы, на трассах стоят девочки 12-13 лет, и их покупают. Их покупают не самые опустившиеся люди, а люди, которые проезжают мимо на машинах, довольно состоятельные. Детское тело пользуется спросом, и поэтому продается…»

По словам главы «М.АРТ.ИН. – клуба», такие малолетние «жрицы любви» связаны с группами беспризорников, живущих и промышляющих на городских улицах. Торгуя своим телом, эти девочки пытаются так или иначе прокормить себя и своих «однокашников».

«Есть девчонки, которые объединяются, живут в одной квартире, чтобы снизить расходы на проживание. Вообще-то квартирами, жильем, по крайней мере, в макеевском варианте, это назвать трудно. Все это какие-то свалки, «бомжарники», – продолжает Федотова.

Средства, на которые они могут рассчитывать, мягко говоря, невелики.

«Мы имеем дело с самым низким уровнем заработка, – утверждает Виктория. – То есть дети, дети алкоголиков, беспризорные дети – это самый низ. Это заработки от 3 до 5 гривен. Сколько клиентов может быть в день? Говорят – от 8 до 10».

Среди тех, кто открыто промышляет на трассах, заработки, конечно, выше: от 150 до 350 гривен.

Со всем этим несоизмерим риск, с которым сталкиваются такого рода «бизнес-леди». Так, в прошлом году одна из местных малолетних путан была буквально изрезана сумасшедшим клиентом. Правда, выйдя из больницы, она снова отправилась «на панель».

«Бывают моменты, когда приезжают «громилы», просто забирают девчонку, увозят. В лучшем случае, сутенеру даются 300 гривен за нее, и делай, что хочешь. Иногда девчонки появлялись после этого на трассе, иногда – нет. Слишком там никто воевать не станет, боятся. Проследить, что с ними – невозможно, потому что обычно они без документов», – рассказывает представитель другой макеевской общественной организации, «Союз-Амикус», координатор проекта «Санрайз» Алина Голик.

За 10 лет на учете в «М.АРТ.ИН. – клубе» побывали около 350 макеевских детей. За текущий год – 87. Из них около 10 – девочки 12-14 лет, вовлеченные в проституцию.

По данным отдела по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми городского управления Министерства внутренних дел в Донецкой области, на сегодня в регионе работают 218 так называемых женщин секс-бизнеса. В основном они промышляют в центре Донецка и на шоссе между Донецком и Макеевкой. При этом, как сообщил «Острову» оперуполномоченный отдела криминальной милиции по делам несовершеннолетних ГУМВД в Донецкой области Роман Беляев, на учете в ОДН состоит 31 малолетняя путана. По его словам, в текущем году было составлено 18 административных протоколов по факту оказания секс-услуг несовершеннолетними. В основном здесь фигурируют девушки 17 лет.

Вообще же, по данным же организации «Союз-Амикус», возраст «женщин секс-бизнеса» может колебаться от 12-13 до 50 лет.

«Бывает, мамы стоят с дочерями, мужья выводят на трассу жен», – рассказывает Алина Голик. По ее словам, из 115 клиенток «Амикуса» несовершеннолетних – 6.

«Большинство девчонок – из приютов, – отмечает она. – Они вышли из приюта – куда им идти? Постоянно беременные, родила – и опять на трассу».

Около 90 % женщин, вовлеченных в проституцию, носители ВИЧ-инфекции. 80 % –употребляют инъекционные наркотики. Получается замкнутый круг, поясняет Алина: чтобы приобрести себе наркотики, девушка выходит «на панель»; чтобы хотя бы на время забыть все то, что ей приходится переживать там, она приобретает наркотики.

Сексуальное рабство и секс-туризм

Согласно данным специального докладчика ООН по проблемам торговли детьми, детской проституции и порнографии Хосе Мигеля Петита, в последние годы в Украине наблюдается рост детской проституции. Как отмечает он, в среде женщин, занимающихся оказанием сексуальных услуг в коммерческих целях, 11 % составляют дети в возрасте от 12 до 15 лет и 20 % – в возрасте от 16 до 17 лет. По мнению Петита, это связано с отменой виз для иностранцев, в связи с чем Украина становится одним из центров секс-туризма. Как утверждает заместитель начальника управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми ГУМВД Украины в Донецкой области Андрей Небытов, в настоящее время распространена практика привлечения девушек для оказания секс-услуг в крупные города и туристические центры Украины – Донецк, Днепропетровск, Киев. Можно легко предположить, что ожидаемый приток туристов в период проведения Евро-2012 в значительной мере усилит наметившуюся тенденцию.

Нередко украинки становятся также предметом «экспорта» в Турцию, Объединенные Арабские Эмираты, и особенно – в Россию, в Москву. Последнее направление особенно актуально для вывоза несовершеннолетних, отмечает Небытов, поскольку не требует оформления заграндокументов, а также не вызывает опасений у потенциальных жертв в связи с близостью культур и отсутствием языкового барьера.

«Вывозят их по другим свидетельствам о рождении, имеются случаи, что по другим паспортам. Иногда, имеем случаи, переходят границу нелегально», – рассказывает он.

Как утверждают в милиции, наиболее распространенными способами вербовки секс-рабынь являются на сегодня модельные и брачные агентства. Кроме того, некоторым девушкам однозначно предлагают оказывать сексуальные услуги иностранцам. При этом, выезжая за рубеж, вряд ли кто из них понимает разницу между проституцией и сексуальной эксплуатацией, которая их на самом деле ожидает. На месте у прибывших забирают документы. Большинство из них содержатся в заключении, в случае провинности – подвергаются различным наказаниям. Непокорных – перепродают. Некоторые из них в итоге попадают в обособленные и малоразвитые селения, где содержатся в нечеловеческих условиях. В текущем году на Украину возвращены восемь секс-рабынь, сообщает Небытов. В прошлом году таких было – 49. Среди них – пятеро несовершеннолетних.

Причинами распространенности подобных явлений эксперты считают низкий уровень жизни в Украине, безработицу, а также недостаточность мер, предпринимаемых государством для предотвращения торговли людьми и защиты пострадавших от нее.

Над пропастью

Основными жертвами секс-индустрии являются сегодня выходцы из неблагополучных семей. Подавляющее большинство несовершеннолетних «жриц любви» – это либо так называемые социальные сироты, либо члены семей алкоголиков, наркоманов и т.д., как правило – «дети улиц». По мнению Виктории Федотовой, главная проблема таких детей, да и детей вообще, заключается сегодня в том, что традиционные для нашей страны формы воспитания во многом неестественны для них и порядком исчерпали себя.

«Школа выдавливает из детей все, что ранее было достигнуто, – считает она. – Нормальному человеку удержаться там, в школьной системе, довольно сложно, а тем более – детям, которые дезадаптированы, которые на протяжении долгих лет жили в уличных и вообще нечеловеческих условиях. Когда ребенок, у которого все разрушено, попадает в структуру школы, на данный момент – противоестественную для развития ребенка, автоматически происходит, что дети его не принимают, учителя относятся не слишком хорошо… Даже самая хорошая школа не подходит нашим детям. И наши дети не подходят ей. Психологи говорят так: если ребенок прожил на улице два года, то нужно четыре на его восстановление. То есть срок нужно умножать на два. И с момента, когда срок проживания на улице умножен на два, тогда и начинается реабилитация. А до того ребенок просто находится в таком состоянии, полукоматозном, из которого его нужно долгое время выводить. Поэтому, пытаясь налаживать какое-то обучение, нужно иметь очень тонкий индивидуальный подход».

Детские же школы-интернаты, где содержатся большинство детей-сирот, в постсоветскую эпоху перестали выполнять свои изначальные функции социализации таких детей, превратившись не более как во временные места их ночевки и питания, отмечает Федотова.

«Когда-то интернат был средством решения проблемы, когда государство растило таких людей, которые должны были быть винтиками государственной системы, – говорит она. – Это было нормально. И когда общество воспитывало детей – оно действительно их воспитывало, – и справлялось с этой задачей. Были какие-то этические принципы, нормы, и считалось ненормальным, что ребенок находится на улице. Сейчас, когда все эти нормы рухнули, когда общество детей не воспитывает, соответственно интернат детей только кормит и как-то обучает». В остальном же дети предоставлены самим себе.

«Наши 14-летние клиентки, торгующие собой, предполагают, что у них еще будет семья, двое детей, что у них все будет хорошо, что СПИД – это не для них… Они не представляют себе, что жизнь их на этом закончится…», – подчеркивает руководитель «М.АРТ.ИН. – клуба».

«Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом – ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело – ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались», – говорит герой, пожалуй, одной из самых трогательных книг жестокого и кровавого ХХ века.

Сегодня в Донецкой области более 13 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.

Над их пропастью никто не стоит.

Юлия Абибок, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: