Вторник, 21 августа 2018, 13:591534849150 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Василий Джарты: "После досрочных выборов Партии регионов уже не нужно будет ни с кем договарива

После назначения осенью 2002 года Виктора Януковича премьер-министром Василий Джарты претендовал на освободившееся кресло донецкого губернатора. Но некоторое непонимание, возникшее у него с тогдашним главой облсовета Борисом Колесниковым, выигравшим конкуренцию за право быть правой рукой Рината Ахметова, помешало Василию Георгиевичу вписать эту строку в свою биографию. Занимавшему в то время пост макеевского городского головы Василию Джарты пришлось удовлетвориться должностью первого заместителя председателя Донецкой облгосадминистрации. После этого он стал набирать обороты. Что дало ему возможность возглавить избирательный штаб «регионалов» на выборах-2006. Джарты обзавелся своей «диаспорой» внутри фракции, и тот факт, что он возглавил одну из шести групп, созданных внутри парламентского объединения Партии регионов, лишь формализовал его статус как одного из центров влияния в этой политической силе.

Он один из тех людей, которые видят себя более самостоятельными политиками, а не хоть и старшими, но все же «офицерами» партии. Однако годы и формы становления капитала на Донетчине в период его дикого накопления столь тесно переплели судьбы многих депутатов из фракции «Регионы Украины», что этот тугой узел, замешанный на богатстве обоюдных знаний, ограничивает свободу маневра многих политиков - выходцев из Донбасса.

В некоторых вопросах Василий Джарты как начинающий политик общенационального масштаба наивен, в некоторых - догматичен, а в некоторых - искренен. Недооценивать его не стоит. Возможно, со временем работа зодчих от имиджмейкерства и ветер перемен огранят этот «камушек». Но тема нашей беседы - не горизонты политической карьеры Василия Джарты, а осязаемая реальность нынешней политической ситуации, одним из действующих лиц которой он является.

- Василий Георгиевич, в недавнем обращении лидера вашей партии к народу говорится, кроме прочего, о том, что «власть пытается украсть нашу с вами победу на парламентских выборах». В Италии, например, одна политическая сила получила на выборах 49,5% голосов, но премьер-министром стал вовсе не ее представитель. Подобные случаи были и в других странах. На чем основаны заявления Партии регионов с ее 32%, упорно твердящей о своей победе?

- В частности, на словах президента Украины, еще перед выборами заявившего о том, что политическая сила, которая придет к финишу первой, станет победителем и получит право на формирование коалиции. Кроме того, из трех участников парламентской гонки, вошедших в число «призеров», Партия регионов - единственная партия, а не предвыборный блок. И это, по нашему мнению, добавляет ей очков.

- А вам не кажется, что слова из того же заявления, в которых содержится призыв поддержать ваши сегодняшние действия акциями всенародного неповиновения, фактически толкают страну к гражданскому конфликту?

- Но ведь до сих пор мы не прибегали к подобным обращениям, потому что до последнего надеялись найти хоть какой-то компромисс и достичь понимания между всеми участниками переговорного процесса. К сожалению, этого не произошло. Мало того, если в начале и Юлия Тимошенко, и Роман Безсмертный заявляли о том, что оппозиции будут отданы определенные посты для того, чтобы она могла контролировать власть, то после объявления о создании оранжевой коалиции все эти обещания были сразу же забыты. Мы помним, как они, будучи в оппозиции, всеми возможными способами отвоевывали право руководить большинством парламентских комитетов. И получили комитеты, ключевые для осуществления контроля над исполнительной властью. Сегодняшние заявления лидеров коалиции о том, что они отдают нам неограниченный контроль над властью в виде постов первых заместителей глав комитетов, мы воспринимаем как насмешку. Но главное не это, а то, что они хотят провести голосование за спикера и премьера в одном пакете, что незаконно и неконституционно, а также грубо нарушает положения Регламента Верховной Рады.

- Ваши требования по поводу ряда постов в исполнительной власти, а также насчет пропорционального распределения парламентских комитетов, конечно, справедливы. Но не кажется ли вам, что с моральной точки зрения у Партии регионов вряд ли есть право выдвигать подобные требования, поскольку в тех регионах, где она получила большинство в местных советах, представителям оппозиции не досталось вообще никаких руководящих должностей? Например, в крымском парламенте те политические силы, которые отказались вступать в большинство с ПР, не получили даже портфелей парламентских подкомитетов.

- Объясняется это очень просто. Эти силы получили директиву из центра не вести никакого диалога с Партией регионов. Они принципиально не хотели участвовать в этом процессе. Мы же здесь, в Киеве, заявили о своем желании участвовать в формировании структур власти. Мы вели диалог со всеми политическими силами. И выразили готовность работать вместе с создаваемой коалицией. Пусть даже как оппозиция.

- А почему вы называете голосование за спикера и премьер-министра в одном пакете неконституционным? В Конституции говорится лишь о том, что главу парламента выбирает Верховная Рада, а каким именно образом это делается - ни слова. Да, процедура тайного голосования оговаривается регламентом. Но в том же регламенте предусмотрено такое понятие, как ad hoc - единоразовый отход от установленной нормы. И если наберется 226 депутатских голосов, то такой вариант будет вполне легитимен.

-Только при том условии, если уже будет спикер. Его можно было уже давно избрать, не дожидаясь создания коалиции. Коалиция - это далеко не весь парламент. Ведь, по большому счету, силы, объединившиеся на сегодня в коалицию, набрали 28% от общего числа голосов избирателей. А при избрании главы Верховной Рады, я считаю, необходимо учитывать мнение всех 450 (сейчас, правда, их 449) депутатов. Поэтому сначала, пусть даже коалиция, должна была предложить избрать спикера. Тайным голосованием, как того требует регламент (изменить до того его невозможно). В том же регламенте сказано, что после этого спикеру предлагается кандидатура премьера, и уже он подает ее президенту. А затем уже президент представляет эту кандидатуру на утверждение в парламент. Но что это за коалиция, которая собирается работать на благо народа, если объединившиеся в нее политические силы заведомо подозревают друг друга в обмане и лишь по этой причине пытаются устроить пакетное голосование!

- На прошлой неделе «Наша Украина» имела на руках два коалиционных договора, один из которых был согласован с Партией регионов, другой - с БЮТ и СПУ. Но в последний момент выбор, сделанный президентом, оказался не в вашу пользу. Насколько это было для вас неожиданным?

- Мы к тому времени достигли понимания практически по всем ключевым вопросам. И окончательное решение, вы правы, действительно принимал президент. Должно быть, при этом возобладали те позиции и принципы, которые были провозглашены на Майдане. Их президент решил перенести и на нынешний парламент. Но лично я глубоко убежден, что глава государства должен быть президентом именно всей страны, а не какой-то ее половины. Для меня было бы логичным решение о создании коалиции с участием и оранжевых, и синих. Не потому что я представляю последних. А потому что людям было бы продемонстрировано, что президент действительно хочет объединить страну. Как вы считаете, после создания коалиции только из оранжевых политических сил страна стала более единой? Нельзя не считаться с восемью с половиной миллионами людей, проголосовавших за Партию регионов, нельзя не считаться с девятью регионами, нельзя их просто отбросить! И я думаю, что блокирование нами работы Верховной Рады - это только начало. Если процесс затянется, то он может повлечь за собой более серьезные последствия. Нельзя не считаться с огромной политической силой.

- И после этого вы обвиняете президента в нежелании объединять страну? Но по-моему, именно ваши заявления подталкивают общество к серьезной конфронтации.

- Почему же наши заявления? Они - только следствие. А причина - те действия, которые сегодня совершают президент и коалиция. По большому счету, мы готовы не давать работать парламенту в течение 30 дней. Мы готовы на роспуск парламента. И мы готовы к новым выборам при увеличенном проходном барьере. Но готовы ли к этому все остальные, в первую очередь «Наша Украина»? Думаю, нет.

- И еще вопрос - готова ли к этому страна? Украинские граждане, судя по всему, не очень приветствуют деструктивные действия политиков. В свое время Блок Юлии Тимошенко, активно добивавшийся отставки правительства Еханурова, заметно «уронил» свой рейтинг. Не опасается ли Партия регионов, что, спровоцировав роспуск Верховной Рады, она также потеряет какое-то количество своих сторонников?

- Мы понимаем, что конструктивная работа в такой ситуации невозможна. Если президент и лидеры политических сил, объявивших о создании коалиции, не изменят своего решения, у нас не будет иного выхода, нежели добиваться новых выборов. И после них нам уже не понадобится ни с кем договариваться о коалиции, поскольку мы сможем создать ее, пройдя в парламент гораздо большим, чем сегодня, количеством депутатов.

- Правда ли, что президент делился как-то своей усталостью от дрязг и конфликтов внутри оранжевого лагеря, говоря, будто в Партии регионов у него намного больше единомышленников, с которыми ему легче договориться?

- Может быть, это и правда. Могу утверждать лишь одно: очень многие депутаты и из Блока Юлии Тимошенко, и из партии Александра Мороза, и из «Нашей Украины» уже устали от того, что происходит сегодня в парламенте. Им хочется тишины, спокойствия и работы. А главное, они видят, какой вред это наносит социально-экономической ситуации в стране.

- Могли бы вы в таком случае назвать несколько фамилий тех членов названных вами политических сил, которых вы считаете договороспособными?

- Нет. Наверное, не назову ни одной фамилии. Я молодой политик, если говорить об общенациональном уровне. Но уже успел убедиться в том, что если кто-то из политиков говорит сегодня одно, это вовсе не означает, будто он останется при этом же мнении и завтра.

- Если усилиями вашей фракции голосование по кандидатурам спикера и премьера в формате оранжевой коалиции таки не состоится и большинство придется создавать по новой, будут ли «регионалы» вновь принимать участие в переговорном процессе? И если да, то будут ли они столь же уступчивы, как и прежде, удовлетворившись постом спикера, или потребуют премьерский портфель?

- Партия регионов - конструктивная сила. И ради всеобщей пользы мы готовы идти на многие уступки. Главное для нас не должности, а благосостояние людей. И это не просто красивые слова. Мы готовы конструктивно общаться, договариваться и совместно работать со всеми политическими силами.

- То есть, если Партии регионов вновь придется вести переговоры о создании коалиции, она не будет настаивать на своей кандидатуре премьер-министра?

- Нет, конечно.

- Говорят, что в случае подписания коалиционного договора между Партией регионов и «Нашей Украиной» Ринат Ахметов обещал Виктору Ющенко поддержку на президентских выборах в 2009 году со стороны вашей политической силы. Правда ли это? И возможна ли, по-вашему, поддержка Виктора Ющенко Партией регионов во время президентской кампании?

- Я не слышал о подобных кулуарных договоренностях и не буду их комментировать. Если президент Ющенко докажет, в том числе и мне как гражданину Украины, что он способен вывести государство на новый жизненный уровень, что от его действий состояние дел в стране улучшается, то я проголосую за него. Но пока я не вижу оснований для того, чтобы голосовать за Ющенко.

- Один из лидеров вашей партии Андрей Клюев в свое время достаточно критично отзывался о газовых договоренностях с Россией как о невыгодных для Украины и коррупционных по своей сути. Примерно в таком же ключе высказывался тогда и лидер Партии регионов. Теперь же Виктор Янукович говорит о том, что разрыв украинско-российских договоренностей по газу заставит восстать всю страну. Чем объясняется такая радикальная перемена во взглядах руководства ПР?

- Напомню, что Андрей Петрович имел в виду именно договоренности, инициированные оранжевым правительством. Любые договоренности - это результат компромиссов. Вы же не будете возражать против того, что плохой мир лучше доброй ссоры. А разрыв договоренностей повлечет за собой серьезный конфликт между Украиной и Россией. Цены на энергоносители, несомненно, будут повышаться. И мы должны искать механизмы, с помощью которых можно было бы свести к минимуму влияние этого роста на жизненный уровень людей. Для этого есть немало возможностей.

- Вы говорите о пользе компромиссов и преимуществах плохого мира в сравнении с доброй ссорой, а как это сочетается с упорным нежеланием Партии регионов снять блокаду в сессионном зале для того, чтобы заработал парламент? Вы делаете попытки договориться с вашими оппонентами?

- Мы не ведем никаких переговоров. И своими действиями демонстрируем протест против намерений оранжевой коалиции узурпировать власть и пренебречь волей огромного числа украинских граждан. Мы готовы блокировать парламентскую трибуну до того момента, когда президент будет вправе распустить Верховную Раду.

- Вправе, но не обязан.

- Мы будем требовать этого. Наши намерения достаточно жесткие. Вы знаете, если ранее на каком-то этапе мы немного и расслабились, то сегодняшняя ситуация вновь консолидирует и нашу фракцию, и нашу партию, и наш электорат.

- Кстати, о консолидации. Многочисленная парламентская фракция Партии регионов, которой действительно трудно управлять из одного центра, была разделена на шесть групп. Однако принцип разделения оказался каким-то странным: в группе, руководимой вами, к примеру, собрались орговики, есть группа так называемых инвесторов партии, группа партийных ветеранов и т. д. Да, сегодняшняя «военная» ситуация консолидирует вашу фракцию, но не боитесь ли вы, что в «мирное время» подобное разделение - прямой путь к развалу объединения?

- Это не совсем так. Во-первых, в каждой из групп есть четыре-шесть депутатов, имеющих опыт парламентской работы. Во-вторых, если говорить, например, о моей группе, там не только орговики. Там есть и бизнесмены, и газовики, и банкиры, и, как вы говорите, инвесторы. По такому принципу сформированы и другие группы.

- В ультиматуме, выдвинутом Партией регионов, содержится требование к членам коалиции прекратить совмещать депутатский мандат с должностями в исполнительной власти. Но среди членов вашей фракции есть, например, уполномоченный по правам человека Нина Карпачева, глава Антимонопольного комитета Алексей Костусев, председатель Высшего хозяйственного суда Украины Дмитрий Притыка. Почему бы им не продемонстрировать пример своим коллегам и не отказаться от своих должностей?

- Здесь, очевидно, нужно находиться строго в правовом поле и однозначно определяться с выбором, какой работе, в конечном счете, отдать предпочтение.

- Насколько реально создание парламентской коалиции в составе Партии регионов, СПУ и КПУ? Рассматривался ли такой вариант?

- Рассматриваться, конечно, может и этот вариант, особенно с учетом определенной близости идеологических координат указанных партий. Вместе с тем, как известно, при формировании коалиции в игру вступает множество других, скрытых факторов, личностных противоречий, симпатий и антипатий и т.п. Все это нужно взвешивать и учитывать при оценке возможности той или иной коалиционной конфигурации.

Ольга Дмитричева, "Зеркало недели", №25(604), 1-7 июля 2006 г.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: