Вверх

Кто крышует преступления в Донецке?

Конец лета – начало осени 2005 года помимо прочего запомнился жителям Донецка всевозможными акциями и пикетами, проводимыми как различными общественными организациями, так и отдельными представителями общественности у стен Донецкой областной прокуратуры. С одной стороны это вполне закономерно – ведь недовольных действиями (или бездействием) работников этого правоохранительного органа всегда хватало. И ряды протестующих стремительно пополнялись. Прямо пропорционально этому росло количество и качество (имеется ввиду вызванный резонанс и, в какой-то мере, результативность) акций протеста, основной целью которых было публичное выражение недоверия прокурорам всех рангов.

Но самым главным является то, что вряд ли даже самый скептически настроенный дончанин спишет все эти акции на счет «заказух», направленных на сбор очков и дивидендов в копилку заинтересованных политических сил перед предстоящими выборами. Никому из жителей Донецка уже давно не нужно доказывать, что прокуратура традиционно является едва ли не самым коррумпированным институтом власти. Ну а последовавшее за периодом невероятной социальной активности затишье объясняется еще проще – смена власти наверху никак не отразилась на местных хозяевах Донбасса, а «оранжевые» надежды новое руководство страны оправдало лишь отчасти.

После полного завершения выборов и перед предстоящим формированием нового состава правительства, с полной уверенностью можно ожидать нового всплеска протестов против чиновников всех уровней, структур и рангов, в частности против работников прокуратуры. Ведь назначение нового генпрокурора, безусловно, повлечет за собой кадровые перестановки в нижестоящих органах. А мотивы протестующих, скорей всего, остануться теми же, что и полгода назад…

Одними из первых «бунт» против прокуроров области попытались поднять активисты Донецкого областного отделения ВГО «Пора!». Планировалось провести пикет у стен здания облпрокуратуры. В конечном результате акция, по предложению-просьбе главного прокурора области Алексея Баганца, прошла в виде официальной встречи последнего с «пористами» и приглашенными на мероприятие журналистами. Спустя несколько дней площадь перед зданием занимали уже представители так называемого «Антиволокитного комитета», также возмущенные бездеятельностью прокуратуры, распространением практики «крышевания» ими различных ОПГ и общей коррумпированностью чиновников. Информационную «бомбежку» городской прокуратуре устроили и представители общественной организации «Антикоррупционный комитет» - бигборды «Проти свавілля прокуратури», установленные ими в городе, привлекли внимание не одного прохожего. А в конце сентября акция протеста была проведена и местными социалистами. Еще больше нелестного в адрес Донецкой облпрокуратуры можно услышать от тех людей, которые не один год или месяц обивают пороги кабинетов донецких законников.

Если быть внимательным, то можно заметить, что помимо всего вышеперечисленного большинство «бунтовщиков» объединяют две вещи: неисчерпанный пока что кредит доверия к относительно новому председателю облпрокуратуры Баганцу и… абсолютное недоверие к его замам и подчиненым, представителям «старой гвардии». И самой одиозной фигурой в ряду таких скомпрометировавших себя фамилий, как Ливочка, Сюсяйло и др., несомненно, является Александр Ольмезов. Кстати, сей одиозный персонаж по сей день лидирует (!) в соцопросе читателей нашего сайта, как главный коррупционер. А дыма без огня, как известно, не бывает!

Вообще, Александр Ольмезов, являющийся сегодня главным прокурором Донецка и, по совместительству, заместителем прокурора области, известен еще с тех времен, когда Генпрокуратуру возглавлял Геннадий Васильев. От скандального журналиста Бойко в свое время общественности стало известно о том, что кум Васильева, коим и является Ольмезов, получал задания непосредственно от Геннадия Андреевича, а не через областную прокуратуру. Вообще, благодаря устоявшемуся в украинской среде сильных мира сего принципу – «рука руку греет», родственные связи всегда играли не последнюю роль в жизни и деятельности Ольмезова. Злые языки поговаривают, что Александр Дмитриевич связан узами родства и со своим ближайшим соратником-замом Олегом Сюсяйло.

Но отличился глава Донецкой прокуратуры прежде всего не своими кровными узами, а той ролью, которую он сыграл в шумном в свое время деле адвоката Сергея Салова. Еще в далеком 1999 году, незадолго перед стартом президентских выборов, Ольмезов по заказу Кучмы (как писала газета «Остров») сфабриковал против адвоката, который являлся тогда доверенным лицом кандидата в Президенты Александра Мороза, так называемое «дело о пяти листовках». Благодаря этому политическому заказу Салова продержали в следственном изоляторе вместо трех дней, как того требует закон, а целых одиннадцать. Ольмезов, по словам адвоката, требовал от него, чтобы тот оговорил А. Мороза и заявил перед телекамерой, что именно лидер социалистов снабдил Салова фальшивыми спецвыпусками газеты «Голос Украины» о смерти Кучмы от алкоголизма. Впоследствии пострадавший от беззакония адвокат обжаловал действия прокуратуру в местном, а затем и в Верховном, судах, которые признали его правоту. В марте этого года свое решение вынес и Страсбургский суд, куда также обращался Салов, и обязал Украину выплатить пострадавшему 150 тысяч евро (!) в качестве компенсации за моральный ущерб. Однако даже этот факт не помешал переназначению и даже повышению в должности Александра Ольмезова.

Многие из тех, кто услышал о переназначении донецкого «законника» и ждал прихода новой власти, не могли поверить своим ушам. Среди них и представители так называемой «Группы 26» - те люди, которые во времена режима Кучмы не могли добиться того, чтобы ответственные за тяжкие уголовные преступления в отношении их родных и близких ответили по всей строгости закона. Надо отметить, что в числе этих преступлений преобладают убийства и нанесения тяжких увечий представителями донецкой элиты и, по их же заказу, работниками правоохранительных органов. Еще в 2001 году в дорожно-транспортном происшествии, совершенном родственником высокопоставленного чина из правоохранительных органов, был убит муж Ларисы Гросман. А в мае 2000 года на пешеходном тротуаре в Донецке вследствие наезда «Лексуса», принадлежащего руководству «Индустриального союза Донбасса», была травмирована дочь, и погибла внучка Людмилы Микитиной. Делами этих двух женщин, как и многих других представителей «Группы 26», непосредственно «занимался» господин Ольмезов. Результата нет и по сей день. Не раз приходилось слышать и от Микитиной и от Гросман о том, как безобразно и неэтично вел себя Ольмезов во время разговоров с ними – нередко оскорблял и посылал открытым текстом. С приходом новой власти он вроде приутих, но следствие, тем не менее, до сих пор не сдвинулось с мертвой точки.

Не один год пытаются добиться от Ольмезова выполнения своих прямых служебных обязанностей и активисты донецкой общественной организации «Правовая защита». Их лидер Вадим Черкасс убежден в том, что Ольмезов совместно с прокурорами Ливочкой и Сюсяйло находятся в сговоре с теми продажными донецкими судьями, которые фактически узаконивают неправомерные решения донецких райисполкомов по отводу земельных ресурсов. А таких «землеотводов» в Донецке – пруд пруди. По информации Черкасса, представителями от прокуратуры в скандале, связанном с одной из крупных строек в микрорайоне Мирный, были именно Ольмезов и Сюсяйло, которые и занимались подготовкой заведомо слабых обвинительных протестов в суд. Кроме того, как неоднократно заявлял небезызвестный в Донецке адвокат Сергей Осыка, ловкий господин Ольмезов успел найти общий язык и с фактическим хозяином сети супермаркетов «Амстор» Вагаровским, чьи интересы он периодически лоббирует в своей «правоохранительной» деятельности.

Не могут, благодаря деятельности Ольмезова, решить «свои» проблемы и многие донецкие предприниматели. Хотя, казалось бы, они не относятся к самой бедной и беззащитной прослойке общества. Доходит до того, что уважаемый на Украине и за ее пределами доктор медицинских наук, академик Александр Селезнев не может добиться того, чтобы охранялась его интеллектуальная собственность, и соблюдались авторские права на торговую марку «Фито-чай доктора Селезнева». Дело в том, что целебный чай, носящий его имя, выпускается сейчас не им, а подпольным цехом, располагающимся по одному из адресов Донецка. Несмотря на то, что чай не прошел экспертизы, а, значит, не отвечает санитарным и потребительским стандартам, выпуск продукции подпольным цехом не останавливается ни на минуту. А производится чая там, по неофициальным данным – на сумму около 8 тыс. долларов, которые до налоговой, естественно, не доходят. Мало того, нынешние «хозяева» торговой марки не раз избивали академика (телесные повреждения средней тяжести подтверждают данные судмедэкспертизы), вымогая от него отзыва своих заявлений. Несмотря на эти вопиющие факты беззакония, и возбуждение Ольмезовым двух фактовых уголовных дел, а также обещания последнего «решить вопрос», воз и ныне там. По словам Селезнева, прокуратура до сих пор не допросила одного из виновных в его избиении людей – старшего лейтенанта милиции Болотова. Ольмезов «не может» его найти, хотя местонахождение «оборотня в погонах» не является секретом даже для самого доктора!

Ясно одно: до тех пор, пока прокуратуру города будут возглавлять такие фигуры, как Ольмезов, о соблюдении законности в Донецке нечего и мечтать! Сладко будет житься только тем, кто умеет со всеми договориться и со всех поиметь, как главный прокурор города. Бесспорно, что не на прокурорскую зарплату было построено элитное кафе «Эллада», располагающееся неподалеку от Донецкой ОГА, как символ произвола властей в городе. Официальной собственницей заведения является дочь господина Ольмезова, и по имеющейся у нас информации данное кафе также было построено с многочисленными нарушениями законодательства.

Артем Фурманюк, ZONA



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: