Суббота, 20 октября 2018, 01:171539987437 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Козлы и стрелочники

 «Я помню, как весной 2005-го, прилетев из служебной поездки в Казахстан, едва сев в машину, получил звонок от Мороза. «Знаешь, что вы натворили! Кого вы арестовали?»… Так вот, о деле Колесникова я впервые узнал от Мороза! Добравшись до города, заскочил на пару минут в этот кабинет, отсюда – отчитываться в Верховную Раду. Депутаты, если помните, требовали отчета о произошедшем. Буквально в кулуарах за лацкан пиджака поймал меня Пискун, говорит: «Ты сейчас выступаешь. Помоги, как коллега…». Фактически, я тогда взял на себя политическую защиту дела, деталями которого не располагал. Основные материалы-то в ГПУ находились! Поэтому когда сегодня Колесников кричит о репрессиях Луценко… Извините, ключевые фигуры все у него во фракции сидят, могли бы и между собой разобраться».

Это фрагмент интервью главы МВД Юрия Луценко сайту «Обозреватель» месячной давности.
 
С приблизительно аналогичным заявлением главный милиционер страны, устами своего пресс-секретаря, выступил вчера, посоветовав «регионалам» провести внутрипартийное расследование для выяснения роли члена парламентской фракции Партии регионов Святослава Пискуна в «Деле Колесникова». В 2005 году именно нынешний регионал Пискун был Генеральным прокурором.  
 
Впрочем, этот «перевод стрелок» выглядит глупым. Луценко, конечно, не большой юрист, но не может не знать, что процессуальные решения принимает следователь, а не Генпрокурор. И Пискун с Колесниковым давно во всем разобрались.
 
«- В Верховную Раду Украины вы прошли от Партии регионов - каково вам встречаться в стенах парламента и общаться с соратником по фракции Борисом Колесниковым, который в вашу бытность Генпрокурором сидел за решеткой?

- Вы знаете, мы это с Борисом давно уже обсудили.

- И у него претензий к вам нет?

- По-моему, никаких. Мы спокойно проанализировали ситуацию, выяснили, какие звучали заявления, какова была роль непосредственных исполнителей и заместителя Генпрокурора... Разобрались, короче говоря, в обстановке, и Борис понял, что иначе я поступить не мог. Даже если бы он был моим двоюродным братом, я не имел права сказать: "Выпустите его", потому что санкцию на арест давал суд. Вмешавшись, я бы нарушил закон.

Есть случаи, когда решение принимает не Генеральный прокурор, а то должностное лицо, которое имеет абсолютные процессуальные права в отношении конкретного уголовного дела и данного обвиняемого, и действовать в обход следователя, надзирающего прокурора, заместителя Генерального прокурора - начальника следственного управления я был не вправе». – Так Пискун объяснял ситуацию с Колесниковым в 
интервью Гордону. 
 
И он прав. Колесникову прекрасно известно, что постановление о возбуждении одного уголовного дела против него (по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 189 УК Украины) было подписано заместителем генпрокурора Виктором Шокиным, а другого (по ст. 364 ч. 2 УК Украины)  - следователем Яковом Такташевым. Однако именно Луценко с трибуны парламента обвинял Колесникова в совершении тяжких преступлений, и даже если подтолкнул его к этому Пискун, то отвечать за сказанное должен произносивший...
 
Скандал вокруг торгового центра «Белый Лебедь» многое изменил в жизни Колесникова: с тех пор ему пришлось стать публичным человеком, «одним из лидеров Партии регионов», как привыкли обозначать его журналисты. Кроме того, он стал депутатом.
 
Вместе с Колесниковым искать «политического убежища» в украинском парламенте вынужден был и другой фигурант постмайданных разборок - Ринат Ахметов, а также остальные «белые лебеди» - Сергей Кий и Юрий Чертков... При этом, многое из того, в чем обвинял их Пенчук в «Донецкой мафии», так и осталось необъясненным, - от путей овладения собственностью до сомнительных биографических вех. Кстати, после суда над Пенчуком книга резко стала раритетом… Но это сейчас. А в постреволюционном 2005-м пиар-акция Луценко с арестом Колесникова (а именно так теперь выглядят те события) некоторых заставила выехать «на лечение» за границу, а некоторых заговорить – кого по делу, кого по злому умыслу (сегодня они об этом уже пожалели). Закончилось все большим пшиком - и с арестом, и с делами. Через четыре месяца отсидки Колесников вышел из СИЗО, Святослав Пискун за какие-то заслуги был награжден «регионалами» депутатством и, соответственно, неприкосновенностью, а Ющенко заключил с Януковичем «Меморандум о взаимопонимании между властью и оппозицией»…   Зато Пенчука, тоже явно рассчитывавшего стать народным избранником, «наградили» сроком в восемь лет с конфискацией имущества. Так печально закончилась игра маленького человека в большую политику – не рассчитал сил. И средств. А главное – не тех союзников выбрал, не на тех поставил. Его просто сдали, рассчитывая зслужить этим милость победителей лично для себя. Но каждый сам выбирает себе судьбу…
 
«По отношению к нам и другим бизнесменам были угрозы, запугивания, а потом мы были вынуждены передать Б. Колесникову и его окружению наши акции, – рассказывал в интервью ОРД  Борис Пенчук. – И, если я свои акции переписал на Ахметова, то члены моей семьи переписали их на Колесникова и его окружение: на Ю. Черткова (нардеп), на С. Кия (нардеп), на Ж. Такташева (экс-руководитель ФК «Шахтер») и М. Ляшко (фигурант книги «Донецкая мафия»). Кстати, все вышеназванные в 2005 году сбежали из Украины, и разыскивались милицией. Когда Б. Колесников вымогал у нас наше имущество, я был поражен его наглостью и произволом, и обращался ко многим людям за помощью. Это были и юристы, и адвокаты, и работники СБУ, и политики. Выслушав меня, некоторые говорили о том, что при всей полноте власти в Донецком регионе Колесникова и Ахметова, сделать ничего нельзя. Некоторые – помогали советами и рекомендациями. Другие - говорили о перспективе перемен в стране в лучшую сторону, что можно будет вернуться к этой проблеме тогда, когда мне и моей семье государство сможет гарантировать жизнь. После президентских выборов я обратился в УБОП, где ко мне отнеслись ответственно, с профессиональным подходом…».
 
После досрочных выборов 2007 года пролетевший мимо избирательного списка НУНС Пенчук излагал уже совсем другую версию событий. Он обвинил Юрия Луценко в давлении на него – в устах бывшего директора ТЦ «Белый Лебедь» «наглость и произвол» Колесникова трансформировались в «мелкий гражданский вопрос». И даже такое: «Были претензии, уже тогда, как я не работал на предприятии «Белый Лебедь». Считаю, что был уволен незаконно. Новый директор предприятия рассказал Колесникову такое, что во время следствия оказалось неправдой. Директор был неспециалистом, до того много лет был безработным. Он сообщил Колесникову, что после нас осталось много товаров, которые продать невозможно – так называемый неликвид. С этого начался спор».
 
С тех пор Борис Пенчук оказался как бы меж двух огней. Впрочем, Луценко ограничился только тем, что пригрозил ему статьей за лжесвидетельство. Вчерашнее же заявление пресс-службы МВД – это отписка в стиле сам дурак: создается впечатление, что министру, еще совсем недавно бахвалившемуся чаепитием с Ахметовым, сегодня нечего сказать. Кстати, «Острову» вчера не удалось дозвониться к главе пресс-службы МВД – она либо не отвечала на звонки, либо обрывала связь. Наверное, желающих услышать актуальный комментарий было немало.
 
Колесников же в очередной раз доказал, что Донбасс порожняк не гонит. По своей жесткости приговор Пенчуку выглядит ни чем иным, как местью. Восемь лет за четыре месяца отсидки, да еще и с конфискацией имущества – это надолго закроет рот всем, кому есть что сказать о «темном» прошлом или настоящем «донецких».  
 
Поскольку Колесников уже продемонстрировал, что для него лозунг «Бандитам – тюрьмы», в отличие от проповедников «идеалов Майдана», вполне годен к практическому применению, стоит ли сомневаться, что «продолжение следует...». Как минимум, следователь Генпрокуратуры Такташев. А еще вероятнее - курировавший это дело заместитель генпрокурора Шокин.   Да и Луценко за «оторванные ноги», о которых он кричал с трибуны парламента, наверняка ответит. Как минимум, это станет коньком «регионалов» на ближайшую политическую перспективу. Если не уголовно, то политически Луценко накажут. Месть – это блюдо, которое подают холодным… 
 
Посвященные знают, а непосвященным очевидно, что Пенчук был лишь орудием в чужих руках. Сам Колесников по этому поводу заявлял, что перед арестом некто в Секретариате ультимативно предлагал ему продать акции предприятий Ахметова. Уж он-то точно знает, кто это был. А, как сказал однажды Виктор Федорович (который с «донецкими» одной крови): «Все кто меня когда-то обидел, уже пожалели об этом».
 
В общем, нет сомнений, что все получат по заслугам. И пусть не надеются, что, назначив Пенчука козлом отпущения, другие козлы, «которые мешают нам жить», будут и дальше мирно жевать капусту. 
 
Но главный урок, который, к сожалению, вынесет из этой истории страна, – это то, что «мафия бессмертна», что «слово – серебро, а молчание золото», что «паны дерутся, а у холопов чубы трещат» и что «равенство всех перед законом» уже наступило…   Привет товарисчу Ющенко! И передают его те тысячи людей, которые подобно Колесникову сидят по сфабрикованным делам, но у которых нет средств и возможности отблагодарить депутатством Генпрокурора, обеспокоить своей судьбой Уполномоченную по правам человека, обеспечить присутствие в суде депутатов и юристов, собирать митинги и проводить акции в свою защиту… Может, такими людьми озаботился пострадавший от милицейского произвола Колесников?…
 
Система показала свою гнилость, но никто не проявил желания от нее избавиться. Им, избранным, выгодна система, которую в случае необходимости, и всегда из благородных побуждений, можно поставить в определенную позу и получить удовлетворение исковых требований… иногда, в особо извращенной форме. 
 
Ю. Абибок, С. Гармаш, «Остров»


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: