Вверх

Евгений Кушнарев: “Торг уместен, но пост премьера – дело принципа”

Опытный чиновник, бывший губернатор Харьковской области, бывший глава Администрации Президента Кучмы Евгений Кушнарев - сейчас личность весьма популярная среди бело-голубого электората. И в такой же степени одиозная - для оранжевого. В Партии регионов, всегда ощущавшей проблемы с красноречием, Евгений Петрович выделяется тем, что может четко и аргументированно изложить свое мнение...

АХМЕТОВУ ПОМЫКАТЬ ПАРТИЕЙ НЕ ПОЗВОЛЕНО?

- Евгений Петрович, не кажется ли Вам, что в то суровое время, когда Президент размышляет о судьбе парламентской коалиции, колеблясь кому отдать руку и сердце, вы декларируете такие аппетиты, которые рискуют сорвать все переговоры? Вы хотите все ключевые портфели Кабмина... Или Вы так стимулируете Президента, чтобы он быстрее принимал решение?

- Мы не хотим никого пугать, стимулировать, загонять в угол. Мы хотим, чтобы наша позиция была понятна обществу. Мы готовы взять на себя ответственность за судьбу Украины. Мы знаем, что надо сделать, чтобы остановить экономическую катастрофу и выйти на траекторию экономического роста и повышения благосостояния людей. Но это очень серьезная задача, она требует необходимого объема власти. Кусочком власти ее не решить. Либо мы получаем власть, а с ней ответственность, либо это пусть делают другие. Вот в чем наша позиция.

- Но при этом “торг уместен”?

- Прежде всего, необходимы нормальные переговоры, в результате которых всегда достигается компромисс. Но я сразу же хочу заметить: есть вещи принципиальные - должность премьер-министра, необходимый объем полномочий для осуществления экономических реформ, вертикаль власти. И есть вопросы, по которым можно и нужно договариваться в том, что касается объемов, сроков, очередности. Наша позиция будет гибкой.

- А по-вашему, бизнес и политические группы, представленные в Вашей партии, способны провести такие системные реформы?

- Бизнес, представленный в нашей фракции, подталкивает нас к решительным действиям по восстановлению нормальной экономической жизни в стране. Волюнтаристские и популистские действия Тимошенко, а потом и Єханурова разбалансировали экономику. Специалисты прекрасно осознают всю остроту положения, и тот неминуемый экономический коллапс, к которому мы приближаемся. Это видим и мы, люди с достаточно большим опытом государственного управления. И потому мы говорим: необходимы срочные скоординированы меры, осуществить которые можно при соответствующем объеме полномочий. Сам по себе бизнес, представленный в нашей партии, не претендует на то, чтобы управлять государством. И если кого-то пугает, что представители бизнеса в Партии регионов пошли в Верховную Раду, чтобы обеспечивать привилегии своему бизнесу, то хочу сказать: предприниматели в нашей партии, безусловно, влияют на формирование партийной позиции, но они не помыкают партией. Заявляю об этом со всей ответственностью.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ ЕСТЬ, ИМЯ ЕЙ – ПИСКУН?

- В вашей последней книге “Рыжий конь. Записки контрреволюционера” интересны моменты, которые я воспринимаю как извинение или оправдание Ваших действий в Северодонецке, но при этом Вы продолжаете развивать тему федерализма. Для чего это Вам?

- Нет, я не хотел бы, чтобы это воспринималось, как извинения за Северодонецк. Сомнения, которые были в Северодонецке, я не скрывал. Но я не жалею о том, что было на этом съезде. Если бы этого не было, все могло развиваться намного хуже. Та эйфория, в которой находились оранжевые, и в первую очередь радикальное крыло Майдана могла толкнуть их на силовой захват власти. Они сами признавались, что готовы были взять власть силой. А такие действия могли вызывать мощную неуправляемую реакцию Востока и Юга, прежде всего Донбасса. Северодонецк был холодным душем. Тарас Стецькив в одном интервью признавался, что они готовы были взять власть еще в первую неделю, но боялись расколоть государство. Боялись, что они установят контроль над Киевом, но не установят контроль над страной. И именно наша решительная позиция направила их сомнения в интересах эволюционного варианта. Они сели за стол переговоров, и эти переговоры тяжело, но вывели страну из состояния гражданского конфликта.

- Удалось ли преодолеть раскол?

- Я не вижу сегодня угрозы раскола. Хотя теоретически такая угроза есть всегда. Как бы кому-то ни хотелось об этом забыть, но Украина состоит из разных частей. И если сегодня эти части срослись, то следует сделать все, чтобы даже рубцы зажили, и никто об этом больше не вспоминал. Но малейшие неуклюжие шаги политиков могут стать фактором раскола, и эти швы могут проявиться. Революция – это насилие. Насилие над 13 миллионами граждан Украины, которые живут на Востоке Украины. И именно революция принесла в Украину угрозу раскола.

- Обвинение в сепаратизме с Вас не снято?

- Формально не снято, дело не закрыто, но оно не имеет никакого развития, потому что не хватает доказательной базы. Есть жалкие выводы неспециализированной экспертизы, которые ни одним судом не будут приняты.

- Вы говорили, что после революции существовали списки людей, на которых якобы должны были заводить уголовные дела...

- Списки существовали. Кто их автор и было ли там несколько авторов, мы еще попробуем выяснить. Но сегодня у меня есть основания говорить, что они существовали и неоднократно рассматривались при участии Президента. Другое дело, что формирование доказательной базы возлагалось на МВД и лично на Луценко. И он в этом жанре достиг незаурядных успехов. К счастью, дела лепились неквалифицированно, бездоказательно, потому Генпрокуратура взяла на себя ответственности за такое масштабное беззаконие. Я думаю, что полно и честно об этом сможет рассказать Пискун. Мне интересно было бы в этом разобраться. Не потому, что я сам был фигурантом, а потому что репрессии в наше время в европейской стране недопустимы. Во время обострения оранжевой революции представить не мог, что события будут развиваться именно так, и что я стану фигурантом вымышленного уголовного дела.

- Что ожидает Украину после конституционной реформы?

- Реформа была необходима, хотя она и не безупречна. Меня тревожит то, что у Кабинета министров по-прежнему будут два хозяина: собственно, премьер и Президент с его администрацией. А где администрация, там и “любі друзі”, которые уже привнесли в общественную жизнь столько негатива. Это следует видеть, и осторожно корректировать, как и спорные моменты, связанные с общим надзором прокуратуры, с императивным мандатом. Для того, чтобы реформа по-настоящему работала, нужно провести ее второй этап – реформу местного самоуправления.

СКОЛЬКО ИЗВИЛИН В МОЗГУ “РЕГИОНОВ”?

- Дмитрий Выдрин, который консультировал вашу партию в 2002 году, сравнивал донецкую элиту с динозавром: “туша” большая, а голова маленькая. Смотрю, с одной стороны, на Ваш список - Скудар, Кушнарев – мозгов вроде бы стало больше, но дальше - охрана, водители, тренеры... Некоторые эксперты констатируют деградацию парламентаризма...

- Если Выдрин так думает, это его право. Я с ним не согласен.

- В случае, если Вы придете к власти, предпримете ли Вы радикальную ревизию внешних приоритетов? Отказ от НАТО или заявления о ЕЭП воспринимаются интеллигенцией как однозначный шаг назад...

- Вы затронули проблему ответственности политической элиты за курс, который предлагается обществу. Элита не может мыслить и действовать в отрыве от настроений основной массы народа. С другой стороны, именно элита предназначена брать на себя ответственность, объяснять, предлагать, прививать обществу то, чего общество пока еще не воспринимает. Элита тогда элита, когда она видит перспективу и избирает правильный путь развития. Даже когда этот путь тревожный, непонятный, элита - если она обладает авторитетом, - способна убедить общество, что нужно двигаться именно так. В демократической стране она способна убедить. В авторитарной – заставить. И вот мы перед фактом, 80 процентов наших людей боятся НАТО, не понимают его и не хотят туда идти. Они видят в нашем вступлении в НАТО угрозу ухудшения отношений с Россией. Имеем ли право мы, как политики, игнорировать этот факт? Даже когда мы видим некоторые положительные моменты, связанные из НАТО? Партия народа должна быть в этом вопросе с народом. На сегодня наша позиция однозначна: НАТО – нет. Меня спрашивают: это – навсегда? А я говорю: откуда я знаю, что будет через десять лет? Может, блока уже не будет, а может он приобретет такой авторитет, что настроения общества изменятся, и уже 80 процентов людей будут требовать немедленного вступления в него.

- А теперь о федерализме... Конечно, его нельзя ввести одним декретом или законом. Федерализм, это – направление движения, и сколько к нему идти, я не буду прогнозировать, но если мы отправимся в этот путь, то я как политик буду считать, что мы предприняли правильный шаг и ни в чем не отошли от того, что обещали людям. Проведем, скажем, второй этап конституционной реформы, перейдем к выборности руководителей областей и районов, обеспечим децентрализацию власти и бюджета, выйдем на договорные отношения центра и регионов – решим большую часть вопросов, на которых базируется федерализм как форма государственного строя.

КУЧМА – ЭТО ВТОРОЙ ГЛОБА?

- Вы встречаетесь с Кучмой?

- В последний раз мы говорили с ним в октябре прошлого года. Он внимательно следит за событиями в стране и за ее пределами. Он знал, что было объявлено о создании избирательного блока Януковича, в котором должна была быть и партия “Новая демократия”, которую возглавлял я. Он поинтересовался, будет ли создан такой блок. Я сказал, что мы будем объединяться на основе индивидуального членства. Поговорили о будущих выборах, он тогда уже предвидел неудачу “Нашей Украины” и прогнозировал, что Тимошенко может очень сильно “выстрелить”, потому что прекрасно знал, как она умеет играть на настроениях масс и как тонко чувствует нюансы общественных настроений. Леонид Даниилович говорил тогда: “Вашим основным соперником будет не “Наша Украина”, а Тимошенко”. Я спорил, говорил, что при наличии админресурса НУ обойдет Юлю хотя бы на 2-3 процента, но он оказался дальновиднее. Хотя все социологи до последнего прогнозировали второе место “Нашей Украиной”.

ЯНУКОВИЧ НЕ МЛАДШИЙ, НО И НЕ СТАРШИЙ?

- Какие у вас отношения с Януковичем - дружеские, партнерские?

- У нас равноправные отношения, потому что у них есть своя история. Мы оба были губернаторами, а в среде губернаторов не были младших и старших. И, конечно, в неофициальной обстановке мы общаемся на “ты”. Обсуждаем многие вопросы, и каждый имеет право на свою точку зрения. Но в то же время я прекрасно понимаю, что такое партийная иерархия, и когда речь идет об официальном решении и лидер ставит какие-то задания, я стараюсь выполнить их качественно и своевременно, как меня всегда учили. Мне комфортно в Партии регионов и с Виктором Януковичем и его окружением. Здесь есть дух команды, поддержки. Безусловно, у партии есть свои авторитеты, лидеры мысли, но это никогда не входит в противоречие с дееспособностью партии как управляемого механизма.

- Виктор Федорович за последний год так сильно похудел...

- А разве я плохо выгляжу? Тем более - пост, держу себя в форме.

Да и год был тяжелым. Выдержать пресс обвинений было нелегко. Не то, чтобы я боялся оказаться за решеткой, хотя это унизительно. Страшнее всего – это планомерная, масштабная дискредитация меня в глазах людей. Эту войну я не проиграл. Я вполне сознательно пошел на выборы первым номером в Харьковский облсовет в списке Партии регионов. Я честно сказал, что это проверка моего авторитета. Результат: 40 процентов за наш список и пять с половиной - за господина Авакова. Харьковчане сами дали ответы на все вопросы. Я восстановил силы, внутреннее равновесие и всю кампанию прошел в нормальной форме, с хорошей работоспособностью.

- Как прошла Ваша адаптация в Партии регионов?

- Я для себя проблем не видел, хотя понимал, что отношение ко мне будет сначала осторожно. Я хорошо знаю, что со своими правилами в чужой монастырь идти не принято. Но знал, что если результативно буду работать, то проблем не возникнет. За все время избирательной кампании у меня не было даже микроконфликта. Хотя в партии просто созвездие личностей. Не приуменьшая заслуг ничьих и авторитета, влияния, просто занял ту нишу, которую мне было отведено. Мне доверили очень ответственную, важную и непростую работу – быть фактически рупором партии, отстаивать ее авторитет, ее позиции в поединке на глазах всей страны. И мне это, как показал результат, вроде бы удалось.

Беседовала Лана Самохвалова, "УНИАН"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: