Вверх

Мифические миллионы «Фаины»

Эпопея с пиратским захватом греческого сухогруза «Фаина», на котором находились 17 украинских моряков, за четыре месяца их плена у берегов Сомали обросла в Украине таким количеством информационного мусора, что сейчас, после их освобождения, пришла пора, как минимум, ответить на самый болезненный вопрос – где деньги? 

Со дня захвата и до освобождения судна, деньги были основной темой в информационных сюжетах о «Фаине».   Сначала пираты якобы потребовали в качестве выкупа 30 миллионов долларов, затем появились сообщения о 20 миллионах. Потом, когда в конце октября СМИ уже называли сумму в 8 миллионов, представитель судовладельца и компании «Томекс», нанимавшей моряков на «Фаину», Виктор Муренко заявил, что пираты хотят 20 миллионов и ни разу не меняли этой суммы.
"Только в первый день захвата была цифра в $5 млн. Но эта цифра была только до тех пор, пока пираты не поняли, что никакие суда, стоящие вокруг них, угрозы им не представляют. Единственное, что потом они предложили — это при быстром расчете снизить сумму до 19 миллионов, но ни о каких восьми миллионах речь ни разу не шла», - сказал он газете «Сегодня».
В то же время, за несколько дней до заявления Муренко, мать одного из моряков, Ольга Гиржева, заявила на пресс-конференции, что сумма для выкупа моряков уже собрана. И собрана политиками. "Это В.Ф.Янукович, это Прутник, Колесников, Геллер, Зубик и много других людей, которые действительно могут нам помочь. Переговоры еще ведутся, сумму еще не передали, но все идет к этому ", - цитировали ее СМИ . 
Это заявление прозвучало после того, как родственников моряков не пустили к Президенту Ющенко. «Единственное, что мы поняли, – нам никто не поможет, денег Украина выделять не планирует. Нам сказали: собирайте сами эти 8 миллионов», – рассказали жены моряков «Новому региону» 14 октября.
 
В тот же день   в прессе были опубликованы реквизиты счета на который можно было перечислить деньги с назначением платежа – «помощь морякам судна «Фаина»». Казалось бы – те миллионы, о которых уже заявили родственники моряков, должны были быть перечислены на этот счет, отправлены пиратам и вопрос закрыт. Но…
 
«… Все пытаются заработать себе какие-то дивиденды постоянными заявлениями, что деньги есть. Если есть эти деньги, дайте! Зато эти заявления очень вредят переговорам. В Украине есть сомалийские студенты, которые это все слышат, звонят туда и говорят, все ок, вам сейчас все привезут, мол, братья, приготовьтесь. А потом пираты нам говорят: "У вас же деньги есть, чего вы не везете", - заявил представитель судовладельца Виктор Муренко 22 октября.
 
То есть, спустя неделю после заявления о собранной сумме выкупа и публикации реквизитов счета, на котором эти деньги могли аккумулироваться, человек, ведший переговоры с пиратами фактически заявляет, что никаких денег на самом деле нет.
 
Окончательно запутала ситуацию с «региональными» миллионами Инна Богословская.
 
"Мы действительно собирали деньги. Тогда речь шла о том, что нужен выкуп в размере $8 млн. И мы оказывали поддержку и внесли свою лепту", - подтвердила она «Коммерсанту».  . В чем конкретно заключалась эта «лепта» сказано не было.
 
Между тем, люди, торговавшиеся с пиратами заявляли, что информация о собранном выкупе повредила переговорам.
 
"Если бы не вмешательство политиков и некоторых людей, то это стоило бы ровно вполовину дешевле и произошло бы в два раза быстрее", - заявил уже после освобождения «Фаины» владелец судна Вадим Альперин.
 
"Судовладелец собрал $2 млн, и пираты были готовы на сделку. Но затем из Киева к ним поступила информация о том, что власти Украины могут предложить больше. И пираты, естественно, захотели больше",— рассказал источник "Ъ". "Вмешивались и украинские политические силы. Но я не хотел бы уточнять, о каких именно партиях идет речь",— сказал "Коммерсанту" глава пресс-службы Службы внешней разведки Александр Скрыпник.
 
Руководитель Керченского профсоюза моряков Борис Вейшторт   в интервью «Острову» также отметил, что освобождению моряков помешала политизация   вопроса: «…Просто этот вопрос стал политизированным. Он вышел из рамок переговоров между пиратами и судовладельцем, а больше углубился в политическое русло.    Конечно, эти заявления, что кто-то собрал деньги, это просто пиар-компания, - определенная политическая партия сделала себе пиар… На тот момент, - мое личное мнение, - это помешало переговорам. Потому что пираты, как не крути они мониторили наш интернет. Ну и представьте, судовладелец торговался, допустим, за 2 миллиона, а тут Гиржева заявляет на все телевидение, что у нас есть «вся необходимая сумма». Она ж тогда сумму не озвучила, сказала, что вся необходимая сумма для выкупа есть. На тот момент еще о сумме выкупа не было окончательно известно. А она сказала, что была вся необходимая. То ли 8 то ли 20... И вот представьте пиратов, - зачем вы с нами торгуетесь, когда у вас есть вся необходимая сумма».
 
На самом деле, по информации Б. Вейшторта, деньги о которых говорила мать моряка Гиржева «поступили виртуально. Текст, понятно, что не она писала…Но тогда денег никто не дал».
 
По крайней мере, на счет его профсоюза, на который объявлялся сбор средств в помощь морякам, эти деньги не поступали. По словам Б. Вейшторта, там собрано всего 7200 гривень и денег политиков в этой сумме нет. - «Если бы они там были, когда сразу она сказала, что деньги есть, меня многие спрашивали: правда это? Я говорил, что нет, не правда».
Сама Ольга Гиржева пояснила «Острову» ситуацию с мифическими миллионами Януковича так - участники переговоров отказались от этих денег, как только была озвучена готовность регионалов их выделить.
 
«Как только было сказано, что они будут помогать, сразу все изменилось, и сказали, что не нуждаются, и что судовладелец сам выплатит эти деньги. То есть, этого (перечисления денег – авт.) не было сделано, скорее всего, в них не нуждались.
- То есть, самих денег не было, была только выражена готовность помочь?
- Да. Нам действительно помогал Эдуард Прутник. Не только финансово, но и морально. И помог нам с проживанием в Киеве все это время. Так что его поддержку мы чувствовали постоянно. Именно его.
- А вы встречались еще с кем-то из Партии регионов – Колесниковым, Януковичем?
- Нет, только с Прутником.
- Когда речь шла еще о восьми миллионах, регионалы заявляли, что «внесли свою лепту». В чем это выражалось?
- Я не знаю. Не могу это прокомментировать. С их стороны, то, что мы лично ощущали, - это Прутник помогал и поддерживал. А то, что остальные говорят… - говорить и любить денег не стоит…».
 
Эдуард Прутник не отрицает факта своей помощи родным моряков, но говорить о конкретных цифрах отказался. 
 
Между тем, другой источник в ПР сообщил «Острову», что существовала договоренность о выделении    общей суммы в 2 миллиона долларов между четырьмя депутатами: Колесниковым, Зубиком, Геллером и Прутником (Януковича туда вплели, видимо, чисто из политических соображений). Но судовладелец отказался от этих денег сразу, как только факт возможной помощи регионалов был сделан достоянием общественности.
 
Источники близкие к судовладельцу, в частности, уже упоминаемый выше Виктор Муренко,   как раз в те дни заявил, что «судовладелец на сегодняшний день готов дать на выкуп только около $ 1 млн».   Один плюс два получается три – примерно, та сумма, которую, в конце концов, и выплатили пиратам. Возникает вопрос: лишние три месяца   украинские моряки провели в плену потому что одни политики не хотели отдать славу их освобождения другим? Такая мысль напрашивается после того, как второго марта Виктор Балога заявил, что несколько миллионов долларов (соответственно, не менее двух) на выкуп пиратам дал Виктор Пинчук.
 
"В бюджете нет статьи "деньги на освобождение заложников", поэтому надо было аккумулировать необходимую сумму из внебюджетных источников. Как руководитель секретариата президента и координатор спецоперации я официально обратился за помощью, прежде всего, к тем отечественным бизнесменам, кто хорошо известен своими благотворительными проектами. В итоге львиную долю расходов - а это несколько миллионов долларов - на освобождение украинских моряков профинансировал предприниматель и меценат Виктор Пенчук», - сказал Балога журналистам.
 
Наверняка, регионалы рассчитывали сделать из своего финансового благородства пиар, иначе информация об их щедрости не была бы озвучена на публику до реальной передачи денег. Но тот факт, что, уже имея публичные обязательства регионалов, Секретариат Президента еще три месяца искал такую же сумму, чтоб найти ее именно у Пинчука, говорит о том, что освобождение моряков действительно превратилось в политику, из-за чего, как заявлял В. Альперин, затянулось вдвое.
 
Однако на этом денежные разборки вокруг «Фаины» не закончены.
 
Экипаж, по крайней мере, некоторые его члены, ожидают получить от Родины компенсацию за время, проведенное в плену. Этому ожиданию способствовали и неосторожные высказывания Президента и заместителя главы СНБО Степана Гавриша.   Однако, по крайней мере на данный момент, моряки еще даже не решили все финансовые вопросы с судовладельцем. Родина же наградила некоторых орденами, некоторых – грамотами. Почему такая избирательность и чем она обусловлена – никто никому не объяснял.

 

«Карпачева наградила 6 человек, а остальных она не посчитала нужным. Хотя они все вместе были в плену и одинаково перенесли все нужды. Просто надеемся, что это не останется без внимания Президента и он поступит справедливо», - говорит по этому поводу Ольга Гиржева.
 
Что касается денежного вопроса, то по словам матери моряка: «они должны выплатить ребятам двойную   зарплату, 130 дней больничного и те компенсации, о которых говорило государство, оно должно выплатить. Потому что ребята везли государственный груз. Не свой, а государственный. Ребята потеряли здоровье. Многие из них нуждаются не просто в лечении амбулаторном, а в конкретном оперативном вмешательстве».
 
В то же время руководитель Керченского профсоюза работников торгового и рыболовного флота Борис Вейшторт считает, что у моряков «Фаины» нет оснований рассчитывать на какие-то компенсации непосредственно от государства.
 
«Уже никакой компенсации не будет. Только если в суд подавать, но это долгий процесс. И многие из них не захотят. Да и те, кто захотят… - понимаете, везде писали, что судно украинское. Судно то, на самом деле не украинское (греческое – авт.). Флаг   там один, порт приписки совсем другой. Это далеко не украинский пароход. Просто то, что Альперин связывается с Украиной, и поставлял груз «Укрспецэкспорт» – это одно. А судно далеко не украинское. Так что в принципе, по большому счету, Украина должна была просто вытаскивать своих граждан. Или оказывать помощь. А так получилось, что все повесили на Украину».
 
В случае с «Фаиной» руководитель моряцкого профсоюза указал на несправедливость по отношению к другим украинским морякам, также находящимся или находившимся в пиратском плену, но не попавшим в поле зрения политиков и СМИ.
 
«Вы знаете, за день до возвращения «Фаины», вернулись ребята с «Bosphorus Prodigy» (судно захваченное 16 декабря 2008 года. На борту - 8 украинцев и три турка. Освобождено 3 февраля – «Остров»). Это судно стояло недалеко от «Фаины». На борту 8 украинцев. Вы о нем что-то слышали? А вернулись они ровно за день до «Фаины». Я с ребятами общался, им конечно обидно, что за тех, мол, всё, а за нас ничего. Тем ордена, а нам как говорится…
- Скажите, 22 января было заявление, что родственники моряков намерены подать в суд на Президента и МИД за бездействие в освобождении экипажа. На Ваш взгляд, это еще актуально?
 
- Да нет, это их кто-то там, в Киеве, надоумил. Начнем с того, что это не все родственники. Это Гиржева, еще там…, то есть, та четверка, которая постоянно была в Киеве. Я еще раз говорю, - судно не украинское. То есть, Украина, не нанимала туда экипаж, а нанимал судовладелец. Ответственность несет судовладелец. Да Украина обязана защищать своих граждан. Но опять же, в Конституции не расписаны методы, какими она должна защищать. Может путем переговоров, путем еще чего-то. То есть, это может быть бесполезное судебное дело, которое может растянуться лет на 8-15».
«Такое обращение обязательно будет», - заявлял 22 января на пресс-конференции член правления Украинского Хельсинского союза Владимир Чемерис. По его словам, это дело является юрисдикцией административных судов и если это обращение не даст позитивных результатов, родители будут обращаться в Европейский суд.
Ольга Гиржева в интервью «Острову» заявила, что «вопрос пока не снят».
«Просто есть некоторые обстоятельства. Мы думаем, что если решим кое-какие вопросы, то возможно и отпадет необходимость. Это все зависит от действий государства сейчас. Хотя бы сейчас. Если тогда они не хотели, то хотя бы сейчас. Потому что ребятам не с чем поехать в Феофанию на обследование. Потому что нет денег. Вот реально нет денег».
 
Впрочем, это не единственный момент, в котором родственники моряков «Фаины» расходятся с руководителем моряцкого профсоюза. Главной точкой раздора между ними, снова таки стали деньги. В частности, сумма аккумулированная на счету Керченского профсоюза для помощи пленным морякам.
 
Ольга Гиржева не знает, какая именно сумма там собрана. «Глава Керченского профсоюза постоянно увиливает от ответа на этот вопрос. Я так думаю, что там сумма, ну, скажем так, - нормальная, но почему он не отдает эти деньги ребятам – не понятно. Он старается на эту тему не говорить», - сказала она.
 
Мать еще одного экс-пленника «Фаины» Светлана Мгеладзе также считает поведение Б. Вейшторта относительно этих денег сомнительным.
 
«Мы звонили лично Вейшторту и говорили, что нам эти деньги нужны, потому что нужно было оплатить пресс-конференцию. Он сказал, что попробует перевести, потом – «я не могу перевести»… То бухгалтера нет, то еще кого-то нет, потом он уже звонит, говорит: «Вот ребята приедут, я эти деньги разделю и ребятам отдам». Я говорю, Борис Борисыч, не смешите людей, зачем это надо ребятам, дайте нам, потому что нам нужно пресс-конференцию оплатить. – «Хорошо» и всё, на этом закончилось...», - рассказала она.
 
В интервью «Острову» Борис Вейшторт  сообщил, что на счету профсоюза для помощи морякам «Фаины» собраны 7 тыс. 200 грн. По его словам, их никуда не тратили.
 
- Я думаю, что мы поделим их между всеми и всё. Хотя, если посмотреть по выступлениям той же Гиржевой, когда мы вышли из секретариата СНБО, она заявила, что если эти деньги для выкупа не понадобятся, то пускай они останутся для моряков, которые нуждаются в помощи.
- Сейчас, после освобождения, этот вопрос уже обсуждался с родственниками, самими моряками?
- Он еще до этого обсуждался. Гиржева хотела, чтоб вообще все ей я переслал….
 
Одним словом, эпопея «Фаины» до сих пор не закончилась. Впрочем, в этом есть и свои плюсы. Пиратский плен 17 украинцев обнажил проблему, на которую до этого просто закрывали глаза. Может быть, настойчивость моряков и их родственников заставит и государство и судовладельцев понять, что проблема есть, и что ее дешевле предотвращать, чем решать.
 
Сергей Гармаш, «ОстроВ»


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: