Пятница, 19 октября 2018, 03:161539908218 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В. Скубенко: Серьезным испытанием будет нынешняя зима

Тимошенко, оказывается, и не пошла бы работать в СНБО, чтобы не скомпрометировать себя. БЮТ не считает мотивы убийства Геннадия Быстрякова политическими. А депутат Шепелев, которого называли чуть ли не заказчиком убийства Ерохина, не имеет никакого отношения к БЮТу в Донецкой области, в которой он прописан. Все это выяснилось в ходе беседы корреспондента «Острова» с народным депутатом, руководителем областной организации «Батькивщины» Владимиром Скубенко.

- Владимир Петрович, не устает удивлять «послідовність» вашей фракции: то вы даете голоса за правительство Януковича, то - за бюджет, теперь - за отстранение от должности Луценко.

- Наша фракция всегда голосовала и голосует последовательно и очень монотонно. Когда высвечивается на табло, что несколько депутатов от БЮТ проголосовали за бюджет, то это те отдельные депутаты, которые прошли по списку Юлии Тимошенко, но потом, на основании каких-то физических причин, материальных предложений или моральных соображений, переходят в правящую коалицию и не сдают мандат. Они голосуют, а на табло высвечивается, что это депутат от Блока Юлии Тимошенко проголосовал, хотя сейчас он не имеет никакого отношения к нам.

- Вы же можете исключить его из фракции.

- Мы исключили подобных депутатов из своей фракции, но большинство не поддержало нас в том, что человек, который исключен из фракции, должен сдать мандат и уйти из парламента. Так происходит в любой цивилизованной стране. У нас же протащили решение о внефракционных депутатах.

- Внефракционный, значит уже не входит в вашу фракцию?

- Не входит.

- Почему же тогда на табло высвечивается, что в поддержку коалиции голосуют депутаты БЮТ?

- Потому что есть еще два-три депутата, которых мы пока не исключили из фракции. Мы добиваемся от них, чтобы они сами написали добровольно заявление о выходе. Потому что коллизия заключается в том, что когда депутата исключают из фракции, он может остаться депутатом с внефракционным статусом. А если он сам, добровольно, вышел из фракции, то должен сложить мандат…

- Но они еще пять лет могут не написать такого заявления и, находясь в вашей фракции, голосовать за коалицию от ее имени.

- Вот это и есть недостатки избирательного законодательства. Мы сейчас подали заявление в Конституционный суд для того, чтобы это исправить. Я считаю, что это только на совести тех людей, которые держат эти мандаты: ты знал, когда баллотировался, что идешь по спискам блока. Блок - это командная игра. И если тебе что-то не нравится, ты можешь об этом спорить на фракции, доказывать, но если фракция проголосовала большинством так, то ты обязан выполнить это решение. Это как в футбольной команде. Представьте себе, если б какой-то легионер в украинской команде, том же «Шахтере», захотел бы сыграть за команду своей родины, когда она играет с «Шахтером». Как бы отнеслись к этому донецкие болельщики?

- То есть, вы не исключаете некоторых своих депутатов из фракции, ожидая, что они, якобы, когда-то, под воздействием морали, отдадут свои мандаты? Как-то это не очень убедительно…

- Нет, мы сейчас разработали представление в Конституционный суд, наша юридическая группа работает над решением этого вопроса. Я думаю, что в течение буквально нескольких месяцев этот вопрос разрешится, и эти депутаты не досидят до конца каденции.

- Какова все-таки позиция фракции по отстранению Луценко. Почему часть депутатов БЮТ голосовала «за». Другая против?

- Мы на фракции рассматривали внимательно этот вопрос, и я скажу, что наша позиция однозначна: мы не голосовали за это правительство, это правительство Антикризисной коалиции, поэтому у нас было принято решение не поддерживать создание такой комиссии. Но в связи с тем, что у каждого депутата возникли свои вопросы, мы приняли решение о вольном голосовании. То есть, каждый депутат определялся сам, исходя из своих внутренних убеждений. Это не является принципиальным для фракции – создание такой комиссии. Одни депутаты считают, что необходимо публично это (обвинения в коррупции руководства МВД – «Остров») рассмотреть, другие опасаются, что публичное рассмотрение вопросов, связанных с коррупцией в милиции, которая имеет место, будет заменено вопросами рассмотрения персонального дела министра внутренних дел со сведением каких-то счетов. Мы бы не хотели, чтобы руками парламентской комиссии кто-то устранял Луценко. Если есть желание устранить – у премьер-министра есть все возможности для того, чтобы это сделать это. И у Антикризисной коалиции также. У них есть большинство, они могут поставить сегодня этот вопрос и решить, для этого не надо создавать каких-то комиссий.

- Всем известно, что Луценко – человек президента. Ваше голосование - это противопоставление Президенту?

- Нет, это не противопоставление президенту, это просто проявление позиции. Мы не являемся фракцией пожизненных последователей Ющенко, мы никогда не выступали под его знаменами. Мы фракция Блока Юлии Тимошенко, у нас есть своя позиция и если президент в чем-то не прав, мы ему так и говорим, что он не прав. И тень президента никогда не должна закрывать любые негативные действия любого человека. У нас много вопросов к министру внутренних дел по поводу тех дел, которые есть на сегодняшний день. Ни одно из них не доведено до конца. Очень много громких заявлений, но результативности работы министерства сегодня не так уж и много. И как свидетельство этому – та волна убийств и покушений на убийства, которая прокатилась по Украине недавно. Этого не было давно и это не делает чести МВД. Наверное, что-то не очень хорошо в этом ведомстве, если на сегодняшний день криминал открыто поднял голову и решается на силовые действия…

- После того, как Луценко заявлял о причастности депутата вашей фракции к убийству обоповца Ерохина, это выглядит как попытка помешать расследованию.

- Я думаю, что когда министр заявляет такое, наверное, у него есть какие-то основания для этого. Но мне кажется, что если у министра есть какие-то подозрения или факты, он должен проводить процессуальные действия, а не делать голословные заявления в прессе. Должность министра внутренних дел – это не такая уж публичная должность. Прежде всего, это должность профессионала.

- Скажите, а депутат Шепелев, которого называли чуть ли не заказчиком убийства Ерохина, он попал в список через Вас, областную организацию, или это было решение Киева?

- Нет, Шепелев не проходил по спискам от Донецкой области. Я с ним познакомился только тогда, когда мы стали депутатами, и с удивлением увидел, что у него донецкая прописка. К сожалению, в предвыборный период я его не видел. Он занимался больше вопросами в Киеве, или в другом месте, - я не знаю. По крайней мере, до работы в парламенте мы с ним не были знакомы.

- Как Вы можете прокомментировать недавнее убийство в Донецке вашего помощника Геннадия Быстрякова? БЮТ уже заявил, что это было политическое убийство, но для таких заявлений тоже нужны основания.

- Я не хочу сказать, что это политическое убийство. Наша фракция выступила с заявлением о том, что это убийство свидетельствует о разгуле криминала, о возврате к тем кровавым разборкам, которые были в Донецкой области в прошлом. И я считаю, что когда очень серьезного предпринимателя, владельца завода, помощника народного депутата, просто убивают в собственной квартире, из огнестрельного оружия, - это однозначно не порядок в области и в стране. И это вопрос политический. Потому что это же не убийство на кухне в результате пьяной драки каких-то уголовных элементов. Это убийство в собственной квартире человека, который занимался как коммерческой деятельностью, так и политической. А вопрос политическое это убийство или нет, - это должно ответить следствие.

- Создается впечатление, что на Луценко сейчас валят весь негатив в милиции, который был задолго до него, но тогда таких комиссий не создавалось, и даже после убийства Гонгадзе депутаты не отстраняли Кравченко.

- Да. Но когда-то надо же с этим бороться. Луценко, когда пришел в МВД, обещал, что будет бороться с криминалом, что все преступления будут расследованы. А вместо этого мы видим только новую волну криминала. Я не знаю: это волна непосредственно против Луценко, которую развязывает криминал для того, чтобы его скомпрометировать? Либо это результат несинхронных действий в руководстве силового блока и МВД, недопонимание прокуратуры, СБУ и МВД, нескоординированность их действий? Но результат мы видим с вами по сводкам, по новостям.

- Может быть, это один из результатов того, что в парламент пришли люди с неоднозначным прошлым и криминалитет почувствовал себя защищенным?

- Я не думаю, что есть такая связь, поскольку парламент еще не рассматривал ни одного закона, связанного с кардинальным изменением уголовного права. И я далек от мысли, что сегодня члены парламента занимаются криминалом. Мне очень тяжело представить себе ситуацию, что, допустим, депутаты от Партии регионов каким-то образом инициировали или имеют какое-то отношение к убийству помощника народного депутата от БЮТ. Это просто абсурд.

- А может не помощника депутата, а владельца успешного предприятия? Ведь почти у каждого депутата есть свой бизнес, а многие депутаты "крышуют" различные структуры.

- Вдвойне это будет проигрышно для любой политической силы. Тем более для силы, которая находится у власти. Ведь этим она показала бы неспособность решать вопросы экономической конкуренции экономически.

- К нам в редакцию пришло письмо от якобы кандидата в облсовет по списку вашего блока, который утверждает, что вероятность политической версии убийства Быстрякова высока, но выгодно оно как раз БЮТ. Якобы, за попадание в список кандидатов в депутаты облсовета блок брал деньги, а теперь люди требуют вернуть их, и покойный был одним из них…

- Знаете, обвинять нашу политическую силу в убийстве наших же сторонников, которых в Донецкой области не так много, особенно в крупном бизнесе, - это как минимум не логично и плохо пахнет. Поддержка руководителя крупного предприятия – это очень много значит в политической борьбе, это наш золотой фонд. Это первое. Второе, – в данный момент наш блок и Юлию Владимировну обвиняют во всех смертных грехах, и наших депутатов в убийстве каких-то сотрудников МВД… Это проявление политической борьбы, и я думаю, что и это письмо тоже является элементом грязных политтехнологий. Для меня это сигнальчик о том, что действительно, наверное, каким то образом это убийство могло быть связано с политической деятельностью, если идут такие манипуляции. Значит, кому-то очень здорово мешает наша сила в Донецкой области - единственная оппозиционная сила, которая последовательно ведет свою работу, которую поддерживает достаточно большое количество избирателей в области. Даже по тем результатам, которые мы оспаривали в судах – это около ста тысяч человек, тех, кто проголосовал за БЮТ на выборах. У нас 43 депутата различных уровней в районных и городских советах практически по всей территории Донецкой области. Я не знаю практически ни одного случая, чтобы кто-то вышел из партии по политическим мотивам. Число наших сторонников растет.

- Почему Вы сказали, что БЮТ - «единственная оппозиционная сила» в области? «Нашу Украину» Вы не считаете оппозиционной силой?

- Нет, не считаю. Они до сих пор для себя еще не определились. Как они могут считаться оппозиционной силой, если мы в очередной раз ждем какого-то третьего этапа съезда, где они будут определяться, где же они? И голосования «Нашей Украины» и за бюджет, и за действия с отставкой министров от «Нашей Украины», показывают, что «НУ» еще не определилась. У них одна нога находится в правительстве, другая в оппозиции, голова вообще в неопределенности, - они так и не определились, кто у них является головой. Поэтому говорить об их позиции невозможно.

- Вы были одним из зачинателей бизнеса в Донецкой области, наверняка, знаете Гайдука. Как оцениваете его приход в СНБО?

- Я его достаточно хорошо знал в прошлом. Он очень профессиональный человек, и между профессионализмом и популярностью, он всегда отдавал предпочтение профессионализму. С его назначением руководителем СНБО, я думаю, в составе этого органа будет больше профессиональной деятельности и меньше, все же, политики. Политики, в плане сведения личных счетов, или использования СНБО для каких-то лоббистских целей. У него есть основы геополитического мышления и нам в Украине очень повезло, что есть такой человек, и он руководит СНБО. По крайней мере, все его заявления пока взвешены и профессиональны.

- На его должность прогнозировалась Юлия Владимировна. Это не задело БЮТ?

- Я думаю, что ничего там никто не прогнозировал. Это были просто сплетни, чтобы скомпрометировать Тимошенко.

- А чем это могло ее компрометировать?

- Если бы в этот момент произошло ее назначение, то это привело бы к обострению ситуации между президентом и премьер-министром. И все проблемы, связанные этим противостоянием, они связывались бы с Тимошенко. Ее представляли бы как организатора нестабильности, инициатора непонимания и субъекта, из-за которого эти непонимания происходят. Поэтому, во-первых, ей никто не предлагал, а, во-вторых, она никогда и не собиралась.

-Можно ли сегодняшнюю оппозицию назвать сильной?

- Я считаю, да. Но у нее нет орудия, нет механизма, каким образом отстаивать свои права. А сила оппозиции в том, что сегодня это более 100 депутатов в парламенте, и мы очень надеемся, что хотя бы часть «Нашей Украины» все-таки перейдет в оппозицию, у нас будет более 150 голосов. В этом случае станет возможно создание таких механизмов, как специальные следственные комиссии (для чего нужно 150 голосов) и сможет работать механизм применения вето Президентом, если на это будет воля Президента. Они позволят контролировать правительство. Но Антикризисная коалиция специально откладывает принятие закона об оппозиции. Только они не понимают одного, что монетка быстро переворачивается. И сегодня принимается закон не об оппозиции БЮТ, а об оппозиции в целом, в которой могут оказаться и ПР, и тот же Мороз. Они подпиливают ту ветку, на которой сами сидят. Если у нас не будет сильной оппозиции, то общество наше так и будет бросаться из крайности в крайность – сегодня к власти пришла ПР, и они творят, что хотят, завтра другой блок – и то же самое. Сильная оппозиция – залог стабильности. И предприниматели в ПР и СПУ должны понимать это…

- В парламенте прослеживаются какие-то тенденции противоречий в коалиции?

- Что касается идеологий, то это очень непрочный союз. Как коалиция политических сил, она не является монолитной. У них очень противоречивые взгляды. Но если говорить о коалиции конкретных политических лидеров, людей, которые прошли в парламент, пользуясь обманом или предав потом своих избирателей, то такое объединение может существовать достаточно долго. Эта коалиция держится на интересах, на круговой поруке, на каких-то договоренностях…Они решают свои вопросы. И социалисты в этом отношении больше всего преуспели. Партия, которая набрала наименьшее, после коммунистов, число голосов, на сегодня практически захватила большинство государственных монополий: «Энергоатом», железная дорога, ФГУ, сельское хозяйство, образование… То есть выиграли социалисты. Социалисты и коммунисты руководят парламентом и даже не думают, что нужно избирать третьего человека от оппозиции. Они вроде бы не видят третьего пустого кресла, которое стоит рядом. Спокойно, на двоих, руководят парламентом. На сегодня, социалисты представлены во власти, решают свои вопросы, а если посмотреть, сколько же людей отдали за них свои голоса, то получается очень не понятно - на каком основании?

- В Раде видны признаки распада коалиции?

- Сами они вряд ли распадутся. Я думаю, их может разрушить только одно - это достаточно жесткая позиция президента и сильная оппозиционная деятельность. Я не вижу пока причин, по которым бы они распались. Все люди, которые представляют руководство всех этих партий – они удовлетворены, у них нет противоречий. Есть игра на публику, а на самом деле, экономически они очень сильно связаны.

-Ваш прогноз – чего вообще ждать дальше в Украине?

- Я думаю, серьезным испытанием будет нынешняя зима. Справится ли существующее правительство с отопительным сезоном; с управлением промышленностью, в условиях новых цен на газ; насколько будет активно население, когда поймет повышение тарифов, цен и снижение социальной защищенности людей; насколько далеко пойдут аппетиты в переделе экономической собственности…

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: