Понедельник, 22 октября 2018, 04:161540171000 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

А. Кужель: Ахметов не верит в лидерские качества Коновалюка

На фоне глобальных политических катаклизмов в стране, скандал в партии «Трудовая Украина» кажется бледным. Здесь нет обвинений в коррупции, нет «заклятой» дружбы. Но интервью с заместителем руководителя этой партии Александрой Кужель должно быть интересно думающему читателю не только тем, что раскрывает причины конфликта партийных функционеров с председателем «ТУ» Валерием Коновалюком, которые взаимно хотят сместить друг друга с партийных постов, а и тем, что показывает механизмы политических процессов в обществе и партийных структурах.

- Александра Владимировна, зачем вообще было избирать Коновалюка председателем партии, причем совсем недавно, если теперь с таким скандалом от него избавляются?

- Во-первых, от него никто не хотел избавляться, это просто политическая необходимость в партии. На самом деле, в январе, когда Сергей Леонидович (Тигипко, бывший председатель партии – «Остров») решил поддержать лозунг отделения бизнеса от власти, он принял решение заняться бизнесом. Он собрал политраду, сказал, что уходит из политики (навсегда или нет - он не знает, он имеет право это оставить как бы для самоопределения), но он уходит из лидеров партии. И тогда начались обсуждения возможной кандидатуры лидера. Сергей Леонидович вначале предложил мне. Я сама отказалась, потому что мне хотелось оставить партию с той же картинкой: европейское лицо молодого политика, перспективного. Я понимаю, что та же Европа очень заинтересована в партиях, которые не легли под прямой пресс Америки и… ну, в общем, это политическая технология. Тогда мы провели много социологических исследований и увидели, что на тот момент, после президентских выборов, самый большой рейтинг был у политиков: Коновалюка, Черновола, Кужель и Шуфрича. Понимая, что и Черновол и Шуфрич как бы не являются героями нашего времени, мы остановились на Валерии Ильиче, встретились с ним и предложили ему прийти в «Трудовую Украину». Это действительно было наше предложение. Мы говорили с Сергеем Леонидовичем. Потом, когда у нас был разговор вчетвером: я, Сивкович, Коновалюк и Тигипко, первое, что сказал Тигипко, это то, что он партию не продает. И он поставил на этом акцент. Он поставил Коновалюку три условия под передачу партии. Первое, это то, что действительно мы идем командой. Потому что мы рассказали ему нашу идеологию, что мы такая «новая оппозиция с позицией», - вот такой лозунг. Это новая команда, куда собиралась и Оля Колинько прийти, и с Виктором Мусиякой переговоры шли, то есть хороший процесс такой шел, формировалась красивая молодая команда. Второе - то, что Кужель обязательно должна быть в пятерке, это было требование Тигипко. И третье – чтобы он обязательно сберег аналитический центр, который Сергей Леонидович помогал создавать. Вот и все! Ничего он не продавал, ни одной копейки, как ходят сплетни, что Ринат Леонидович выкупил партию, - этого нет. Ринат Леонидович отказался с самого первого дня вообще участвовать в этом проекте. Поэтому нет денег Рината Ахметова…

-То есть, переговоры с Ахметовым все-таки велись?

- Нет, переговоров не было, я чуть позже расскажу откуда я об этом знаю… В общем, мы работали, строили планы вместе с Валерием Ильичом. До 19 августа у меня еще была надежда, что мы сможем его сохранить. А дальше пошло… Мне говорили, что у нас будут проблемы с Коновалюком, но я думала, что люди не понимают, что сейчас мы как сделаем проект!… И получилось, что в мае я была в Донецке на конкурсе красоты, я участвовала в жюри. И там, на приеме я увидела Ринат Леонидовича. Он подошел ко мне, мы были знакомы с ним, хотя до этого я один раз только с ним общалась, и мы начали разговаривать. Я говорю: Ринат Леонидович, вот мы начали делать такой красивый проект… Он говорит: «Я знаю, Александра. Мне нравится, что ты участвуешь в этом проекте, я смотрел как ты выступала на выборах, - никогда не переключал. Но я не верю в лидерские качества Валерия Ильича. Я не верю, что вы сможете взять три процента». Я стала его убеждать, рассказывать, как это будет красиво, какая это будет команда, наши планы. А он говорит: «Ты знаешь, если ты мне к сентябрю покажешь проект, где я смогу точно убедиться, что вы сможете взять три процента, тогда я готов разговаривать». Но, как видите, до сентября мы не дожили, он оказался как менеджер гораздо более прозорливым.

-В чем вы видите основную причину конфликта с Коновалюком?

- Мне кажется он просто не выдержал испытание властью. Есть испытание деньгами, а есть властью. Мы ему сразу дали разработку структуры, ответственности каждого из замов по направлениям. Сразу предложили разработанную технологию, стратегию, как идти командой, как раскручивать. Он постоянно уходил от этого разговора. Дальше мы ж начали выходить с проектами. Но президиум ни один не проходил. Практически, начинается президиум партии, если кто-то против решения Валерия Ильича - он сразу закрывал президиум. Я очень долго была на его стороне, не поддерживала ни Сивковича, ни Княжицкого, я думала, что Валерий Ильич просто не понимает. Я пыталась его убеждать, показывать, но когда у нас в июле был рейтинг 2,5%, а в сентябре уже 0,6% то это стало самым главным сигналом. Валерий Ильич понял, что нам ничего нельзя «пришить», кроме того, что мы требуем стратегию, где идет вся команда, а он требует стратегию, где раскручивается только одна звезда - вот это вся разница. Никакого другого конфликта не было. Никакого! Ни предвзятых отношений, ничего, просто не было этого взаимопонимания. За это время, пока мы не понимали друг друга по стратегии, мы потеряли очень многих партнеров и темп движения вперед. 2,5% – в июле! Если бы мы хорошо поработали июль-август- сентябрь мы вполне могли иметь сейчас как минимум 4-4,5%. Но не произошло ничего. Мне обещали, что «Ой! Мы сделаем в Донецке, на этой площади 60-70 тысяч человек на День шахтера», но вы ж помните, что такого праздника не было. И такие обещания постоянно. И региональные организации начали это видеть. Они как и я долго верили, ждали… Я Валерию Ильичу говорила: «Валерий Ильич, если Вы чувствуете, что у Вас нет финансирования – это не проблема. Вы харизматичная личность, мы Вас раскрутим. Потому что лидер, это не тот человек, который ходит и говорит: «Я лидер!». Лидер, это когда вся команда говорит, что он лидер. Я говорю: мы раскрутим, мы все сделаем, и деньги к нам идут. Потому что интересный проект, интересная идеология, масса приходит и бизнесменов и политических сил. То есть, это не проблема. На 2,5% вообще можно было собрать шикарную команду». – «Да, пожалуйста, можно деньги нести, но решать буду все я». А Вы же понимаете, что так не бывает, это не акционерное общество. И когда в конечном итоге, регионы поняли, что пусто… Я вот сейчас начинаю по заданию Сивковича, собирать задолженность центрального офиса перед региональными организациями. И я не могу понять, почему они до сих пор молчали?! В мае, после съезда, Коновалюк поставил условие, что Тигипко должен май закрывать сам. Тигипко ни слова не сказал, за май закрыл зарплату по всей партии. Это, чтоб Вы поняли, что ничего не продавалось. В июне, положил на счет деньги Сивкович. После этого – ни одной копейки. То есть, нам сейчас выставляют все парторганизации с июня месяца задолженность. Мы даже не знали, что такое происходит. Человек раскручивал себя, заказывал себе рекламу, заказывал календарики, а областные, районные и городские организации не финансировались. Но выборы ж так не делаются. Так делается только тогда, когда надо раскрутить одного себя, чтобы куда-то войти в какой-то список. Все начали, конечно, переживать. Потому что выборы в парламент – это не самоцель. Для партии 2-3 человека в парламенте - это ничего не значит. Для партии важно поучаствовать полноценно в выборах городских, областных, районных и тогда уже иметь представительство в парламенте. А если нигде никого нет, только эти два человека в парламенте – ну и что, что дальше? Какая польза от них для партии, для людей в регионах? Поэтому когда как бы пелена у всех с глаз спала, то все начали понимать: подождите, мы имеем звезду, а партия где? Мы долго сидели и молчали, до последнего надеясь, что сможем сохранить Валерия Ильича, чтобы идти вместе, чтобы на основе «Трудовой Украины» сделать блок. Он устроил истерику, что мы хотим идти с эсдэками. Мы ему объясняли, что громадський форум и политическое объединение это не одно и то же, и что съезд только может принять решение, - начиналась истерика.

-Коновалюк обвинил Вас и Сивковича с Княжицким в организации акции против него в СМИ.

- Он вышел с публичной пресс-конференцией и обвинил нас в заказе этих материалов (появление в прессе фотографий дома Коновалюка – «Остров»). Во-первых, я считаю это личным оскорблением. Я за 12 лет в политике в подобных мероприятиях замечена не была, никогда в жизни таким не занималась. И мало того, если бы уже мы заказывали, то поверьте, я профессиональный политик, я бы не фотографировала дом Литовченко, который находится за 150 метров от дома Коновалюка. Я не была у него в доме внутри, я была один раз приглашена в беседку, я не была в ванной, не видела бассейна. То есть это мог сфотографировать только тот, кто был близок в доме. На мой взгляд, и это мне так журналисты в Киеве сказали: «Александра Владимировна, не рвите сердце, это он сам заказал и сам себя раскручивает». Я ему говорила так, когда он сказал, что вышел такой материал: Валера, даже не обращай внимания. Это нормальное явление. Главное, чтоб фамилию правильно писали. Слава Богу, ты не бедный человек, это действительно твой дом, хороший, красивый, там есть участок – Слава Богу! Но, когда политик начинает судиться со средствами массовой информации, я могу сказать - это человек, который сам себе копает могилу. Потому что со средствами массовой информации надо не судиться, а работать. Это их право высказывать свое мнение и следить за политиками. Да неприятно, когда даются заведомо ложные вещи, но можно подать защиту чести и достоинства на 1 гривню, а не 100 тысяч… Поэтому когда произошла его пресс-конференция, мы поняли, что он просто объявил нам публичную войну, чтоб найти врага. То есть, ему надо регионам объяснить: почему он не финансирует, почему нет проекта… Вот только один показатель: у нас было 65 человек секретариата, которые работали на выборах Януковича. То есть, считайте, что за деньги Януковича обучились полностью выборной компании. Это огромный клад. И из этих 65 человек у нас осталось на работе четыре! Ушли все. От методов руководства Валерия Ильича. И у нас ушли еще кроме этого более шести областных организаций. Это те, шесть организаций, на которые он сегодня ссылается, что они его поддержали. А это новые люди, которых он поставил, А двадцать один регион, - уже, по-моему, больше, - поддержали нас. Поэтому нет конфликта, есть просто чувство самосохранения партии. Партия должна участвовать в выборах, а не заниматься раскруткой одной звезды.

-Нет ли опасения, что с донецким лидером – Коновалюком, вы потеряете и донецкий электорат?

- Абсолютно нет. Я была у вас и на пресс-конференции, и мне звонили много людей, для которых Коновалюк не является донецким лидером. Я думаю, что те три тысячи сотрудников, которые уволены с завода, где мама Валерия Ильича строит сегодня развлекательный центр, будут нашими сторонниками, а не сторонниками Коновалюка. И те, люди, которые не понимали зачем были биг-борды «Защитим Донбасс!» и в это время никому из них не протянуть руку, не защитить ни одного человека, которых судили… Между словами и делами у него пропасть. Если у него останутся симпатики, это очень хорошо. Я не думаю, что это его политическая смерть, политик имеет возможность на массу вариантов и ошибок. Я искренне желаю Валерию Ильичу, у меня нет на него ни злости, ни обид, чтоб он понял, что команда, кулак, это гораздо сильнее, чем один палец.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: