Вторник, 25 сентября 2018, 18:051537887923 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Друзья, опасен ваш союз...

Результаты парламентских выборов, безусловно, стали ударом для «Нашей Украины» и триумфом БЮТ. Но, похоже, испытания, выпавшие на долю президента и его политической силы, на этом не завершились. Все козыри в колоде парламентских раскладов оказались в руках Юлии Владимировны: премьерство в оранжевой коалиции — замечательно; оппозиция к непопулярной в народе коалиции НУ плюс «Регионы» — отлично! У «Нашей же Украины» и президента — цугцванг. Наиболее лаконично ситуация, в которой они оказались, может быть пересказана бородатым анекдотом: «Стоит мужик перед камнем на перепутье и читает: «Направо пойдешь — в дыню получишь, налево пойдешь — в дыню получишь, прямо пойдешь — в дыню получишь». Растерялся мужик, стоит дыню чешет, не знает что делать. А тут голос: «Долго будешь думать — получишь прямо тут»…

На самом деле любой из вариантов парламентского калейдоскопа и для страны, и для политических сил несет определенные риски. Не только краткосрочная, но и отдаленная перспектива каждого из них зависит от того, насколько тщательно и трезво эти риски будут определены и взвешены и как далеко каждый из игроков, реально оценив свои силы и силы оппонента, может просчитать и спрогнозировать развитие событий. В прошлом номере «ЗН» уже посвятило материал предварительному обсуждению возможных коалиций. В этом номере «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами», предлагаем нашим читателям разобрать ситуацию более детально.

Оранжевая коалиция

Если политики антикучминской коалиции намерены быть честными перед своими избирателями, то они просто не могут не создать коалицию в формате БЮТ плюс НУ плюс СПУ, а кроме того, не могут не утвердить Тимошенко премьером. Почему? Потому что для этого существуют все основания. Во-первых, голосов для создания оранжевой коалиции хватает. Во-вторых, четкие намерения о необходимости ее создать декларировали во время избирательной кампании все три политические силы. В-третьих, в течение трех предвыборных недель рабочая группа, в которую входили от СПУ Иосиф Винский, от БЮТ — Александр Турчинов, от НУ — Роман Зварич и Роман Безсмертный, выписали и согласовали меморандум об условиях создания коалиции, а также публично заявили о том, что на пост премьера будет предложен и поддержан кандидат от той политсилы, которая займет первое место среди трех демократических политических сил. И, наконец, в-четвертых, подавляющее большинство электората, в 2004 году отдавшего свои голоса за президента Ющенко, желает видеть возрождение помаранчевой коалиции. Все, вопрос решен. Точка!

Очевидно, именно так и рассуждал Роман Безсмертный, когда, ознакомившись с результатами экзит-поллов, заявил о том, что теперь инициатива по созданию коалиции должна перейти к победителю, а значит к БЮТ. Остальные же силы должны поддержать кандидатуру блока-победителя на пост премьера. С политической точки зрения заявление главы избирательного штаба «Нашей Украины» было небезупречным (одним из первых именно президент упрекнул Безсмертного в том, что политик никогда не должен признавать проигрыш. Тем более, когда власть «выиграла, проведя самые демократические выборы, а оранжевые силы победили, не дав состояться реваншу»). Но в то же время нельзя не сказать, что заявление Безсмертного было мужским и честным. Последнее обстоятельство не произвело впечатления на президента и тех его однопартийцев, которые посчитали, что «Безсмертный продался Тимошенко за пост спикера». Впрочем, в ходе переговоров этот пост Юлия Владимировна уже предложила Юрию Еханурову, а Виктор Андреевич для себя не исключает озвучивания приглашения Бессмертному поработать в секретариате...

Но это — детали. Несмотря на всю очевидность и казалось бы неизбежность, создание оранжевой коалиции находится под большим вопросом. Если социалисты, убитые полученными на выборах результатами, немедленно согласились на все ранее выработанные условия, то в «Нашей Украине» начался разброд и шатание. Большинство партий этого блока выступают за помаранчевую коалицию, но далеко не все из них хотят видеть Тимошенко премьером. В то время как без получения поста премьера Тимошенко категорически отказывается участвовать в коалиции. И формально она абсолютно права. Ведь условие: «кто первый — тот и квач», выдвигала не она, а «Наша Украина», находившаяся в полной уверенности, что НУ опередит БЮТ на выборах.

Очевидно, что проблематичным является не только создание «коалиции демократических сил», но и эффективность во время работы. Коалиция, в 2004 году созданная против кого-то, имеет достаточно разнящиеся взгляды на что-то. Вопросы земли, собственности, тарифов, ВТО… Даже при выработке единой программы действий коалиции сейчас эти вопросы могут стать яблоком раздора на практике потом. Это во-первых.

О причинах наличия множества линий психологической несовместимости мы писали не только в прошлом номере, но и весь этот год. Это во-вторых. И как показали переговоры первой пост-выборной недели, для многих этот психологических барьер непреодолим. В «Нашей Украине» многие категорически против премьерства Тимошенко, а Юлия Владимировна в свою очередь во время встречи с Юрием Ивановичем четко дала понять, каких шести членов НУ в ее правительстве и исполнительной власти, ею возглавляемой, не будет никогда.

В-третьих, и об этом мы также говорили, оранжевая команда, если ее можно так назвать, будет работать в очень сложных экономических условиях. Только чудо может помочь любому правительству выехать на коне из ситуации, которая обещает сложиться с газом и бюджетом. Консолидированная и высокоинтеллектуальная работа — необходимые условиях успеха. Но в данной ситуации можно высказать скепсис не только по поводу единого кулака, но и по поводу заточенных мозгов. На своей пресс-конференции Тимошенко заявила о том, что она намеренна широко привлекать ценные кадры из списков партий, не прошедших в парламент. Но пойдут ли на это союзники по коалиции да и когда дело дойдет до дела — сама Юлия Владимировна? Ведь претендентов во всех партиях много, а мест — мало. Да и уровень многих претендентов вызывает сомнение, но зато уровень существующих обязательств лидеров политических сил перед однопартийцами сомнений не вызывает. И скорее всего кадровая политика будет подчинена не государственным интересам, а узкопартийным сатисфакциям. Кстати, во многом такой подход диктуется меморандумом и соответственно формулой, согласованной переговорщиками еще до выборов.

В-четвертых. Тимошенко — это шумная и лихая оппозиция. «Регионы» — это оппозиция холодная и технологичная. И дело не в том, что ключевая фигура партии, прослышав о возможности создания помаранчевой коалиции изрекла: «Ну-ну, через две недели начнут по очереди бегать ко мне за голосами». Дело в том, что эти голоса могут и не дать. А малый запас штыков в оранжевом большинстве, плюс система внутренних подножек, могут попросту парализовать работу коалиции в зале Рады. Вспомним лишь одну мелочь. По регламенту никто кроме депутата не имеет права за него волеизъявляться во время голосования. 243 оранжевых депутата вместе соберутся только один раз, чтобы принять присягу и получить мандаты. А потом начнется «пианино». Тут-то «Регионы» с крышкой и подкрадутся… Да, собственно, мало ли палок в колеса можно вставить в соответствии с регламентом: «Живущий не по уставу, живет плохо. Живущий по уставу — не живет долго».

И, наконец в-пятых. Несмотря на принятые и согласованные меморандумы, еще неизвестно, как будет кадрово окрашиваться шахматка коалиции. Теоретически пропорции определяют набранные блоками и партиями проценты. На практике в разговоре с представителями «Нашей Украины» Юлия Тимошенко речь вела исключительно о премьерстве и одном силовом ведомстве: СБУ, прокуратуре, МВД — все равно. В таком случае мы имеем полное повторение ситуации прошлого года: президент — не ее сторонник, в парламенте нет гарантированного большинства (опять-таки в силу внутрикоалиционных очагов оппозиционности) и команда не тимошенковская, а чужая. Исход понятен и известен. Другое дело, что по данным «ЗН» в политсовете партии Юлии Владимировне не дадут пойти на кадрово-усеченную сделку.

Учитывая все эти субъективные и объективные сложности, можно было бы предположить следующее: тот, кто хочет всерьез и надолго остановить Тимошенко — должен поддержать ее премьерство. Но при этом тот, кто наметит себе подобную комбинацию, должен отдавать отчет в том, что осенью по результатам политической «братоубийственной деятельности» оранжевые силы могут навернуться с властного Олимпа окончательно и бесповоротно, разделив на троих ответственность в случае провала. Впрочем, каждый, анализируя подобный вариант, планирует быть тем единственным, кто вовремя выскочит из горящего дома. Президенту объясняют, что он сможет всю ответственность взвалить на Тимошенко и «утопить» ее. У Тимошенко уверены, что на этот раз их политическое чутье не подведет и они первыми, почувствовав опасность, переведут стрелки на президента и НУ. Вот так они и стоят у черты командного забега во власть — каждый со своим стартовым пистолетом.

Президент

Четко спрогнозировать роль президента в создании парламентской коалиции накануне выборов было сложно. С одной стороны, согласно новому закону, глава государства к этому тонкому процессу не должен иметь никакого отношения. С другой стороны, инерционно, а также по факту значимости многие отводили президенту активную, если не определяющую, роль в этом процессе. Все точки над «і» расставила Юлия Тимошенко, сделавшая в поствыборную ночь первый шаг — позвонила президенту и открыла запись на аудиенцию к Ющенко лидеров сил, прошедших в парламент. Президент стал игроком в процессе создания коалиции.

Но вместе с тем нельзя сказать, что его роль однозначно ключевая, поскольку целый ряд политиков в его собственной партии готовы принять далеко не любое президентское решение. По сути латентный конфликт между «любими друзями» и президентом, обозначившийся во время составления избирательных списков блока, может весьма серьезно обостриться, если Ющенко поддержит кандидатуру Юлии Тимошенко. Большинство из вчерашних приближенных президента категорически выступают не только против премьерства ЮВТ, но за блокирование «Нашей Украины» с «Регионами».

И все же, сейчас всем интересно, каким будет мнение президента. На этой неделе я общалась со многими людьми, разговаривавшими с ним на тему коалиции. Их вывод: у Виктора Ющенко нет готового решения, но скорее он склоняется к коалиции с «Регионами». На Виктора Андреевича произвела крепкое впечатление четверговая пресс-конференция Тимошенко. Основной мессидж лидера БЮТ дошел только до зрителей 5 канала. Центральные же как по команде передавали синхроны о купюрах и Еханурове с Витренк. А вот президент мессидж услышал. И тон уловил. И что от премьерства не откажется, и кого обвинит в случае несоздания помаранчевой коалиции, и что в оппозиции покоя не даст. Задумался президент и, похоже, пока решил затянуть переговорный процесс.

Окончательно спрогнозировать его решение сегодня нельзя, но восстановить ход рассуждений — можно. На сегодняшний день нам доподлинно известно, что президент стремится сохранить Юрия Еханурова на посту премьера. Часами проводя беседы с различными гостями, Ющенко отклоняет практически все звонки, кроме ехануровских. Однако как далеко он готов идти в отстаивании премьерства Юрия Ивановича и сколь многим он готов ради этого пожертвовать — неизвестно. Осмелюсь предположить, что, несмотря на комфортность сосуществования с Ехануровым на посту премьера, Ющенко не исключает, что ему придется отказаться от этой идеи. Теоретически он обсуждал возможность как назначения Еханурова руководителем секретариата президента, так и выдвижение его кандидатуры от «Нашей Украины» на пост спикера.

Кроме судьбы Еханурова президента волнует и судьба страны. По нашим данным президент написал с десяток задач, решение которых он считает в Украине приоритетным. А рядом с вопросами нарисовал две колоночки, одна из которых предназначена для помаранчевой коалиции, вторая — для коалиции НУ и ПР. Вот уже несколько дней Ющенко все взвешивая пытается расставлять плюсы и минусы в этих колонках, самостоятельно давая ответ на вопрос: какой из альянсов будет служить более успешному решению актуальных проблем? Проблемы им обозначены примерно так: первое — укрепление реальной независимости Украины от России; второе — необходимость сшивания страны; третье — как тот или иной альянс скажется на имидже президента; четвертое — эффективная борьба с коррупцией; пятое — развитие евроатлантической интеграции. Какими вопросами еще задается президент, я не знаю, но первых пяти вполне достаточно для того, чтобы признать у президента наличие государственного мышления и способности вычленять макрозадачи, решить которые призвана законодательная власть, избранная на четыре уникальных безвыборных года. Другой вопрос — обладает ли президент объективной информацией, позволяющей ему не ошибиться в расстановке плюсов и минусов в двух колоночках?

И, наконец, третий срез рассуждений Ющенко — эмоциональный и практичный. Заставить себя принять кандидатуру Тимошенко на пост премьера для Ющенко крайне тяжело. Психологическая несовместимость, корни которой уходят в прошлый век, чрезвычайно велика. Президент даже не в состоянии честно признаться себе в том, что все плюсы ехануровского правительства, перечисляемые им перед выборами, он называл в речи, выступая в день Независимости с анализом ситуации в стране… Он боится Тимошенко, способной по его мнению де-факто отнять власть уже сегодня — раз. Он видит в ней конкурента-2009 — два. Обдумывая коалицию с «Регионами», Ющенко руководствуется тезисом о том, что таким образом он станет президентом не половины, а всей Украины — три. Президенту далеко не безразлично, как будет развиваться кадровая политика в ТЭКе. Следовательно, он ищет вариант коалиции, при котором он сможет сохранить влияние на этот сектор, — четыре. Он пытается найти формулу, которая позволит ему максимально сохранить и без того резко уменьшившийся электорат, — пять.

Одним словом, разноплоскостной мыслительный процесс президента не дает ему возможности найти однозначные ответы и стопроцентные рецепты. В неспешные раздумья главы государства нервными точками вклинивается необходимость разложения кадрового пасьянса. И речь идет не только о тех постах, судьба которых конституционно закреплена за решением Ющенко. По данным «ЗН», которые проверить и доказать никак невозможно, но источники предоставления которых заслуживают серьезного доверия, президент получил внутренний удар. Информация, добытая традиционным для власти способом, дала ему четкую картину сепаратных переговоров людей из его ближайшего окружения с различными политическими силами. Положение многих пошатнулось.

Таким образом, мы понимаем, что электорат, голосовавший за Ющенко, ждет от него союза с Тимошенко. Партии, входившие в блок, да и сама родная партия Ющенко готова расколоться как в случае союза с БЮТ (тогда взбунтуются кормильцы блока), так и в случае с «Регионами», и тогда раскол инициируют национал-демократы. Окружение ведет своекорыстные политические игрища. «Регионы» обещают все, но им верить страшно. Тимошенко обещает многое, но ей верить он не может. Кроме того, что немаловажно, в любом из вариантов президент теряет возможность реализовать свою голубую мечту — провести еще одну конституционную реформу, повернув русло президентских полномочий вспять. 300 голосов для этого в ВР — нет… На фоне всего произошедшего — это удручает всерьез.

«Регионы»

А вот Рината Ахметова ничто не удручает. Его выступление на пресс-конференции с приклеенной американскими имиджмейкерами улыбкой и КВНовскими домашними заготовками, способными произвести впечатление на репортеров, уж было заставило меня пожалеть Рината Леонидовича: ни лимоном, ни пустырником свита Ахметова не обеспечила. А стоило бы, ибо кем бы ни был миллиардер, а выглядеть потешным и смешным он не должен… Из Ахметова ироничный персонаж, как из Тимошенко борец сумо. Впрочем, сейчас нас должны больше интересовать не имидж, а мысли хозяина «Регионов». Если пресс-конференция заставила Рината Леонидовича понервничать, то политическая ситуация, по его справедливому замечанию, не дает для этого оснований. Насколько известно «ЗН», лично Ахметов никаких переговоров не ведет. Этим занимается Виктор Федорович, поначалу лелеявший мечту о премьерстве, но впоследствии смирившийся с неизбежностью: если «Регионы» войдут в правящую коалицию, то он премьером не будет. Не будет этим премьером и Николай Яныч Азаров. Скорее всего, и Ехануров не будет. А вот любая нейтральная кандидатуру может Ахметова устроить.

«Регионы» готовы к диалогу, их кадровые аппетиты пока не походят на булимию. Но совершенно очевидно: чем дольше «Наша Украина» будет определяться с решением, чем глубже будет заходить публичный поствыборный конфликт между Тимошенко и НУ, тем жестче по отношению к Банковой будет позиция донецких. Ведь одно дело — быть одним из претендентов, а другое — единственным средством для создания коалиции с участием политической силы президента.

Желание войти в первую поствыборную коалицию у Януковича гораздо сильнее, чем у Ахметова. Президент «Шахтера» не намерен обжигать пальцы, хватая первый блин. Он убежден: системная оппозиционная деятельность «Регионов»; неспособность оранжевых к слаженным действиям; реальный выход из-под контроля Центра восточных и южных регионов, где партия Ахметова одержала тотальную победу на местных выборах; маячащий бюджетный кризис и неизбежное повышение цен на энергоносители заставят оранжевую коалицию уже в середине осени свернуться комом. И вот тогда с горы медленно и достойно спустится Партия регионов для того, чтобы остаться в низине и долго-долго получать удовольствие. От безраздельной власти.

«Наша Украина»

А что же «Наша Украина»? Политические партии, формирующие блок, на сегодняшний день не имеют консенсусного решения коалиционного вопроса. Теоретически за коалицию, называемую Виктором Ющенко демократической, выступают почти все. Но, по сути, ее сторонниками являются несостоятельные в финансовом плане члены партии, тогда как сторонники коалиции с «Регионами» — главным образом, спонсоры проекта «Наша Украина». По кандидатуре Тимошенко консенсуса еще меньше. Но одни готовы принять это как неизбежное зло, позволяющее сохранить за партиями блока оранжевый электорат, для других же это аргументом не является, ибо, скорее всего, проект «Наша Украина» прикажет долго жить, и те, кто его создал, готовятся к смене брэнда, имиджа и корректировке витринной идеологии. Поэтому сохранение электората за брэндом «НУ» их не волнует.

Сторонники коалиции с «Регионами» в одном, безусловно, правы: подобный альянс более живуч и устойчив, нежели помаранчевый. Кроме того, по идее, объединение бизнес-элит Востока и не-Востока страны создаст впечатление наступления стабильности в Украине. Важен и фактор психологической обстановки. Состоятельные «нашеукраинцы» убеждены, что находить взаимопонимание во всех вопросах с «Регионами» им будет значительно проще, чем с Тимошенко, с чем также сложно спорить. Однако существуют моменты, о которых стоило бы задуматься.

Момент первый. Гамма чувств, которые испытает помаранчевый электорат при заключении подобного альянса, будет колебаться от недоумения до негодования. К кому уйдет этот электорат? Вопрос риторический: пока не появились новые политические силы, он сгруппируется вокруг Тимошенко, которая уже пообещала, что в случае ее перехода в оппозицию она расскажет о каждом кусочке мяса, который недодают тигру. Очевидно, что, находясь в оппозиции, БЮТ будет наращивать электоральные мышцы, а коалиция власти будет испытывать электорально-мышечную дистрофию как минимум в 17-и регионах Украины.

Тезис об объединении Востока и Запада на самом деле будет означать брак по расчету не электоратов, а двух бизнес-групп, которые, несомненно, не бросятся удовлетворять народные чаяния, а в первую очередь приступят к разделу, переделу, борьбе за контроль над всем движимым и недвижимым имуществом страны. Впрочем, не только страны, но и тех, кто остался вне этой коалиции. Одним словом, состояние экономики страны не будет приоритетом. Этот вывод я сделала, пообщавшись с представителями и той, и другой бизнес-элиты. Следовательно, в ближайший год в стране не будут созданы условия, при которых можно будет говорить, что ощутимое улучшение экономической ситуации в состоянии заглушить, затереть неприязнь Востока и Запада. Но зато будет создана видимость ликвидации этого противостояния. И пока власть будет объединять бизнес, Тимошенко объединит электорат. Вы обратили внимание, что за нее, по сути, проголосовали беднейшие слои населения — село и маленькие, Богом и властью забытые городки? Или, как кто-то заметил, — романтики им мстили. У вас есть сомнения в том, что находясь в оппозиции, Тимошенко станет для этих людей родной мамой? У вас есть сомнения в том, что действия идеологов коалиции НУ и «Регионов» дадут повод для ее разоблачительных выступлений? У вас есть вопросы, кому больше эти люди поверят — Тимошенко или Порошенко с Ахметовым? Таким образом, при коалиции «Наша Украина»—«Регионы» как бы снимается горизонтальное противостояние Восток—Запад, но рождается и становится актуальным иной вид антагонизма — низы и верхи. Со всеми вытекающими отсюда и обусловленными популистскими и организаторскими талантами Юлии Владимировн последствиями…

Второй момент. Влиятельный в «Нашей Украине» бизнес убежден, что сможет просуществовать все время действия коалиции с «Регионами» на тех условиях, о которых сейчас договорится с Ахметовым. «Мое слово — контракт», или как там выражается Ринат Леонидович? Некоторым «нашеукраинцам» хочется в это верить. И я даже могу допустить, что ахметовцы свое слово сдержат. По крайней мере, какое-то время. Проблема в другом. Если посмотреть на заключаемый союз с точки зрения веса капиталов, то союз между бизнес-элитами «НУ» и «Регионов» — это «равноправное» объединение «чепешников» с крупным капиталом. О каком паритетном влиянии либо вообще о сохранении влияния может идти речь, когда облеченные властью «Регионы» начнут для решения спорных с «нашеукраинским» бизнесом вопросов использовать свои ресурсы в судах всех инстанций, включая Конституционный, прокуратуре, Фонде госимущества и т.д?!

Но это — полбеды. Люди, входящие в «Регионы», зачастую являются носителями школы, очень крепкой школы руководства государственной машиной. Они обойдут на повороте любого, подчеркиваю, любого выдвиженца «Нашей Украины». Азаров, Кушнарев, Скударь, где их аналоги в «НУ»? Прибавьте к этому еще и монолитность рядов будущей фракции. Там может ворчать Звягильский, кривиться Рыбак, тихонько выражать недовольство Клюев. Но если сказано «Налево!», значит, весь косяк как один поворачивает налево. Сказано направо — изменение движений без малейших колебаний. Нечто подобное может продемонстрировать «Наша Украина»?

Иными словами: при заключении коалиции между «Регионами» и «Нашей Украиной» «нашеукраинцы» будут либо ассимилированы командой Ахметова, либо станут довольствоваться положением статистов в коалиции и не смогут противостоять интеграции Украины в Донецк, а точнее в систему методов руководства там, либо будут вообще выброшены в электоральную пустыню с сомнительными перспективами найти трехпроцентный оазис. Для «нашеукраинцев» проблемы с Тимошенко ясны и неизбежны. Что же касается проблем иного рода в союзе с «Регионами», то они упорно не хотят о них задумываться. Какой путь к одному и тому же результату они изберут — это их дело.

Народ

И, наконец, последний раздел. «Утром мажу бутерброд — думаю, а как народ?» Возможно, политическим партиям и их лидерам сейчас не до изучения мнения уже использованного электората. Поэтому «ЗН» решило определенным образом восполнить пробел и поинтересоваться мнением общества: а какой же вариант коалиции оно больше поддерживает? Провести полностью репрезентативный по всей стране опрос за столь короткое время не представляется возможным. Поэтому мы попросили Киевский международный институт социологии провести телефонный опрос. Поскольку уровень телефонизации в селах и малых городах нашей страны весьма низкий, то вопрос проводился исключительно в областных центрах. Однако, как утверждает профессор Валерий Хмелько, КМИСом была использована технология, позволяющая точно репрезентовать мнение жителей всех областных центров. Респондентам (было опрошено 623 человека) задавалось два вопроса: «За какую партию и блок Вы голосовали на выборах в Верховную Раду?» и «Какой из вариантов объединений в парламенте Вы бы одобрили?».

Мы не предлагали жителям Украины рассматривать все шесть вариантов коалиции, которые складываются из фракционных кубиков, закатившихся в ВР. Мы предложили лишь те, которые всерьез обсуждаются. И вот что вышло:

— коалицию «Наша Украина» плюс Блок Тимошенко и плюс Социалистическая партия поддерживают 43,9 процента граждан, проживающих в областных центрах. Этот вариант коалиции поддерживают три процента граждан, которые на выборах поддержали Партию регионов. 81% тех, кто отдал голоса за БЮТ, и 80% тех, кто проголосовал за «Нашу Украину». Коалицию трех поддерживают 23,1% опрошенных на Юго-Востоке и 66% в Центрально-Западном регионе;

— коалицию «Наша Украина» плюс Партия регионов поддерживают 26,1% жителей областных центров. Из них 65% голосовали за «Регионы», 5% — за Тимошенко и 12% — за «Нашу Украину». Такой альянс поддерживают 35,3% респондентов Юго-Востока и 16,3% в Центрально-Западном регионе;

— коалицию «Регионов» плюс БЮТ поддерживают 11,7%. Из них сторонников «регионалов» — 13%, тимошенковцев — 11%, «нашеукраинцев» 4%. Эту коалицию поддерживают 17,7% избирателей на Юго-Востоке и соответственно 5,2% в Центре и на Западе Украины.

6,7% опрошенных жителей областных городов выбрали бы другой вариант. Такое же количество граждан не устраивает вообще никакой вариант коалиции. 5% не знают ответа на поставленные вопросы.

Таким образом, мы четко видим предпочтение оражневого электората — это одноцветная коалиция. Мы менее четко, но все же достаточно рельефно видим настрой электората «регионалов» — это коалиция с партией власти. А сами для себя мы знаем, что ни один из вариантов не является панацеей. Ни один из вариантов не несет гарантировано-системного, эффективного и оперативного решения существующих в стране проблем. Мы видим, что каждый из проектов коалиции может быть как губительным для зодчих, так и спасительным.

Партии взвешивают риски. Лидеры взвешивают дивиденды и убытки. Но, как мне показалось, никто не занимается всерьез проведением работы над ошибками. Одни— в эйфории выигрыша. Другие погрязли во взаимных упреках по поводу проигрыша. И если бы в стране был человек, который смог бы посадить за стол переговоров лидеров политических сил, составляющих задекларированную накануне выборов коалицию! Если бы он мог вынудить собравшихся провести ревизию крупных ошибок во взаимоотношениях. Если бы он смог заставить их выработать «правила соприкосновения в бою», в выполнении которых расписался бы каждый, вступающий в альянс. Если бы он смог четко определить не только макроприоритеты и потребовать консолидированной работы по их достижению, но и выработал тактические задачи, решение которых позволило бы людям в ближайшие месяцы почувствовать изменения в собесе, жэке, во дворе, поликлинике. Если бы был человек, который бы внятно сказал: «У нас сильный оппонент внутри страны, у нас сложная экономическая ситуация, у нас неизбежное внешнее негативное воздействие, но мы поставили на карту все, наше политическое будущее связано как сиамские близнецы. И если сейчас не будет рывка, который почувствуют люди, то о 2009 годе могут забыть все, кто сидит за этим столом».

…Но такого человека в стране нет.

Юлия МОСТОВАЯ, "Зеркало недели"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: