Понедельник, 28 мая 2018, 13:131527502401 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Забытая мелодия для заезженной пластинки

На днях общался с одним политиком, пользующимся репутацией всезнайки. По его собственным словам, ему неизвестны ответы на три вопроса. Первый: от кого произошел человек — от обезьяны или от Адама? Второй: кто убил президента Кеннеди? И, наконец, третий: сколько лет будут длиться переговоры о создании широкой коалиции?

Процесс поиска общих точек соприкосновения между «Нашей Украиной» и Партией регионов длился неприлично долго, но на этой неделе вроде бы увенчался окончательным и бесповоротным разрывом. По крайней мере, именно такой вывод можно было сделать из категоричных высказываний лидера пропрезидентской фракции Романа Безсмертного. Комментируя прессе решение «НУ» о переходе в оппозицию, он заявил: «Мы завершили переговоры с антикризисной коалицией, теперь начинаются переговоры с представителями оппозиционных сил. Я уже говорил 29 марта, что мы вторые (по количеству набранных на выборах голосов) и мы ждем предложений…» Вымолвив эту фразу, Роман Петрович залился нервическим смехом. Подобное проявление эмоций окружающие встретили с пониманием: убить более полугода на разговоры, чтобы вернуться на исходные позиции, — что может быть забавнее?

На этом «шутки» политиков не закончились. Спикер Мороз и премьер Янукович спешно оповестили общественность, что говорить о завершении переговорного процесса рановато и возможности сформировать вожделенную коалицию все еще сохраняются. Осторожные намеки некоторых авторитетных представителей «Нашей Украины» эту версию косвенно подтвердили. Наконец, слово взял президент и (по традиции) запутал ситуацию окончательно. «Как президент Украины я убежден, что сегодня переговаривающиеся стороны все-таки имеют шанс договориться о ключевых вещах (…) Я обращаю внимание на необходимость возвращения к конструктивному диалогу (…) Разойтись — это не оригинально (…) Я не считаю исчерпанным переговорный процесс…», — объявил глава государства позавчера в ходе общения с представителями массмедиа.

Так закончился или не закончился? Складывается впечатление, что расшифровать тайну происхождения рода человеческого и разгадать загадку даласского убийства будет проще, чем дать внятный ответ на этот вопрос.

Одним словом, все было бы смешно, кабы не было так грустно.

Так что же произошло?

Самое забавное, что, по большому счету, ничего. Чтобы убедиться в этом, необходимо хотя бы бегло вспомнить события последних месяцев. Сразу после выборов была предпринята попытка сформировать так называемую демократическую коалицию. Планировалось, что в нее войдут представители БЮТ, «Нашей Украины» и СПУ — численности соответствующих фракций в аккурат хватало для создания большинства. Дискуссия закончилась ничем в силу множества причин. Перечислим основные:

— желание Тимошенко стать премьером и нежелание Ющенко (со товарищи) удовлетворить подобное требование;

— желание Мороза стать спикером и неготовность президента (и части его команды) пойти на подобную жертву;

— тайные и явные взаимные обиды Ющенко и Тимошенко;

— объективные и субъективные противоречия между переговорщиками (в первую очередь между БЮТ и «Нашей Украиной»);

— откровенное стремление части «НУ» наладить сотрудничество с «Регионами», с пониманием встреченное руководством данной политической силы;

— готовность СПУ войти в альянс с теми, кто больше предложит.

В ходе долгой и бесплодной дискуссии возникло множество проблем, которые так и не были решены. Насколько нам известно, в этом перечне не значились такие понятия, как «соборность», «евроатлантическая интеграция» или «языковой вопрос».

Эти лозунги были подняты на щит намного позже, когда в «Нашей Украине» поняли, что их обыграли как деток и шанс стать партией власти утрачен окончательно. А в оппозицию так не хотелось.

Вот тогда и возникли приснопамятный круглый стол и пресловутый Универсал. Указанный документ позволял «НУ» и президенту получить хоть какие-то посты в исполнительной власти и хоть какое-то влияние на деятельность Кабинета и парламента.

Обставлено все это достаточно грубо. Аргументация Банковой не выдерживала никакой критики. Во-первых, президентская команда пыталась убедить общественность, что появление Универсала спасает страну от парламентского и политического кризиса. На самом деле все было наоборот: кризис существовал до того. БЮТ, «Наша Украина» и СПУ не могли договориться между собой, а это не позволяло создать коалицию и сформировать правительство. Когда высший законодательный орган бездействует, а центральный исполнительный орган не функционирует — это и есть признаки кризиса.

К моменту возникновения «миротворческих» инициатив президента кризис как раз и был преодолен: коалиция была сформирована, персональный состав Кабинета, а также персона будущего премьера новое большинство согласовала. Предпосылки для нового кризиса создавал как раз президент. Он не вполне обоснованно отказывался вносить на суд Рады кандидатуру главы правительства. И еще более необоснованно угрожал ВР роспуском.

Второй аргумент — «соборность» — был столь же беспомощен. Необходимость объединить страну возникла отнюдь не летом 2006-го. К этому времени куда более очевидным фактом стала разобщенность «помаранчевых», о которой ранее многие избиратели могли только догадываться. За полтора года власть, имея все необходимые инструменты, не сделала ни одного уверенного стежка для сшивания страны. Лишившись львиной части полномочий, Ющенко вдруг озаботился сохранением соборности.

Переговорный процесс не только обнажил противоречии между БЮТ и «НУ», он подчеркнул противоречия между «НУ» и «Регионами». Формулировки всех наиболее спорных пунктов Универсала в окончательный текст были вписаны в редакции, устраивавшей «регионалов». Итоговая версия документа оставляла Януковичу и компании возможность не брать на себя одних обязательств и не выполнять других. Ющенко на это пошел, Универсал подписал, кандидатуру Януковича внес, крохами в Кабмине не побрезговал. Это могло означать только одно: соборность и национальное единство его интересовали не так сильно, как он об этом говорил.

Большинство трезвомыслящих людей были уверены, что Ющенко следовало:

— либо весной любой ценой договариваться с Тимошенко и Морозом;

— либо летом немедленно уходить в оппозицию.

Невхождение в коалицию не освобождало «Нашу Украину» от ответственности за действия правительства, поскольку в нем находились ее представители. Но представительство «НУ» в Кабмине невелико, и далеко не все занимаемые «оранжевыми» посты можно назвать ключевыми. Следовательно, влиять на решение ключевого исполнительного органа пропрезидентская партия не могла. А значит, выражаясь языком пиарщиков, «перебирала чужой негатив».

Точно так же президент «перебирал чужой негатив» — премьерский. Он благословил его на премьерство, но не мог влиять на его позицию. Он вынудил его подписать Универсал, но не мог заставить его подписать.

В этой ситуации «Наша Украина» и президент просто обречены были оппонировать «Регионам» и премьеру. Потому что идеологически они были противниками и таковыми останутся. Так что де-факто «НУ» находилась в оппозиции ПР всегда. Просто с этой недели она перешла в оппозицию де-юре.

Так что в этом смысле ничего не изменилось. И это первый вывод.

Вывод второй. Формальный переход «Нашей Украины» в оппозицию все равно не освобождает ее от тяжкой повинности по «сбору чужого негатива». Потому что министры от «НУ» все равно остаются в правительстве. По крайней мере, на данный момент никто из них не выразил готовности покинуть Кабинет. Оправдания типа «я не все сделал, что мог», «это в интересах государства» или «я считаю себя членом команды президента» кто-то может понять, кто-то — даже принять. Но сути происходящего они не изменяют. Ты можешь считать себя кем угодно. Но с юридической точки зрения, ты — член Кабинета Януковича, сформированного «антикризисной коалицией». И при этом ты член политической силы, находящейся в оппозиции к «антикризисной коалиции» и Кабинету Януковича. Бред, правда? Стратегическая причина этого — в незавершенности политреформы. Тактическая — в хроническом неумении Ющенко и его наперсников распорядиться властью и (одновременно) в упорном нежелании с этой властью расставаться. Так что и в этом смысле все осталась по-прежнему. И у Романа Безсмертного, похоже, не единожды появится повод для нервического веселья.

Третье. Независимо от того, был бы подписан Универсал или нет, вошла бы «НУ» в коалицию с «Регионами» или не вошла, она все равно бы искала с ними точки соприкосновения. Она все равно (время от времени) голосовала бы с ними сообща. Потому что в «Нашей Украине» были и останутся люди, которым нужны голоса «донецких» и рычаги влияния Кабинета Януковича. Так что публичный переход «НУ» в оппозицию к «Регионам» не означает, что они навсегда отказались от публичных переговоров о «широкой коалиции». И уж тем более не означает, что прервутся перманентные кулуарные договоренности между «оранжевыми» и «сине-белыми». Тем более что договариваться с формальными противниками из ПР «Нашей Украине» в большинстве случаев куда проще, чем с формальными союзниками из БЮТ.

И это четвертый вывод. В отношениях между Ющенко и Тимошенко (так же как и в отношениях между БЮТ и «НУ») мало что изменилось. То, что пропрезидентская партия объявила о переходе в оппозицию, не означает, что две политические силы объединят свои усилия, создадут единый координационный центр и выработают общий план действий, а Виктор Андреевич перестанет расценивать Юлию Владимировну как конкурента. Вспомните, сколько всего было сказано в адрес друг друга после отставки правительства Тимошенко и во время выборов. Во время переговоров по созданию «демократической коалиции» и после подписания Универсала. Проанализируйте свежие высказывания лидеров «НУ». И вы поймете, что стороны в лучшем случае вернулись в март 2006-го. Но никак не в ноябрь 2004-го.

И последний вывод. Весной многие авторитетные «нашеукраинцы» откровенно признавались, что даже не рассматривали вопрос о переходе в оппозицию. Они были уверены, что окажутся во власти. Вопрос был только в том, с кем. Соответственно, и план возможной оппозиционной деятельности у «НУ» в марте отсутствовал. Что выглядело как минимум странно. Ибо всякий алчущий мира должен готовиться этот мир защищать. А всякий ведущий боевые действия должен держать в голове план послевоенного обустройства.

Спишем ту неготовность к оппозиции на постмайданный синдром «оранжевой власти» — ей казалась, что она пришла навечно. Что изменилось сегодня? Ничего. Программы действий в условиях ожесточенной борьбы с очередным антинародным режимом у «НУ» по-прежнему нет. Можем утверждать с весьма высокой степенью категоричности. Кто мешал набросать хотя бы приблизительный планчик за полгода? Хороший вопрос, правда? А ведь сегодня ситуация куда сложнее, чем в марте. Потому что представителями «антинародного режима» являются представители оппозиции. И, кстати, не только министры. Внушительное количество глав местных администраций представляют «Нашу Украину». А по Конституции, местные администрации вмонтированы в исполнительную власть, они подконтрольны и подотчетны Кабинету министров. Который возглавляет кто? Что бы ни рассказывали глубоко уважаемые автором Виктор Балога и его тезка Бондарь, но главы ОГА и РГА (с формально-правовой точки зрения) — не «члены команды президента», а элементы режима. К коему «НУ» находится в оппозиции.

Нужно было учесть это обстоятельство и готовиться к возможной оппозиционности исподволь, разрабатывая план действий таким образом, чтобы точно бить по чужим, не задевая своих. Но было не до этого. Как всегда.

Так что главным событием прошлой недели можно смело считать отсутствие событий как таковых.

Но возникает еще один вопрос.

ЗАЧЕМ ПЕРЕГОВОРЫ ВЕЛИСЬ?

Ах, какой замечательный вопрос. Особая прелесть его в том, что исчерпывающего ответа на него, скорее всего, попросту нет. Но мы все же попытаемся на него ответить.

Официальная версия известна — чтобы еще окончательнее (извините за авторский неологизм) объединить страну. Да ну? Единство народа и неделимость страны прописаны в Конституции. Виктор Андреевич посчитал, что этого недостаточно — появился Универсал, в котором об этом сказали еще раз. Потом потребовали зафиксировать это обстоятельство еще и в коалиционном соглашении. Зачем? Да потому, что Янукович и поддерживающие его силы отказываются исполнять требования Универсала. (От себя добавим: в переводе на общечеловеческий язык это означает, что они игнорируют Конституцию). Предположим, что текст Универсала дословно воспроизвели в коалиционном соглашении. Вопрос: где гарантия, что Янукович со товарищи, в упор не замечающие такой важный исторический документ, как Универсал (освященный самим президентом), не станут манкировать какой-то жалкой Угодой? Что делать, если это случится? Цитировать Универсал в каждом парламентском постановлении, во всяком решении Кабмина?

Ответ прост. Универсал был и остается инструментом. Но вовсе не объединения страны. Он — красивый повод, чтобы договориться. Что и случилось. Он — красивый повод, чтобы разойтись, если не сложится с новыми договоренностями. Что также случилось. Он — красивый повод на тот случай, если снова придется договариваться. Вполне может случиться и это.

Что, «Регионам» сложно было переписать текст ни к чему не обязывающего текста в соглашение о создании коалиции? Да без вопросов. Все равно бы никто ничего не выполнял…

А теперь перейдем к целям и задачам. Для чего «Регионам», и так контролирующим Раду и Кабмин, союз с «Нашей Украиной»? Во-первых, им было необходимо, чтобы президент и его команда взяли часть ответственности за действия исполнительной власти. Им это удалось, но лишь отчасти. Увяз только коготок, а хотелось, чтобы вся птичка пропала.

«Регионам» нужна была не молчаливая, а публичная поддержка не части, а подавляющего большинства их инициатив. Им нужно было не ситуативное, а реальное большинство. С членами конкретной проправительственной коалиции легче «работать», чем с членами абстрактной президентской команды. Которая, как команда, существует только в воображении Виктора Ющенко. Осмелюсь высказать версию. Предположим, коалиция «НУ» и ПР сформировалась. А потом развалилась. Ну, например, потому, что «Регионы» отказываются соблюдать требования злополучного Универсала. «Наша Украина» после этого обязательно вышла бы из большинства. Но не вся. Далеко не вся. Многим «оранжевым» трудно пойти на открытый контакт с «донами». Если бы переговоры закончились успешно, у них был бы замечательный повод оформить легальное сотрудничество с «Регионами». Которое потом можно уже и не прерывать.

Наконец, «донам» необходимо было локализовать президента, имеющего влияние на губернаторов, обладающего правом вето и председательствующего в Совбезе. «Связав» его при помощи «широкой коалиции», в которой «НУ» все равно ничего бы не решала, Янукович, Ахметов и иже с ними медленно и верно лишили бы его всех реальных властных полномочий. И наверняка помогли бы им в этом многие «оранжевые» влиятельные персоны. Их «прикормили» бы, чтобы они «убаюкали» Виктора Андреевича. Скорее всего, так все и случилось бы.

А почему не случилось? «Регионы» готовы были заплатить за осуществление своих целей разумную цену. А предложенная цена показалась им завышенной. Перечень прав и должностей, требуемых «НУ», был слишком велик и мог серьезно ослабить их влияние. «Донецкие» не спешили делиться креслами даже с родными «харьковскими», «луганскими» и «крымскими». А уж отдать охапку портфелей противнику — извините.

Кроме того, союз с «Нашей Украиной» был нужен «Регионам» для того, чтобы поставить крест на Ющенко как на политическом игроке. А ему сей альянс был необходим для того, чтобы им остаться. Он хотел, чтобы никто не посягал на те полномочия, которые он считал своими. А партнеры по переговорам были готовы гарантировать только то, что пока не будут трогать те полномочия, которые президентскими действительно являются.

Кроме того, и сам Ющенко, и многие члены его команды (пусть и не самые влиятельные) действительно вполне искренно хотели, чтобы «Регионы» во главе с Януковичем хотя бы обозначали исполнение некоторых норм Универсала. Чтобы они хотя бы ненадолго воздержались от антинатовской риторики и хотя бы не мешали «розвитку державної мови». В руководстве новой партии власти — прагматики, и они, в принципе, могли пойти на подобный шаг. Но во втором эшелоне — «идейные», которые такой поворот едва ли поняли и простили бы. Ну, и, скажите, зачем дисциплинированной ПР раскол на ровном месте?

Есть еще Россия. Которая точно бы не поняла и не простила. Поэтому «прагматик» Ахметов предпочел дешевый газ.

А «Наша Украина» предпочла легализованную оппозицию. По крайней мере, пока.

В этом случае возникает последний, наиболее важный вопрос.

Что дальше?

Для того чтобы выстроить самый робкий прогноз, потребуется время. Говорят, к примеру, что Виктор Андреевич на встрече с членами «НУ» поддержал их решение о переходе в оппозицию. Но при этом заявил, что эта поддержка не будет публичной, поскольку он хочет быть президентом и для большинства, и для меньшинства, хочет оставаться главой государства и для Востока, и для Запада. А также отметил, что положения, записанные в Универсале, для него по-прежнему святы, и он будет изыскивать механизмы контроля за его соблюдением. Кроме того, говорят, что президент наконец-то осознал степень угрозы для своей власти и в принципе готов рассмотреть кандидатуру Тимошенко в качестве главы Совбеза.

Некоторые из этих сведений вызывают серьезные сомнения. Автор этих строк был, к сожалению, лишен времени и возможности проверить и проанализировать полученную информацию. Хотя возникает вопрос, может ли быть президентом и большинства, и меньшинства лидер «меньшевистской «партии? Интересно также узнать, сколько сторонников приобрел Виктор Андреевич после подписания Универсала на Востоке? И сколько потерял на Западе?

Но давайте наберемся терпения и пока примем на веру хотя бы тот факт, что президент перешел от слов к делам. Будем ждать продолжения. Будем ждать событий.

Потому что пока ничего не произошло: «донецкие» — все так же во власти, «Наша Украина» — в раздумьях, избиратель — в растерянности.

Прояснить планы блока «Наша Украина» мы рассчитывали в беседе с одним из активистов одноименной фракции Вячеславом Кириленко. Особых откровений мы, разумеется, не дождались. Но некоторые намеки показались любопытными. Судить, впрочем, вам.

— Можно ли считать переход «Нашей Украины» в оппозицию достоверным фактом?

— По этому поводу утром в четверг фракцией принято единодушное решение.

— Если решение по поводу перехода в оппозиционный лагерь является окончательным, насколько тесным будет сотрудничество «Нашей Украины» и БЮТ, в каких формах оно будет реализовываться?

— Это может быть только скоординированное сотрудничество двух политических сил, уважающих и признающих друг друга. Верю, что мы найдем механизм координации наших усилий, приемлемый для всех участников процесса. Безусловно, это может быть объединение, в котором решения принимаются только консенсусом. Тогда такие решения будут эффективными и смогут оказывать действенное влияние на политическое поведение правящей коалиции и правительства.

— Считается, что окончательный (условно) политический разрыв ПР и «НУ» не исключает их консолидированного голосования по отдельным вопросам, в частности экономическим. Вы согласны с таким предположением?

— Я искренне надеюсь, что по вопросам, служащим национальным интересам, консолидированно будут голосовать все фракции парламента. Кроме, конечно, коммунистов, которых национальные интересы Украины не интересовали никогда.

— Согласны ли вы с тем, что «Наша Украина» как блок (и НСНУ как партия) не имеют четкой программы и понятного плана действий? И что пока этот пробел не будет ликвидирован, они рискуют превратиться в кадровых «доноров» БЮТ и ПР?

— Деятельность «Нашей Украины» основывается на программах шести политических партий, входящих в блок, и на предвыборной программе собственно блока «Наша Украина». Это содержательные документы, дающие исчерпывающий ответ на все главные вопросы. Другое дело, что в связи с переходом в парламентскую оппозицию политическая позиция и политическое поведение «Нашей Украины» наконец станут понятны избирателям.

— Могут ли со временем возобновиться переговоры относительно создания так называемой широкой коалиции? Кто больше заинтересован в этом — Янукович или Ющенко?

— На мой взгляд, широкая коалиция может состояться только в том случае, если Универсал национального единства будет поддержан в поименном режиме как документ Верховной Радой. Тогда Универсал получит дополнительную легитимизацию в украинском парламенте и станет политико-правовой реальностью, не придерживаться которой станет чрезвычайно трудно и неудобно. Предложения придать ему нормативную силу поступали и раньше. Однако их отбросили, и теперь мы являемся свидетелями того, как разные политические силы по-разному толкуют его.

— Вы не преувеличиваете значение этого документа, который, по сути, содержит только требования соблюдать Конституцию и законы?

— Универсал — политический документ, который так или иначе влияет на политическую реальность в стране. Именно подписание Универсала сделало возможным появление действующего Кабинета министров и внесение кандидатуры Януковича на должность премьер-министра. Если Партия регионов не готова или не хочет выполнять положения Универсала, то следствием этого может быть лишь отставка премьера и всего Кабинета.

— Это маловероятно. А вот будут ли, по вашему мнению, отозваны министры, вошедшие в состав правительства по квоте президента?

— А почему наши министры должны уходить из правительства? Универсал не выполняют премьер-министр и Партия регионов. Правительство создавалось как коалиционное, а за провал переговоров по поводу создания широкой коалиции не может быть односторонней ответственности. Повторюсь, при таких обстоятельствах в отставку должен идти весь состав Кабинета министров, начиная с премьер-министра. Тогда общество получит четкий сигнал, что этот Кабинет оказался не в состоянии выполнять нормы Универсала и для достижения настоящего национального единства стране нужна новая коалиция и новое правительство.

Другое дело, что в парламенте есть антикризисная коалиция, имеющая постоянное большинство. И она с этим может не согласиться. Тогда Универсал прекратит свое существование де-факто.

— В таком случае, не стоило ли сначала создать коалицию, а уже потом — подписывать Универсал?

— Стоило. Но получилось как получилось.

— Вам не кажется, что президент ошибся? Он получил Универсал, который не выполняется. Он получил мизерную квоту в правительстве Януковича и фактически взял на себя большую часть моральной ответственности за действия всего Кабинета. В свою очередь он не влияет на действия правительства, как и на решение парламента. В чем выигрыш?

— Президент поступил как европейский политик. Что касается влияния... Безусловно, мы стоим перед острой потребностью восстановления прежних или создания новых инструментов для влияния и контроля за ситуацией в парламенте, правительстве и на местах. В связи с чем должна подниматься роль Совета национальной безопасности.

— Вы упомянули о «восстановлении прежних инструментов влияния». Это намек на необходимость возврата к старой конституционной модели?

— Я был категорически против внедрения так называемой политической реформы, и остаюсь сторонником пересмотра результатов конституционных преобразований. Тем более что легитимность решений, принятых 8 декабря 2004 года, требует серьезной экспертной оценки.

— Можно пересмотреть легитимность решения Верховной Рады, но (как утверждают юристы) нет юридических возможностей отменить изменения в Конституции. Вернуться к предшествующей редакции Основного Закона можно только лишь через новую процедуру внесения в нее изменений. Но стоит ли это делать? десятилетний опыт сильной президентской республики доказал недейственность этой системы. Наличие действенных властных механизмов у Леонида Кучмы и у Виктора Ющенко, по-моему, не принесло ощутимой пользы государству.

— Готов поспорить. С теоретической точки зрения парламентско-президентская или парламентская форма государственного правления привлекательна. Этот опыт используется в большинстве стран Европы. Но я сделал бы поправку на специфические украинские условия. С 1991 года в стране ведется дискуссия касательно форм консолидации, национальных ценностей, внешнеполитических ориентиров. Мне кажется, что президентская вертикаль всегда была сдерживающим и консолидирующим фактором, когда страсти приобретали слишком опасные обороты.

Сегодня конфликт между различными центрами власти накалился особенно остро, и может возникнуть реальная угроза территориальной целостности и государственному суверенитету. Возможно, я преувеличиваю эти вызовы, но иногда лучше преувеличить.

— Где гарантия, что сильная президентская власть спасет от такой угрозы?

— Гарантии нет, однако есть положительный опыт. И первый, и второй президенты, несмотря на то что такие угрозы существовали все время и порой становились критическими, сумели сохранить территориальную целостность. Я убежден, что, безусловно, и президент Ющенко сохранит, но риски значительно возросли вследствие конституционной реформы. Таких рисков не случилось бы в любой другой европейской стране, которая является более консолидированной. Трудно представить нечто подобное в Венгрии или Польше. Но украинские реалии, к сожалению, немного другие.

Именно поэтому глава государства как гарант Конституции должен быть центром, консолидирующим нацию. Видимо, из этого и исходил президент Ющенко, предлагая идею Универсала. Но мы стали свидетелями стойкого нежелания премьер-министра Януковича и его команды соблюдать основные, самые принципиальные пункты этого документа.

— По-моему, было совершенно очевидно, что они и не намеревались этого делать. Тот факт, что это не было очевидно для Ющенко, лишь укрепляет предположения о его ошибках. К тому же у Виктора Андреевича полтора года назад было намного больше рычагов для объединения страны, если бы он действительно этого хотел. Вы согласны, что это время было элементарно потеряно?

— К величайшему сожалению, это время в большинстве своем было потрачено на дискуссии между самими оранжевыми. И я не считаю, что это — вина президента. На мой взгляд, прежде всего виноваты те, кто находился очень близко возле него, но не смог подняться над личным ради выполнения исторических задач, стоявших перед нацией и страной.

— Не слишком ли вы идеализируете президента? Он, а не представители его окружения, был наделен полномочиями главы государства и гаранта Конституции. Вам не кажется, что он не очень эффективно воспользовался этими полномочиями?

— Не кажется. Был издан целый ряд принципиально важных указов, были разработаны многие программы, уже существенно улучшившие ситуацию и в гуманитарной, и в социальной, и в экономической сферах. Другое дело, что президент получил в наследство сложную страну. И за полтора года, наверное, невозможно было довести все дела до логического завершения.

— Вы были членом правительства, заключившего, скажем так, неоднозначные газовые соглашения. Разделяете ли вы предположение, что речь шла о коррумпированной схеме? Был ли Ющенко доподлинно проинформирован насчет всех нюансов этих договоренностей? Исключаете ли вы факт коррумпированности отечественных власть имущих вообще Виктора Андреевича лично и представителей его окружения?

— Я исключаю факт коррупции президента Украины. Могу засвидетельствовать, что газовые соглашения неоднократно дискутировались и на заседаниях Кабинета Юрия Еханурова (если не ошибаюсь, пять-шесть раз), и у членов правительства иногда были противоположные точки зрения. Решение принималось в довольно сложной обстановке. Я думаю, что сейчас никому достоверно не известно, о чем, собственно, с кем и по поводу чего были подписаны соглашения. Сторонники этих соглашений напоминают, что простые граждане после принятия указанных решений получили газ, а Украина преодолела угрозу холодной зимы. Противники утверждают, что это было не лучшее решение вопроса. Думаю, истина находится посередине.

Я не видел документов, которые подтверждали бы этфакты коррупции. Но, поскольку разговоров на эту тему в кругу экспертов много, считаю, что контролирующие инстанции должны сделать свои выводы и ознакомить с ними общественность. Это важно для всех, в том числе и для тех, кто поддерживает оранжевых.

— Вы — сторонник сильной президентской власти. Одним из серьезных недостатков этой модели была фактическая зависимость Кабинета от секретариата. Хотя Кабмин — это конституционный орган, а секретариат — только патронатная служба. Насколько мне известно, оранжевые правительства не были исключением.

— Закона о Кабинете министров не было и нет. Поэтому такие коллизии в отношениях секретариата и правительства прослеживались всегда. Я просто знаю, что в последние полтора года их было намного меньше.

— Но все-таки есть.

— Потому что не было закона о Кабинете министров. Сейчас нужно его принять и прекратить эти дискуссии.

— Лично вам предлагали занять какую-нибудь должность в правительстве Януковича? И если да, то какую?

— Да, ту, которую я занимал прежде, — вице-премьера по гуманитарным и социальным вопросам.

— И кто это предлагал?

— Руководство секретариата от лица президента.

— Но это должен был делать кандидат в премьеры...

— Вряд ли Виктор Янукович предложил бы мне такое. Хотя бы потому, что я до этого публично и неоднократно заявлял о невозможности пребывания в правительстве, которое возглавит представитель Партии регионов.

— Именно так вы озвучили свою позицию президенту? Пытался ли он вас переубедить?

— На эту тему было много разговоров, но я считаю чрезвычайно важным отстаивание политических принципов в политической деятельности.

— Довольно большая группа бывших членов правительства откликнулась на предложение поработать в президентском секретариате. Вам не предлагали чего-нибудь такого? — Предлагали, но я взял паузу.

С одной стороны, я аплодирую первым действиям своих коллег, пришедших в секретариат. Они сейчас в очень сложном положении, так как полномочия президента уже не такие, как были раньше. Несмотря на это, им нужно обеспечить для главы государства полную осведомленность и возможность принимать адекватные решения. Это при сокращении полномочий президента — непростая задача. С другой стороны, я думаю, что и в парламенте есть огромная необходимость представлять и отстаивать платформу президента. Поскольку парламент — многомерный и, к сожалению, далеко не все исчерпывается диспозицией Партии регионов и «Нашей Украины».

"Зеркало недели"Сергей РАХМАНИН



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: