Воскресенье, 27 мая 2018, 04:251527384350 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Валерий Коновалюк: «В политике чудес не бывает...»

…О Ринате Ахметове Валерий Коновалюк говорит уважительно. Как и о Колесникове – правда, чуть задумавшись перед ответом. Лидер «Трудовой Украины» предпочитает говорить о лидерах Партии регионов чисто с личностных позиций, настаивая на сохранившихся человеческих отношениях. По словам Коновалюка, его уход из Партии регионов был, прежде всего, связан с разногласиями политическими, в том числе и внутрипартийными интригами. Сегодня лидера «Трудовой Украины» многие по старой памяти называют «донецким», однако Валерий Ильич утверждает, что именно его собственное мнение о партийных перспективах и оказалось, в итоге, яблоком раздора между ним и некоторыми лицами из Партии регионов. Недавно В. Коновалюк сказал, что парламентские выборы надо бы перенести на 2007 год – по его мнению, март 2006-го станет лишь «четвертым туром» президентской гонки. «Страна еще более расколется, усилится политический кризис с серьезными социально-экономическими последствиями», - считает лидер «Трудовой Украины», вышедший из недавнего затянувшегося внутрипартийного конфликта победителем…

Протест – не идеология, а форма политического выживания

-Валерий Ильич, еще год назад вы находились, локоть к локтю с нынешними первыми лицами Партии регионов. Ваш уход из ПР – уход политический или же психологический? Говорят, что в Регионах на тот момент у вас оказалось достаточно много недоброжелателей – если не сказать, врагов… Или же вы, как говорят политологи, просто давно лелеяли мечту – стать самостоятельной политической фигурой?

-Дело не в моей самостоятельности. На эту тему было уже много комментариев. Безусловно, для того, чтобы раскрыть полностью причины моего ухода из Партии регионов, я думаю, нужно вспомнить, что я стоял в свое время у истоков создания фракции Регионов в парламенте, пробыв в ней пять лет. До конца боролся на президентских выборах, отстаивал право миллионов людей на свой выбор. Я считаю, что после президентских выборов партия должна была все сделать для того, чтобы консолидировать всех сторонников. Я понимал, что партии нужна обновленная программа ее действий, поскольку до этого партия строилась административно, учитывая, что ее лидер был премьер-министром Украины. Надо было разработать новую технологию, чтобы влиять на политические процессы в стране. В Партии регионов сложилось изначально два течения, или же две категории. «Трудовая Украина» на тот момент могла стать движущей силой, исповедующей свою конструктивную идеологию, которая на фоне развала экономики и популизма власти должна была объединить вокруг себя своих сторонников. Этого не произошло по причине искусственно созданного, хорошо оплаченного конфликта, раскола внутри партии и активного противодействия тем шагам, которые предпринимались мной, начиная с мая минувшего года.

-Что же не понравилось этим людям, которые поначалу так бурно приветствовали ваше избрание на пост главы партии? Ведь поначалу в «Трудовой Украине» с единством ее рядов вроде как все было нормально …

-Эти люди тогда не были готовы к политической конкуренции. Я считаю, что как в экономике, так и в политике должна быть конкуренция, как определяющая возможность развития. Ведь не только я один ушел в тот период из Партии регионов. Оттуда ушли десятки тысяч людей. Многие объяснили это тем, что людям сложно было находится в оппозиции, увидев в этом некий конъюнктурный момент. Так ведь и оппозиции никакой не было. Оппозиция проявилась сейчас, когда в сентябре возник правительственный кризис, и власть после ряда коррупционных скандалов потеряла авторитет. Сегодня все стали оппозиционерами, а на тот момент, когда происходило колоссальное давление на «неоранжевых» со стороны власти, преследования, унизительное отношение к Донбассу, его дискриминация, в том числе и бюджетная. Надо было последовательно отстаивать свою позицию, чего не произошло.

-Вы сказали, что после оранжевой революции у Партии регионов не было идеологии. А сейчас она у Регионов появилась? И можно ли сказать, что идеология протеста – тоже идеология?

-Это не идеология, а форма политического выживания. Я еще весной говорил о том, что парламентские выборы превратятся в четвертый тур выборов президентских. Выборы по своей сути, как процесс обновления элиты и формирования государственной политики будут несостоятельными. Это углубит раскол в обществе. Я скептически отношусь как к ходу избирательной кампании, так и к ее будущим результатам. Украина становится разменной картой в большой политической игре, и первыми от этого пострадают простые люди.

Предложение вернуться в Партию регионов обсуждалось…

-В тот момент, когда вы покидали ряды Партии регионов, ходили слухи, что в «Трудовую Украину» вы идете с солидным финансовым багажом, притягивая своей фигурой в партию деньги Рината Ахметова. Были ли какие-то контакты или договоренности с Ахметовым на тему финансирования «Трудовой Украины»?

-Я думаю, было бы достаточно глупо отрицать, что у меня есть большой круг знакомств в среде людей состоятельных, занимающихся сегодня большим бизнесом. У меня прекрасные отношения и с президентом ФК «Шахтер», но я никогда не ставил личные отношения в зависимость от каких-то меркантильных интересов. Я делал свой выбор осознанно, понимая, что «Трудовая Украина» может дать, в первую очередь, Донбассу, стабильность и понимание перспективы. Кому, как не донецкому региону сегодня, формировать государственную экономическую политику и более эффективно влиять на консолидацию общества и объединение людей? Еще раз отмечу, что на сегодняшний день процесс раскола углубляется. Для страны это крайне небезопасно. Хочу сказать, что основным достижением минувших президентских выборов является развитие общественного сознания. Люди очень изменились и начали осознанно подходить к своему выбору.

-У вас много появилось врагов в Партии регионов после вашего ухода из этой структуры?

-Ну, и тогда были недоброжелатели. Любое прогрессивное начало вызывает определенные интриги, знаете, такую конъюнктурную возню. Но опять же, я к этому отношусь спокойно, потому что и сегодня у меня в Партии регионов очень много друзей, единомышленников, которые разделяют мою позицию.

-А предложения вернуться были? Имею в виду, в тот момент, когда формировался список Партии регионов…

-Это обсуждалось, но еще раз хочу сказать, что после того, как произошли эти события вокруг «Трудовой Украины», мне было сложно найти какое-то объяснение или оправдание чтоб вернуться. Хотя в политике, может быть, и нет каких-то критериев моральных, да? Просто стало понятно, кто изначально стимулировал все эти скандалы, когда в список Партии регионов вошли Сивкович и Мирошниченко, Сухой и Демехин. Еще раз хочу сказать, что «Трудовая Украина» строила свою работу не в противоречие Партии Регионов, а, наверное, наоборот, усиливая их позиции… Но почему-то это оказалось не воспринято и не понято. Хотя, я думаю, время все рассудит...

-Как вы расцениваете нынешний список Партии регионов, и как могут повлиять на ситуацию вокруг партии присутствующие в нем так называемые «новые лица»?

-В списке я увидел много интересных имен, и считаю, что они во многом усилят партию. Но опять же, смотря какие цели ставит партия перед собой? Ведь цели могут быть краткосрочные – победить на выборах, пройти в парламент, не имея четких стратегий на будущее по поводу того, как идти на компромисс и как должна формироваться коалиция после выборов… То, что Партия Регионов будет серьезной политической силой ближайшие 5-10 лет, сомнений не вызывает. Но есть ли там видение того, как изменить ситуацию в государстве?

-Битва за Донбасс на выборах предстоит горячая – высокий рейтинг Партии регионов может, как сейчас прогнозируют, столкнуться с административным ресурсом новой власти. Как вы собираетесь со всем этим сосуществовать и добиваться успеха на выборах?

-Прежде всего, опираясь на свои принципы и позицию. Даже на фоне той дискредитации, которая велась, у людей осталось позитивное отношение, как ко мне, так и к «Трудовой Украине». Мы не собираемся строить кампанию на черном пиаре или противостоянии с участниками выборов. Хотим показать, что у нас есть альтернативный путь развития страны, свое видение, свои программы. В Донбассе действительно будет сложно на выборах, с учетом того, что власть вряд ли будет спокойно наблюдать со стороны растущий рейтинг Партии регионов. Победа «регионов» будет иметь для нынешней власти определенные последствия. Я думаю, что нас ждет впереди много разных событий, связанных как с проведением самих выборов, так и с обеспечением стабильности в стране.

-После задержания Бориса Колесникова вы оказались одним из самых активных его защитников, выступая с многочисленными протестами с парламентской трибуны. Как вы думаете, Колесников и Ахметов жалеют о том, что вы уже не в их рядах?

-Я хочу сказать, что как были человеческие отношения, так они у нас и останутся, поскольку проверены временем. Бориса Колесникова я знаю больше десяти лет, и всегда к нему относился с уважением. В любой момент, если нужна будет моя помощь, я всегда смогу ее предоставить. Мой уход из партии произошел бы раньше, если бы не ситуация с его задержанием и дальнейшим арестом. Но я понимал, что этот конфликт будет длиться достаточно долго, и принял такое решение. Мне сложно говорить о перспективах, но знаю, что придет время, когда будут переосмыслены те действия и события. Такой регион, как Донбасс, не должна представлять одна политическая сила.

-Вы не боитесь, что хотя и ушли из Партии регионов, все равно можете попасть сегодня под уже избитое определение «донецкого»?

-Я предсказывал уже, что Донбасс окажется в изоляции, сначала политической, а затем и экономической. Хочу сказать, что мое участие на стороне «Трудовой Украины» как раз могло бы нивелировать тот негатив, который направлен против Партии регионов и тех людей, которые ее поддерживают. А Донецк для меня был и всегда будет малой Родиной.

Тигипко просто бросил «Трудовую Украину»

-Все-таки, что случилось с Тигипко? Как могло произойти, что он, будучи достаточно успешным и известным деятелем, вдруг просто исчез с политической сцены?

-Во-первых, для него это было единственное правильное решение. И Тигипко надо было не просто уйти, а еще и сохранить лицо, передав полномочия лидера партии. Он понимал, что его присутствие в этом качестве стало отягощать «Трудовую Украину». С его стороны я рассчитывал на практическую помощь – все-таки 90% актива партии формировалось под него. Поддержки никакой не последовало. Для меня это непонятно, и во многом объясняет его позицию, поведение в период президентских выборов, когда он просто бросил штаб, оставив в недоумении тысячи и миллионы людей. То же самое произошло и с «Трудовой Украиной» - он ее просто бросил, дав возможность таким, как Сивкович, дискредитировать партию. Что, несомненно, очень помешало нормальной работе «Трудовой Украины» во время нынешней избирательной кампании. Хотя, наверное, нет худа без добра, и сегодня мы имеем шанс стать действительно партией нового типа со своим лицом.

-Вы упомянули о честности политиков. А бывают ли вообще между политиками честные отношения?

-Нет. В украинском понимании выражение «политика – грязное дело» намного грязнее, если можно так выразиться. За восьмилетний период своей работы в парламенте я видел многое. Продавалось все оптом и в розницу, борьба за власть в Украине осуществляется не ради возможностей что-то сделать для страны, а ради самой власти.

-Приходилось слышать о ваших достаточно теплых отношениях с Юлией Тимошенко. В то числе то, что Юлия Владимировна способствовала вашему приходу в «Трудовую Украину»…

-Ну, вообще, мы с Тимошенко написали вместе бюджетный кодекс. Об этом мало кто вспоминает. Я ее ценю, как профессионала, как человека сильного, но сила может быть, как созидательная, так и разрушительная. И последние время она несет во многом разрушительные последствия. Хотя, возможно для себя, она видит в своих действиях благо для страны. Тем не менее, могу привести массу примеров из мирового опыта, когда популизм всегда заканчивался диктатурой. Сегодняшний украинский политический популизм приведет к власти людей, которые будут формировать более жесткие политические стандарты, когда о каких-либо демократических свободах и ценностях можно будет забыть. Сейчас страна топчется на месте, и самое страшное, что осталась прежняя система. Каждый из новой власти претендовал на свой кусок революционного пирога, и закончилось это тем, что вся система государственного управления фактические развалена.

-Виктор Пинчук сегодня фактически оказался не у дел в украинской политике. Возможны ли какие-либо совместные перспективы Валерия Коновалюка и Виктора Пинчука в рядах той же «Трудовой Украины»?

-Пинчук имел отношение в свое время к «Трудовой Украине». Он, как и многие, заинтересован в стабильности, неуклонном соблюдении прав собственности. Но будем смотреть на вещи реально – сегодня даже самые высокие активы и финансовые ресурсы могут не решить каких-то политических вопросов. Олигархия в Украине формировалась по определенным правилам и законам. Сложно рассчитывать, что за короткий период ее психология изменится. Мне кажется, Президенту надо было сразу после прихода к власти усадить за «круглый» стол представителей крупного бизнеса, вовлечь их в созидательный процесс на благо государства, сделать бизнес социально ответственным.

-В новый парламент придут люди, не имеющие ранее отношения к политике, и как предсказывают эксперты, таковых будет не так уж и мало. На ваш взгляд, что принесет парламенту «ноу-хау» в лице певиц, спортсменов и т.п.?

- Должно быть понимание, что политик – это тоже профессия. Его квалификация формируется годами. Учитывая сложность ситуации и то, что Украина впервые за годы независимости проводит выборы в условиях политического кризиса, нужно значительно повысить уровень ответственности будущей Верховной Рады. Но чудес не бывает... Нам придется набраться сил и терпения, чтобы пройти эти два-три года полной дестабилизации страны. И сохранить шанс после этого подняться, начать новый этап нашей жизни.

Сергей КУЗИН, для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: