Понедельник, 15 октября 2018, 15:461539607569 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Народному депутату от Партии регионов Нестору Шуфричу на ногу «уронили» автомобиль депутата Владислава Лукьянова во время потасовки возле клиники «Борис», где находился экс-министр транспорта и связи Николай Рудьковский, сообщает газета "Сегодня".

Потасовка произошла поздно вечером в пятницу, когда в «Борис» привезли Рудьковского, чтобы снять швы после операции на спине. Прибыли в больницу и парламентарии от Партии регионов — Сивкович, Шуфрич и Лукьянов. Когда представители тюремного департамента попытались забрать Рудьковского обратно в СИЗО-13, нардепы потребовали, дабы экс-министр остался в клинике, поскольку, по их словам, вчера, 17-го февраля, его ожидала повторная плановая операция. Сотрудники СИЗО, которые привезли Рудьковского (если верить депутатам, их было 32 человека) воспрепятствовали этому, и после стычки с «регионалами» все-таки увезли Рудьковского в Лукьяновский изолятор.

«Мы просили представителей СИЗО дождаться представителей прокуратуры, чтобы оформить пребывание Рудьковского в больнице, потому что 17 февраля должен был прилететь врач, который его будет оперировать, — сказал газете Нестор Шуфрич. — Но вдруг появился начальник изолятора с тридцатью спецназовцами, они с криками распихали депутатов и начали вывозить Рудьковского из больницы. Мы ему сказали, что должны приехать представители прокуратуры, и попросили их дождаться. Вместо этого начальник СИЗО стал выламывать боковую дверь больницы, при том, что центральный выход был открыт. Он выламывал боковую дверь, а там была припаркована машина Лукьянова. Лукьянов только успел залезть в нее со стороны сиденья пассажира, как по приказу начальника СИЗО спецназовцы подняли машину и начали куда-то переносить, я им сказал: «Что вы делаете? Там же живой человек!», а они несли машину прямо на меня. Потом, сделав пару шагов, они взяли ее и бросили, и колесом мне уронили на ногу. Я не удержался на ногах, и почувствовал жуткую боль, я начал им что-то кричать, после чего они подняли машину, и меня оттащили мои товарищи».

Нардеп-«регионал» Владислав Лукьянов — владелец того самого автомобиля «Лексус GS-300», который Шуфричу уронили на ногу, рассказал нам: «Стояла моя машина, ее начали окружать какие-то люди, никто мне ничего не говорил, ее начали раскачивать, я попытался из нее вылезти, но дверь была заблокирована. Тут я услышал крик Нестора Ивановича, увидел, что машину двигают туда-сюда по его ноге, потом видел, что Шуфрич еле сознание не потерял. Почему они это делали, я понятия не имею».

«Парламентарии стали чинить препятствия сотрудникам изолятора, которым поручалось забрать Рудьковского из клиники, я предупредил Шуфрича, что такие действия равнозначны захвату заложника, — парирует начальник СИЗО-13 Александр Балдук. — Шла бы речь о простых смертных, а не нардепах, — правомерно было применить оружие. Мы же на втором этаже от палаты выстроили живой коридор (кстати, там было не 32 спецназовца, а восемь), и вывезли по нему к лифту на каталке Николая Николаевича, который не возражал покинуть клинику. Однако на первом этаже Шуфрич блокировал центральный выход. А у запасного выхода остановились две машины, одна из которых — депутата Лукьянова. Они не давали подъехать автомобилю «Бориса», на котором предстояло увозить Рудьковского. Лукьянов, не выходя из салона, отказывался тронуться, и по моей команде наши сотрудники начали толкать его машину взад-вперед, чтобы сдвинуть с места. Мы ее не поднимали. У передних колес возник Шуфрич, хотел ее остановить, машина дернулась, и наехала ему на ногу... Он еще умудрился ключи от замка зажигания «скорой» выхватить со стороны пассажира, спрятать их, а потом подбросить под колеса и заявить, что это он их нашел...». Начальник СИЗО сообщил газете, что в момент наивысшего противостояния между депутатами и охраной подследственного в «Борис» прибыл представитель прокуратуры Киева. Он доставил письмо, где содержалось требование обеспечить Рудьковскому предоперационную подготовку в условиях клиники или условиях СИЗО. «Все дело в этом «или», — говорит Александр Балдук. — Согласно такой формулировке мы могли оставить Николая Николаевича в клинике, а могли и забрать. Я показал этот документ, подписанный начальником следственного отдела прокуратуры Демидовым, депутату Сивковичу, а также самому Рудьковскому. И сказал, что доложу о письме своему руководству. После согласований было принято решение — дооперационный период Николаю Николаевичу провести в СИЗО».

Партия Регионов хочет создать парламентскую следственную комиссию по факту нападения на народных депутатов и, в частности, расследовать факт причинения телесных повреждений лично Шуфричу сотрудниками спецподразделением Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний. А сам Шуфрич собирается написать заявление в Генпрокуратуру.

«Начальник СИЗО нам сказал, что получил прямой приказ от руководства департамента забрать Рудьковского в СИЗО при любых обстоятельствах, — говорит Шуфрич. — Мол, какими бы ни были решения прокуратуры, он их выполнять не будет. В присутствии подчиненных Балдук дал слово офицера, что вернет Рудьковского утром в больницу для подготовки к операции, на основании тех бумаг, которые в нашем присутствии ему передали представители прокуратуры, и никаких других документов ему уже не надо. Мы же ему ответили, что не будем делать никаких заявлений по поводу инцидента с народными депутатами, если Рудьковского вернут в больницу. Мне очень жаль, что в итоге слово полковника оказалось ничего не стоящим, как, наверное, и тот, кто его давал. Я бы не стал делать никаких заявлений, но, учитывая, что по чьему-то политическому заказу больного человека держат в тюрьме и уводят от врачей из больницы, безусловно, не оставлю это дело просто так. И все, кто был виновен, и в нарушении прав Рудьковского, вопреки решениям прокуратуры, а также в нападении на народных депутатов, должны быть привлечены к ответственности. Я обращусь в Генпрокуратуру по этому вопросу в установленном законом порядке».

«Слово офицера вернуть Рудьковского в больницу я действительно давал, и от этого не отрекаюсь, — соглашается шеф СИЗО. — Но Нестору Ивановичу не нужно смещать акценты. Я обещал возвратить Николая Николаевича при одном условии: если поступит соответствующее указание моего руководства. Раз Николай Николаевич остается в изоляторе, значит, подобного указания получено не было. Мы же взрослые люди, и выше начальства я себя поставить не имею права».

и-а

«Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: